,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Кто такой Дэниэл Глейзер и как его оружие наносит ущерб России
-3
Дэниэл Глейзер — воин. Он воевал против Ирана, Северной Кореи, Кубы, Сомали, Судана, Йемена и Зимбабве. Начиная с того февральского дня, он ведет борьбу и против России.

В большинстве из этих стран Глейзер ни разу не был. В ходе своих операций он не использовал ни единого патрона. Оружие Глейзера — деньги.

На протяжении нескольких месяцев Глейзер ходит с заметной щетиной на лице, у него полно дел. С недавнего времени он ведет борьбу и против исламистов в Сирии и Ираке. Через окна своего офиса Глейзер смотрит на мраморный монумент Вашингтона. Когда его вызывает Барак Обама, пройти ему приходится только несколько метров. За семнадцать лет службы Глейзер дослужился до верхних постов в министерстве финансов США. Он работает в отделе финансовой борьбы, где решаются мировые конфликты XXI века и война ведется при помощи средств финансового рынка.

Сегодня многие международные конфликты не решаются больше военным путем — особенно если противник обладает ядерным оружием. Поэтому все более значимым становится новый класс бойцов — финансовых воинов, таких как Глейзер.

Цель его оружия — благосостояние противника. Действие данного оружия основано на том, что благосостояние в глобализированной мировой экономике только увеличивается, если деньги беспрепятственно циркулируют вокруг земного шара — через разветвленную сеть каналов данных, которая окружает весь мир. Без подключения к этой сети предприятия не могут вести торговлю, банки вынуждены приостанавливать свою работу, кредитные карты обесцениваются. Тот, кто контролирует доступ к этой сети, обладает большой властью.

Солнечным сентябрьским утром Глейзер сидит в своем офисе в Вашингтоне и гордо наблюдает за тем ущербом, которое в недавнем времени нанесло его оружие. Рубль на историческом минимуме, рынок акций в России снизился на несколько процентов. «Ничего подобного по масштабу мы еще не делали. Но мы учимся с каждым разом чему-то новому», — сказал он.

Когда Глейзер начинал работать в министерстве финансов, ему было чуть больше 20 лет. Он изучал юриспруденцию и после обучения пошел на госслужбу, в отдел финансовой преступности. Глейзер — патриот, он смотрит на мир глазами полицейского.

Затем произошла террористическая атака на Всемирный торговый центр. Началась охота за террористами. Казалось, значимость отдела Глейзера может упасть. Но однажды Глейзеру и его тогдашнему руководителю Хуану Зарате пришла в голову мысль о ведении финансовых войн. Сегодня в подразделении 730 сотрудников и собственная спецслужба. «Мы разработали оружие будущего», — с гордостью говорит Зарате. Чтобы лучше понять принципы действия этого оружия, нужно отправиться в бельгийский город Ла-Юльп. Небольшая дорога ведет от вокзала в северную часть города, мимо мрачных жилых домов. Проехав около двух километров, мы приближаемся к комплексу зданий, который внешне напоминает футуристическую версию Версальского дворца, а внутри — пункт управления атомной электростанцией. Приглушенный неоновый свет, повсюду мониторы с колоннами цифр. Они являются частью одного из важнейших пунктов связи в сети международных финансовых потоков — штаб-квартиры Сообщества всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций, SWIFT. Когда какой-либо банк хочет перевести деньги в зарубежный банк, он использует для этого разработанную SWIFT электронную систему оповещения.

Данную систему переводов используют 10 500 банков в более чем 200 странах. В одном только 2014 году было отправлено более четырех миллиардов оповещений. Каждый банк-участник получает восьмизначный идентификационный код.

В Ла-Юльпе расположен информационный центр международной финансовой организации. Тот, кто имеет к ней доступ, может узнать, где скрывают свои деньги террористы. А тот, кто может блокировать странам доступ к этой системе, может разрушить экономики целых стран.

Через несколько дней после терактов 11 сентября 2001 года в Ла-Юльп пришло официальное письмо из американского правительства на имя тогдашнего главы SWIFT Ленни Шранк (Lenny Schrank). Американцы просили о встрече. «Я хочу получить ваши данные», — этими словами контактное лицо министерства финансов США начало беседу. В конце октября 2001 данные оказываются у него. Хотя SWIFT не обязано выполнять политические указания, американцы до сегодняшнего дня практически всегда получали все, что хотели.

Самый крупный успех Глейзера пришелся на март 2012 года, когда от системы SWIFT были отрезаны иранские банки. С этого момента торговля с Ираном была практически заморожена, поскольку иностранные компании не могли получить доступ к своим деньгам. Данные шаги нанесли большой ущерб иранской экономике и вынудили Тегеран сесть за стол переговоров.

Поражающая сила его оружия настолько велика, что сделала Глейзера властным человеком. Его бывший руководитель в министерстве финансов называет его «главным гангстером». В 2006 году он парализовал банк в Макао, через который проходило финансирование северокорейское ядерной программы. Когда Глейзер был в Китае, он останавливался в том же отеле, в котором в то же время жил актер Дэниэл Крейг. В один вечер в лобби гостиницы собралась группа журналистов. Когда двери лифта открылись, и из лифта вышел Крейг, никто из журналистов не обернулся — все ждали другого Дэниэла.

В офисе Глейзера висят две большие верительные грамоты, одна из них подписана Джорджем Бушем-младшим, а другая — Бараком Обамой. Большую часть своего времени Глейзер проводит в самолете. Он ездит на встречи по всему миру. Он обещает своим клиентам войну без жертв. Войну без ужасных сюжетов по телевизору. На полке, рядом с его рабочим местом, стоят напоминания об этих поездках — синяя фигурка слона из Индии, кружка из Южной Кореи, значок из Саудовской Аравии. Немцы подарили ему блестящую серебряную карту Германии.

Контактное лицо Глейзера в Германии — Михаэль Финдайзен, вдумчивый седовласый мужчина, которые многие годы занимается вопросами, связанными с расследованием финансирования террористических группировок, отмывания денег и других теневых аспектов международной финансовой системы. Его подразделение называется просто — Отдел VII A 3, его руководитель — Вольфганг Шойбле. Для Глейзера немцы непростые партнеры. Потому что Берлин не хочет просто так верить в чистую войну. Оружие Глейзера тоже может причинить боль гражданскому населению. Оно может даже убить.

Когда США ужесточили санкции против Ирана, в стране начались проблемы с медикаментами. Собирались длинные очереди перед аптеками, появлялись сообщения о больных раком, которых больше нечем было лечить. Некоторые эксперты предупреждали, что санкции могут не ослабить, а, напротив, укрепить режим. Как случилось, например, в Северной Корее. После того как Глейзер парализовал банк в Макао, страна провела первое испытание атомной бомбы. Буш был вынужден отменить санкции. Глейзер был против. Он верит в то, что везде в мире стремление к благосостоянию превыше всего остального. Своими операциями он руководит из сооруженной им «военной комнаты». Путь туда ведет через подземный туннель. Он соединяет министерство финансов с пристройкой. Под потолком проходит гигантский кабель. Он снабжает финансовых солдат всем, что необходимо для операций — данными и аналитическими материалами спецслужб, экономистов, банков и бирж.

В другом конце туннеля за компьютерами сидят молодые мужчины обычного телосложения. Они могли бы работать в страховой компании или в банке. И только рулон туалетной бумаги с изображением Владимира Путина, находящийся под одним из рабочих столов, выдает, что эти люди имеют дело не с деловыми партнерами, а с противниками, которых они могут «отключать» при помощи финансовых инструментов — частные лица, банки, компании или целые сектора экономики. В любое время. В практически любом месте в мире.

Летом 2007 года люди Глейзера появились во Франкфурте. В документах, которые они привезли с собой, находилась информация с контактными данными о ведущих банках страны, среди них руководители Deutsche Bank и Commerzbank. Через несколько дней они вновь уехали. Вскоре после этого практически все кредитные институты Германии приостановили деловые отношения с Ираном.

Правовую основу американцы предоставить не могли, потому что Европа на тот момент еще не ввела санкций против Ирана. Они даже не проинформировали федеральное правительство. Но для этого у них было то, чего хотели все — доллары.

Около 80% международной торговли и 90% всех валютных операций проходят в американской валюте. Если немецкая компания хочет перевести деньги в Мексику, тогда сумма, как правило, сначала переводится из евро в доллары, а затем в мексиканское песо. Доллар — ведущая валюта мировой экономики.

Тот, кто контролирует ведущую валюту, контролирует и второй по значимости связующий пункт в сети финансовых потоков, поскольку каждый электронный платеж в долларах должен проходить на американской территории. То есть если где-то на земле происходит движение долларов, то эти доллары пересекают американскую границу и хотя бы на доли секунды задерживаются на компьютере банка, например, в Нью-Йорке. Там Глейзер может остановить платеж.

Для любого банка, действующего на международной арене, запрет доступа к долларам стал бы смертным приговором. Поэтому люди Глейзера не грозят открыто своим собеседникам. Во Франкфурте достаточно было указания на то, что «в интересах президента Соединенных Штатов» произвести финансовую изоляцию Ирана. Банкиры знали, что нужно было делать.

Тот, кто отказывается, сталкивается с наказанием. Французский банк BNP Paribas вынужден был выплатить США девять миллиардов долларов, также был введен запрет на участие в торговле в долларах сроком на один год, потому что банк продолжает сотрудничать с Ираном. Этот прецедент породил не только страх, но и подозрения, что американцы кроме всего прочего хотят избавиться еще и от европейского конкурента своих банков.

Чтобы не притягивать к себе гнев американских финансовых воинов, банки проводят автоматическую проверку данных счетов через специальные компьютерные программы. Если эти программы находят имена, попавшие в санкционные списки, они бьют тревогу. И все может закрутиться очень быстро:

21-го марта этого года внезапно перестали функционировать кредитные карты клиентов банка «Россия»;

26-го марта российское посольство в Казахстане сообщило, что перевод суммы, предназначенной для страховой компании, в Москву не прошел. Платеж был блокирован банком JP Morgan в Нью-Йорке;

23-го сентября российский олигарх Аркадий Ротенберг прочитал в новостях, что итальянские власти наложили арест на две его виллы на Сардинии. Незадолго до этого Ротенберг попал в санкционный список, в соответствии с которым был наложен запрет на доступ к имуществу.

Глейзер тщательно думал над тем, как он задействует свое оружие против России. Российская экономика должна быть ослаблена, но не разрушена. Прежде всего затронуть нужно было олигархов, в надежде на то, что они отойдут от Путина на некоторую дистанцию. Счета были заблокированы, доступ российских компаний к международному рынку был осложнен, но пока что российские банки еще могут подключаться к системе SWIFT. Последнюю ступень мер Глейзер пока еще не использовал, потому что есть признаки того, что Россия из-за санкций изменит свой курс.

За последние годы снизилась роль США как глобальной державы. Такие люди как Глейзер видят свою задачу в восстановлении американской империи при помощи оружия XXI века. Это приводит, в свою очередь, к активизации сил противников.

14-го июля российский президент Владимир Путин, как и Ангела Меркель, находился на стадионе «Маркана» в Рио-де-Жанейро, где проходил финальный матч чемпионата мира по футболу. Но основная цель поездки Путина в Бразилию находилась в трех часах лета — в Форталезе. На следующий день после проведения матча здесь собрались главы государств России, Китая, Бразилии и Южной Африки, чтобы обсудить важные вопросы. Потому что когда Глейзер задействовал свое оружие против России, он, с точки зрения ведущих стран с переходной экономикой, нарушил главное правило. Впервые целью стал один из них.

С этого момента они работают над тем, чтобы обезвредить американское финансовое оружие. Например, планируется в будущем совершать валютные операции между собой в обход нью-йоркских банков. В прошлом месяце ЦБ Китая заявил о готовности в любое время менять российские рубли на китайский юань. «Мы должны нарушить господство американцев на мировых финансовых рынках», — сказал высокопоставленный российский банкир. Вероятно, началась новая гонка.Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх