,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


"Пора русским понять, что там, где большевики, - нет России"
-22
Большевики наконец, после трехлетней борьбы, овладели всей Россией. Оставшийся, по-видимому, и внешне не занятый ими клочок русской территории — Приморская область — находится под фактическим их влиянием. Вся мощь многомиллионного русского народа и все богатства России находятся в их распоряжении и будут употреблены ими для достижения единственной цели, вызвавшей их к жизни, — мировой пролетарской революции и диктатуры пролетариата во всех странах мира.

Чтобы представить себе только всю силу советской власти и колоссальную мировую опасность большевизма, крайне необходимо рассмотреть все условия, в которых она существует к настоящему моменту в России, причем рассматривать их будем хотя бы только с целью осветить состояние созданного большевиками в России аппарата, при помощи которого они надеются достигнуть вышеуказанной своей цели.

Несомненно теперь, что всю Россию они рассматривают лишь как базу для существования и питания этого аппарата, а вся трехлетняя борьба с русскими националистами и помогавшими им иностранными державами, стеснявшими до сих пор свободу действий большевиков, была лишь борьбой за сохранение этого аппарата и его почвы — народа и территории России.

Этот аппарат состоит из двух элементов: 1) министерства пропаганды идей большевизма по всему миру (называется «Народный комиссариат по иностранным делам») и 2) Красной армии как активного средства пропаганды и как защиты базы, откуда эта пропаганда ведется.

Внутри России большевиками выполняется теперь лишь чисто техническая задача: использование наилучшим способом России, т. е. народа, территории и естественных богатств ее, как почвы максимального питания указанного аппарата и принятие мер к тому, чтобы не создалось условий, при которых самая власть, управляющая аппаратом, могла быть быстро опрокинутой и замененной другой.

Россия, как страна, имеет все элементы для самостоятельного существования, т. е хлеб и другие пищевые продукты, вещества для выделки одежды и обуви, топливо и минералы для всех существующих в мире видов промышленности. Запас живой силы в России, т. е. численность русского народа, который в поставленной себе большевиками задаче рассматривается как орудие для ее выполнения, также громаден.

Следовательно, и живая сила, и материальная часть аппарата мировой революции могут из России черпаться в огромных размерах, причем для добывания их не требуется особо усовершенствованных приемов, а и то и другое добывается хищническим путем, как это бывает, например, при разработке особо богатой залежи какого-нибудь минерала. Если при этом то и другое гибнет в громадных размерах, большевики с этим ие считаются — запас есть, а выходы покрывают необходимую потребность. Поэтому вся система власти в России построена большевиками не для управления страной и пародом, а для обслуживания потребностей армии и правительства с его органом мировой пропаганды. Сама Россия по своей отсталости давно признана Лениным непригодной для насаждения социализма, и в ней социалистические опыты оставлены как ослабляющие мощь аппарата. С этой точки зрения становится совершенно понятной конструкция власти в России и приемы, употребляемые этой властью при управлении.

Во главе правительства находится группа лиц, принадлежащих к красному интернационалу и составляющих главных его лидеров. Это Ленин, Троцкий, Зиновьев, Бухарин, Каменев, Чичерин и др. Эта, небольшая сравнительно, группа спаяна неразрывно, имеет одну цель, одинаковое прошлое и одинаковое будущее — позорную гибель на пути к достижению своей необъятной, по размерам злодейства, цели. На почве такой тесной круговой поруки и совместной работы они представляют собою ядро с одним лицом и единой железной волей. Под ними находится правительство в виде нормального бюрократического аппарата, в котором дисциплина тем сильнее, нем опаснее положение ядра, возглавляющего правительство.

Имеется парламент в виде Съезда советов «рабочих и крестьянских» депутатов и его постоянного органа — Центрального исполнительного комитета. Парламент созывается исключительно из членов своей партии, т. е. фактически агентов власти, и созыв его служит внутри государства для целей взаимной информации и связи между агентами на местах и центром, а вне государства — как средство пропаганды, так как голос этого парламента рабов власти выдается за голос всех крестьян России, ложно называемых «пролетариатом». Власти правительства никакого стеснения в се исполнительных и законодательных функциях этот парламент не составляет.

За парламентом находится коммунистическая партия, которая по своим привилегиям в современной России должна быть приравнена к древним аристократическим кастам, а по внутренней дисциплине своей, поддерживаемой жесточайшими мерами, представляет собой послушное орудие в руках верховной власти.

Красная армия есть обычным порядком построенная вооруженная сила, причем массу ее составляют насильственно мобилизованные красноармейцы, а остов — карательную и устрашающую силу — коммунистические части, большею частью наемные, иностранного происхождения — мадьяры, китайцы, латыши и т. д.» коммунистические ячейки и институт политических комиссаров во всех частях войск. Воздействие на красноармейскую массу в виде мер жесточайшего порядка — всегда в руках власти, и дисциплина поддерживается образцовая.

Для удержания в повиновении самой страны приняты меры упрошенного порядка и более сложного. К первым относятся: обеспечение порядка в государстве от неспокойного элемента, способного к организации и управлению народными восстаниями, что достигнуто почти полным уничтожением интеллигенции и офицерства. Ко вторым — создание: а) «чрезвычаек», политического шпионажа в учреждениях, войсках, населении и даже в семье, б) «внутренней охраны», заменяющей собой жандармерию и институт стражников прежнего времени, а также полное подавление печати, за исключением инструктируемой из коммунистического центра.

Забота о продовольствии и иных земных благах простирается только на правительство и Красную армию, население же рассматривается как почва, откуда эти блага добываются, и в отношении своих жизненных потребностей предоставлено самому себе.

Организация труда населения производится правительством исключительно принудительным порядком и преследует ту же цель — питание аппарата, так как все, что у кого бы то ни было оказывается налицо, всегда может составить предмет реквизиции, а по мере надобности и составляет.

Голодное, истощенное до крайности, развращенное, загипнотизированное пропагандой, уничтожаемое массами всякими болезнями, раздробленное благодаря шпионажу, запуганное террором, лишенное образованного класса, погибшего в борьбе, оставившего отечество или поступившего в правительство, и потому неспособное к организации и сопротивлению, население, религия которого — единственное утешение несчастных — затоптана и заплевана, — и рядом сравнительно обеспеченная, управляемая единой волей и дисциплинированная правящая каста, беспринципная, не выбирающая средств, безответственная, и Красная армия составляют стройную систему, на которой, математически рассчитанная, покоится советская власть Красного Интернационала.

Всё это создано не зря, не случайно, не в порядке стихийного движения народа, как проходящее явление, которое сама сила народа в поступательном стремлении революции переменит, вольет в другие формы. Нет. С самого начала революции одна и та же рука, одна и та же воля с сатанинским умением, с непреклонным упорством направляла и использовала движение народа, стремясь к достижению цели, ничего ни с русским народом, ни с его историческими задачами, ни с заданиями революции не имеющая. Теперешнее достижение советской власти не есть достижение внутри России, а есть этап на пути творения мировой революции, с этим путем не расстанется Красный Интернационал, пока существует его власть, а существование его власти возможно только при сохранении РОССИИ в состоянии полного порабощения.

Какой же эволюции ждать от советской власти с распространением ее на всю Россию?

Национальная революционная власть, добившись господства в заботах об устроении родной страны, естественно, начнет эволюционировать, переходя к нормальным формам жизни, диктуемым исторической последовательностью жизни нации. Но власть чуждая, захватившая народ и поработившая его, как орудие, к какой эволюции способна, пока ее конечная цель еще не достигнута? Лишь к усовершенствованию аппарата порабощения этого орудия для большей уверенности в исправном его действии.

Многих соблазняет мысль, что там, на стороне красных, русский народ сражается с интервентами, чужестранцами и как бы невольно защищает Россию от иностранцев, но ведь если здесь была интервенция разрозненных союзников в различных частях России, то там — оккупация чужой властью всей страны на неопределенно долгий срок для совершенна диких и не нужных русским целей.

Русский националист, с надеждой и упованием взирающий на собирание Руси воедино под большевиками и на успехи Красной армии русских солдат, может быть сравнен с любителем духовного пения, который после смерти любимого человека сказал бы: «Ничего, что он умер, зато я послушаю панихиду».

Большевистская власть еще потому не способна к эволюции, к превращению её в национальную власть, что в большинстве своих агентов состоит из преступных элементов, преступления которых в прошлом и безумные зверства в настоящем создали между ними и народом неодолимую стену ненависти и презрения, и потому всякая свобода, всякое послабление, данные народу, грозят прежде всего выходом на волю чувства народной мести и, следовательно, никогда не будут даны.

Пора наконец русским понять, что там, где большевики, — нет России; пора понять и иностранцам, что до сих пор влияние новоявленного мирового варвара — большевизма сказывалось маловсоседних странах, потому что русский народ в трехлетней кровавой борьбе стеснял его свободное движение, но что теперь Россия измучена в борьбе, что вся она утратила свое национальное лицо и представляет собой послушное орудие в руках варвара-большевика и это орудие направляется против вековой культуры мира и против буржуазии в первую голову, как создательницы и хранительницы этой культуры.

Заслуги русского народа велики. Что, если бы большевизм со всей теперешней силой вышел бы на арену мировой борьбы в 1918 году, когда все великие державы были потрясены до основания только что окончившейся войной? Такова сила и внутреннее строение аппарата мировой революции, созданного из России правительством Красного Интернационала.
Каково же его внешнее положение?

Мир в отношении борьбы с большевиками представляет комнату, где сидят люди с повязками на глазах, а между ними один зрячий, и этот зрячий — вор, который с величайшей наглостью обворовывает слепцов, отнимая у них драгоценности и подсовывая им дешевые побрякушки, и убеждает, что это много интереснее.

Так Англия и Франция собираются давать большевикам товары и получать взамен обещания сырья и золота, которое служило обеспечением их же займам, данным России.

Так Китай, поощряемый аннулированием большевиками русских прав и привилегий, мечтает с помощью большевизма изгнать всех иностранцев из Китая.

Так Америка, гонимая алчностью своих коммерсантов и ненавистью к Японии, тянется в Сибирь за концессиями, которые с откровенной наглостью предоставляет американцам Ленин, указывая, что столкновение Америки с Японией отдаст во власть его комбинаций весь Восток.

Большевики находятся в исключительно благоприятной позиции, лавируя к своей, цели в сплетениях мировой политики. Они не имеют собственной страны, которая связывала бы их ответственностью за ее будущее. В самом деле, никакое национальное правительство не решилось бы растрачивать до конца государственный золотой запас, аннулировать разом по собственному почину 50 договоров, обусловливающих привилегии ее подданных в соседнем государстве, или отдать в концессию на 60 лет область в 4 000 000 квадратных километров. Не неся никакой ответственности, но уже имея влияние, как сила, пока, правда, пассивная, они уже начали путать карты мировой политики, используя для того противоречивые интересы наций. Но кто помешает им при благоприятной обстановке применить и силу активную, свою Красную армию, доходящую до миллиона бойцов?!

Итак, обстановка на фронте мировой борьбы с большевизмом рисуется, в кратких словах, следующим образом:

1. Борьба в России закончена пока поражением русских националистов и полным порабощением России большевиками, причем самостоятельное изживание большевизма русским народом признается бесполезным, так как это не изменит формы существующей в России власти и ее целей.

2. Правительство Красного Интернационала, владея Россией как орудием, выступило на арену мировой политики и действует с целью создания новых войн и потрясений, дабы использовать мировые несчастья для расширения сферы своего влияния.

3. В мире не существует никакой международной организации, которая могла бы парализовать политические интриги большевиков и противопоставить материальную и физическую силу силам, применяемым большевиками.

Итак, дальнейшая борьба с большевизмом неизбежна, ибо война, объявленная культурному миру три года тому назад, ведется и сейчас с прежним упорством, и конец наступит только в двух случаях;

а) если большевики будут вырваны с почвы, их питающей, т, е, из России,

б) если власть Красного Интернационала распространится на все государства мира и не будет ни одного правительства, ни одной организации, способных оказать им сопротивление.

Для русских победа над большевиками означает свободу и самостоятельность России, победа большевиков означает гибель, ибо не будет ни одного места на земном шаре, ни одного государства, которое укрыло бы их от мстительной руки Красного Интернационала, как пет сейчас ни одного клочка русской земли, па котором мог бы свободно дышать русский человек.

Но методы борьбы, наблюдаемые до сих пор, надо признать совершенно негодными.

Со стороны большевиков мы видим железную спайку, единую армию, действующую в России, единую международную организацию, ведущую пропаганду во всех странах мира, объединенный источник материальных средств и единую волю, управляющую па всех фронтах борьбы и во всех пунктах пропаганды.

Что же мы видим со стороны русских и их союзников?

1. Во время наступления армий адмирала Колчака, когда западная армия потерпела в районе Уфы поражение, Сибирская армия, действовавшая в районе Перми, мечтала о самостоятельном взятии Петрограда по пути Вятка — Вологда и, не слушаясь никаких приказов из центра, шла вперед, несмотря на гибельное положение се левого фланга.

2. Армии генерала Деникина вместо того, чтобы фланговым ударом вдоль Волги поддержать фронт адмирала Колчака, предприняли самостоятельный поход для завоевания Москвы по пути Харьков — Курск, распространившись зачем-то на Крым и Одессу и бессмысленно столкнувшись у Киева с Петлюрой.

3. Английский флот вместо того, чтобы поддержать Юденича у Петрограда, занимался разгромом Риги у него в тылу.

4. Во время победы большевиков на Восточном фронте и трудного их положения на Южном англичане вместо того, чтобы усилить свое наступление на Северном фронте, предприняли эвакуацию Архангельска и обрекли на гибель сражавшуюся там русскую армию.

5. Поляки в момент полного разгрома ими красных и начавшихся успехов генерала Врангеля заключили с большевиками мир и обрекли дело Врангеля на катастрофу.

Это лишь наиболее крупные примеры, мелких такое количество, что привести их нет никакой возможности. Общая характеристика: каждый русский генерал действовал совершенно самостоятельно, руководствуясь личными усмотрениями и провинциальными интересами. Каждая армия действовала в выбранном ею районе на свой собственный страх и риски прекращала войну, когда находила нужным, не считаясь с общими требованиями момента.

В результате — сотни миллионов затраченных денег, бесчисленное военное снабжение, попавшее в руки большевиков, море русской крови, всеобщее недоверие к возможности дальнейшей борьбы и советская власть — мировая держава, владеющая одной седьмой суше земного шара и многомиллионным запасом рабски покорной ей живой силы. Такой метод борьбы должен быть признан по меньшей мерс негодным на будущее время. Если нельзя изобрести ничего другого, лучше не делать ничего и покорно ждать своей участи, как ждали в древности русские удельные князья, когда двигавшаяся из Азии орда Чингисхана после Рязани брала Киев, после Киева — Суздаль и Тверь, пока вся страна не была захвачена ею.

Но мы берем на себя смелость утверждать, что есть более действительный метод борьбы, чем до сих пор, что красные в России держатся только пока разрозненностью и нерешительностью их противников, что, по собственному признанию Ленина, в самой России 95 % населения против советской власти, и потому один сильный нажим на эту власть, дружный и организованный, в кратчайший срок сметет с лица земли и уберет его туда, откуда он вышел — в подполье общественной жизни.

Этот метод есть: образование единой международной организации для борьбы с большевизмом — Белого Интернационала — в противовес Красному, вовлечение в эту организацию виднейших политических представителей финансового и коммерческого мира, создание единого распорядительного органа этого Интернационала и его особого денежного фонда. Создание единого военного плана и командования, выделение международной вооруженной силы для помощи тем русским областям и армиям, которые будут подняты на борьбу с очагом мировой революции.

Русские круги во всех центрах за границей должны быть организованы в одно национальное целое, управляемое единым центральным органом, которому должно быть поручено непосредственное распоряжение русской ветвью организации и се военной силой. Все международные вопросы на время борьбы с большевиками должны рассматриваться и разрешаться под углом зрения пользы и вреда для этой борьбы.

В прессе должны быть исключены по отношению к большевикам слова «русское правительство», «русская армия» раз и навсегда и заменены словами «Правительство Красного Интернационала», «Армия Красного Интернационала» и т. д. В противовес пропаганде красных должна быть развита в грандиозных размерах пропаганда несчастий России и мировой красной опасности.

Должны привлекаться добровольцы всех стран на вооруженную борьбу с красными варварами. Русские армии, спасенные от гибели, должны быть устроены за границей, вооружены, подготовлены к новой борьбе под единым русским командованием.

О ПЛАНЕ

Вышеописанная международная противобольшевистская организация вряд ли возникнет иначе, как в результате упорной и дружной работы русских людей за границей, которые для возможности успеха предварительно должны объединиться между собой, составить как бы политическую партию, имеющую свой центральный управляющий орган.

Объединение на почве расплывчатой идеи или программы, заключающей в себе желательное конечное достижение, не вызвало бы такую партию к жизни в настоящий момент всеобщего раздробления и инертности. Поэтому мы предлагаем сначала выработать реальный план действий будущей организации, затем путем привлечения к работе лиц, разделяющих такой план, создать влиятельную инициативную группу, в результате деятельности которой, попутно с выполнением плана, должны возникнуть и Русская, и Иностранная антибольшевистские организации.

По вопросу о выработке оснований для составления плана борьбы с большевизмом в мировом масштабе нам представляется, что должны быть приняты во внимание следующие соображения. В условиях современного положения вещей работа по борьбе с Красным Интернационалом распадается на четыре главные отрасли:

I. Политическая работа а) в русских заграничных кругах, б) в бывших областях России, образовавших самостоятельные государства, и в) в самой России с целью группирования реальной силы, направленной против советской власти.

П. Политическая работа за границей с целью создания сильной антибольшевистской иностранной группировки.

III. Объединение, пополнение и боевая подготовка русской вооруженной силы, находящейся за границей, и поддержка таковой в районах, охваченных восстаниями против советской власти.

IV. Агентурно-разведочная работа в России и за границей.

Из комбинаций результатов, достигнутых по всем четырем отраслям, должны быть созданы: а) план военно-политической противобольшевистской операции и б) орган, который приведет этот план в исполнение.

Каким же путем идти к созданию международной группировки, которая решилась бы на огромные жертвы для поддержания русских в их стремлениях воссоздать родину? Одними воплями о большевистской опасности и несчастьях России можно лишь создать сочувствие к себе и отрицательное отношение к красным, но нельзя создать положительного творчества. Можно получить ответ: «Мы бы рады вас поддержать, но как, в каком направлении, чего же вы сами хотите, во что верите и кто верит вместе с вами?"

Другое дело — Русский центр, представляющий собой новую сильную политическую партию, имеющий план будущего устройства России и договаривающийся, исходя из оснований этого плана, о будущих международных отношениях. Красные имеют перед нами то преимущество, что они фактически владеют территорией, но и тот недостаток, что они глубоко ненавидимы всеми, кто с ними поневоле разговаривает.

Русское общество, в значительной степени разочарованное целым рядом неудач на чисто военном поприще борьбы с большевиками, последнее время склонно прийти к выводу, что нет такой силы в мире, которая могла бы победить Красную армию. И установив «невозможность», совершенно нелогично переходят к другому понятию — «ненужности» применения военной силы. Однако сущность вопроса совершенно ясна; большевики удерживают свою власть силой, и силой же держат в повиновении Красную армию, стало быть, только силой может быть положен предел их существованию. Ведь не может быть надежды распропагандировать партию коммунистов и наемные коммунистические войска так, чтобы они перестали слушаться своих вожаков. Многие говорят, что сила должна быть применена изнутри, но мы полагаем, что и изнутри, и извне. Только наличием борьбы полного напряжения на внешнем фронте можно объяснить ошеломляющий успех переворота в марте 1917 года. Вопрос сводится лишь к тому, что эта новая внешняя война должна быть неудачной для советской власти, т. е. окончиться потерей территории, полным разгромом Красной армии и уничтожением се как таковой.

Для того чтобы сделать войну удачной для нас, нужны соответствующие противнику силы и хороший план операции, которую надо сделать не только военной, но и военно-политической. Ни то, ни другое даже в общих чертах не может быть учтено в настоящей записке. Можно только установить, что некоторые силы, на которых может базироваться план, имеются. Это различные армии — разоруженные, интернированные и эвакуированные. Все это по большей части непримиримые противники большевиков, только временно упавшие духом под влиянием долгого периода неудач. Необходимо сделать все возможное для поддержания духа этих войск, их вооружения и переформирования для приведения в порядок и объединения командования ими.

Даже для пополнения могут быть приняты меры. Мы уже не говорим о всеобщей мобилизации всех русских призывного возраста, проживающих за границей. Такая мера подлежит в будущем обсуждению и, по нашему мнению, непременно должна быть принята, раз решено будет двинуть хотя бы одну часть войск, находящихся ныне за границей. К сожалению, эта мера должна дать мало, ибо находится в зависимости от успешности внешней политики Русского центра, и элемент, который будет получен таким способом, крайне ненадежен. Все же моральное значение для войск это будет иметь большое. Кроме того, пополнение наших войск может производиться путем вербовки беженцев из советской России, для чего должны быть использованы внутренние антибольшевистские организации, раз только для этого будут средства. Ввиду большого ныне протяжения границ и отчаянных условий жизни в России поток бегущих от советской власти возможен. В дальнейшем размеры нашей вооруженной силы будут зависеть от успешности нашей политики и от силы заграничной группировки, а самый успех операций, кроме того, и от обстановки, которая будет ей предшествовать.

По существу своему советская власть должна постоянно находиться в состоянии войны с кем-либо из соседей, и обстановка в этих войнах не всегда бывала и, очевидно, не всегда будет благоприятна ей. От нас должно зависеть удачно выбрать момент. Политическая часть операции должна быть разработана до начала ее, а не после завоевания территории, как это практиковалось до сих пор.

Орган пропаганды и осведомления с огромным запасом литературных материалов должен быть развернут немедленно по вступлении на родную территорию. Выборы представительного органа от населения должны быть проведены в момент расцвета операции немедленно по освобождении от большевиков, в момент, так сказать, восторга народного, а не тогда, как это практиковалось до сих пор, когда власть рушится и к органической связи с населением прибегали как к последнему средству спасения. Так же должно быть поступлено с опубликованием законов, кои, по мнению власти, должны закрепить за нем симпатии населения. Власть должна быть революционной и должна идти впереди, угадывая справедливые потребности масс, а не откладывая все больные вопросы «до Учредительного собрания».

По вопросу о разведке и агентуре можно только сказать, что она нужна. Ее задачи и организация в этом случае ничем не должны отличаться от всяких подобных.

Резюмируя все вышеописанное, мы в этом плане предлагаем один из способов, кажущийся нам наиболее подходящим, — отгадать здоровое стремление нации, населявшей некогда великие пределы Российской империи, пропагандировать это стремление, развить, урегулировать его, возглавить русским почином и, сочетав со здоровыми интересами соседних народов, создать силу, в поступательном движении которой задушить большевизм как чуждое явление, препятствующее развитию творчества этой силы.

Выдержки из «Плана мировой борьбы с большевизмом», выработанного генерал-лейтенантом атаманом Г.М. Семеновым в 1921 году

www.belrussia.ru



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх