,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Импорт «сланцевой революции» на Украину: цена вопроса
  • 3 февраля 2013 |
  • 13:02 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 903
  • |
  • Комментарии: 6
  • |
+5
На днях было подписано соглашение между Украиной, компаниями Shell и «Надра Юзовская» о добыче сланцевого газа на Юзовском участке, охватывающем Харьковскую и Донецкую области.

Участок будет разрабатываться на условиях соглашения о разделе продукции. Попытаемся разобраться, кто и сколько получит газа. Эту задачу нам облегчило обнародование проекта соглашения (ознакомиться можно по ссылке, хотя документ немаленький – 200 страниц основного текста и 400 страниц приложений). Как сообщают СМИ, проект сделал достоянием общественности депутат Харьковского облсовета от фракции «Батькивщина» Иван Варченко.

Документ подписан на 50 лет (стр. 31). Сама схема выглядит классически. Инвестор получает многочисленные налоговые льготы, отсутствие рентных платежей и прочие преференции, но в обмен должен делиться с Украиной частью произведённого топлива. Доля государства составит от 31 до 60%. Но не во всей, а только в прибыльной продукции.

Сначала же инвесторы (то есть Shell и «Надра Юзовская») должны возместить свои издержки. Предел компенсации издержек установлен в данном СРП на отметке 65%. То есть на эти цели может быть потрачено не более 65% от стоимости всего добываемого топлива. А если издержки в каком-то периоде больше, чем 65%? В таком случае недополученные компенсации переносятся на следующий период, вплоть до полного погашения.

Со своей стороны предположим, что издержки вряд ли будут ниже этих критических 65%. И вовсе не потому, что компания-оператор может завышать расходы (как известно, фактор завышения расходов при расчете «компенсационной» продукции – один из основных аргументов при критике системы СРП). Просто потому что себестоимость добычи сланцевого газа объективна высока. К примеру, при цене реализации газа 400 долларов за тысячу кубометров, 65% – это 260 долларов. Для сравнения: в тех же США, по независимым оценкам, себестоимость добычи – минимум 200 долларов за тысячу кубометров. А в Европе геология более сложная. Что-то могут компенсировать налоговые льготы, но дешевле, чем в США, цена добычи уж точно не будет.

Итого остается 35% газа. Их-то и будут, собственно, делить между инвесторами и государством. Доля государства в этих 35% как раз и будет варьироваться от 31% до 60%.

Сколько достанется государству (а вариантов в соглашении три) – 31, 40 или 60% - зависит от объёма суммарных финансовых поступлений при реализации прибыльного газа. Если его будет много – то и государству достанется до 60% общей суммы. Если наоборот - то 31%. Формула расчёта представлена на стр. 84-85 соглашения. По нашим оценкам, государство будет получать свою долю, скорее, по нижней границе. Это связано с теми же факторами – при высокой себестоимости сланцевой добычи прибыльного газа окажется совсем немного. (По приблизительным оценкам, чтобы выйти на 60% долю государства в разделе продукции, себестоимость добычи должна составлять не более 100 долларов за тысячу кубометров).

Итого, при пессимистичном развитии событий (то есть если цена добычи будет достаточно высокой), государству непосредственно достанется 0,35*0,31 или аж 10,85% от общего объёма выручки. Плюс что-то в виде налогов – 16% от «прибыльной» нефти инвесторов – 0,35*0,69*0,16 – это еще около 3,9% от общего объёма выручки. Скажем прямо – негусто.

Кое-что государство получит «по мелочам»: 25 млн долл. за подписание соглашения, 25 млн при добыче первого газа, 100 млн – при выходе добычи на пик и некоторые другие платежи. В сумме они не дотягивают и до 300 млн. При том, что ожидаемые объёмы добычи на месторождении – от 7 до 20 млрд кубометров в год (при выходе на максимум добычи). Даже 10 млрд кубометров в год – это 4 млрд долларов в нынешних ценах. Ясно, что на подобном фоне эти единоразовые платежи существенно долю государства не изменят.

В то же время не следует забывать, что инвестировать в разработку месторождения, и, соответственно, получать свою долю прибыльной продукции Shell будет на паритетной основе с «Надра Юзовская». Последняя представляет собой совместное предприятие государственной «Надра Украины» (90%) и СПК-Геосервис (10%). О СПК-Геосервис, кстати, последнее время пишут немало интересного. Но в данном случае, это не так существенно. А важно, что часть добываемого газа государство также сможет контролировать через «Надра Украины». Важно потому, что, согласно СРП, свою долю добычи инвестор может как продавать на внутреннем рынке, так и экспортировать (стр. 54) без каких либо квот и уплаты пошлин.

По всей видимости, при заключении соглашения задача украинского руководства состояла не столько в том, чтобы получить те или иные рентные платежи, сколько в том, чтобы добиться собственной массовой газовой добычи. Цена газа при этом едва ли будет значительно дешевле импорта – в силу дороговизны сланцевой добычи.

Теоретически такой подход может быть оправдан, так как отказ от импорта в обмен на добычу на собственной территории – это при формально тех же расходах и рабочие места, и налоги, и возможное использование материалов и оборудования украинского производства. В то же время вопрос, в какой степени оборудование и персонал будут отечественные, а не привозные, остаётся открытым. Кроме того, возможно, что все позитивные аргументы перевешивает фактор экологии.

В любом случае, до промышленной добычи газа, если она всё же состоится, осталось не менее трёх, а скорее пяти лет. Пока же будет идти детальная геологоразведка. Так что о конкретных результатах этих начинаний мы узнаем ещё не скоро.
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх