,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Танковые бои продолжаются...
  • 15 января 2013 |
  • 13:01 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 794
  • |
  • Комментарии: 6
  • |
+12
Спустя четверть века после войны в глухом и отдаленном от селений бору-верещатнике под Вязьмой однажды наткнулись на поржавевший, укрытый густыми лапами ели и наполовину ушедший танк БТ с хорошо заметным тактическим номером 12. Люки были задраены, три вмятины на лобовой броне, рваная дыра на боку. Когда машину вскрыли, на месте механика-водителя обнаружили останки младшего лейтенанта-танкиста. У него был наган с одним патроном и планшет, а в планшете – карта, фотография любимой девушки и неотправленные письма. 25 октября 1941 года...

Вот одно из них: «Здравствуй, моя Варя! Нет, не встретимся мы с тобой. Вчера мы в полдень громили еще одну гитлеровскую колонну... Фашистский снаряд пробил боковую броню и разорвался внутри. Пока уводил я машину в лес, Василий умер. Рана моя жестока.

Похоронил я Василия Орлова в березовой роще. В ней было светло. Василий умер, не успев сказать мне ни единого слова, ничего не передал своей красивой Зое и беловолосой Машеньке, похожей на одуванчик в пуху.

Вот так из трех танкистов остался один. В сутемени въехал я в лес. Ночь прошла в муках, потеряно много крови. Сейчас почему-то боль, прожигающая всю грудь, улеглась и на душе тихо.

Очень обидно, что мы не все сделали. Но мы сделали все, что смогли. Наши товарищи погонят врага, который не должен ходить по нашим полям и лесам. Никогда я не прожил бы жизнь так, если бы не ты, Варя. Ты помогала мне всегда: на Халхин-Голе и здесь.

Наверное, все-таки, кто любит, тот добрее к людям. Спасибо тебе, родная! Человек стареет, а небо вечно молодое, как твои глаза, в которые только смотреть да любоваться. Они никогда не постареют, не поблекнут.

Пройдет время, люди залечат раны, люди построят новые города, вырастят новые сады. Наступит другая жизнь, другие песни будут петь. Но никогда не забывайте песню про нас, про трех танкистов.

У тебя будут расти красивые дети, ты еще будешь любить.
А я счастлив, что ухожу от вас с великой любовью к тебе.

Твой Иван Колосов».

...На Смоленщине, у одной из дорог, на постаменте возвышается советский танк с бортовым номером 12. На этой машине все первые месяцы войны воевал младший лейтенант Иван Сидорович Колосов – кадровый танкист, начавший свой боевой путь еще от Халхин-Гола. Экипаж – командир Иван Колосов, механик Павел Рудов и заряжающий Василий Орлов – как нельзя лучше походил на персонажей популярной в довоенное время песни о трех танкистах:

Три танкиста, три веселых друга
– экипаж машины боевой...

Бои с гитлеровцами были жестокими. Враг за каждый километр советской земли платил сотнями трупов своих солдат и офицеров, десятками уничтоженных танков, пушек, пулеметов. Но таяли ряды и наших бойцов. В начале октября 1941 года на подступах к Вязьме замерли сразу восемь наших танков. Получил повреждение и танк Ивана Колосова. Погиб Павел Рудов, был контужен сам Колосов. Но врага остановили.

С наступлением темноты удалось завести мотор, и танк с номером 12 скрылся в лесу. Собрали с подбитых танков снаряды, приготовились к новому бою. Утром узнали, что фашисты, обогнув этот участок фронта, все же продвинулись на восток.

Что делать? Воевать в одиночку? Или бросить подбитую машину и пробираться к своим? Посоветовался командир с заряжающим и решил выжать из танка все, что возможно, и воевать тут, уже в тылу, до последнего снаряда, до последней капли горючего.

12 октября танк с номером 12 вырвался из засады, неожиданно на полной скорости налетел на вражескую колонну и разметал ее. В тот день было уничтожено около сотни гитлеровцев. Затем с боями двинулись на восток. По дороге танкисты не раз нападали на колонны и обозы врага, а однажды раздавили «опель-капитан», в котором ехало какое-то фашистское начальство.

Наступило 24 октября – день последнего боя. О нем рассказал своей невесте Иван Колосов. У него была привычка регулярно писать письма Варе Журавлевой, что жила в деревне Ивановке, недалеко от Смоленска. Жила до войны...

...Эту историю на страницах газеты «Правда» рассказал Евгений Максимов 23 февраля 1971 года. Нашли Варвару Петровну Журавлеву и вручили ей письма, написанные Иваном Сидоровичем Колосовым в октябре 1941 года...

P.S. От редактора. Не скрою, меня больше всего потрясли слова: «Человек стареет, а небо вечно молодое, как твои глаза, в которые только смотреть да любоваться. Они никогда не постареют, не поблекнут. Пройдет время, люди залечат раны, люди построят новые города, вырастят новые сады. Наступит другая жизнь, другие песни будут петь»...

Какая вера в будущее! В хорошее будущее! Так сейчас уже не верят ни во что. Даже, как многим кажется, во спасительно-возвышающий гламур и денежную «звездность»...

Потому что победа-то была одержана. И время прошло, и много. И раны как бы залечены. И города новые выросли вместе с новыми посаженными садами. И жизнь вроде бы другая. С другими песнями. Все – как и предсказал истекший кровью танкист.

Однако, как показывает суровая действительность, танковые бои продолжаются. На всей постсоветской территории. Даже в России, которая больше всех гордится победой в Великой Отечественной войне, сделав ее одной из главных духовных скреп для российского общества, расползающегося в современной интеллектуально-культурологической и социально-психологической мути. И особенно в Украине, где участие ее в Великой войне, соучастие в Великой Победе подвергают сомнениям. И не просто подвергают, а стараются выудить из памяти старших поколений и вымыть из мозгов подрастающей поросли человеческой. Историческому и духовному извращению подвергается все. А взамен подлинных героев навязываются новые. Те, кто стрелял в спины победителям. Это сейчас, оказывается, геройство...

Впрочем, обо всем по порядку. Сразу после републикации в Паутине статьи «Письмо танкиста» там поднялся традиционный, извините, «каммент-срач». Вялый, но очень характерный. Без глубины понимания вопроса, но с привычной уже привязкой к мелочам, которая, по замыслу комментаторов, должна показать их ум и образованность. «Красивая сказка. Самое смешное в ней то, что на Смоленщине не установлено на постаменте ни одного танка (и их нет даже в Смоленском музее ВОВ) и ни одной единицы техники, воевавшей в 1941 году. Все танки, установленные на Смоленщине, это Т-34-85 образца 1944 года, и они никогда не воевали на Смоленщине. Да и вообще в России очень мало мест, где на постаментах танки, действительно воевавшие в войну. Я знаю только Т-34-76 (Тагильский) в Карачеве и КВ-1 под Питером в районе Гатчины. Ну, еще танки, вынутые из Невы у Кировского моста на Мурманском шоссе, где панорама прорыва блокады. А жаль, ведь было бы здорово, если бы на памятниках и в музеях стояли действительно воевавшие образцы», – написал один такой «умняк» (я, простите, поправил грамматику – не терплю ошибок. – Авт.).

Ему ответил похожий «интеллектуал»: «В Дорогобуже пытались установить Т-34 ВОВ, увезли на реставрацию в город Москва, однако он оттуда не вернулся. Пришлось лепить послевоенный». Фигня, мол, втюхивают туфту народу, нет ничего подлинного.

И остается только догадываться – по несознанке и от скудости ума ведутся такие разговоры или кто-то сознательно уводит разговор о памяти в «разбор полетов», старается подменить суть и содержание мелочью – обсуждением формы.

И как глас вопиющего в пустыне звучит вопрос: «А надо было в войну танки для постаментов оставлять?». И действительно: шла жесточайшая война. На кону стояла жизнь не только советских людей, а всего – без всякого преувеличения – человечества, которое по разным причинам «не устраивало» вождей Третьего рейха, а посему подлежало «зачистке и разреживанию» при помощи автоматов и концлагерей. И в этой бойне на счету был каждый исправный танк. Да что там целый танк – каждая тонна искореженного металла, которую можно было переплавить и из переплавленного построить новую машину, шла в ход. На поле боя обычно о памятниках не думают. Там хотят победить. И выжить...

И победили. И выжили. Те, кому повезло. И поставили памятники. Чтобы память жила. В живых. И в заново рождающихся, которые по совести должны благодарить тех, кто за это их первое таинство отдал жизнь. Свою...

И что? А ничего. Как выяснилось, памятники советским танкам, победителям и освободителям, установлены во многих местах. И стоят до сих пор. В том числе, и на Смоленщине. Да и вообще, главный смоленский танк установлен прямо при въезде в этот областной центр, являющийся Городом-героем.

Но вот что страшно на той же Смоленщине. Недавно в Интернете прошло сообщение, что памятнику советскому танку на Рославльском шоссе возле поселка Шанталово грозит разрушение. Т-34, установленный в честь 28-й армии, которая в июле 1941 года встала на пути гитлеровских войск к Москве, может оказаться на земле из-за разрушения постамента.

Согласно российскому федеральному закону об объектах культурного наследия деньги на их содержание выделяются из федерального бюджета, но при этом памятники должны находиться в собственности муниципальных образований, на территории которых они установлены. Но в этом случае взять на баланс сельского поселения монумент местные власти не могут – не оформлена земля под памятником. Этим занимается Федеральное дорожное агентство. Сельская администрация предоставила туда необходимые документы, но ответа нет. А Олег Жуков, глава администрации МО «Васьковское сельское поселение» рассказал тогда журналистам: «Проведена экспертиза – требуется капитальный ремонт постамента. Он сварен из двутавровых балок, и через трещины влага проникла к каркасу. Требуется полностью открыть каркас, полностью перештукатурить. На это требуются капитальные вложения, которых у сельского поселения нет»...

...А мы живем в Украине. И тут тоже, увы, советские танки продолжают гибнуть. Их подрывают бронебойные снаряды застаревшей звериной ненависти проигравших, фаустпатроны злобы и мины беспамятства. Причем, как и тогда, почти 70 лет назад, действуют подло, сзади. Со спины, зная, что танки, обездвиженные, разоруженные и установленные на постаментах, уже не могут дать сдачи, плюнуть в эти орущие быдлотные хари манкуртов и оборотней шрапнелью и разметать нечисть в хлам и ошметки...

Речь идет, конечно же, о том, что и Украину освобождали от немецко-фашистских захватчиков, и смелые танкисты с пехотой на броне врывались в города, чтобы навсегда потом остаться в их архитектурном облике скромными памятниками. Если и не живым людям, то хотя бы машинам...

И если на большей части территории страны эти памятники худо-бедно еще сохраняются усилиями где совестливых властей, где памятливых граждан, то есть регионы, где Великую Отечественную войну хотят переиграть, поглумившись над памятью победителей в ней. И потому воюют с памятниками. С особой жестокостью и особым цинизмом – на старые постаменты устанавливают новые памятники. Проигравших вместо победителей. Вместо тех, кто еще в 1945 году должен был вбить осиновый кол в чахлые груди предателей и изменников, да пожалел. И помилованные милосердием победителей, и их потомки сегодня, как запаршивевшие от ничегонеделанья крысы из нор, вылазят на свет и творят свою правду...

Вот только небольшой перечень памятников, памятных знаков и других символов советского периода истории Украины, демонтированных на Львовщине в 1990-2007 годах. Их еще в 2007 году направила Генеральному секретарю Совета Европы Тэрри Дэвису лидер ПСПУ Наталья Витренко. При этом я умышленно не говорю об идеологических памятниках – коммунистическим лидерам советского периода:

– памятник Кузнецову Николаю Ивановичу, Герою Советского Союза, легендарному разведчику;

– памятник Ярославу Галану, украинскому советскому писателю, убитому бандеровцами;

– памятник танкистам (советский танк Т-34 «Гвардия», первым ворвавшийся в город Львов 27 июля 1944 года);

– памятник членам подпольно-партизанской группы «Народная гвардия им. И. Франко» во Львове;

– памятник комсомольцам села Трудовач Золочевского района, погибшим от рук оуновцев в 1948 году;

– мемориальная доска Зое Космодемьянской, Герою Советского Союза;

– мемориальная доска Олегу Кошевому, Герою Советского Союза;

– мемориальная доска на Львовском театре оперы и балета в честь проведения в нем 24-26 октября 1939 года Народного собрания Западной Украины по воссоединению с УССР;
– Музей «Холм Славы»;

– Музей Славы Прикарпатского военного округа и памятные знаки около него в честь воинских соединений, освобождавших Львов от гитлеровских захватчиков;

– все музеи Славы в школах Львова и Львовской области.

Переименованы улицы: Героев Советского Союза маршалов Павла Рыбалко, Семена Тимошенко, Ивана Конева, генерала Николая Ватутина, командира партизанского соединения Сидора Ковпака, разведчика Николая Кузнецова, старшины Александра Марченко (поднявшего 27 июля 1944 года красный флаг над Львовской ратушей).

То есть не пожалели даже старшину-танкиста Александра Марченко, украинца, который водрузил красный флаг победы над Львовом. Даже «Википедия» сообщает об этом подвиге. Сражался радист Марченко на танке Т-34-76 «Гвардия» под командованием лейтенанта Додонова в экипаже с механиком-водителем старшиной Федором Сурковым (за эти бои стал Героем Советского Союза) и башенным стрелком Мельниченко. 23 июля 1944 года экипажу было приказано прорваться к центру города и водрузить красный флаг на Львовской ратуше. Марченко, хорошо знавший город, указывал дорогу. Действуя решительно, танк «Гвардия» первым ворвался на центральную площадь Львова к самому подъезду ратуши. Марченко с группой автоматчиков, перебив охрану магистрата, ворвался в здание, поднялся на башню и водрузил стяг. На выходе из здания Александр был ранен. При попытке эвакуации на броне Марченко был вторично ранен осколком попавшего в танк снаряда, на сей раз смертельно.

После гибели боевого товарища экипаж танка еще 6 суток вел бои в городе, уничтожив несколько танков и до 100 солдат. В бою с врагом погиб командир танка лейтенант Додонов. Сурков и Мельниченко смогли уничтожить еще 6 орудий и склад боеприпасов, после чего танк был подбит «Пантерой». Тяжело раненных танкистов, выбравшихся из танка, подобрали местные жители, после передав их разведчикам, которые доставили Суркова и Мельниченко в госпиталь.

Марченко похоронен на Холме Славы. Ранее именем героя также была названа одна из улиц Львова, но в 1990-е она была переименована в улицу Тершаковцев. Кто это? Ясное дело, деятели националистического толка, один из которых – Зиновий, майор-политвоспитатель УПА – был в 1948 году убит в столкновении с чекистами и красноармейцами. Им он стрелял в спину...

К тому же в 1945 году на одной из главных улиц Львова, Ленина (нынче Лычаковская), был установлен монумент в виде тяжелого танка ИС-2, под которым был похоронен экипаж танка, погибший в бою на въезде в город. Экипаж установленного танка под командованием гвардии старшего техника-лейтенанта Никодима Антонинова спас от уничтожения Львовский оперный театр, который немцы намеревались взорвать 22 июля 1944 года. И этот памятник был демонтирован в 1992-м согласно решению Львовского горсовета. Ясное дело, как символ тоталитарного прошлого. Останки танкистов были перезахоронены, а танк, слава Богу, передан на хранение в 24-ю Самаро-Ульяновскую Железную дивизию.

И беспредел этот ведь продолжается все время. Еще дальше в борьбе с советскими танками пошли еще в одном «эрзац-пьемонте» нацистского возрождения современной Украины – в Ивано-Франковске. Тут тоже снесли памятник танку, который первым ворвался в освобождаемый от фашистов город. И на его место на постамент поставили памятник... Степану Бандере. О нем я говорить вообще не буду...

Вот это символ, так символ! А какой смачный плевок в прошлое. И в души еще живых победителей...

И таких случаев можно найти в Галичине огромное множество. Да практически везде, где были памятники освободителям этого края от гитлеровского нацизма, они подверглись либо разрушению, либо осквернению. И вполне закономерно, что к власти в этом краю пришли «свободовцы» – члены партии «Свобода», единственной в Европе, члены которой откровенно считают себя политическими и духовными наследниками гитлеровцев-национал-социалистов. Последним деды «свободовцев» обещали служить в 1941 году, целовали кресты и сапоги за возможность убивать «жидов, москалей и ляхов». Собачья верность оказалась живучей. Как и главные цели в борьбе с «инородцами»...

И все же в конце хочу напомнить, что любимой песней Ивана Колосова была вот эта – марш танкистов 1939 года.

Мы победили. И еще победим! Лично я это своему покойному деду-ветерану обещаю...

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх