,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Отобрать дубину у неандертальца
-3
Есть вещи, казалось бы, банальные... Многие из нас дошли до них уже давно и склонны выдавать снисходительные реплики "ещё один всё понял". Но, в то же время, многие "самоочевидные выводы" нужно ещё и иметь смелость признать и произнести вслух. Комплексы и страхи, которые всем нам внедряли с детства, победить не просто, и иногда подумаешь о чём–то, и иррациональный страх возникает несмотря на все пинки реальности и умение использовать разум. Артикулировать иррациональные страхи — одна из психологических методик избавления от них, манифестация выводов — условие целостности системы взглядов. Моя сегодняшняя тема, как раз, из таких.

"Русская весна", рано или поздно закончится, и, будем надеяться, не "ядерной зимой", но выводы о взаимосвязанности вероятностей будет необходимо не забыть. У меня нет сомнений, что закончится она устранением Путина в той или иной форме и победой стены (мирового сообщества) над недоумком, пытавшимся разбить её лбом, несмотря на то, что стена пока не пытается бить его в ответ — ей достаточно просто стоять на месте. Однако, по завершению трагифарса нам предстоит ответить на вопрос о ядерном разооружении России.

Вся эта затяжная фигня с противостоянием всему миру, Закону и здравому смыслу обуславливалась, в том числе, наличием у страны–агрессора ядерного оружия. Не будь у агрессора этой вундервафли, ему пришлось бы считаться с тем, что воевать со всем цивилизованным сообществом ему не под силу, а мир смог бы на месте оказать ему короткое, незатратное, но, в то же время, эффективное сопротивление (убеждён, что в самом начале конфликта было бы достаточно одного пристойного натовского корабля на рейде Севастополя).

В сложившейся же системе "ядерного сдерживания" получается, что одного отдельного члена ядерного клуба, фактически, невозможно остановить: на него можно лишь влиять многолетним экономическим удушением, да и то — не слишком–то радикальным, пока граждане страны, подвергнутой нападению, гибнут в бесперспективной войне. У любого, у кого есть ядерная дубина, де факто, оказывается неформализованное право творить любой произвол и совершать преступления; у всех других стран, включая других членов клуба, нет механизмов для противодействия этому и даже есть вполне естественный негласный запрет на то, чтобы раздражать такого преступника слишком сильно. Именно это делает возможным отжатие территорий в открытую, тайную интервенцию и неприкрытую поддержку и координацию террористов на государственном уровне.

Таким образом, очевидно, что если всё закончится благополучно и упомянутое будет признано преступлением, то ядерную дубинку агрессора будет со всей очевидностью необходимо признать орудием этого преступления несмотря на то, что она не была применена, в силу того, что угроза её применения создаёт картину преступления и является его неотъемлемой частью. Так же, как угроза применения оружия в уголовном право кардинально меняет состав с грабежа на разбой. Орудие преступления совершенно логичным образом и в соответствии с юридическими нормами подлежит изъятию.

Но нас всю жизнь учили, что "кузькина мать" — это магический оберег от всех страхов и гарант нашей безопасности от других обладателей дубин. Таковое убеждение в той малой части, в которой было оправдано, устарело на 60 с лишним лет, а по большей части — всегда было бредом, вдолбленным нам сверху в интересах удовлетворения его (верха) сверхценных идей.

Тем не менее, когда мы слышим, как кто–то высказывает логичное и обоснованное, в сущности, кэпское утверждение, что по итогам мероприятия ядерную дубину у России необходимо отобрать, что–то внутри нас начинает сопротивляться: мы либо, всё понимая, стараемся об этом не думать, либо поддаёмся застарелому интроекту и начинаем сами же обвинять Капитана Очевидность в русофобии.

Подсознание есть у и самых разумных, но если не разбираться в собственных комплексах, мы рискуем неосознанно руководствоваться данным "государственническим" паттерном:

— А чё это вы у меня ружьё отбираете, у Пети, Коли и Саши–то ружья остаются. Они ж меня, без ружья–то, ограбят.

— Да потому что ты–то уже этим ружьём соседа Тараса по пьяни грабанул, а потом свинарник ему поджёг, а когда пожарные приёхали, ты ружьём тем тряс, орал матерно и тушить не давал.

— И чё? Мне ж без ружья–то по–любому нельзя. Соседи–враги только и ждут, чтобы мой участок поделить.

— Ты это УЖЕ сделал, потому и ружьё сдай. Но если тебе будет от этого будет легче — нафиг не сдался никому твой засраный участок, у всех твоих "врагов" нормальная работа есть.

— Ну как! Я когда у Тараса права мирных жителей свинарника защищал, соседи ж мне водку отказывались продавать, чем вынудили отказаться от своей исторической сферы геополитического интереса. Враги же! Вот тем и подтвердили! А теперь без ружья... Нет, без ружья мне никак невозможно!

Фэйспалм, занавес...

Иными словами, даже если не учитывать тот факт, что в ядерном клубе нет ни одного члена, который вопреки собственным экономическим интересам способен вступить в конфликт со всем миром, а именно в тех странах, которые мы воспринимаем как потенциальную угрозу, существует куда более развитая госудаственность и осознанность на уровне общества, то разговор, всё равно, глупый. Россия уже использовала ядерный потенциал с преступными целями, а орудие преступления должно быть изъято; разговоры о потенциальной угрозе никак не меняют свершившегося реального факта.

Помимо этого, существует фактор прецедента: не только продемонстрировавшего всем членам ядерного клуба, что можно действовать побеспределу, плевав на нормы международного права, но и всем "не членам", что им срочно необходимо отращивать член... ство. В противном случае все они — потенциальные жертвы по накатанной схеме: неэффективность международных договоров этим прецедентом доказана.

С замиранием сердца следят за развитием событий и диктаторские режимы, возглавляемые сумасшедшими представителями всех сверхценных идеологий (от чучхе и "коммунизма" до исламского фундаментализма). Достаточно сделать бомбу, и можно делать всё: даже в случае поражения просто заменим использованного презика, а бомбу оставим.

Единственный способ перечеркнуть этот прецедент, ставящий мир под гарантированную угрозу и, скорее всего, ведущий ко множеству локальных войн, одна из которых, рано или поздно, перерастёт–таки в ядерную, это показательно лишить Россию дубины. Иначе никак... И очевидно, что самой России безопаснее быть безъядерной при безъядерных же КНДР, Иране, Сирии, Палестине, да и, что там, даже цивилизованной, но сильно и заслужено обиженной на неё Грузии.

Но как же те страны, у которых ЯО уже есть? Если допустить ту мизерную вероятность, что кто–то, угрожая ЯО посягнёт на чей–то суверенитет, и это не вызовет той же реакции международного сообщества, то с этим суверенитетом, действительно, было что–то не так. В противном случае, чем всё закончится, такой потенциальный агрессивный член будет знать заранее на примере России. Если же дубину у России не конфисковать, то и риски аналогичного поведения со стороны действующих членов клуба так же повышаются (впрочем, повторю, остаются низкими, поскольку нормальными странами давно правят деньги, а не идеологии).

Может прозвучать ещё один контраргумент: режим совершил преступление и был низвергнут, но собственником ЯО являлся не он, а общество, граждане страны. Нельзя заставлять граждан отвечать за косяки личнопутина. В этом смысле нас (адекватную часть общества) можно представить в виде младшего сынишки в семье того алкоголика из предыдущего сюжета:

— Папу уже посадили. Не отбирайте у нас ружьё. Мы так больше делать не будем, теперь у мамы есть новый муж дядя Лёша, он не пьёт. Да и вообще, ружьё было не папино, а наше — дедушка по наследству передал.

— Но ведь хранением оружия в семье занимался именно ваш папа. Вы же ему как–то это отдали.

— Ну да, он же мамин муж! Это ж святое, она его выбрала. Но теперь–то у неё дядя Лёша. Правда мама уже сейчас говорит, что он импотент, стыдится, что никто ей фингалы под глаз не ставит и соседям морды не бьёт. Говорит, не мужик он, раз так, и тоскует по сильной руке.

— Ага... А как твои братья?

— Ну, старший Ваня говорит, что папа всё неправильно сделал, потому что по пожарным надо было, всё–таки, стрелять, и тогда бы и папу не посадили, и все бы нас уважали. Средний пытался вскрыть сейф, чтобы ружьё гастарбайтерам за бутылку продать. А Ахмед, который нам не родной, но мама его усыновила, хотя он очень не хотел и брыкался, говорит, что ружьё нужно для того, чтобы всех свиней в деревне расстрелять вместе с хозяевами, потому что они "нечистые".

— И ты после этого думаешь, что ружьё нужно оставить?

— Да, оно же наше. И они все имеют право на своё мнение, у нас же теперь в семье демократия.

Итак, во–первых, существует понятие коллективной ответственности, и вина правителя неотделима от вины общества, делегировавшего ему власть. Хорошо, мы слабы и ничего не можем поделать с узурпатором — от этого ничего не меняется, и оставлять дубину в обществе, которое настолько не контролирует собственных правителей, что само это признает, чтобы пытаться на этом основании соскочить с ответственности, всё равно, нельзя.

Так или иначе, хоть Гитлер самоубился, верхушку перевешали, а НСДАП и СС были признаны преступными организациями и ликвидированы, разоружалась и оккупировалась страна Германия, а репарации платило всё общество, включая антифашистов, не говоря уже о соглашателях и пособниках.

Во–вторых, глупо отрицать, что операция "вставание с колен" в том виде, в котором была организована, нашла положительный отклик у значительной части нашего общества, и без этого была бы невозможна. Если же путинизм будет тем или иным образом побеждён, то и без того агрессивные имперские замашки, пусть и спрячутся до поры, но усугубятся реваншизмом. Так было всегда.

Как кайзер Вилли кажется милейшей души человеком рядом с Гитлером, так и Путин покажется младенцем перед той фигурой, которая почти неизбежно появится на горизонте через пару десятилетий после его поражения. И не только всему миру, но и нам жизненно необходимо, чтобы он был как можно слабее. И если ЯО у него в руках будет, то уж из первой серии он всенепременнейше сделает выводы и "обязательно жахнет". Перед этим он, естественно, зачистит общество куда более радикально, чем все путинские бешеные принтеры и басманные суды.

В–третьих, даже в нормальных странах находиться рядом с ядерным говном небезопасно. В специфических условиях страны, где даже асфальт не положить так, чтобы он не пришёл в негодность сразу же или не был стыбрен... Добавим сюда и риски терактов. Ну и, наконец, поддержание ядерного потенциала требует денег. Наших денег.

Таким образом получается, что лишение России ядерной дубины нужно и выгодно всему миру, включая саму Россию. И ничего в этом страшного нет, а совсем наоборот.

На этом моя психотерапевтическая сессия окончена, прошу следовать моему примеру: "Меня зовут %username%, и я боюсь, что у России заберут ядерную дубину"... Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх