,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Последняя командировка
  • 27 апреля 2013 |
  • 10:04 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 907
  • |
  • Комментарии: 7
  • |
Последняя командировка

Последняя командировка


Если задаться вопросом, когда и где случилась самая страшная техногенная (то есть не вызванная природными причинами) катастрофа в истории человечества, ответ неизбежно сводится к дате 26 апреля 1986 года, к бывшему селу с провидческим названием Чернобыль близ Киева, выбранному безвестной недрогнувшей рукой для "привязки" проекта мощной атомной электростанции к местности.

Кто-то спросит: "А Хиросима?" Да, атомная бомба единовременно разрушила город и унесла тысячи жизней, но вспомним - уже через 10 лет жилфонд Хиросимы был практически восстановлен! Взрыв же всего одного из четырех реакторов ЧАЭС не только не разрушил ни одного дома в городе атомщиков Припять, но даже не прекратил работу станции как таковой. Но ... в самом центре Европы более тысячи квадратных километров плодородной земли оказались на многие столетия вырванными из жизненного обихода. На многие десятки тысяч идет счет людям, подвергшихся тем или иным радиационным заболеваниям, точное число умерших вследствие аварии на ЧАЭС - увы, неизвестно. Четыре процента (всего 4 процента!) радиоактивных веществ, выброшенных взрывом из многотонной громады реактора в атмосферу и разнесенные ветром, заставили переселяться с насиженных мест около 200 тысяч жителей, проживавших в пострадавших населенных пунктах 14 областей Украины, Белоруссии и России. Радиоактивный след "фонит" и будет фонить долгое время не только под Тулой, но даже в Южной Баварии! Экономический ущерб, нанесенный катастрофой, подсчитать невозможно - можно только оценить, и эти оценки сопоставимы с годовым бюджетом страны...

Плохо и другое. Даже сегодня, спустя столько лет, мы не можем утверждать, что общественному мнению известны все подробности произошедшего в ту злосчастную ночь. Значит, может "рвануть" и в другом месте. Чтобы уменьшить общественный риск, достоянием гласности должны стать все без исключения свидетельства очевидцев - а факты таковы, что вся поступавшая в СМИ информация тщательно дозировалась, вплоть до того, был наложен запрет на подлинные списки людей, не только погибших, но и просто присутствовавших на месте взрыва в ту страшную ночь, но чудом уцелевших. Такие люди есть, они пока еще живы, и даже по прошествию многих лет они могут поведать немало такого, о чем не сообщалось.

В основе изложенного далее - живые свидетельства практически неизвестного миру человека, побывавшего в атомном пекле и потерявшего двоих своих товарищей по работе. Нет, это не "атомщики" и не пожарные, это работники Харьковского турбинного завода - ныне НПО "Турбоатом". О них не писалось в газетах, не сообщалось по телевидению - "турбинщики" в официальную версию просто не вписались...

Нездоровое сердце АЭС

Чтобы объяснить, почему турбинщики оказались именно здесь и именно в этот роковой час, надо дать справку. На ЧАЭС с 1977 по 1983 годы были последовательно запущены четыре ядерных реактора типа РБМК-1000, разработанных НИКИЭТ под научным руководством ИАЭ им.И.В.Курчатова. Но реактор с точки зрения турбинщика - всего лишь производитель пара для паровых турбин. Энергопризводящая часть (турбинное хозяйство) сооружалась в две очереди и вооружалась турбинами двух типов. Первая очередь оснащена 4-мя пятицилиндровыми турбинами типа К-500-65/3000, которые были новым словом в атомном турбостроении СССР 70-80-х годов. Их проектирование и успешная эксплуатация были отмечены Государственной премией Украины за 1979 год. Среди отмеченных были, кстати, и те, кто руководил ЧАЭС как в первые годы её эксплуатации, так и во время аварии.

Следующую очередь ЧАЭС оснащали турбинами модифицированной серии К-500-65/3000-2. На этих турбинах попытались несколько съэкономить на металлоемкости, не теряя в производимой мощности. По сравнению с турбинами первой серии, как стало известно уже в первые годы их эксплуатации, они отличались повышенной чувствительностью к режимно-эксплуатационным факторам и более высоким уровнем вибрации опор подшипников. Именно поэтому стали необходимыми приезды специалистов-турбинщиков для осуществления работ по балансировке и виброналадке. А поскольку отбалансированная турбина через некоторое время вновь ухудшала свои показатели по вибрации, вызов специалистов повторялся. Командировки персонала из Харькова в Припять стали привычными.Именно такие турбины стояли на Четвертом блоке

В конце 1985 года была приобретена и начала осваиваться передвижная вибролаборатория швейцарской фирмы "Виброметр", смонтированная на шасси автомобиля "Мерседес-Бенц". Прекрасно оснащенная аппаратурой, она заезжала прямо в турбинный зал и проводила в автоматическом режиме комплексные измерения виброхарактеристик роторов и подшипников. Это позволяло оперативно решать многие вибрационные проблемы для разных типов турбин, причем не только в Чернобыле. Лаборатория буквально "кочует", ее персонал набирался опыта... И вот 17 апреля 1986 года главный инженер ЧАЭС Н.М.Фомин присылает в Харьков очередной вызов следующего содержания : "С 26 апреля энергоблок N 4 ЧАЭС выводится на плановый средний ремонт. Вибросостояние турбоустановок N 7 и N 8 неудовлетворительное. Установить и устранить причины не удалось. Прошу до остановки выполнить исследования вибросостояния турбоустановок с помощью аппаратуры вибролаборатории и дать рекомендации. Использование лаборатории на турбоустановке N 5 дало хорошие результаты."

Вот так в прекрасную весеннюю пору, когда вовсю цвели вишни, передвижная лаборатория отправилась в очередную командировку - но как оказалось, в последнюю. На двухместной машине поехали В.И.Савенков и В.Д.Стрелков, на поезде - А.Ф.Кабанов и Г.И.Попов. По приезду харьковчане тут же занялись исследованиями на турбоагрегате N 8. Со временем (день, ночь) не считались - надо было успеть провести измерениями и до остановки ротора, и сразу после остановки. Надо было доподлинно разобраться в "капризном" характере этой строптивой турбины...

Взрыв

В ночь с 25 на 26 апреля водитель вибролаборатории Стрелков находился в гостинице города Припять, а инженеры Кабанов, Попов и Савенков - непосредственно в машинном зале турбинного цеха (рядом с реакторным залом) со своей вибролабораторией, осуществляя плановые измерения на турбине пока еще мирно функционирующего четвертого блока. Позже, когда все сохранившиеся записи измерений были изъяты (этим занимались сотрудники КГБ), ход исследований пришлось восстанавливать по крупицам.

Четвертый реактор, работавший на 7-й и 8-й турбоагрегаты, начали выводить из режима с часу ночи 25 апреля. Предусматривалась плановая остановка на предупредительный ремонт по графику Минэнерго. Сначала остановился турбоагрегат N 7. Неприятностей не было. А при остановке турбоагрегата N 8 на "выбеге", то есть при снижении частоты вращения турбовала, параллельно с виброизмерениями проводился отдельный эксперимент энергетиков, связанный с проверкой использования кинетической энергии ротора для поддержки собственных нужд блока при его обесточивании.

И вот здесь-то оказался серьезно нарушен регламент эксплуатации атомного реактора. На время эксперимента потребовалось отключить систему аварийного охлаждения реактора (САОР), что и сделали в 14-00. Без САОР реактор надо немедленно останавливать, но диспетчер "Киевэнерго" не дал разрешения на заглушку реактора, так как энергоснабжение собственных нужд уже шло в режиме "выбега" 8-го турбогенератора. Лишь в 23-10 дана команда на остановку реактора (работавшего без САОР). И вот здесь, возможно, сработал "в минус" человеческий фактор - оператор на пульте сбросил мощность почти до нуля, хотя для режима испытаний требовался медленный режим сброса. Персонал начал подъем мощности, к часу ночи достигшей около 6 % от номинала. Из-за отключения автоматики защиты по остановке реактора появились признаки положительной реактивности, когда реактор может начать "саморазгон". И вот - роковой момент, 1 час 23 минуты 49 секунд!. То ли операторы просто не успели прочувствовать и уловить единственный и неповторимый миг рокового пересечения запретной черты, то ли техника отказалась подчиняться "нарушителям регламента", но даже включение аварийной защиты, когда все 211 стержня-поглотителя должны войти в активную зону и погасить реакцию деления, не спасло. Большинство стержней осталось на месте! Пошла неуправляемая цепная реакция деления изотопа урана в тепловыделяющих сборках. Тепловая энергия в доли секунды превысила расчетные пределы, и сложная "начинка" реактора начала стремительно разогреваться, плавясь и выделяя взрывоопасный водород и другие газы. Давление пара в трубах скакнуло далеко за пределы прочности конструкции, и последовательно грянули два взрыва. Видимо, сначала взорвался паровой контур, что неизбежно повлекло за собой водородный взрыв. Но в воздух взлетели не только пароводяные трубы (вернее - то, что от них осталось), и осколки биологической защиты (бетона). Самое ужасное - разрушилась активная зона реактора. А это - гигантский цилиндр диаметром 12 метров и высотой 7 метров, графит вперемешку с обогащенной двуокисью урана. На волю вырвалась адская смесь делящихся, испускающих невидимое зло радиоактивных элементов - количественно неизмеримо больше, чем это было при взрыве бомбы в Хиросиме.

В эти мгновения не только несчастные жертвы взрыва и чудом уцелевшие очевидцы - человечество как бы заглянуло в пропасть без дна...

Как здесь не вспомнить статью академика А.П.Александрова "Энергия века", опубликованную в ряде научно-популярных изданий конца 70-х! Президент Академии наук СССР и одновременно мощнейший "куратор" создания реакторов типа РБМК утверждал: "Только серьезные разрушения первого контура представляют собой действительную опасность. Однако такая авария столь же вероятна, как и, например, падение крупного метеорита в данную точку земной поверхности. Плюс к этому системы безопасности, резко снижающие возможные последствия даже такой крупной аварии". Борьбу западных экологов против АЭС и попытки специалистов защитить среду от возможных аварий на реакторе стальными колпаками Александров считал "конъюктурщиной", инициированной нефтяными монополиями, как противниками АЭС. Он неоднократно утверждал: "Взрыв атомного реактора в принципе абсолютно невозможен"...

Под обломками

Ошибся академик. Тогда ему не перечили, хотя робкие советские экологи робко же возражали - а как же реально падающие на территорию страны метеориты, в том числе большие? Метеорит не понадобился...

Харьковчане находились в вибролаборатории на нулевой высотной отметке машинного зала первого контура. Это было удобно для работы, хотя по инструкции надо было размещать лабораторию вне зала, соединяясь с турбоагрегатом кабелями. Но для этого нужно было проделать кабельный канал в стене, так что проще было заехать прямо в машзал. Как оказалось, это погубило не только людей, но и лабораторию.

Взрывная волна накрыла помещение машзала, проломив кровлю и усыпав все вокруг обломками. Лопнул маслопровод 7-й турбины, лилось масло вперемешку с горячей водой, источали смертельную радиацию залетевшие сюда куски реакторного графита и ядерного топлива. Языки пламени, черный дым, пепел, через провал в крыше машзала опускались черные струи радиоактивной графитовой пыли...

Уже позже определили, что радиационное поле на нулевой отметке машзала составляло от 500 (уровень смертельной дозы) до 15 000 рентген в час. Тем не менее эксплуатационный персонал турбинного цеха во главе с Р.Давлетбаевывм предпринимал героические усилия для того, чтобы не разорвались маслобак турбины и кислород в генераторе - пожар мог охватить все пространство машзала. Эти люди совершили подвиг ничуть не меньший, чем герои-пожарники. Во всяком случае, участь их столь же печальна, хотя обошлось без наград - весь персонал оказался виноватым, какие там награды...

А что турбинщики? Дозиметров у них не было. Они смутно догадывались, что каждая секунда пребывания в этом аду смертельно опасна, но по примеру эксплуатационников пытались хоть что-то сделать для спасения своего оборудования - вибролаборатории, попавшей в завал. Никто так и не сказал этим, в сущности, посторонним в зале людям, что им нужно немедленно уйти. В общем хаосе каждый действовал в меру своего понимания, хотя разум отказывался понимать происходящий ужас...

Первым почувствовал симптомы лучевого удара Савенков - его начало тошнить. Кабанов и Попов повели его на выход. Тут уже собирали людей для отправки санитарными машинами, но, как выяснилось позже, место сбора и посадки было выбрано крайне неудачно - сюда попал радиоактивный выброс, и полученная каждым ранее доза добавлялась еще за долгие минуты ожидания...

Лучевая болезнь

В медсанчасти Припяти харьковчане пробыли всего сутки, и уже на следующий день их самолетом доставили в Москву, в 6-ю клиническую больницу - ту самую, ставшую в одночасье известной всему миру. Здесь и прозвучал трагический для всех привезенных чернобыльцев диагноз - острая лучевая болезнь самой тяжелой первой степени - у Савенкова и Попова, третьей степени - у Кабанова. Началась последняя схватка за их жизни.

Был применен весь арсенал, находившийся в распоряжении медиков, которыми руководила ставшая сразу всем известной профессор А.К.Гуськова. После пересадки костного мозга за ходом лечения наблюдал срочно приехавший из США доктор Роберт Гейл, но которого возлагалась последняя надежда. Увы, и Гейл - не бог, а всевышний распорядился иначе... Владимир Иванович Савенков умер 21 мая. По требованию родителей он был похоронен на родине, в Харькове, куда привезли тяжеленный свинцовый гроб. Георгий Илларионович Попов умер 13 июня и был похоронен рядом с другими жертвами Чернобыля на Митинском кладбище в Москве, под памятником из черного гранита. На эти похороны приехала большая группа заводчан, и на траурном митинге генеральный конструктор сказал, что вибролаборатории после дезактивации будет присвоено имя молодых ребят, ушедших из жизни во имя ее спасения. Увы, восстановить вибролабораторию не удалось - после ее извлечения из-под обломков в 1987 году харьковчан известили, что из-за невозможности надежной дезактивации она подлежит захоронению...

В известной "Чернобыльской тетради" Григория Медведева есть несколько слов о Митинском кладбище и про Попова: "...здесь же похоронен виброналадчик харьковчанин Г.И.Попов, который оказался в машзале совершенно случайно, но помещение не покинул и всем, чем мог, помогал гасить пожар, хотя мог уйти и остаться в живых".

Нет, не случайно были турбинщики в зале. Да, могли уйти. Но не ушли. Пытались спасти вибролабораторию. Но об этом подвиге нигде не написано ни строчки. Некрологи в Харькове запретили публиковать, так как в свидетельствах о смерти было указано -"острая лучевая болезнь", и даже объявленная Горбачевым "гласность" не могла пробить стену привычного умолчания. Ведь было объявлено, что "число погибших в аварии на ЧАЭС - 28 человек"...

Первым принес заводчанам печальные вести вернувшийся еще в апреле водитель Стрелков, который обошелся без лечения в Москве, но и у него обнаружились признаки облучения, следствием чего стала 3-я группа инвалидности. А Кабанов пролечился в Москве по полной программе, выжил, вернулся в Харьков на родной завод, где вскоре ему оформили вторую группу инвалидности. Именно Александр Федорович и рассказал годы спустя многие подробности своей последней командировки - (в частности, они опубликованы в заводской многотиражке "Кировец").

А что государство? Украина, как и Россия, законодательно установила для пострадавших в Припяти (или вообще вследствие Чернобыльской катастрофы) кое-какие льготы, но для подпадающих под законоположения граждан обеих стран реальное получение льгот - это отдельная печальная история, или, как говорят на Украине, "великая морока".

Но это уже мелочи по сравнению с тем неоспоримым фактом, что этим двоим несказано повезло - они вырвались из рукотворного ада.

Протвино - Харьков - Протвино.

Геннадий Дерновой

Последняя командировка


Сегодня годовщина Чернобыльской трагедии.
Мне кажется, что Кабанов жив до сих пор.
Он единственный, из командированных с завода, кто выжил в том аду.

Президент Украины Виктор Ющенко подписал Указ № 1051/2009 "О награждении государственными наградами Украины по случаю Дня чествования участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС". Среди награжденных есть и харьковчане.
Как сказано в Указе главы государства, за мужество и самоотверженность, проявленные во время ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы, активную общественную деятельность, высокое профессиональное мастерство орденом "За мужество" III степени награждены:
председатель Харьковской ветеранской общественной организации "Пожарные и спасатели Чернобыля" Валерий ЕЛИЗАРОВ;
профессор кафедры Университета гражданской защиты Украины (Харьков) Николай КУЛЕШОВ;
инженер-конструктор специализированного конструкторского бюро "Турбоатом" производственного объединения атомного турбостроения "Харьковский турбинный завод" Георгий ПОПОВ (посмертно);
инженер-конструктор специализированного конструкторского бюро "Турбоатом" производственного объединения атомного турбостроения "Харьковский турбинный завод" Владимир САВЕНКОВ (посмертно);
начальник отдела Балаклейской районной государственной администрации ЮриЙ СТОВБА.

My Webpage

Последняя командировка



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх