,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Экономист Андрей Мовчан: Россияне, готовьтесь - кризис пришел надолго
  • 25 октября 2015 |
  • 17:10 |
  • YoGik |
  • Просмотров: 658
  • |
  • Комментарии: 19
  • |
+2
АРХАИЧНАЯ ЭКОНОМИКА
- Андрей, нынешний кризис надолго? Его можно сравнить с тем, что был в 2008 году?
- Кризис 2008 года сильно отличается от нынешнего - предыдущий был в большей степени «импортированным». Были проблемы на мировом рынке, они отразились на нас, крупные экономики их решили. Стало лучше и у нас. То же, что происходит сейчас, - родной российский кризис. Причина – не столько падение цены на нефть, сколько неэффективность нашей экономики, неустранимая без масштабных реформ.
- Но ведь сейчас тоже все связано с ценой на нефть?
- Да, но это следствие. Давайте представим, что мы с вами живем на ферме. У нас есть поля. Мы их обрабатываем. На них растет пшеница. Пшеница продается задорого. Денег у нас много. Живем неплохо. Время от времени поговариваем, что неплохо бы завести магазинчик, начать делать глиняную посуду, упряжь, сапоги тачать. Но все от этих идей отмахиваются: посуду купим, компьютер тоже, магазин пусть будет чужим, зачем нам возиться?! Где-то в городе, может, и богаче живут, но нас это не волнует.
- Теперь цена на пшеницу (то бишь нефть) упала...
- Да. А мы уже забыли, как что-то кроме пшеницы делать. И живность давно уже порезали. Зачем этих кур держать, если мы лучше в ресторане покушаем? И оглоблю для телеги мы сами сделать не можем. Но мы уже в ситуации, когда денег не хватает все купить. Может мы и хотим теперь начать сами все делать, но только разучились, и условий нет, и потом – делать только для себя все равно не выгодно, а на продажу – кто ж у нас купит, если у нас руки не оттуда растут, а все вокруг много лет мастерство оттачивали в конкуренции, делают дешево, качественно и продавать умеют?
- В чем же была ошибка?
- Наша власть оказалась стратегически недальновидной. Она позволила экономике стать архаичной, зависимой от нефти, неспособной развиваться самостоятельно. У нас слишком много госмонополий, у которых высокие тарифы и низкая эффективность. Слишком большие госрасходы и при этом выстроено слишком мало эффективных внешних связей.
- Мы же вроде дружили с Западом очень долго...
- Да, но инвестиции и технологии оттуда к нам не пошли, несмотря на все наши как бы преимущества. Авторитарный Китай привлек огромный объем внешних вложений. Они умудрялись одновременно запрещать фейсбук и получать триллионы долларов от тех же западных инвесторов. А мы вроде как значительно либеральнее и демократичнее, с открытым валютным пространством, а при этом экономика настолько непривлекательна, что инвестиций фактически ноль.
- Почему так произошло?
- Причин две – тотальное недоверие к стране и будущему, вызванное хаотичной сменой законов, отсутствием нормального судопроизводства, пренебрежением правами инвесторов, и – потребительское, а не партнерское отношение государства к бизнесу. Если ты приезжаешь в Китай со своими деньгами, то тебя встречают вопросом: что вам сделать, чтобы вы вложили деньги. Хотите - дадим помещение, освободим от налогов, компьютеры бесплатно поставим? И попробуйте приехать на уровень региональной администрации где-нибудь в России. Будет сидеть чудовищно важное лицо, к которому вы будете пробиваться днями, если не месяцами. И оно спросит: а что вы сделаете для лично меня, чтобы я разрешил вам вести здесь бизнес? Это совершенно разные ситуации.
НЕТ ЗАЩИТЫ - НЕТ ИНВЕСТИЦИЙ
- То есть все дело в коррупции?
- Коррупция - это лишь форма правил игры. Да, она тормозит экономику, но не останавливает ее. Если мы душим коррупцию, но не меняем правила игры, то чиновник либо перестает брать взятки, но и перестает что-либо делать в принципе, либо – берет еще больше, потому что риски у него выросли. Поэтому лучше коррупция и простор предпринимательства, чем отсутствие коррупции и полностью зажатая экономика, где кругом силовики, все контролирующие.
- Но без контроля ведь тоже нельзя...
- У нас ловят на преступлениях губернаторов и глав государственных агентств, падают самолеты, банкротятся один за другим банки, горят ночные клубы и тонут суда. Несмотря на то что контроль вроде бы тотальный. В Америке, где преступность очень высокая, количество полицейских на душу населения сильно меньше, чем у нас, а в Европе их еще меньше. И там не стоят охранники в каждом магазине – потому что не воруют и не хулиганят, или не воруют и не хулиганят потому, что есть другие, не полицейские механизмы. Смотрите: у нас BP создало заправки, где сначала заправляешься, а потом оплачиваешь. И что, они разорились из-за отсутствия контроля? Нет, наоборот, процветают, потому что обороты выше, быстрее заправка, людям удобнее. Экономика работает так: если ты считаешь, что все люди преступники, ты бизнес построить не можешь. А чем больше доверяешь, тем больше люди оправдывают это доверие. Свободная экономика и конкуренция, саморегулируемые организации намного лучше контролируют качество и законы, чем люди в погонах и с глубокими карманами. Не верите – посмотрите на качество экономики и уровень преступности в Европе.
- В чем же основная проблема?
- Для экономики – в чудовищном перекосе в пользу чиновничьего произвола, административно-командной системы и репрессивных методов управления вместо мотивационных. Сегодня наше государство – это большой барин о миллионе голов, который делает что хочет, и ничто ему не указ, и никто ему не судья. Отсюда и пренебрежение к интересам общества, к экономике, и коррупция, и бескорыстный волюнтаризм, что тоже страшно. Например, чиновник просыпается и понимает, что надо снести ларьки по всему городу. И их сразу же сносят. А что делать тем, кто их построил, кто рассчитывал на доход от этого бизнеса?! Или – чиновник сам решает, какой бизнес нужен, и приказывает его организовать, и денег выделяет. Все забыли, что бизнес сам находит спрос, приспосабливается к потребностям. Его нельзя назначить, ему надо создать условия, и заставить конкурировать – тогда он будет выгодным и эффективным.

ЧИНОВНИК ДОЛЖЕН БЫТЬ ЗАШУГАННЫМ
- Как исправить этот перекос?
- Государство должно соблюдать три важнейших заповеди. Первое – его роль состоит в установлении правил игры, а не в участии в игре, и даже не в судействе этой игры (для этого есть независимый институт суда). Второе – государство обязано неукоснительно соблюдать установленные собой же правила, и не иметь никаких особых преимуществ в рамках этих правил. Третье – если государство нарушает правила – оно должно нести за это материальную ответственность перед народом и перед пострадавшими. Практически, надо начать с построения системы защиты предпринимателя и гражданина от власти – сбалансировать систему. Ввести запрет на открытие уголовного производства, остановку бизнеса, арест владельца и менеджеров, пока ты не доказал факт экономического нарушения в хозяйственном, а не уголовном суде, даже в случае подозрения на мошенничество. Судей надо выбирать, а не назначать, как у нас. Нужно широко внедрять практику присяжных в экономических судах, причем присяжными делать людей из среды предпринимателей, менеджеров – тех, кто разбирается в тонкостях хотя бы немного. Такие жюри будет сложно ангажировать. Плюс необходимо коренным образом сместить баланс наказания. У нас за убийство человек может сесть на 5 лет, а за хищение - на 20. Надо принять, что преступления против личности несравнимо опаснее, чем преступления налоговые, имущественные, хозяйственные. Даже хулиганы, избившие человека, должны наказываться серьезнее, чем предприниматель, недоплативший налоги, особенно если вопрос недоплаты неоднозначный. Давайте штрафовать, отбирать имущество, запрещать вести бизнес и занимать должности, но не сажать предпринимателей в тюрьму, если только нет очевидного факта кражи, мошенничества, сознательных нарушений, опасных для жизни, доказанных в хозяйственном суде и потом – в уголовном. Ведь если у меня есть малейшая вероятность быть обвиненным несправедливо или того, что я где-то ошибусь и меня посадят на 20 лет, я лучше поеду в другую страну делать бизнес. В большинстве стран мира бизнес теперь делать легче, чем в России. И еще, очень важно не путать бизнес и его владельцев и менеджеров – даже если преследование хозяина или директора справедливо и необходимо, надо делать все, чтобы сохранить бизнес – он нужен обществу, он платит налоги, дает рабочие места, производит продукт. Категорически нельзя арестовывать счета, останавливать работу, портить репутацию – если, конечно, сам бизнес не преступный по сути.
- С судами понятно, а какие экономические преференции нужны инвесторам?
- Главная преференция – предсказуемость, ответственность государства за свои действия, гарантия возможности защищать свои права. Это привлечет инвестиции – и снизит процентные ставки. Снижение ставок будет лучшим экономическим стимулом. Затем надо спонсировать экспорт – эффективно поддерживать предпринимателей гарантиями, дешевыми деньгами на торговое финансирование экспорта. Россия маловата для развития технологий и товаров только для внутреннего рынка – надо уметь продавать вовне; а экспорту помогают все государства, если мы этого не делаем, то ставим собственных бизнесменов в худшие условия. Инвесторов надо мотивировать снижением налогов на первое время, льготами при приобретении оборудования, гарантиями по кредитам в отраслях, которые мы признали приоритетными. Не госмонополиям деньги давать, а новому бизнесу – госмонополии надо приватизировать, частные предприятия работают намного эффективнее. Конечно, приватизация не должна пройти по образцу 90-х, когда заводы и месторождения отдавали «своим», а «свои» воспринимали их как подаренные кормушки, а не как бизнес. Нужна продажа на широком рынке, нужна конкуренция за активы, нужны независимые собственники, которые не у государства или населения будут тянуть деньги, а зарабатывать. Наконец - самым зашуганным и несчастным человеком в стране должен быть чиновник. Это вообще его нормальное состояние. Он должен бояться бизнесмена, который, если что не так, придет и скажет: «Почему ты мешаешь работать госденьгам, инвестициям избирателей, наконец мне, гражданину моей страны, который приносит ей налоги и товары? Может, ты вообще здесь не нужен? Только сидишь и бумажки перебираешь, пока другие работают...» Пусть он чувствует себя официантом в ресторане, в котором ест наше общество, а не городовым в парке, гоняющим студентов.
МУЛЬТИКИ ВМЕСТО ОРУЖИЯ
- Сейчас мы активно занялись импортозамещением. Это поможет?
- Мы уже видим, что отечественные товары стали дороже, и их не стало больше. Вот вам и все импортозамещение. Нет инвестиций в новые мощности, старые – загружены и очень неэффективны, нет трудовых ресурсов (безработица всего 5%). Плюс ко всему, ставка рефинансирования у нас 11%, а в Европе и США - 0%. Наш товар сразу на 11% годовых дороже. Какие импортозамещение и конкуренция, если у нас по таким ценам продаются деньги?! Это нереально.
- Но ведь нашим производителям теперь помогает девальвация?
- Мы продаем на экспорт только нефть, металлы, немного леса и оружие. При этом весь наш оборонно-промышленный комплекс (зарубежные продажи) приносит примерно столько же, сколько одна корпорация Walt Disney. Чтобы мы научились чему-то новому, нужны инвестиции, время и уверенность. Есть такое понятие, как «кривая обучения». Известный пример, себестоимость 100-го «боинга 747» была в разы ниже, чем первого. Ты должен вкладывать деньги много лет и под низкий процент, чтобы сделать качественный товар, и за этот срок не обанкротиться. И только потом получаешь конкурентоспособную продукцию. А что заставляет предпринимателей это делать? Только конкурентная экономика, низкий процент и понимание, что ты строишь бизнес себе и детям надолго и никто его у тебя не отберет.

- А может, цена на нефть все же поднимется? За два года, оставшихся до исчерпания кубышки, мы такие реформы точно не провернем...
– Если не будет серьезных катаклизмов и потрясений, нефть в ближайшие годы будет стремиться к $55 – 60 за баррель. Что может заставить ее уйти вверх? Например, тотальная война в нефтеносных регионах. Какие факторы будут давить ее вниз? В первую очередь, рост эффективности использования нефти. Сейчас Европа наращивает эффективность очень быстро: еще 10 лет назад из нефти и газа она получала около 78% энергии, сейчас - уже меньше 50%. До поры до времени этот тренд компенсировался активным ростом потребления нефти странами типа Китая. Но теперь в Китае снижается скорость роста, к тому же там готовятся добывать сланцевую нефть, развивают ветроэнергетику, в мире идут разработки супераккумуляторов, продвигаются работы по суперэффективным солнечным батареям. Уже сегодня производство нефти превышает спрос; в разведке новые крупные месторождения с низкой себестоимостью; наконец – потребление будет падать из-за роста эффективности и альтернативных источников энергии. Через 10 – 15 лет мы возможно увидим новую равновесную цену - $30 – 35 за баррель.
- Так мало?
- Американцы ведь вышли на рынок со своей нефтью, которую придерживали столько лет, не только из желания облегчить себе жизнь сегодня. Они поняли: если не продать свою нефть в ближайшие 10 – 20 лет, потом она будет никому не нужна. То же самое движет и Саудовской Аравией, и Ираком, и другими игроками. И для нас это очень тревожный сигнал – помимо цены, есть ведь еще и конкуренция поставщиков. Европа уже снижает покупки у России в пользу Саудовской Аравии.
ТРИ ВОПРОСА НА ЗАСЫПКУ
1. Почему нельзя зафиксировать курс рубля? Например, в той же Саудовской Аравии местная валюта приравнена к доллару...
- Это означает, что саудовский ЦБ готов по этому курсу выкупать любое количество валюты у бизнеса и населения. Саудовская Аравия сделала привязку к доллару не от недостатка, а от избытка доходов, чтобы местная валюта не стала слишком дорогой и не увеличивала сверх меры себестоимость. Но когда ему это станет невыгодно, когда доходов будет не хватать, они курс, конечно, отпустят. Мы тоже могли привязать курс доллара, например, к 40 рублям, в лучшие годы, и получили бы снижение себестоимости. А сейчас мы в совершенно другой ситуации. Допустим, мы, боясь девальвации, установим фиксированный курс. У ЦБ РФ нет ресурсов его поддерживать, то есть обмен по нему реально происходить не будет. Что тогда произойдет? Появится черный валютный рынок. ЦБ будет давать немного долларов импортерам, чтобы те могли сделать закупки, по заниженному курсу. Импортные товары будут покупать по этому курсу перекупщики и везти за границу для перепродажи, получая доллары уже по нормальной цене. Начнется тотальный дефицит. В Венесуэле так и произошло, когда там установили фиксированный курс боливара. Наша экономика сейчас стабильна только благодаря рыночным регуляторам. Если мы уберем их, то экономика умрет. СССР это уже проходил.
2. Почему мы никак не можем победить инфляцию? От нее же и ставки по кредитам высокие...
- У нас есть целый набор огромных компаний - естественных монополий. Они пользуются поддержкой государства, повышают тарифы вместо повышения качества работы. Плюс неэффективное использование средств, причем не только в госструктурах. В банках у нас в пять раз больше сотрудников на один доллар выданных кредитов, чем в США. То есть надо 4 из 5 человек выгнать, чтобы стать такими же эффективными. У казны огромные проекты, которые никогда не окупаются и редко даже приносят пользу. Бюджет постоянно все субсидирует. Так называемые «майские указы» потребовали увеличивать выплаты госслужащим намного быстрее, чем объективно растет экономика, фактически раздавать незаработанные деньги. В итоге количество денег увеличивается. И от этого все дорожает.
3. Что делать со сбережениями в рублях? Как выжить в кризис?
– Я бы покупал доллары. Место самой эффективной экономики мира США в ближайшее время никому не отдадут, а доллар будет пользоваться наибольшим доверием. При этом не надо кусать локти, если купили доллар по 68, а он вдруг упал до 62. Через полгода все вернется, рубль в долгосрочной перспективе пока дорожать не может, особенно с такой инфляцией. А в целом надо понимать, что мы в России вступили в долгий рецессионный период. Поэтому надо учиться экономить и находить дополнительные источники дохода.
ДРУГОЕ МНЕНИЕ
«Если коротко - я считаю, что кризиса нет. Сегодня больно и гражданам, которые страдают от высоких цен, и производителям, которые не находят сбыта для продукции, больно даже банкирам, которые получают невозвратные кредиты. Но дело не в этом. Кризис - это когда происходит обесценение прежней модели развития, вместо нее возникает новая, которая позволяет двигаться вперед. Мое глубокое убеждение, что падать дальше мы не будем. Но пока ощущение, что вставать мы будем довольно медленно».
(Глава Минэкономразвития Алексей УЛЮКАЕВ -
в программе «Познер» на Первом канале.)

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх