,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Это самая потрясающая статья о будущем России, которую я прочитал за последнее время......
  • 22 апреля 2013 |
  • 19:04 |
  • URUZ |
  • Просмотров: 1299
  • |
  • Комментарии: 47
  • |
Прошу внимательно вчитаться в эту статью. Она меня поразила. Нет, но я кончено знал, что сланцевый газ - это "современная угроза России", но что в такой пропорции (см. ниже).

Публикацию я нашел в газете «Коммерсанъ» 22 ноября 2012 года. Как бы только эту статью не запретили, ведь в ней написаны ужасный вещи.
Вот где надо искать национальную идею России, ведь действительно никто не знает, что делать "если в России кончится нефть и газ".

Нефтедобыча в Югре – стагнация или перспектива?

Ханты-Мансийский автономный округ - Югра, как известно, считается главным нефтедобывающим регионом России. И хотя лидерство округа в общероссийском объеме добыче неоспоримо – здесь по-прежнему добывают более половины российской нефти, но основной прирост нефтедобывающей отрасли РФ сейчас обеспечивает не Югра, как это было еще десять лет назад, а регионы Восточной Сибири, где недавно начали разрабатываться новые месторождения.
В последние годы добыча нефти в Югре постепенно падает из-за истощенности старых месторождений. В 2011 году спад добычи в округе составил 1,9%, а в период с 2007 года
снижение составило 5% или почти на 15 млн тонн. Вместе с тем, в 2008-2010 годах в Восточной Сибири одно за другим были введены в эксплуатацию несколько крупных месторождений: Талаканское в Якутии, Верхнечонское в Иркутской области, Ванкорское в Красноярском крае, после чего именно с этими регионами стали связывать надежду будущей российской нефтедобычи. О югорской же нефти с некоторых пор стало принято упоминать с некоторым скепсисом – как о многоуважаемом мэтре предпенсионного возраста, чей опыт все еще ценен, но перспективы уже не велики.
Однако оценка ХМАО-Югра, как отживающей свой славный век нефтяной провинции, мягко говоря, преждевременная, а, говоря жестче, – недальновидная. Очень вероятно, что не пройдет и десяти лет, как Югра восстановит репутацию региона с самой динамичной добычей. Причем помощь придет оттуда, откуда раньше приходили одни неприятности.

Губительный сланец

Тема сланцевой революции стала очень популярной за последние лет пять. Этот самый "сланец" выскочил на страницы российской прессы, как чертик из табакерки и уже наделал много плохих дел. Говоря о плохих делах, мы имеем в виду их последствия для российской экономики. Для экономик некоторых других стран он, напротив, сослужил хорошую службу.
Технологический прорыв в США позволил американским компаниям добывать ранее считавшийся неперспективным сланцевый газ, которого оказалось очень много. Соединенные Штаты вскоре перегнали Россию по объему добычи, насытили внутренний рынок и фактически отказались от импорта арабского и африканского СПГ (сжиженный природный газ). Сейчас газ в США стоит около $100 за тысячу кубических метров. Ни в одной другой развитой стране он не стоит дешевле.
Однако цены обрушились не только в США. Высвобожденные объемы газа из арабских и африканских стран, которые раньше направлялись в США, теперь хлынули в Европу, где "Газпром" продает свой газ по $400 за тысячу кубических метров, то есть вчетверо дороже, чем он стоит в США. Конкуренция в Старом Свете резко обострилась, цены на спотовом рынке стали падать, и "Газпром", который раньше очень снисходительно отзывался о перспективах сланцевого газа, теперь вынужден идти на уступки клиентам, активно требующим скидок.
Так получилось, что из-за американской "сланцевой революции" больше всего пострадала именно Россия. Она уже потеряла некоторую долю своего традиционного рынка газа, а с ним и значительную сумму валютной выручки. Из-за "сланцевой революции" Газпрому" не удается в полной мере загрузить недавно сооруженный "Северный поток", и по этой же причине целесообразность строительства "Южного потока" оспаривается многими экспертами. Кроме того, России пришлось временно отказаться от освоения Штокмановского месторождения с инвестициями в десятки миллиардов долларов. Но гораздо важнее еще то, что "сланцевая революция" позволила Европе думать, что она может диктовать России свои правила как торговать газом и по какой цене. Даже Украина на этой волне стала огрызаться.
Что и говорить, "сланцевая революция" стала настоящим кошмаром для российской газодобывающей отрасли.

Спасительный сланец

Между тем, в тени сланцевого газа примерно в те же сроки и на том же месте быстро выросло и развилось другое чудо – сланцевая нефть. Технологии их добычи примерно одинаковые – горизонтальное бурение и многоступенчатый гидроразрыв пласта. За счет этих технологий США в последние годы быстро наращивают не только добычу газа, но и добычу нефти. По прогнозу Международного энергетического агентства, к 2020 году США станет крупнейшей нефтедобывающей страной. То есть, опять же, оставив Россию на вторых позициях.
Символом сланцевой нефтяной революции в Америке стал штат Северная Дакота, который располагается в пределах крупнейшего месторождения сланцевой нефти Баккен на северо-западе страны. По свидетельству очевидцев, этот штат, который никогда ничем не был примечателен и имел сугубо аграрную ориентацию, сейчас переживает настоящий экономический бум. Всего за несколько лет он выбился в число крупных нефтедобывающих регионов США, и уже обогнал по объемам добычи Калифорнию. Здесь активно строится инфраструктура, растет занятость, растут зарплаты – и все это происходит на не очень благоприятном фоне экономического угасания во всем мире.
Можно было бы подумать, что, как и в случае со сланцевым газом, России ничего хорошего от американской сланцевой нефти ждать не приходится. Однако в данном случае эти предположения ошибочны. Дело в том, что в нашей стране имеется своя Северная Дакота, а именно – Ханты-Мансийский автономный округ - Югра, где расположены залежи сланцевой нефти, по запасам превосходящие запасы пресловутого Баккена.
Речь идет о так называемой "баженовской свите", которая большей частью располагается в пределах Югры и имеет площадь около 1 млн кв. км. Она была открыта достаточно давно, но до последнего времени добыча ее считалась экономически невыгодной. Нефть "баженовской свиты" как раз подпадает под определение "сланцевой", то есть она содержится в пластах с низкой проницаемостью и для ее добычи требуется применение горизонтального бурения и многоступенчатого гидроразрыва. Эти технологии в нашей стране уже применяются, хотя нельзя сказать, что опыт их применения богатый.
"Баженовская свита" – это тот самый Баккен, который может вывести российскую нефтедобычу на новую спираль развития. Ее запасы оцениваются в 100 млрд баррелей и даже больше. Если этот проект осуществится в полной мере, то никакой Ванкор по значимости и масштабам с ним сравниться не сможет. Причем в стратегическом плане ХМАО-Югра на сто очков выигрывает у Северной Дакоты, потому что, в отличие от последней, Югра всегда была ориентирована на нефтедобычу, здесь уже имеется необходимая инфраструктура и кадровый потенциал.
При этом важно отметить, что сланцевая нефть для России, в отличие от сланцевого газа – понятие очень своевременное и даже необходимое, так как традиционного газа у нас еще много, тогда как традиционная нефть уже заканчивается. Нужно либо идти на шельф, либо глубже забуриваться. В любом случае, нужно изменять стратегию.
Некоторые компании, как, например, "Роснефть" и "Сургутнефтегаз", уже частично извлекают баженовскую нефть, но, скорее, в экспериментальном режиме – объемы добычи пока очень невелики на общем фоне. Недавно, о своем интересе к баженовской свите высказалось руководство "Газпром нефти". Правда, как сказал глава компании Александр Дюков о баженовской нефти: "Это не та возможность, которая может выстрелить в ближайшие 2-3 года. Проект займет какое-то время. Промышленная эксплуатация баженовских месторождений – перспектива 2017-2018 года, не раньше".
Действительно, потирать руки рано. Никто и не говорит, что активно осваивать эти месторождения можно уже завтра. Нужно, прежде всего, набрать геологическую статистику, а для этого требуется время. В любом случае, даже если Дюков прав в сроках, то 2018 год – не такая уж долгосрочная перспектива. Ведь добыча в Северной Дакоте началась менее чем десять лет назад и с тех пор здесь произошли разительнейшие перемены. Только за последние четыре года добыча на Баккене выросла в разы – с 80 тыс. баррелей в день до 631 тыс. баррелей в день, зафиксированном в августе текущего года. Об этом ли может мечтать Югра, о такой ли динамике? Вполне. Ведь в первые годы освоения Самотлора темпы роста также были космическими.
Главные вопросы, которые стоят перед российскими нефтяниками при освоении сланцевой нефти Югры – это технологии и инвестиции. Ни тот ни другой вопрос нельзя назвать неразрешимым. Технологии имеются, причем даже отечественных наработок, осталось только их отладить. Инвестиции также найти не такая большая проблема. К тому же государство, по всей видимости, тоже осознало значимость этой идеи и будет помогать в ее осуществлении.
С июля добыча высоковязкой нефти стала облагаться льготной ставкой экспортной пошлины (10% от базовой величины). Сланцевая нефть подпадает под категорию "высоковязкой". Нефтяные компании давно добивались от правительства этой льготы, и, наконец, были услышаны. Пока этой уступкой напрямую могут воспользоваться нефтяники Татарстана и Коми, где высоковязкая нефть уже активно добывается, но в среднесрочной перспективе льгота является хорошим подспорьем для добычи сланцевой нефти в ХМАО-Югра. По крайней мере, уже сейчас инвестиции в баженовскую нефть становятся оправданными и целесообразными.

Замдиректора департамента общественных связей ХМАО-Югры Дмитрий Осьминкин

источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх