,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Россия за евроинтеграцию Украины платить не собирается
  • 19 августа 2013 |
  • 18:08 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 1220
  • |
  • Комментарии: 16
  • |
+27
«Украинцы, забудьте о российском рынке, он вам не нужен! Я горячий сторонник соглашения об Ассоциации с Европой, а не вступления в Таможенный союз. Потому что вся выгода от Таможенного союза умозрительная… А соглашение с ЕС — это новые рынки для нашей продукции»
(заместитель председателя Партии регионов Сергей Тигипко, 26.04.2013, Шустер Live).


Последние действия российской таможни — это по сути подготовка России к созданию ЗСТ между Украиной и Евросоюзом.

Предупреждения, из которых не сделали выводов

Что, собственно, происходит на украинско-российской границе, из-за чего остановился товаропоток? Все просто: российская таможня тщательно проверяет документацию на перевозимый товар, прежде всего т.н. сертификат СТ-1, иначе говоря, сертификат происхождения товара. Сертификат происхождения — это документ, подтверждающий, что товар произведен в данной стране. Он входит в пакет документов, необходимый для пересечения границы и последующей законной реализации продукции.

Есть несколько форм сертификатов происхождения, но СТ-1 в свете рассматриваемой ситуации наиболее актуален. Это документ, подтверждающий, что продукция производится в странах СНГ – участницах соглашения (от 15 апреля 1994-го) о зоне свободной торговли (СТ-1 и действует только на территории СНГ). СТ-1 освобождает получателя товара от необходимости уплачивать НДС в таможенном сборе на товар. Т.е. это льготное таможенное оформление товара. При этом если происхождение товара достоверно не установлено, то необходимо уплачивать таможенную пошлину по максимальной ставке (согласно закона РФ «О таможенном тарифе»). Отметим, что данная норма российского закона применяется и по отношению к товарам, ввозимым из стран Таможенного союза.

И в данный момент российская таможня подвергает эти самые СТ-1 (и другие документы) полной проверке – действительно ли товары украинские? Это, естественно, приводит к временным задержкам при прохождении товаров через таможню и, как следствие, к убыткам украинских предпринимателей.

Стоит ли этому удивляться? Нет. Высокопоставленные российские чиновники на протяжении ряда лет многократно делали предупреждения на указанный счет, предельно ясно объясняя, почему так будет происходить.

Так, 15 марта 2011 года на пресс-конференции по итогам Межгосударственного совета ЕврАзЭС и заседания Совета министров Союзного государства, Владимир Путин (на тот момент премьер-министр РФ), подчеркнув, что решение о вхождении/невхождении в ТС есть «суверенное решение украинского государства», отметил: «Мы знаем, что Украина ведет переговоры по созданию с Евросоюзом зоны свободной торговли. Уровень таможенной защиты, который Украина выговорила себе при вступлении в ВТО, более чем в два раза ниже, чем наш единый таможенный тариф. И даже в случае присоединения России к ВТО на тех основаниях, которые мы сейчас для себя определили с партнерами по переговорам ВТО, он почти не изменится — он будет в два раза выше, чем украинский».

Что это значит для украинско-российских торгово-экономических отношений? «Это означает, что если Украина создаст зону свободной торговли вместе с Евросоюзом и вынуждена будет уступить по многим позициям, чувствительным для украинской экономики, то она, разумеется, будет рассчитывать на то, что эти товары пойдут на российский рынок. А мы не сможем этого позволить себе сделать», — заявил Владимир Владимирович.

Поэтому, по его словам, в этой ситуации Россия будет вынуждена начать выстраивать границу. «Мы с коллегами — и с Белоруссией, и с Казахстаном — ясно отдаем себе в этом отчет. Я не верю, что и Казахстан, и Беларусь немедленно поставят перед Россией вопрос о закрытии таможенной границы. Но не надо быть экспертом, чтобы понять, что последствия будут тяжелыми», — сказал российский премьер.

Комментируя два с половиной года назад указанное заявление российского президента, мы писали: «Совершенно очевидно, что в словах Путина нет и намека ни на «давление», ни тем более на «шантаж» Украины. Не зря он подчеркнул, что вступать или не вступать в Таможенный союз — суверенное право Киева. Путин просто назвал вещи своими именами. Прямо и честно, как это и должно быть в отношениях между партнерами. Чтобы потом не стало сюрпризом введение даже не Россией, а Таможенным союзом (ведь российский премьер по сути даже не от имени Москвы высказывался) мер, направленных на защиту таможенного пространства России, Беларуси и Казахстана от последствий создания Украиной зоны свободной торговли с ЕС… Если Украина готова пожертвовать своими торгово-экономическими отношениями со странами Таможенного союза (например, в угоду неким политическим целям — «вхождению в Европу») — это ее суверенное право. Однако и Россия (а равно Беларусь и Казахстан) имеет такое же суверенное право защищать свои экономические интересы» («Россия за евроинтеграцию Украины платить не будет», «2000», №13 (552) 1–7 апреля 2011 г.).

Тогда же мы напоминали, что поднятые Владимиром Путиным проблемные вопросы не новы. И что практически в том же самом виде они поднимались еще в момент, когда шла речь о необходимости синхронизации вступления Украины и России в ВТО, о чем также предупреждали «2000» в далеком уже 2003 году: «...важным моментом, который следует учитывать, являются достаточно болезненные издержки, предполагаемые после вступления в ВТО, и их влияние на состояние украинско-российских экономических отношений. Ряд украинских отраслей не смогут конкурировать с иностранными производителями, которые придут на наши просторы. Причем в первую очередь это предприятия, ориентированные на внутренний рынок (экспортеры потому и являются экспортерами, что конкурентоспособны на мировых рынках). Куда деваться продукции этих предприятий? Само собой разумеющийся вариант — искать другие рынки сбыта. Главный из которых — страны СНГ, а среди них, прежде всего, Россия. Но если Украина и Россия не координируют свои шаги по ВТО и вступают на значительно отличающихся условиях, то естественный шаг Москвы — барьеры (налогообложение, квотирование и т.д.) на пути украинских товаров. И Россия в той или иной форме не раз уже об этом заявляла. При этом барьеры будут устанавливаться на целые группы товаров. Т. е. пострадают не только потенциальные поставщики на российский рынок, но и те, кто работает на нем сейчас. Вполне очевидно, что постановка торговых барьеров делает бессмысленными всякие рассуждения о зоне свободной торговли между нашими странами...» («Кучма прорубал очередное окно в Европу» // «2000», №23(173) 6—12 июня 2003 г.).

Создание зоны свободной торговли Украина—ЕС (составная часть соглашения о политической ассоциации с Евросоюзом, планируемое к подписанию в ноябре с.г.) на фоне формирования Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана делает обозначенные проблемы еще более острыми.

Ныне между Украиной и Россией существует особый режим торговли (именно в рамках этого режима и действуют выше названные СТ-1), при этом границы между нашими государствами практически открыты. Таким образом, вследствие создания ЗСТ с ЕС Европа по сути получит эдакий «черный ход» (в лице Украины) для продвижения своих товаров на российский рынок. Соответственно те защитные меры, которые предпринимают Россия и ее партнеры по Таможенному союзу, окажутся бесполезными. Вполне резонно беспокойство стран ТС по этому поводу. И вполне естественным представляется пересмотр нынешнего режима торговли между Украиной и странами ТС. Не приходится удивляться столь тщательной проверке сертификатов СТ-1 – украинского ли происхождения товары, которые завозятся в Россию?

18 марта 2011-го на форуме лидеров бизнеса стран СНГ первый вице-премьер правительства РФ Игорь Шувалов заявлял, что ЗСТ Украины с Евросоюзом является серьезной угрозой для экономических интересов стран Таможенного союза. «Те условия, которые сейчас обсуждаются между Украиной и ЕС о зоне свободной торговли, могут являться достаточно серьезной угрозой для стран Таможенного союза», — сказал он, уточнив, что существует риск появления на рынке стран ТС тех товаров, против которых он поставил барьеры, через украинский коридор.

23 марта 2011-го представитель Института народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук Александр Широв заявил в ходе видеомоста Киев — Москва, что если Киев создаст Зону свободной торговли с Европой, то Запад сможет использовать эту лазейку для продвижения своих товаров в РФ. «Украина превратится просто в перевалочный пункт. Поэтому Россия будет вынуждена ввести такой же таможенный режим, как, например, с Латвией. Ставки будут другие, все будет жестче», — предупредил он.

5 июня 2011-го глава МИД РФ Сергей Лавров в эфире радиостанции «Эхо Москвы» заявил, что Украине необходимо выровнять свои таможенные тарифы хотя бы до средних по ВТО – если она не хочет получить проблемы с доступом на российский рынок. Он отметил, что Украина снизила свои таможенные тарифы до 4%, хотя в среднем по ВТО они составляют 10%, «и также будет и в Таможенном союзе: в Таможенном союзе в среднем 10% таможенные тарифы». Украина, подчеркнул С. Лавров, «должна понимать, что если вдруг она открывает свои границы для Евросоюза, то Таможенный союз, который руководствуется усредненными нормами ВТО, он будет защищаться». И добавил: «это не угроза, это чистая экономика».

«Я думаю, что даже в интересах Украины сказать членам ВТО: «Ребята, извините, я буду выходить на какую-то гармонизацию с членами Таможенного союза, поэтому, вот, конкретные тарифы, которые еще при Ющенко были, ну, фактически сданы без боя, мы их будем выравнивать. Мы их будем выравнивать не то, что под Таможенный союз 3-х стран, а будем выравнивать под среднеВТОшные показатели», — отметил глава МИД РФ. Украинская власть, как известно, предприняла в конце прошлого года робкую попытку пересмотреть обязательства по тарифам, которые Киев взвалил на свои плечи в ходе присоединения к ВТО, но из Брюсселя «шикнули» — и процесс остановился.

7 июня 2011-го Владимир Путин, выступая перед журналистами после переговоров с украинским премьером Николаем Азаровым, отметил, что никто никого «затаскивать» в Таможенный союз не собирается, но Россия будет защищать интересы своих производителей. «Здесь нет никакой политики, Украина сама должна определиться, выгодно ей это или нет», — заявил Путин.

Он напомнил, что в настоящее время речь идет о вхождении Украины в зону свободной торговли с ЕС. И в этом контексте Владимир Владимирович обрисовал ситуацию, когда европейцы ограничат доступ на свой рынок каким-либо «чувствительным» товарам украинского производства, а Украина, напротив, в соответствии с договоренностями вынуждена будет для европейских товаров свой рынок открыть. «Мы что должны будем делать? Мы должны будем обеспечить защиту внешних границ Таможенного союза от проникновения на наш рынок таких товаров, которым деваться будет некуда», — сказал Путин. Он также подчеркнул, что «о таких вещах нужно говорить заранее» (что, как мы видим, и было сделано – С.Л.). «Мы должны будем защищать своего национального производителя», — подытожил Путин.

В связи с нынешними затруднениями при прохождении российской таможни в крупнейшем украинском горно-металлургическом холдинге «Метинвест» заявили, что имеет место «сплошной досмотр с перевеской всего поступающего металла», кроме того, «начались тотальные проверки подлинности сертификатов происхождения импортируемой из Украины металлопродукции с отправкой их на экспертизу в Москву, которые могут длиться до двух месяцев». Долго. А в это время рыночные ниши могут быть потеряны – например, заняты российскими производителями. Но разве приходится этому удивляться?

15 июля 2011-го в ходе общения с работниками ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат» Владимир Путин отмечал, что «Украина – это, конечно, страна с развитой металлургической промышленностью и, безусловно, это ваш (российских металлургов – С.Л.) конкурент». Политическое руководство Украины, указывал Владимир Владимирович, не имеет планов присоединения к ТС. «Что это означает? Это означает, что три страны — Россия, Белоруссия и Казахстан будут договариваться о том, как защищать свой внутренний рынок от продукции из третьих стран», — подчеркивал он. Ну, а для защиты своего внутреннего рынка в ход идет все, в т.ч. и подобный строгий таможенный контроль, который можно вполне отнести к одной из форм нетарифных ограничений (на эту тему мы писали в материале «Петр Алексеевич, «огромные рынки» Европы в вашем распоряжении!» // «2000», №31-32 (663) 9 – 15 августа 2013 г.).

Или вот 19 марта 2012-го тогдашний президент России Дмитрий Медведев заявил по итогам заседания Межгосударственного совета Евразийского экономического сообщества: «Мы говорили о том, что дает Таможенный союз, о его преимуществах и об определенных сложностях, которые могут возникнуть и уже возникают у государств, которые не являются членами Таможенного союза. Такова жизнь: если ты участвуешь в каком-либо международном образовании, ты получаешь определенный набор привилегий; если ты в этом международном правосубъектном объединении не участвуешь, соответственно у тебя могут быть сложности».

26 апреля 2013-го советник президента России Сергей Глазьев в эфире программы «Шустер Live»: «Мы должны понимать, что мы живем в условиях рынка. А мы не живем в условиях единого социалистического братства. А условия рынка таковы, что там конкурируют хозяйствующие субъекты. Конкурируют за свою прибыль, за свои интересы. Если мы хотим, чтобы Украина получала те преимущества, которые имеют участники единого экономического пространства, — Беларусь и Казахстан, значит нужно быть внутри, а не снаружи. Таможенная граница — это линия баррикад. Если вы с одной стороны баррикад, внутри единого экономического пространства, значит вы получаете все ресурсы и все свое производство такие же, как все остальные. На основе добросовестной прямой конкуренции. Если вы с другой стороны баррикад, то вы естественно получаете все прелести современных рыночных отношений. И никуда от этого не деться».

И т.д. и т.п. Это, безусловно, далеко не полный перечень предупреждений о последствиях внешнеполитического выбора (объективных, подчеркнем, последствиях), которые со стороны России были заранее озвучены украинским партнерам. Так что удивляться происходящему не приходится. Если же в Киеве не слышали или не хотели слышать, никаких выводов для себя из этих предупреждений не сделали — Москва-то тут причем?

К слову сказать, и ситуация с фитосанитарными претензиями к продукции «Рошен» не должна была бы стать «неожиданностью» (трактуемой как «давление Москвы») для Киева. Еще в октябре 2011-го украинский премьер Николай Азаров писал на своей странице в Facebook, что «многое в торговле определяется даже не режимом торговли, а действующими техническими регламентами… например, вопросы качества продукции, санитарные, фитосанитарные нормы и т.д. могут очень серьезно осложнить жизнь наших предпринимателей». «Вот помимо общих правил в торговле должны действовать и общие технические регламенты. Тогда снимается большое количество проблем во взаимной торговле. Именно поэтому я и дал поручение рассмотреть возможность присоединения к тем регламентам, которые действуют в рамках Таможенного союза», — указывал он. Другое дело, что Украина – в рамках своей «безальтернативной евроинтеграции» — подстраивается под систему стандартов и регламентов ЕС, которые существенно разнятся с техническими регламентами Таможенного союза (в ТС куда более широкий перечень товаров, подлежащих сертификации; советский принцип стандартизации и т.д.).

Ныне же Россия наглядно демонстрирует, в каком режиме усиленного контроля будут пересекать украинско-российскую границу товары из Украины после создания последней ЗСТ с Евросоюзом.

О чем еще заранее предупредила Россия

Учитывая, что украинская политическая элита испытывает явные проблемы со слухом, есть смысл напомнить еще о ряде предупреждений, которые вполне по-партнерски сделала Москва, но которые, скорей всего, будут проигнорированы Киевом. Уверен, пройдет время, украинские чиновники и политики опять станут пожимать плечами да разводить руками – «что происходит?!», сопровождая демагогией на тему «давления кремлевского империализма». И тем не менее.

В марте с.г. мы писали о том, что «Россия еще не использовала в полную силу такой интеграционный аргумент, как импортозамещение».

«Именно Россия не просто главный рынок сбыта для Украины, но тот рынок, на который наши производители поставляют высокотехнологичную продукцию, товары с высокой степенью переработки и высокой добавочной стоимостью. Западу не нужны ни украинские самолеты, ни машины, ни станки. России — нужны. Пока. Украинские производства высокотехнологичных товаров в советское время создавались как часть единого народнохозяйственного комплекса. Но Украина далее не хочет быть в одном экономическом пространстве с Россией (равно с Белоруссией и Казахстаном). Что, спрашивается, должно сдерживать Россию (и другие страны ТС) в запуске на полную мощь программ импортозамещения? Ведь, будем откровенны, ничего такого особенного — чего не смогли бы производить самостоятельно Россия и ее партнеры по ТС — Украина не производит. А для государств Таможенного союза создание своих производств, замещающих украинские аналоги, — это оживление экономики, рост ВВП, развитие технологий, дополнительные поступления в бюджет, новые рабочие места. Может, об этом говорил Михаил Зурабов: «Сами? Значит, сами. Только потом без обид»?», — отмечали мы (см. «Потеря российского рынка — это коллапс Украины» // «2000», №10 (645) 8 — 14 марта 2013 г.).

Спустя два месяца наш прогноз начал сбываться – в ТС задумались об ограничении импорта и замещении его продукцией собственного производства. 23 мая президент России Владимир Путин на встрече с предпринимательским сообществом в Воронеже заявил, что Россия, Казахстан и Беларусь обсуждают вопрос ограничения импорта. «Мы сейчас с коллегами по Таможенному союзу — и с белорусами, и с казахами — как раз думаем о том, как принять соответствующие решения в рамках Таможенного союза, но так, чтобы эти решения не противоречили принципам ВТО», — сказал Путин.

Отметим, что и Украина давно предпринимает шаги в данном направлении, в т.ч. пытаясь вытеснить российский импорт с украинского рынка (в Москве, правда, по этому поводу не устраивают истерик в стиле «Киев шантажирует», «Киев давит» и проч.). Скажем, 27 августа 2012-го премьер Азаров в ходе церемонии открытия завода металлоконструкций «Сталтех» в Броварах (Киевская обл.) заявил, что Украина полностью откажется от импорта металлоконструкций из РФ: «Мы уже практически отказались от закупки металлоконструкций в России. Все, что мы закупали на российских заводах — мы сейчас уже можем изготавливать на наших предприятиях». Очевидно, что и в России могут изготавливать на своих предприятиях многое из того, что сегодня импортируют из Украины.

Грядет сокращение (а по некоторым направлениям и полное прекращение) кооперации между Украиной и Россией. Еще в октябре 2011-го на Родосском форуме в Греции ответственный секретарь Комиссии Таможенного союза Сергей Глазьев предупредил, что вхождение Украины в зону свободной торговли с Евросоюзом повлечет ускоренное свертывание украинско-российского научно-технического взаимодействия «в авиастроении, энергетике, машиностроении, ракетно-космического сотрудничества и судостроении». В цифровом выражении, по его словам, это будет означать сокращение украинского экспорта на $2 млрд. в год.

25 апреля с.г. Владимир Путин в прямом эфире российских центральных телеканалов, рассуждая на тему вступления/невступления Украины в ТС отметил, что Украину со странами Таможенного союза «связывает очень разветвленная кооперация», отказ от которой (как одно из последствий западного вектора интеграции Киева) «повлечет за собой невосполнимые потери».

Наконец, «безальтернативный европейский выбор» означает и удар по интересам тех украинцев, которые ежегодно отправляются на заработки в Россию. По данным НБУ, в 2012 году трудовые мигранты отправили своим семьям $6,5 млрд. Больше всего из России — $2,3 млрд. (35% от общего объема). И это только те суммы, которые прошли через платежные системы. А сколько было ввезено наличными?

21 апреля 2012-го Юрий Кожанков, в прошлом директор правового департамента Секретариата Комиссии Таможенного союза и один из разработчиков Таможенного кодекса ТС, более чем откровенно предупредил: «В отношении экономических и социальных прав граждан — защищать будем только граждан наших государств. Мы гуманны только в отношении к своим. В отношении граждан несоюзных государств можете называть это дискриминацией».

4 марта с.г. Владимир Путин во время встречи со своим украинским коллегой Виктором Януковичем прямо сказал, что по мере развития интеграционных связей в рамках Таможенного союза гражданам Украины будет сложнее трудоустраиваться в РФ. «С 2015 года у нас движение рабочей силы будет ограничено из других стран, кроме Таможенного союза. Мы уже об этом публично объявили. Сегодняшний льготный порядок передвижения рабочей силы будет сохранен только для стран Таможенного союза», — заявил Путин.

Но сетовать на «происки Кремля» не приходится – все это объективные последствия интеграционного выбора самой Украины.

"2000"



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх