,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Московской студентке дали 3 года колонии за самооборону
  • 2 августа 2013 |
  • 10:08 |
  • YoGik |
  • Просмотров: 1296
  • |
  • Комментарии: 19
  • |
-14
Победили в суде девчонку, помешавшую Ибрагиму Курбанову заниматься художественной резней ножом по ее телу и телам белых аборигенов в московском метро, следователь Диана Ханифовна Гайнуллина, адвокат потерпевших Равиль Джагфарович Вафин, прокурор Раджабова.

Сама девушка признавалась «Московским новостям», что не ждала оправдания от судьи Алексея Криворучко, который рассматривал ее дело. Этот служитель Фемиды — из «списка Магнитского», к тому же у него не было оправдательных приговоров, поясняла девушка.

Этот демонстративный публичный акт утвердил фактическое лишение права на самооборону низших сословий (людей) перед высшими (путинские янычары, охранители, чиновники и т.д.) — пишут российские блоггеры.

Инцидент в метро, из–за которого посадили российскую студентку, случился в ночь на 26 мая 2012 года: на Александру и её друзей напала пьяная компания (тяжкая степень алкогольного опьянения нападавших зафиксирована экспертизой) в составе Ибрагима Курбанова, Ивана Белоусова и Ивана Ермошкина. Нападавшие избили друзей Александры, при этом Ибрагим Курбанов нанес три ножевых ранения одному из молодых людей. Другой молодой человек из компании Александры вызвал полицию, что подтверждается показаниями дежурного по эскалатору, однако полиция долгое время не приходила на место происшествия.

Драка на платформе была записана камерами видеонаблюдения.

«Из–за колонны выбегает Курбанов, идет с ножом уже в мою сторону, опять же абсолютно пустой вестибюль, нет никого, надеяться вообще не на кого. Пистолет не применяла ранее никогда. Я думала, что будет синяк, ушиб, но не проникающее. Я не думала о том, что пуля попадет в легкое», — рассказывала девушка.

Александре пришлось выстрелить из принадлежащего ей на законных основаниях травматического пистолета, так как пассажиры не вмешивались в конфликт, а подошедший спустя долгое время полицейский бездействовал, в связи с чем был уволен через несколько дней.

Посредством выстрелов Ивану Белоусову был причинен тяжкий вред здоровью. Ибрагиму Курбанову — легкий. Александра практически сразу же приехала к Белоусову в больницу и извинялась, так как несмотря на противоправное поведение нападавших, у Александры не было умысла на нанесение настолько серьезных повреждений.

Следователь Гайнуллина не рассматривала версию о самообороне, несмотря на зафиксированные ножевые ранения, записи с камер видеонаблюдения, тяжелое состояние алкогольного опьянения нападавших, зафиксированное экспертизой и свидетельские показания.

Также ею было отказано в возбуждении уголовного дела на Курбанова, Белоусова и Ермошкина, так как «следователь не усматривает в их действиях состава преступления». Следствие неоднократно запугивало свидетелей Александры, отказывало в допросе свидетелей, которые являлись непосредственными участниками событий, на незаконных основаниях. Жалобы в прокуратуру прошли также впустую.

О своих злоключениях 25 мая прошлого года Александра Лоткова рассказала в интервью «МК».

В тот вечер она встретилась со своими друзьями Аленой, Аней, Димой и Павлом. В метро к ребятам прицепились трое мужчин.

— А потом к нам подлетел Дима, он закричал что–то несвязное: «Там драка, Диму порезали ножом».

— И что ты сделала?

— Я бросилась за колонны на платформу, вижу: у Паши разбит нос, у Димы резаная рана на шее, а между ними стоит высокий парень в шортах (позже, во время следствия, я узнала, что его зовут Ибрагим Курбанов). Он размахивал ножом с черной рукоятью и кричал: сейчас я вас всех убью! Он выглядел неадекватным, взгляд, как у сумасшедшего, а алкоголем от него несло за версту. Тогда я решила достать из сумочки пистолет, чтобы его припугнуть.

— А почему у тебя в сумочке оказалась травматика?

— Когда мне было 17 лет, около дома на меня напали три незнакомых мужика, попытались вырвать сумку, я кричала, звала на помощь — все без толку, один тогда сильно ударил меня по лицу, я упала, а они сбежали… Мне было больно и обидно: ведь я кричала, звала на помощь, на улице были люди, но никто не пришел на помощь. И я тогда решила, что больше это не повторится. Когда мне было 18, я получила разрешение и купила себе «стример». Папа был против, но я его убедила, сказала, что буду носить с собой, только когда поздно возвращаюсь домой. Так что пистолет в тот день был у меня на законных основаниях.

— Что ты сделала после того, как достала пистолет?

— Я сначала закричала, пытаясь привлечь внимание, но все были заняты дракой; тогда я подняла пистолет и выстрелила в сторону туннеля. В этот момент один из друзей Курбанова, Иван Белоусов, бросился на меня, повалил на платформу, стал вырывать пистолет. Я прижала его к груди, закричала, тут подоспел на помощь один из наших, он оттащил от меня Ивана. Я вырвалась, побежала в центр зала. Курбанов погнался за мной. Я обернулась — вижу, он подходит, в руках нож, взгляд злой такой. Я навела на него пистолет. Он даже и не думал останавливаться. Когда уже был рядом, я снова выстрелила. Это подействовало: он развернулся и выбежал в вестибюль.

Драка продолжилась, я увидела, как один из мужчин схватил Диму, а второй продолжил его бить. Я подошла на два метра к ним и выстрелила не целясь, потом выстрелила и еще раз, уже когда прибежал полицейский. Одна из этих пуль, как я позже узнала, и пробила легкое Ивана Белоусова. Но я ни в коем случае не желала наносить увечья, я лишь хотела закончить эту бойню.

В субботу я включила интернет и увидела в ленте новостей сообщение о драке на станции метро «Цветной бульвар». Там писали, что была стрельба, есть пострадавший Иван Белоусов, который находится в Склифе. Вот тут я испугалась, поняла: это я виновата. Немедленно позвонила моему товарищу Алексею, рассказала ему, что случилось, и попросила поехать со мной в больницу к Ивану. По дороге мы купили маленький тортик и отправились к нему просить прощения.

— Как прошла ваша встреча?

— Мне было горько видеть его, он был весь в трубках, с маской на лице. Я поздоровалась, сказала, что это я была на той станции и я стреляла. Он, конечно, был не в восторге от произошедшего, но тоже извинился, сказал, что был сильно пьян и почти ничего не помнит. Извинился за своего друга Ибрагима, говорил: прости, мы немного лишнего перебрали. Расстались почти друзьями. На всякий случай я оставила свой мобильный номер. Правда, несмотря на наш разговор, через несколько часов, как я узнала, он написал на меня заявление.

Следователь Гайнуллина постановила, что три ножевых ранения — это еще не повод начинать обороняться. Что драка, которую не мог разнять даже слонявшийся рядом милиционер (на кадрах видеозаписи четко видно грустного молодого мента, апатично наблюдающего, как опять кого–то режут) — не повод в нее вступаться с последним доводом королей. И что Александра открыла стрельбу не потому, что ее друзей немножко убивали у нее на глазах, а потому, что хотела умышленно нанести тяжкий вред здоровью совершенно незнакомым людям на почве внезапно возникшей неприязни.

И потому ее следует посадить на три года колонии, чтобы продемонстрировать русским людям, что бывает, когда они ведут себя как русские люди, а не как пугливая слизь. К нанесшему три ножевых ранения человеку у следствия никаких претензий нет. Разве могут быть у Дианы Гайнуллиной претензии к Ибрагиму Курбанову? Это либералы все никак не могут определить, кто в России русский, а кто нет. А прокуроры и следователи это знают хорошо.

Какая мораль из этой истории? Государство Российской многонациональной Федерации хочет, чтобы из этой истории ее граждане усвоили, что в случае чего надо садиться в позу эмбриона, закрывать голову руками и надеяться, что пронесет. Иначе посадят.

Прокуроры и следователи говорят:

Будь трусливым ничтожеством. Ходи, опустив глаза. Никогда не помогай друзьям. Никогда не защищай друзей. Чуть что — беги, сломя голову, и не оглядывайся. Прячься. Дрожи. Не смей стоять прямо. Не смей расправлять плечи. Плачь. Умоляй. Надейся, что пронесет. Когда не пронесет — снова плачь и снова умоляй.

Такой урок дает «правоохранительная» «система» Российской Федерации.

Хотя вот в интернете пишут, что на самом деле мораль здесь в том, что без травматического пистолета Александры пьяные уроды точно бы кого–нибудь зарезали, и Саша сделала все правильно, остановив порыв души прекрасного гостя столицы.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх