,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Андреевский спуск бордельный: как это было 150 лет назад
  • 12 октября 2013 |
  • 11:10 |
  • нах... |
  • Просмотров: 806
  • |
  • Комментарии: 7
  • |
+2
Улицы сирен — так называли киевляне в середине ХІХ в. едва ли не треть улиц города на Днепре: Нижний Вал, Эспланадную, Малую Васильковскую (Ш.Руставели), Предславинскую, Ямскую, Козиноболотную (пер. Шевченко), Жандармскую (Саксаганского), Андреевский спуск... Ничем примечательным они не отличались. Удивляла тишина, царившая на этих улицах, когда на других бурлила жизнь. Погрузимся в прошлое лет на 150 и прогуляемся по Киеву дореволюционной поры.

Десять часов утра. Когда весь городской люд уже давно проснулся и хлопочет по хозяйству или от нечего делать нежится на утреннем солнце — на улицах сирен никакой суеты, лишь ребятня, мычание и хрюканье скотины да стук молота в соседней кузнице нарушают тишину. Плотно закрыты ставни, ворота и калитки. Однако не подумайте, что дома безлюдны. В них полно жителей, но они спят мертвым сном. Просыпаются лишь под вечер, чтобы с «головой» погрузиться в сладостный водоворот оргий. Так живут киевские сирены круглый год: воскресенья, двунадесятые праздники и страстная неделя — не исключение.

Шесть часов вечера: ворота, двери, окна — настежь. Сюда вход не запрещен, и разврат безнаказанно поглощает своих жертв. Постучи — и впустят. Назад возврата нет — нет, не для клиентов, а для девушек, попавших по воле злой судьбы в сети сводниц и сутенеров. За дверями ничем не примечательных домов караулит погибель воспитанниц учебных заведений и сельских девушек, обедневших курсисток и романтических дворянок, несознательных купеческих дочек и авантюристок. За этими дверями, над которыми в самый раз бы и написать Дантово «Оставь надежду всяк сюда входящий» — потерянные души, растерзанные тела, разврат и ненависть. Красавицы, умирающие в мучениях от туберкулеза и сифилиса...

Впрочем, посетителям безразлично, ведь праздник в честь бога Вакха продолжается. Комнаты ярко освещены, а возле ворот зажигают красный фонарь — здесь керосина не жалеют. Гам, вакханальные песни до утра. Но только лишь на лаврской колокольне ударят в «благодатный» (второй утренний) звон — молодицы крестятся, вслух проговаривают: «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобой» и выпроваживают гостей. Утомленные клиенты, «досидевшие до Благодатной», разбредаются по домам.

Сейчас трудно сказать, где появился в Киеве первый бордель; очевидно, там, где начали селиться люди. Но доподлинно известно, что на склонах Днепра, в пещерах и землянках, вырытых в глинистых холмах, в оврагах, еще со времен сооружения Печерской крепости, между бастионов, казематов и пушек, жили сирены. Точнее — венеры пещер, подслащивающие, по зову природы и нужды, суровые будни младших (по чину) сыновей Марса. Это — солдатские проститутки. Они, в постоянном страхе перед полицейскими облавами, были вынуждены разменивать свою жизнь за гривенник, с которого стражи порядка брали ежегодный «акциз» в 80 руб. (800 гривенников). А место, где жили венеры, называлось Кресты.

Не удивительно, что тогдашние проститутки не афишировали свое ремесло и внешне ничем не отличались от добропорядочных хозяек. Даже после введения закона о «терпимом» отношении к разврату и обустройства на Крестах легальных обителей наслаждения, солдатские проститутки не спешили переселяться в шумные заведения «нового типа».

В конце 1840-х гг., в связи с расширением Печерской крепости, публичные заведения Крестов перевели на Андреевский спуск. Место для «развратного ремесла» оказалось удачным. Количество обителей наслаждения быстро возрастало. Вслед за «мамашами» и «барышнями» на спуск переместились кабатчики и корчмари. Началась «веселая» эпоха в истории улицы. Как видно из докладной чиновников губернской канцелярии, на Андреевском спуске «размещались публичные женщины в семи домах. Первые два находятся от террасы (Андреевской церкви. — В.О.) так близко и в таком месте, что находиться в них публичным женщинам рядом с храмом непристойно».

Первыми в набат забили священнослужители. В феврале 1857 г. настоятель Андреевской церкви протоиерей Иван Шебанов прислал благочинному печерских и старокиевских церквей рапорт, в котором выказывал беспокойство, что на Андреевском спуске едва ли не все дома заняты развратными женщинами.

По иерархической церковной цепочке рапорт дошел до генерал-губернатора И.Васильчикова. 12 июня киевский гражданский губернатор П.Гессе, во исполнение указаний Васильчикова, приказал старшему полицмейстеру Ф.Ивенсену не позволять селиться публичным женщинам близ Андреевской церкви. Но только 12 января 1860 г. старший полицмейстер смог доложить губернатору, что все заведения разврата, от Андреевской церкви до Подола, закрыты. Так перевернули очередную, «постыдную», страницу в истории древнейшей улицы города.

С Андреевского спуска дома терпимости перебрались в «Латинский квартал» (ул. Эспланадная, Рогнединская, Малая Васильковская, Предславинская), где обычно снимали комнаты студенты, и в Плоскую часть Подола, как тогда говорили — за Канаву. И если в «Латинском квартале» промышляли, главным образом, «ночные феи» и жрицы заведений разврата 1-го разряда, то за Канаву сослали «официальных» представительниц низшего класса. «Они там так заняты, живут так далеко, что на Крещатик, в Шато-де-Флер» (парк развлечений на месте нынешнего стадиона «Динамо». — В.О.) редко имеют возможность приходить», — писал корреспондент «Кіевлянина». Собственно, «топтать» мостовую центральных улиц и посещать «гуляния» в городском саду и Шато-де-Флер, «заканавным» девкам не было надобности.

Местом прогулки для них стала аллея с обеих сторон Канавы (Глыбочицкий ручей, сейчас в коллекторе), а банкеты проходили каждую ночь дома. Там царил разврат большей частью для офицерья, приказчиков и воспитанников мужских гимназий, начиная с 4-го класса. «Заканавные проститутки, — продолжает журналист, — гордость санитарных врачей и полицейских — значительная статья доходов всех контролирующих органов. На Канаве размещалось целое собрание законных притонов на любой пошиб — этакие «гостеприимные ряды» по продаже разврата».

В январе 1878 г. городская дума переехала с Подола в новое здание на Крещатикской площади. За чиновниками потянулись в центр города их неизменные спутницы — жрицы любви, быстро заселившие как площадь, так и ближайшие улочки и переулки.

Существовали бы подольские и центровые обители наслаждения еще долго, но 22 мая 1885 г. в объятиях проститутки в доме терпимости на Эспланадной умер... киевский губернатор С.Гудим-Левкович. Его преемник Л.Томара был человеком старых нравов и известным борцом с проституцией. Не теряя времени, он подал рапорт генерал-губернатору о необходимости закрыть все «непотребные» заведения в центральной части города.

http://cripo.com.ua/?sect_id=9&aid=163796



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх