,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Досталь уже достал своим «Штрафбатом»
+5
Спустя почти 10 лет ВГТРК повторно показала фильм Николая Досталя. Но лучше бы не показывала

Досталь уже достал своим «Штрафбатом»


Известный российский кинорежиссер Николай Досталь «шокирован», оповестило нас «Эхо Москвы». «Шокирован» же он тем вариантом своего самого известного фильма «Штрафбат», который спустя почти десять лет на днях был вновь показан телеканалом «Россия». Мэтр современного российского киноискусства не сдержался и обратился с открытым письмом к гендиректору ВГТРК Олегу Добродееву, в котором обвинил телеканал в «грубой, мелочной и ханжеской цензуре». И, разумеется, незаконной.

Оказывается, из его телесериала (а «Штрафбат», безусловно, самый известная лента в его фильмографии: «Маленький гигант большого секса» 1992 года публика уже изрядно подзабыла) вырезали две постельные сцены и несколько ненормативных реплик персонажей. Этого Досталю было достаточно, чтобы возмущенно заявить: «Всех случаев неуважительного отношения к авторам фильма не перечислить».

Какие же такие страшные купюры произвела новоявленная отечественная «цензура»? Поясняет сам оскорбленный мэтр: «По всему фильму вырезались отдельные слова и словечки… Вырезались грубо, «по живому», даже из песни штрафников-уголовников в финале первой серии, где, казалось бы, из песни слово не выкинешь – выкинули!.. А после этой блатной песни контрапунктом идет Великая песня всего штрафбата «Вставай, страна огромная…». Известно, что на войне речь сплошь перемежалась ненормативной лексикой, но в фильме такие слова звучат изредка, к тому же далеко не самые «крепкие», и из уст уголовников», – поясняет режиссер в письме г-ну Добродееву.

При этом, по словам Досталя, были подвергнуты цензуре не только фонограммы, но и киноряд. «Вылетел кадр в пятой серии – штрафник с женщиной в кровати… В седьмой серии так сильно сокращена сцена изнасилования штрафником русской девушки, что насилие как будто и не случилось, помешали… Но от этого ЧП в штрафбате выстраивается сюжетная драматургия всего дальнейшего повествования, которое теперь выглядит неубедительным», – возмущен Досталь. «В итоге, – резюмирует режиссер, – к радости от того, что россияне вновь увидели «Штрафбат», подмешалось чувство горечи и стыда за такую грубую, мелочную и ханжескую цензуру на Вашем канале».

Ну что тут скажешь? Во-первых, самомнением, конечно, Досталь явно не обделен: радуется, видите ли, что его «шедевр» вновь продемонстрирован по центральному ТВ. И если бы он был показан в своем премьерном (образца 2004 года) виде, то есть без купюр, то счастью Досталя, наверное, не было бы предела.

Во-вторых, если следовать голой правде, то в чем-то Досталь даже и прав: трудно себе представить, чтобы уголовники (персонажи его фильма) разговаривали на войне между собой исключительно на цензурном языке. Но ведь центральное ТВ – это даже не кино, которое показывают в относительно малых кинотеатрах. ТВ – это же настоящее «оружие массового поражения», где каждое донесшееся с экрана матерное слово тут же опускает планку русской речи миллионов зрителей. И режиссер, если он действительно чего-то стоит, в своем стремлении раскрыть правду для миллионов призван все-таки найти такой способ сделать это, чтобы одновременно не популяризировать тот же мат.

Ну а главное заключается все же в том, что сам г-н Досталь очень даже лукавит, когда заявляет о своей приверженности исторической правде. Между тем, справедливо отмечает «Народный политолог», в своем письме руководителю ВГТРК Досталь «забыл» написать о том, что его фильм является откровенным издевательством над историей и ветеранами штрафных подразделений, выразивших свое возмущение творением этого кинодеятеля.

«Прелесть» этой картины в том, отмечает издание, что перед съемками «Штрафбата» Досталь не потрудился прочесть текст приказа № 227, на основании которого и создавались штрафные подразделения.

В приказе было написано: «Сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальонов (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров (летом 1942 года термина «офицеры» в Красной армии не существовало: он появился в начале 1943 года. – Прим. авт.) и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины…»

Кроме того, было приказано: «Сформировать в пределах армии от пяти до десяти (смотря по обстановке) штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой), куда направлять рядовых бойцов и младших командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на трудные участки армии…»

Разница между штрафным батальоном и штрафной ротой определена в приказе предельно точно. Штрафные батальоны были офицерскими подразделениями, это их принципиальное отличие от штрафных рот. Это были совершенно разные формирования, непохожие прежде всего по так называемому «переменному составу»: в штрафбатах «переменный состав» – из наказанных офицеров, в штрафных же ротах – из рядовых и сержантов, а часто и из заключенных из лагерей. Штрафные роты и в самом деле были пушечным мясом, получавшим оружие обычно лишь перед боем. Штрафные же батальоны имели в своем составе пулеметные, противотанковые и минометные взводы, проходили подготовку, об уровне которой многие подразделения и части Красной армии могли лишь мечтать.

Разумеется, продолжает издание, творение Досталя вызвало возмущение у тех, кто не понаслышке знал о штрафниках. Ефим Абелевич Гольбрайх, служивший заместителем командира отдельной армейской штрафной роты 51-й армии в 1944-1945 годах (постоянный состав), так оценил фильм «Штрафбат»: «У этого сериала есть только одно достоинство – прекрасная игра актеров. Все остальное – полный бред… Остановимся на главном. Никогда офицеры, сохранившие по приговору трибунала свои воинские звания, не направлялись в штрафные роты: только в офицерские штрафные батальоны. Никогда уголовники не направлялись для отбытия наказания в офицерские штрафбаты: только в штрафные роты, как и рядовые и сержанты… Никогда политические заключенные не направлялись в штрафные части, хотя многие из них, истинные патриоты, рвались на фронт, защищать Родину. Их уделом оставался лесоповал… Никогда штрафные роты не располагались в населенных пунктах. И вне боевой обстановки они оставались в поле, в траншеях и землянках. Контакт этого непростого контингента с гражданским населением чреват непредсказуемыми последствиями. Никогда, даже после незначительного ранения и независимо от времени нахождения в штрафном подразделении, никто не направлялся в штрафники повторно. Никогда никто из штрафников не обращался к начальству со словом «гражданин»: только «товарищ». И солдатам не тыкали – «штрафник»: все были «товарищи», на штрафные части распространялся устав Красной армии. Никогда командирами штрафных подразделений не назначались штрафники! Это уже не блеф, а безответственное вранье.

Командир штрафного батальона, как правило, подполковник, и командиры его пяти рот – трех стрелковых, пулеметной и минометной, – кадровые офицеры, а не штрафники. Из офицеров-штрафников назначаются только командиры взводов. Благословение штрафников перед боем – чушь собачья, издевательство над правдой и недостойное заигрывание с церковью. В Красной армии этого не было и быть не могло. Я понимаю, что художник или режиссер имеет право на творческую фантазию, но снять сериал о войне, в котором исторической правды нет ни на грош!..»

Герой Советского Союза Владимир Васильевич Карпов сам отбывал наказание в штрафной роте (переменный состав), затем воевал в разведке; там и Золотую Звезду заслужил. Вот что он сказал по поводу «Штрафбата»: «Создатели фильма не ознакомились с документами, определявшими организацию штрафных подразделений в годы войны, и, похоже, не проконсультировались у специалистов. То, что они показывают в этом сериале, в основе своей не соответствует фронтовой действительности. В приказе о создании подобных подразделений сказано, что штрафные батальоны комплектуются только из осужденных и разжалованных офицеров. Командиры назначаются из кадровых офицеров. В фильме же показан штрафной батальон, в котором собраны уголовники, политические, проштрафившиеся рядовые. Такого не было и быть не могло…

Проштрафившиеся рядовые, а также уголовники, политзаключенные, изъявившие желание воевать, направлялись в отдельные штрафные роты. Такие роты в штрафбат не входили, а придавались стрелковым полкам. Я, например, воевал в 45-й отдельной штрафной роте на Калининском фронте. Она была сформирована в ноябре 1942 года в Тавдинлаге из заключенных, которых освободили по добровольному желанию идти на фронт. В лагере я отбывал срок по печально знаменитой 58-й статье – за антисоветскую пропаганду…

Во главе этого придуманного (Досталем. – Прим.) штрафбата, а также командирами рот поставлены уголовники. Опять же, такого просто быть не могло. В соответствии с организационными документами командирами штрафных подразделений назначались только строевые офицеры, причем наиболее опытные и перспективные. Нарушивший этот приказ тут же сам оказался бы в штрафбате. Более того, назначение на штрафную роту или штрафной батальон для офицера считалось удачным, потому что там воинское звание присваивалось на одну ступень выше.

Так что показанный в фильме абсолютно безграмотный в военном отношении генерал-майор непонятно почему сетует на то, что у него не хватает кадров для командных должностей в штрафбате. К тому же штрафбат не мог подчиняться данному генералу, ибо это часть не дивизионного и даже не армейского, а фронтового подчинения. Показанному же генерал-майору, если даже он был командиром дивизии или корпуса (из фильма не понять), штрафной батальон мог быть лишь временно придан…

Есть в фильме и прямое оскорбление в адрес фронтовиков, – продолжает Карпов. – Речь идет об эпизоде, когда раненного в разведке бойца сослуживцы добивают, чтобы не обременять себя при возвращении. Такого категорически не бывало. Я уж не говорю о феномене фронтового братства. Но и чисто по дисциплинарным причинам. Если в разведку ушли пятеро, то столько же должны вернуться. Вытаскивали даже убитых, а раненых – уж тем более…

Нас действительно посылали на самые тяжелые направления
, – подтверждает писатель-фронтовик. – Но у нас не было никаких заградотрядов, как показано в фильме. Думаю, если бы такой заградотряд у нас за спиной появился, мы тут же постреляли бы его к чертовой матери.

Были совсем иные заградотряды – из войск НКВД и пограничников. Но это в тылу, на глубине 60-80 километров от передовой. Они вылавливали шпионов и дезертиров, несли комендантскую службу, стояли на дорогах, останавливали машины, людей, проверяли документы…

Очень понравилась игра актеров, людей явно талантливых и симпатичных. Но из-за слабого сценария и режиссуры на выходе получилось то, что получилось, – дегероизация Красной армии, компрометация самой Победы», – резюмирует Владимир Васильевич Карпов.

Но вот обо всех этих явных искажениях правды, которыми столь щедро сдобрен фильм «Штрафбат», его автор, г-н Досталь, не обмолвился в письме руководству ВГТРК ни словом. Можно, видите ли, безнаказанно врать в главном, но одновременно возмущаться тем, что из его «творения» исчезли две постельные сцены и несколько матерных выражений...

Телеканал «Россия», конечно, правильно сделал, что их вырезал. Но гораздо правильнее было бы, если бы он вовсе не показывал «Штрафбат» повторно, даже несмотря на замечательную игру занятых в фильме актеров.

Справка

Фильмография режиссера Николая Досталя: «Раскол» (2011), «Петя по дороге в Царствие небесное» (2009), «Завещание Ленина» (2007), «Коля – перекати поле» (2005), «Штрафбат» (2004), «Стилет» (2003), «Гражданин начальник» (2001), «Полицейские и воры» (1997), «Мелкий бес» (1995), «Маленький гигант большого секса» (1992), «Облако-рай» (1990), «Я в полном порядке» (1989), «Шура и Просвирняк» (1987), «Человек с аккордеоном» (1985), «Ожидаются похолодание и снег» (1981).

---------------

Как напоминает портал «Грани», 12 апреля Госдума одобрила в первом чтении закон о запрете мата в теле- и радиоэфире, фильмах, книгах, а также на массовых мероприятиях. За принятие документа был подан 441 голос при необходимых 226, два депутат воздержались. Против не выступил никто.

22 мая министр культуры Владимир Мединский поддержал закон о запрете нецензурной лексики в произведениях театрального и киноискусства. "Я поддерживаю закон о запрете нецензурной лексики. Считаю, что ей не место ни на экране, ни на сцене. Книга - другое дело, это диалог писателя с читателем. И то, я бы такие книги запечатывал в целлофан и помечал как-то", - сказал Мединский на пресс-конференции в Москве.


My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх