,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


«Дед шел сдаваться, чтобы не расстреляли всю деревню»
+17
В продолжении темы "Они сражались за Родину!"

«Дед шел сдаваться, чтобы не расстреляли всю деревню»


Самые правдивые, самые трогательные, самые страшные воспоминания о войне для нас не в книгах и не в фильмах. Они в словах наших родных. Корреспонденты собирают воспоминания своих бабушек и дедушек

«Дед шел сдаваться, чтобы не расстреляли всю деревню»

Войников Михаил. Партизанил, попал в плен, выжил и вернулся домой! 1946 год


Это мой дедушка - Войников Михаил Трофимович. Русское окончание «ов» к его фамилии Войник добавили в армии. Наверное, для того, чтобы был более русским…

В 41-м деду было 23 года. В армию он попал еще до начала войны. А в июне, когда немцы наступали, оказался вместе со своим отрядом в окружении под Смоленском. Говорил, что мужчины сначала расселились по хатам, жили обычной жизнью, некоторые «приженились», после войны там остались их дети…

А потом мужики-ополченцы создали партизанский отряд, ушли в леса. Начали воевать, а в деревню приходили только по ночам… Немцы, уже окончательно укрепившиеся на этой территории, стали устраивать облавы. Дед был в лесу, когда через связных передали: «Требуют, чтобы Войников шел сдаваться. Иначе расстреляют всю деревню!» Он пошел. Вышел к полю, увидел выстроенных в шеренгу людей. Плакали дети на руках у женщин, кто-то кричал…. На них смотрели несколько автоматчиков. Дед сдался. Люди остались живы. В эту деревню он приехал уже в 80-х. Его узнавали. Его помнили те, на глазах которых немцы погнали его в плен.

Что чувствовал он, 23-летний мальчик, когда вышел на автоматчиков? Что думал, когда шел в плен? Он же знал, что впереди - или лагерь, или пуля от своих же! Но пошел… Наверное, он просто верил, что все будет хорошо. Оптимист, с широкой улыбкой и ясными глазами… Мне кажется, тогда он был именно таким.

Его повезли в вагоне в сторону Германии. В Беларуси ему и еще нескольким товарищам каким-то чудом удалось убежать. Вместе вышли к партизанам, попали в отряд «Смерть фашизму!» в Смолевичском районе. Дед пережил там несколько блокад. Рассказывал, как закапывался с головою в грязь болота, чтобы спастись. Как слышал шаги немца совсем рядом, как боялся дышать…

В партизанах он и познакомился с моей бабушкой - Наташей Канашонок, 20-летней красавицей. До войны она училась в Минске на учительницу, а когда город стали бомбить, просто вернулась пешком в родные Кальники. В эти самые Кальники и пришел мой дед, чтобы отдать постирать белье. Такая вот история любви…

Во время очередной блокады дедушка снова оказался в плену. Его все же завезли в Германию, там он тяжело работал на стройках. А когда пришли советские войска, то дедом занялось НКВД. Слишком, мол, подозрительная биография: из плена убежал, жив остался… Спасло его письмо бабушки. Она подробно написала, с кем и когда он партизанил, назвала фамилии тех, кто передает ему приветы, рассказала, как все волнуются за него, Мишу-партизана…

В Беларусь дед вернулся в 1946. Его медали лежали в книжном шкафу в красивых красных коробочках.

«Дед шел сдаваться, чтобы не расстреляли всю деревню»

1953 год, деревня Кальники. Самое страшное осталось позади.
На стульях сидят мои бабушка и дедушка, У деда за спиной - брат Петя, у бабушки - сестра Маня.


Дедушка умер, когда мне было шесть. Перед смертью несколько дней был в бреду, не узнавал родных, зато звал тех, с кем партизанил и был в окружении…

Спасибо, дедушка, за то, что ты воевал и выжил, встретил бабушку и купил мне ту юлу с медведиками, которую я так хотела! Надеюсь, там, где ты сейчас, нет войны и тебе спокойно…

Ольга Анципович, редактор сайта kp.by
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх