,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


РАСПАД: Смыслы «Майдана» – 1
  • 14 февраля 2014 |
  • 11:02 |
  • Koshmarov |
  • Просмотров: 962
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
+9
Циник — это человек, который, учуяв запах цветов, озирается в поисках гроба.


Генри Луис Менкен


Для украинских граждан «Майдан» как для бразильцев Карнавал. В нём нет ни единой для всех цели, ни общего смысла, но зато всем хорошо. И тем, кто участвует в его действе, и тем, кто за ним наблюдает. Даже футбол не приносит украинцам такого удовольствия как «Майдан». Ведь все наперёд знают, что Украина на чемпионате мира по-любому проиграет, а «Майдан» многим даёт надежду на победу. Дети верят в сказки. Поэтому украинские граждане рассматривают действительную реальность сквозь призму мифов и легенд. И «Майдан» – любимая иллюзия «пэрэсичного украйинця», в которой он ощущает себя всемогущим эпическим героем, обречённым на победу и успех.

Как доказала практика, украинцы в принципе необучаемы. Они не умеют учиться не то что на чужом, но даже на своём опыте. Поэтому, после непосредственного столкновения с катастрофическими последствиями «Оранжевого Майдана», они пошли на «Евромайдан». Они ждут чуда и верят в то, что если собраться толпой и дружно кричать «Слава Украине!» – «Героям слава!», то исполнится любое их заветное желание. Поэтому – Maidan forever.

Для простого гражданина Украины «Майдан» это современная карнавальная форма массового квазибунта эпохи постмодерн. Если в традиционных обществах за бунт власть сажала его участников на кол и рубила им головы, то сейчас участие в «Майдане» гарантирует славу, общественное уважение, хороший гонорар от спонсоров, а особо одарённым участникам даже доходные места в органах государственной власти. Такая разница между народным бунтом и «Майданом» объясняется тем, что «Майдан» – фальшивка, публичная, ритуальная имитация бунта.

Вся малороссийская история (включая, и её так называемый «украинский» период), представляет собой непрерывную череду произвола правящих элит и анархических эксцессов народных масс. Баланса между произволом и анархией в «нэзалэжни» периоды никогда не существовало. Поэтому Малороссию, до момента её воссоединения с Великороссией, непрерывно сотрясали кровавые бунты. С началом же последнего украинского эпизода в истории Малой Руси, на смену бунтам предыдущих «нэзалэжных» эпох пришло постановочное шоу в виде т.н. «Майдана», на котором массовка, на фоне революционных декораций, изображает перед телекамерами в экстазе самолюбования народный гнев.

Подчиняясь законам постмодернистского политического жанра, власть не разгоняет оппозиционный «Майдан», его участников не репрессирует, а в ответ организовывает свой «Майдан», на котором массовка, на фоне порядка и организованности, изображает перед телекамерами народную любовь к власти. Какое-то время власть и оппозиция публично меряются размерами «Майданов», а потом кто-то из них идёт на уступки. После чего массовку распускают по домам. Как когда-то написал Шиллер, «мавр сделал своё дело, мавр может уходить».

У каждого украинского «Майдана» есть свой официальный, растиражированный символ веры и своя паства истинно верующих в этот смысл. Однако официальный, непрерывно проговариваемый толпой и СМИ смысл любого украинского «Майдана» – экзотерическая обманка, психологическая ловушка, создающая красивые, притягательные образы, которые затягивают людей на «Майдан».

Действительный же эзотерический смысл любого украинского «Майдана» скрыт от непосвящённых. Он – тайна тех, кто создаёт, организовывает и направляет «Майдан». Только они знают тот смысл, без которого «Майдана» просто бы не было.

Впрочем, подлинный смысл Майдана, как и прикрывающий его официальный смысл для толпы, утопают в массе иных маленьких смыслов, которые приносят на Майдан его рядовые участники (точно так же как ОРЗ, сифилис или педикулёз). Там люди собираются вместе, но при этом каждый из них одинок в своих личных мотивах, которые его туда привели. В этом плане официальный смысл «Майдана» – формальность, а его вожди условны. Поэтому «Майдан» истинно демократичен своим смысловым хаосом, растворившимся в коллективных, всё обессмысливающих эмоциях.

«Майдан», который они потеряли

Что интересно, изначальный «Майдан» (тот который «евроассоциативный») был тихо ликвидирован ещё до т.н. «кровавого разгона». Причём, как ни странно, отнюдь не «злочынною владою». Мало кто обратил внимание на то, что нынешний «Майдан» это лишь партийная подделка «Евромайдана».

Помните, какую картинку вначале показало телевидение? Янукович не подписал Соглашение об ассоциации с ЕС и на Майдане Независимости в знак протеста собрались возмущённые «юнакы». В их юном и мягком мозгу ассоциация с ЕС торжественно наложилась на интеграцию с Евросоюзом, а что самое главное, – безвизовый режим с Европой. И в итоге, из невежества и глупости, из наивных, нереализуемых «хотелок» экзальтированных украинских тинэйджеров, «яки бажають» получить свободный доступ к Евросоюзу родился «Евромайдан».

Во всём этом важно то, что «Евромайдан» изначально был аполитичен и внепартиен. Это постоянно подчёркивалось его участниками. По своей сути он был лишь бессмысленной, эмоциональной реакцией на якобы утерянную Януковичем возможность евроинтеграции. Парадокс ситуации в том, что массовое возбуждение в Киеве возникло по поводу иллюзии, но никак не действительной реальности. Ведь подавляющая часть населения страны до сих пор не знает, что шанса у Украины на евроинтеграцию никогда не было. И не будет. Но на Украине евроинтеграционный фантом целенаправленно подпитывается в своих интересах правящей украинской верхушкой и принадлежащими ей СМИ. На фантоме евроинтеграции до сих пор удачно паразитируют все прикормленные Западом украинские политики, журналисты и разнообразные «активисты». Евроинтеграция, а точнее желание сладкой халявы за счёт ЕС, – вечная «морковка» на палке для украинских ослов, чтобы они тянули «воз» внешней и внутренней политики в нужном для Запада направлении.

Мало кто верил, что после абсолютно провального оппозиционного мероприятия «Украина вставай!» на Майдане кто-то соберётся. И вдруг собрались. Причём без оппозиции.

Ирония судьбы – «Евромайдан» как раз и смог собраться, только потому, что там не было оппозиции с её унылым вождистским трио. Её отсутствие стало главным секретом успеха «Евромайдана». Я эту простую истину озвучиваю давно, но повторю её ещё раз: на данный момент на Украине будет успешным любое оппозиционно-протестное движение, но только в том случае, если в его рядах не будет нынешней политической оппозиции с её партиями и лидерами. Народ уже давно не видит разницы между властью и оппозицией.

Я акцентирую на этом внимание, потому что без этого невозможно понять суть нынешнего «Майдана».

«Евромайдан» получился потому что был не против нынешней власти, а за евроинтеграцию, т.е. за все те радости жизни, которые из неё вытекают в сознании уставших от Украины граждан. При этом получилось так, что «Евромайдан» фактом своего аполитичного и внепартийного существования демонстрировал всей стране, что украинскому обществу нынешняя оппозиция не нужна, что идти за оппозицией общество не хочет, что оно ей не верит точно так же, как и нынешней власти. Самим своим существованием «Евромайдан» нанёс моральный и политический ущерб оппозиции, подорвав её и без того хилый авторитет в глазах общества.

Целый год Кличко, Яценюк и Тягнибок колесили по стране с передвижным партийным «цирком» под лозунгом «Украина вставай!», но все их усилия оказались тщетными. Украина не встала. Грубо говоря, не стоит у Украины на вождей оппозиции, не любит она их и не хочет. Ни каждого в отдельности, не всех коллективно.

И тут вдруг возникает «Евромайдан». Без оппозиции. Без надоевших политических лозунгов. Лишь с одним голым желанием любой ценой получит возможность бегства из Украины в Европу. Это был достаточно сильный мотив. Ведь большая часть Украины уже давно мечтает навсегда бежать из страны. «Евромайдан» озвучил эту заветную мечту миллионов.

И тут же начинается «движняк». Сперва на «Евромайдан» к собравшемуся там «молодняку» подтянулись оппозиционные журналисты. Затем на него начали заходить в качестве гостей вожди оппозиции. Всем было жалко, что просто так пропадает массовка, на фоне которой можно прекрасным образом пиариться.

Но «Евромайдан» слабо воспринимал вождей оппозиции. А когда они по привычке начинали вещать свою унылую пропаганду, собравшаяся там толпа просто затыкала им рты. «Евромайдан» был вне партийных интересов и вне внутриполитических разборок. Его не интересовали амбиции оппозиции, он просто хотел в Европу. Поэтому оппозиции на нём было неуютно и не комфортно. А главное, она не могла его использовать в своих интересах. Это фактически и погубило «Евромайдан».

Сперва в коллективный мозг штаба объединённой оппозиции пришла мысль организовать свой «Майдан». Разогретые на «Евромайдане» массы не должны были митинговать ради своего удовольствия. Бесхозную массовку необходимо было использовать в своих целях, снимая политический гешефт здесь и сейчас. И в скором времени оппозиция завозит на Европейскую площадь своё партийное «ополчение». Оппозиционное трио, воодушевлённое возможностью аншлага, пытается переманить на свой «Майдан» собравшийся народ. Но «Евромайдан» не проявляет интереса к оппозиционному мероприятию.

И тогда в штабе объединённой оппозиции рождается план замены аполитичного «Евромайдана» на партийный, оппозиционный «Майдан».

Подобную рокировку сделать было нетрудно по той простой причине, что верхушка координаторов «Евромайдана» контролировалась теми же силами, которые контролируют и оппозицию. Оппозиционные политические партии, как и «Евромайдан» – элементы одной политической комбинации.

Мне жаль разбивать сердца наивных романтиков, но факты говорят о том, что возникновение «Евромайдана» не было стихийным и представляло собой результат организованного процесса.

По свидетельству моих источников, находившихся на «Евромайдане» с момента его возникновения, для акции в поддержку евроассоциации на Майдан Независимости массовка активистов была заведена четырьмя колоннами.

Первую из них привёл Олег Рыбачук, распределяющий сейчас на Украине деньги Агентства США по международному развитию (USAID) между широкой сетью неправительственных организаций. Его отряд состоял из юных, но весьма матёрых «грантоедов», искренне возлюбивших великие идеалы украинской евроинтеграции в обмен на деньги американских налогоплательщиков.

Вторую колонну на «Евромайдан» завёл павший ранее в номенклатурной борьбе, в прошлом главный евроинтегратор-метросексуал Кабинета Министров Украины Валерий Хорошковский. Скрываясь от «антинародного режима» за границей, опальный олигарх начал готовить свой евроинтеграционный отряд задолго до «Евромайдана», выделив на его формирование, по информации моих источников, около двух миллионов долларов США.

Третью колонну в виде т.н. «активистов» «Общего дела» на «Евромайдан» завёл профессиональный организатор разнообразных «майданов» и акций протеста Александр Данилюк. Последний раз пресса о нём упоминала в связи со срочным отбытием в Лондон на частном самолёте его супруги, неожиданно ставшей гражданкой Великобритании, а чуть позже его нелегальным уходом за границу с целью воссоединения со своей семьёй на земле Туманного Альбиона.

И, наконец, четвёртая колонна «Евромайдана» состояла из пацанвы неонацистских группировок «Правого сектора», прогремевшего впоследствии на всю страну в связи с массовыми беспорядками в Киеве.

Теперь уже не секрет, что «Общее дело» и «Правый сектор» не первый год состоят на финансовом прикорме у США и Великобритании, и во время бурных событий в центре Киева, чуть ли не напрямую управлялись из посольств этих стран. Что, в общем-то, не удивительно. Украинские «революционеры» всегда и во все времена щедро финансировались из-за границы. Хотя в Киеве ходят упорные слухи, что руководители этих структур кроме всего прочего состоят на довольствии у ряда украинских олигархов.

В конечном итоге, эти вышеупомянутые «тусовки», в качестве «гражданского актива», стали организационным ядром «Евромайдана».

Чтобы придать мероприятию солидность и масштабность, организаторы «Евромайдана» договорились с деканами многих киевских ВУЗов о том, чтобы те выпустили студенческий молодняк на «громадську акцию» в поддержку евроассоциации, и улицы Киева мгновенно заполонили весёлые, праздношатающиеся стайки тинэйджеров, постепенно стекающиеся на Майдан Независимости.

В чём была хитрость комбинации? Понимая, что любая акция протеста организованная партийными структурами оппозиции будет провальной, организаторы «Евромайдана» решили использовать для протестной раскачки населения активистов НПО в виде непартийной, аполитичной общественности. И «Громадський актыв» «Евромайдана» стал спусковым механизмом Orange Revolution 2.0.

Когда же процесс пошёл, координаторы «Евромайдана» практически хором на своих совещаниях стали говорить о том, что на этом их «громадська» миссия окончена, и они должны уступить место политикам. Однако по задуму организаторов «революции», переход от общественного «Евромайдана» к партийному «Майдану» должен был придать новый импульс и новое направление протестным акциям. Необходима была провокация. И её успешно организовали.

Продолжение следует.

Андрей Ваджра,

специально для alternatio.org



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх