,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


К выходу книги Бориса Миронова «Битва с игом иудейским»
  • 12 ноября 2012 |
  • 13:11 |
  • JheaD |
  • Просмотров: 1614
  • |
  • Комментарии: 8
  • |
Русский национализм, беспощадно и жестоко выкорчёвываемый в России с октября 1917 года, — тогда пришедшие к власти большевики принялись искоренять не только научные и публицистические труды ставшей расстрельной идеологии, но и самих авторов этих трудов, — начал возрождаться в России восемь десятилетий спустя.
В числе первых наиболее заметных после переворотного 1917-го года публикаций о необходимости возрождения русского национализма, как основополагающей идеологии подъёма и развития России, стала закладная статья Бориса Миронова «Народ жаждет сильной власти» в «Российской газете» 9 ноября 1993 года, где впервые со времён революционной смуты открыто в полный глас заявлялось о русском национализме, как ведущей идеологии постбольшевистской России: «Россия возможна только как национальное государство… Народ должен почувствовать, что это наша русская власть, преданная историческому делу, верная, неподкупная, национальная… Необходимо дать развиться русской воле… Национализм проявляется прежде всего в инстинкте национального самосохранения…»


К выходу книги Бориса Миронова «Битва с игом иудейским»


Реакция на возрожденческую националистическую статью, к тому же опубликованную в самой массовой газете страны, последовала незамедлительно. Московское еврейское культурно-просветительное общество (МЕКПО) привычным ненавистным эхом к русской национальной идее тут же потребовало от Генеральной прокуратуры привлечь Б. С. Миронова, в то время директора крупнейшего издательства «Советская Россия», переименованного им в «Русскую книгу», к уголовной ответственности за разжигание национальной розни. В вину Борису Сергеевичу поставлены были изданные им книги «ярых националистов» и «антисемитов» обер-прокурора Святейшего Синода, члена Государственного Совета, наставника Александра III К. П. Победоносцева, депутата дореволюционной Государственной Думы В. В. Шульгина, великого русского философа И. А. Ильина…

Сам Борис Сергеевич в интервью газете «Куранты» так объяснял свою издательскую политику: «Возвращаем читателям замечательных русских авторов, которых прежде официальная пропаганда клеймила не иначе как «реакционер», «враг прогресса», «ретроград», «черносотенец». Ведь самое интересное и трагичное, что ответы на «проклятые» вопросы происходящего сегодня в России давно даны именно этими людьми. «Страшно представить, что будет с Россией, обрети она роковой дар – российский парламент», — предрекал К. П. Победоносцев. Роковой дар – так точно предвидено. Или давайте обратимся к произведениям Ивана Александровича Ильина. Ну, кто ещё кроме него так много и плодотворно думал над тем, что будет с Россией после ухода из неё большевиков. А ведь мы его почти не знаем. Только сейчас впервые в России, да и вообще впервые, издательство готовит его десятитомник» («Если умрут книги, Россия останется без будущего», газета «Куранты», 23 января 1993 года). «Под видом перестройки, строительства демократического государства, России усиленно навязывается западная модель развития, на деле – модель превращения нас в сырьевой и рабочерукий придаток Запада. Им не нужно мощное российское государство, которое будет теснить их на рынке… Что можно противопоставить тому – только русскую идею, чтобы строить, развивать страну на собственной гордости, на уважении к себе, на национальном патриотизме, на осознании ответственности и перед предками, и перед внуками… Русская идея сегодня сводится к конкретному понятию: необходимо поднять национальный дух, обрести уверенность в себе, проникнуться ответственностью за судьбу России. Без русской идеи нам Россию не поднять. Россию не спасут никакие самые гениальные экономические реформы, если русский народ, как коренник России, не окрепнет духом. И Запад, хорошо понимая это, повёл оголтелую травлю патриотизма и национализма в России, тех столпов, на которых держится русская идея» (из беседы Б. С. Миронова в редакции газеты «Интервью» «Я боролся за слово «русский», № 11, 1994 год). «Я занимался изданием литературы, способной растить нравственную, здоровую молодёжь, уважающую своё Отечество, способную крепить и защищать его… Ясно же, что ни приказ, ни указ, ни Конституция не заменят книгу в становлении такого гражданина… И травить меня принялись после того, как мы начали издавать Ильина, выпустили целую философскую серию от Победоносцева, Булгакова, Леонтьева, «веховцев» и «сменовеховцев» до знаменитого сборника «Из-под глыб». Именно за книги Победоносцева, Шульгина, Ильина еврейское культурно-просветительное общество МЕКПО призвало прокуратуру осудить меня», — из интервью Бориса Миронова газете «Советская Россия» («Русский вопрос в судьбе Бориса Миронова», 15 сентября 1994 года).

Однако уголовное дело, возбужденное против Б. С. Миронова под давлением еврейского общества, не получило тогда развития, оно было закрыто вскоре после назначения Бориса Сергеевича сначала заместителем министра информации и печати, а следом, после реорганизации министерства, Председателем Комитета Российской Федерации по печати.

Дело закрыли, но атака на Б. С. Миронова, посмевшего вернуть в арсенал идейной и духовной борьбы русского народа идеологию национализма — ненавистную для возмечтавших переплавить нации и народы в едином плавильном котле общечеловеков без национальной памяти, гордости, самоуважения, национальной воли – с тех пор уже не прекращалась и не прерывалась. Пресса, за редким исключением оказавшаяся в еврейских руках (к примеру, главный редактор «Известий» еврей Игорь Голембиовский, главный редактор “Общей газеты” еврей Егор Яковлев, главный редактор “Коммерсант — Дейли”сын Егора Яковлева – Владимир, главный редактор газеты “Московские новости” еврей Виктор Лошак, главный редактор газеты “Сегодня” еврей Дмитрий Остальский, главный редактор еженедельника “Новое время” еврей Александр Пумпянский, главный редактор газеты “Московский комсомолец” еврей Павел Гусев, главный редактор «Литературной газеты” еврей Аркадий Удальцов, главный редактор газеты “Вечерняя Москва” еврей Александр Лисин…) обрушила на Б. С. Миронова шквал критических статей, преследуя единственную цель – отставку идеолога русского национализма. «Буквально за два месяца больше ста критических публикаций и ни одного русского автора, все – евреи» — отмечал Б. С. Миронов в одном из интервью, «Неприлично держать на министерском посту зоологического антисемита”, — писала газета “Коммерсант — Дейли” 1 сентября 1994 года. “Сейчас Госкомитет по печати возглавляет оголтелый националист и опасный для всей нашей журналистики человек Борис Миронов”, — вторила ей “Общая газета” 2 сентября 1994 года. “Кто же Миронов по своей политической принадлежности? “Национал-патриот”? “Великодержавник”? Как только служебные занятия хозяйственного, по сути, руководителя совмещаются с его политическими пристрастиями, к тому же весьма крайними, чтобы не сказать экстремистскими, — конец делу!”, — газета “Известия”, 28 мая 1994 года. “Министр-фашист в Правительстве Черномырдина”, — газета “Московские новости”, 29 августа 1994 года. “Когда нечто произносится министром Правительства и это “нечто” более всего походит на речи Гитлера, то либо правительство должно уйти в отставку, либо министр”, — газета “Сегодня”, 31 августа 1994 года. “Появились серьезные сомнения в соответствии господина Миронова занимаемой должности. Миронов предпочитает поддерживать газеты близкой ему ориентации, “Советскую Россию”, например, или “Русский вестник”. А вот на книгу прекрасных переводов Юлия Даниэля денег у возглавляемого Мироновым Комитета так и не нашлось”, — еженедельник “Новое время”, сентябрь 1994 года. “Расходуя народные миллиарды, Миронов руководствовался исключительно собственными пристрастиями, потребностями “души и сердца. Более 200 миллионов, чтобы издать Пушкина. По нескольку сотен миллионов огребли издательства некоторых православных монастырей. Хорошие «бабки» получили издатели широко известного в узких кругах философа И. Ильина. Отставка Миронова, на наш взгляд, преждевременна: пусть сначала деньги вернет”, — газета “Московский комсомолец”, 21сентября 1994 года. “Миронова сумели-таки снять с работы за националистические взгляды, о которых не уставала бить тревогу цивилизованная часть отечественной прессы”, — торжествовала «Литературная газета” 7 сентября 1994 года. “Один из самых громких политических скандалов последнего времени — снятие с должности председателя Роскомпечати Бориса Миронова. Как говорится, туда ему и дорога. Давно пора было вытурить его из нашего демократического правительства”, — не скрывала своей радости газета “Вечерняя Москва” 13 сентября 1994 года…

Буквально каждый шаг Б. С. Миронова на посту министра печати сопровождался оголтелой визгливой критикой. «А ведь я, — комментировал нападки Б. С. Миронов, — занимаюсь сугубо профессиональной работой от создания генеральной схемы развития отрасли до государственной программы книгоиздания, способной воспитывать нравственно здоровое, крепкое отрочество. За последний век мы не столько погубили экономику, сколько человеческую душу. Однако сегодня все бросились заниматься политическими, экономическими реформами, не понимая, что как бы распрекрасны не были эти реформы, да что они, игра ума, не более, без гражданина России, крепко стоящего на ногах, честного, умного, справедливого, совестливого, уверенного в себе, уважающего себя, истиннного хозяина своей земли, надёжного защитника своего Отечества. Для великих преобразований нужны великие люди».

Было отчего взвыть ненавистникам России, уже восторжествовавшим было похоронщикам России, когда на прилавки книжных магазинов, где, казалось, уже прочно, навсегда обосновались Эммануэли и маркизы де Сады, гигантские тиражи книг, издаваемые фондом Сороса, антирусские, ненавидящие всё русское, вдруг хлынул поток чистой русской прозы и поэзии, отточенной философской русской мысли – полные собрания сочинений Пушкина, Гоголя, труды лучших русских мыслителей… Вот откуда переполненные желчной злобой статьи в адрес Председателя Комитета Российской Федерации по печати Б. С. Миронова, и ещё долго уже после состоявшейся отставки Б. С. Миронова с министерского поста не могла перевести дух либеральная интеллигенция, призывая Президента страны не допускать впредь подобных ошибок, чтобы подобные Миронову лица не могли оказаться во власти.

Чашу злобы ненавистников русской национальной идеи переполнила программная статья Бориса Миронова «Народ жаждет идеала», написанная им и опубликованная в самый разгар травли. «Прежде спасал Россию от всякой политической заразы коренной инстинкт национального, православного самосознания, да разрушен он за последний век, — писал Борис Миронов. — Наш народ, среди любимых игрушек которого всегда был Ванька-Встанька, в своей необоримости схожий с самим русским народом, потерял основу – национальный идеал – и теперь больше похож уж не на Ваньку-Встаньку, а на Перекати- Поле, увлекаемый то коммунистической сказочкой, то демократическим манком… Что значит богатая, крепкая в прежней силе и уверенности Россия, о которой мечтаем, — это непременно Россия, сохранившая свои национальные корни, свои национальные традиции, свои национальные особенности, тогда естественно возникает потребность в приоритете национального воспитания, в главенстве воспитания отрока, способного гордиться своим Отечеством, верить в него, защищать его… Мы можем туже затянуть пояса, выложить миллиарды на выпуск так называемой учебной литературы и, вырастив прекрасных математиков, экономистов, вырастим более изощрённое поколение грабителей России. Без любви к Отечеству, без национального духа они будут с удесятерённой энергией грабить Россию, находить и изобретать более изощрённые, чем нынешние, способы обхода государственных законов. Вот почему Пушкин, Гоголь, Достоевский, Победоносцев, Ильин… — те же учебники, не менее необходимые, чем математика с физикой…Нам нужны граждане России, а не просто знатоки школьных учебников. Не просто учить – воспитывать!.. России предстоит в чём-то возродить, в чём-то выработать новую систему национального воспитания, и от верного разрешения этой задачи будет зависеть её будущий исторический путь… Не за страх, и не за долг должно служить России, а за любовь и за совесть. Кто бы я ни был, каково бы ни было моё общественное положение – крестьянин ли, рабочий, инженер, учёный или министр – я служу России, русскому духу, русскому качеству, русскому величию. Не мамоне и не начальству, не личной прихоти и не партии, не карьере, а именно России, её спасению, её строительству, её совершенству. Мало быть русским, надо иметь воспитанное национальное самосознание. Идеология, как служение идеалу, призвана дать человеку верное чувство собственного духовного достоинства. Ни в чём другом так остро не нуждается Россия и ничто не способно спасти её, обеспечить расцвет грядущей России, как свободный, достойный, гражданственный русский человек» («Российская газета», 16 июня 1994 года).

Оспаривать позицию Б. С. Миронова в открытой полемике никто не решился, его идеологические противники пошли иным путём, обвинив Бориса Сергеевича в «насаждении идеологии русского национализма» (газета «Российские вести», №167, 1994 год), в фашизме («Здравствуйте, доктор Геббельс», газета «Московский комсомолец», 30 августа 1994 года), «Министр-фашист в правительстве Черномырдина» («Московские новости»). И хотя ни в одной статье, ни в одном интервью Б. С. Миронов не касался еврейского вопроса, вообще ни словом не обмолвился о своём отношении к евреям, ярко выраженная им позиция русского министра вызвала шквал обвинений в антисемитизме, в том числе за то, что, несмотря на давление Администрации Президента, не стал закрывать газеты «Завтра», «Черная сотня», «За русское дело», «Народный строй», «Бумбараш» и другие им подобные. «Миронов первым из официальных лиц перешёл от попустительства погромным листкам к прямому соучастию, встал грудью на защиту чисто уголовных газет», — доносила Кремлю газета «Коммерсант» («Не лучше ль податься мне в антисемиты», № 164, 1994 год). Президентский аналитик Марк Урнов в той же газете назвал попустительство Миронова «погромщикам» «чудовищным» и призвал Президента принять жесткие меры. Начальник управления по информационному обеспечению Администрации Президента Сергей Носовец в ответ заявил, что как только Президент Б. Н. Ельцин вернётся из Германии, перед ним будет поставлен вопрос о «немедленной отставке Миронова». Такое же мнение газете «Коммерсант-Daily» высказал руководитель телекомпании «Останкино» А. Н. Яковлев.

Позднее, на пресс-конференции в Российско-Американском пресс-центре, посвященной отставке, Б. С. Миронова с министерского поста, председатель Судебной палаты по информационным спорам Анатолий Венгеров откровенно признал, что «несовместимость политических взглядов Бориса Миронова с занимаемой им должностью вполне проявилась уже к июню этого года, чему свидетельством стала его программная статья в «Российской газете» (ИТАР-ТАСС, 5 сентября 1994 года). Газета «Комсомольская правда» 6 сентября 1994 года писала: «Отставка Миронова была предопределена. 16 июня он опубликовал в «Российской газете» программную статью «Россия жаждет идеала». Публикация стала тем рубежом, после которого уже не возникало сомнений относительно его позиции: «Мало быть русским, надо иметь воспитанное национальное самосознание», «Россия сегодня нуждается в новом предметном воспитании русского духовного характера».

В ответ на Указ Президента Б. Н. Ельцина об отставке опальный министр в тот же день выступил с широко разошедшимся по миру «Заявлением о моей отставке», в котором обвинил Б. Н. Ельцина в служении антирусским интересам: «Россия была и остается великой Державой, возрождения и возвращения которой на занимаемое ею прежде место в мире боятся другие страны, объявившие себя правящей «семеркой». Не экономический и не политический кризис мешают России встать в полный рост, а прежде всего кризис духовный, источивший веру народа в себя. Без национального патриотического подъема нам не окрепнуть душой, не возродить в себе былого духа гордости, уверенности, ответственности за нацию. Однако в России по-прежнему изгоняются, жестко искореняются, преследуются идеи русского национализма и патриотизма. Свидетельствую об этом как бывший Председатель Комитета Российской Федерации по печати. После публикации в «Российской газете» моей программной идеологической статьи «Россия жаждет идеала» так называемые «демократы», «демократические» газеты, ближайшие помощники Президента начали истерическую кампанию травли, обвиняя меня в национализме, антисемитизме, антидемократизме. Их неистовую ненависть вызывала осуществляемая мною государственная программа книгоиздания, направленная на духовное возрождение русской нации. По-сатанински изворотливо и нагло святые понятия национализма, патриотизма, без которых России не окрепнуть Духом, не распрямить согбенных плеч, кремлевские идеологи подменяют генетически ненавистным каждому русскому человеку понятием фашизма. И, добиваясь моей отставки, из меня, сына фронтовиков, воевавших с фашизмом, слепили жупел «фашиста».

Кому это надо, кому это выгодно? Тем, кому не нужно, кому не выгодно возрождение крепкой, уверенной в себе России, кому нужна смута в государстве, чтобы, намеренно смешивая правду и ложь, честь и бесчестие, верность и предательство, веру и лицемерие, сеять в душах русских людей замешательство, растерянность и беспомощность, подминать обезволенных и обессиленных людей в своих амбициозных, далеко не русских, чуждых России интересах. Самое опасное, что подобные цели преследует ближайшее окружение Президента, давно добивавшееся и добившееся моей отставки.

Президент волен выбирать с кем ему работать. Но мою отставку определили не профессиональные и не человеческие качества, а идеологические соображения. Президент не пожелал принять моей национальной, патриотической программы духовного возрождения России. Но я продолжаю настаивать на том, что Россия возможна только как национальное государство. Россия должна вернуться к национальному самоутверждению и самостоянию. Семьдесят пять лет с нами обходились так, как будто мы напрочь лишены национального достоинства, национального духа, национального инстинкта. И сегодня продолжает насаждаться в русских национальная слепота, глухота, немость.

Не понимать основополагающего, коренного в России – преобладания национального русского духа, – значит вовсе не знать, не понимать, не чувствовать России. И если Президент до сих пор этого не понял, жаль не его, жаль России, доверившей ему власть».

Редчайший случай в истории России! Мало того, что человек столь высокого ранга выступил с отповедью Президенту на свою отставку, но он ещё и подал в суд на Президента с единственным требованием объяснить, за что уволен, так как в Указе Президента не было ни слова о причине отставки. О том, чем закончилось судебное дело, Б. С. Миронов подробно рассказал газете «Правда-5»: «В Московском городском суде в ходе процесса представитель Администрации Президента адвокат Абушахмин, уже ликуя, празднуя победу, — по всему было видно, что городской суд перечить Президенту не намерен, сказал под протокол: «Миронов уволен за несовпадение взглядов на национальный вопрос. Я готовил этот Указ. Миронов уволен Президентом Российской Федерации по политическим соображениям. Не может министр, отвечающий за печать, книгоиздание и полиграфию, всё время говорить: «национальный дух», «Россия», «Русь», «русские», «русские», «русские». Уже заканчивая говорить, в запале обнажённой ненависти Абушахмин понял, что он сказал, о чём проговорился, — надо было видеть его наполненные жутью глаза. Всё тайное становится явным. Вот и признал представитель Президента, признал на суде, что известно всей России: властные структуры переполнены не просто инородцами, не просто иудеями, а руссконенавистниками, истребляют всё несущее русский дух. Я был уволен как русский руководитель отрасли за то, что как русский человек проводил в жизнь программу развития отрасли в интересах русского народа, других коренных народов России, в национальных интересах России, что вызывало ярость со стороны Президента Ельцина, его окружения, творящих совсем иную политику – политику уничтожения русского народа, всего, что может способствовать возрождению русского духа, русского сознания» («Крепостное право Президента», «Правда — 5», № 25 1997 года).

* * *

Авторитет идеолога национализма Борису Миронову создали статьи «Нация и государство», «Жупел «русского фашизма», «Кому мешает национализм», «Об отношении русских к коренным народам России. Позиция русских националистов», «России нужны герои», «Что делать русским в России», «О еврейском фашизме», «О необходимости национального восстания».

«Мы, русские, — убеждает читателя Б. С. Миронов, — должны развить в себе национальный эгоизм. Наша национальная энергия всегда сдерживалась нашим собственным сопротивлением. Над Россией должен, наконец, воцариться высший интерес, над всем обществом, над всеми политическими дрязгами, и это интерес сохранения, сбережения, приумножения русской нации.

Сегодня интересы русского нам должны быть значимее и дороже интересов целых континентов. Сегодня понятие нация должно быть нам так же близко, дорого и свято, как понятие семьи.

Только национализм — полная открытая любовь к своей нации, гордость за свою нацию, страстное желание служить своей нации, до самопожертвования быть верным ей, быть ответственным перед ней — дает возможность каждому человеку, каждому народу дышать полной грудью, не скрывать своей любви к своему народу, к своей нации, не стесняться этой любви, не избегать ее, без оглядки на кого другого ценить, любить, гордиться своим народом, искренне и полно считать его лучшим, и стремиться его таким крепить.

Именно национализм является основой мирного жительства народов, потому что национализм крепит не только нацию, национализм крепит отношения между нациями. Национализм в России — единственный гарант недопущения распада России, он единственный способен спасти Россию от повторения трагедии Советского Союза. Националист якут, националист калмык, националист мордвин.., каждый националист каждого проживающего в России народа во имя благоденствия своего народа будет стремиться к сохранению своего народа рядом с большим, стодвадцатимиллионным русским народом на богатейшей российской земле. Да и что есть Россия, как не ковер, прочность и красоту которого определяют плотно и надежно сотканные нити, и чем больше их, чем разнообразнее они, тем прочнее и красивее ковер. А что есть государство Российское, как не прочный и надежный якорь России, и чем крепче каждая жилка каната, тем надежнее канат держит якорь.

У национализма нет и не может быть противников в самой России, среди народов России. Как человек в здравом уме не может бороться со своим собственным здоровьем, так и народ не может отторгать то, что ему в здравие, силу и крепость.

Национализм ненавистен лишь тому, кому страшна крепость России».

Кажется, вся Россия услышала страстный призыв Бориса Миронова: «Сегодня у каждого русского свое Поле Куликово, и не надо русскому ждать ни трубы, ни призыва, ни команды. Идет жестокая, коварная война, на которой каждый русский должен стать воином, — воином русского духа. Наш жребий — не победа или поражение. Что для нас слава, что позор, когда решается быть или не быть России, быть или не быть русскому народу — вот наша судьба, вот итог жизни нашего поколения».

В 1999 году в работе «О необходимости национального восстания» Борис Миронов выступает с критикой марксистско-ленинской идеологии: «Мы не поняли главного, что в 1991-ом году в России ровным счетом ничего не произошло, никакого переворота, никакой революции, ничего! Змея, вползшая в Россию в начале века, сменила лишь кожу с коммунистической на демократическую, а змеиное жидовское нутро осталось прежним с 1917-го года — руссконенавистническим, русскогубительным. При нынешнем демократическом режиме расцвело то, что высеяно было, вызревало при коммунистах. В 1991-ом году демократы пришли вершить начатое коммунистами в 1917-ом году. Сначала крушение Российской империи через революцию и социализацию страны — сокрытую форму еврейского захвата России, — затем, изничтожив национальный остов России, национальную форму правления России, национальный уклад России, национальный генофонд России, и, проведя народы России через 80 лет национального беспамятства, перешли к открытой форме еврейского захвата страны… Сменили декорации, перераспределили роли, — еврейская революция, начатая в России в 1905 — 1917 годах, продолжается. Пора обнажить, наконец, истинный смысл марксистской фразеологии, внятно и доказательно проговорить, что марксистско-ленинская идеология выражает интересы, намерения, цели только евреев, пути достижения евреями мирового владычества, а интересы пролетариев, рабочего класса, о которых публично хлопочут Маркс с Энгельсом и Ленин, всего лишь маскарад, маскировка и тогда все мутное, порой нелогичное, часто и вовсе не имеющее смысла в марксистско-ленинской идеологии, обретает ясность и цельность, жесткость идеологической конструкции, осознанность и практичность каждого слова, начиная с «Коммунистического манифеста» Маркса и Энгельса: «Коммунисты не скрывают своих взглядов и намерений. Они открыто заявляют, что их цели достижимы лишь насильственным свержением (внимание!) всего существующего общественного строя. Пусть господствующие классы содрогаются перед лицом коммунистической революции. Пролетариям в ней нечего терять, кроме своих цепей. Приобретут же они (внимание!) весь мир. Пролетарии всех стран, соединяйтесь!”

В широко известных, многими зачетно вызубренных этих словах, на первый взгляд масса неразумного, неестественного, просто бравады, фанфаронства чистой воды, чтобы серьезно относиться к этим словам. Ну, какая коммунистическая сила, кто ее тогда знал-ведал, не было еще в природе никакой коммунистической силы, как не было еще самих коммунистов, но эти двое, Маркс с Энгельсом, вдруг с первого своего шага, как давно выношенное и вызревшее, на полном серьезе, весомо и с угрозой заявляют о завоевании всего мира, о свержении всего существующего общественного строя. Кто же тогда так уверенно и убежденно, выношенно мог говорить такие тяжелые слова? На всем земном шаре что тогда, когда Маркс с Энгельсом писали свой манифест, что теперь, лишь одному народу, евреям, по их собственному мнению, плохо во всех странах во все времена, и единственные в мире, кто больше двух тысячелетий вынашивает идею завоевать весь мир, опять же были и остаются они – евреи.

Чтобы обнажить истинный смысл цитированных выше слов Манифеста, надо отшелушить пролетарскую маскировку, на это место выставить слова истинного еврейского назначения, и тогда «Коммунистический манифест» обретет свое подлинное, точное, незамаскированное название «Еврейский манифест». И тогда все становится на свои места, обретает ясность и цельность, тогда проходит недоумение, как это пролетариям нечего терять, кроме своих цепей, а нажитое? а наработанное? а семьи? а Отечество, наконец, за которое они проливали и кровь, и пот? И только тогда, когда используемые в качестве камуфляжа интересы пролетариата, рабочего класса заменяем словами изначально предназначенными здесь стоять — интересами еврейства, тогда документ обретает строгость форм, логичность доводов и ясность поставленной программной цели: «Евреи не скрывают своих взглядов и намерений. Евреи открыто заявляют, что их цели достижимы лишь насильственным свержением всего существующего общественного строя. Пусть господствующие классы содрогаются перед лицом еврейской революции. Евреям в ней нечего терять, кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир». Тогда логично, здраво, полнозвучно и реально звучит: «Евреи всех стран, соединяйтесь!».

В 2004 году за статьи «Вставайте, люди русские!», «Выборы – грязное еврейское шоу», «Открытое письмо к сибирякам», «Крушат державы щит по заказу ЦРУ и Моссада», «Губернатор Толоконский как зеркало еврейской диктатуры», опубликованные в издаваемой Б. С. Мироновым газете «Сибирский фронт», Борис Сергеевич арестован и брошен в тюрьму. Выступая на суде, он говорил: «Меня сегодня судят не за действия, «направленные на возбуждение вражды, а также на унижение достоинства человека и группы лиц по признакам национальности, отношения к религии, совершенные публично, с использованием средств массовой информации, совершенные с использованием своего служебного положения», как значится в моем обвинительном заключении, меня сегодня судят не за мои статьи, опубликованные в газете «Сибирский фронт», настолько они аргументированы и убедительны по приведенным в них фактам, что с ними невозможно спорить, — меня сегодня судят за то, что я посмел коснуться самого запретного в стране с 1918-го года – преступлений еврейской мафии. И дело даже не в Толоконском, хотя именно он фигурирует главным действующим лицом в моих статьях, дело в прецеденте, который может создать рассмотрение моих статей по существу. Ведь привлеки сегодня Толоконского за те преступления, которые он совершил на посту главы администрации Новосибирской области, завтра может встать вопрос о преступлениях Фридмана, Авена, Смоленского, Вексельберга, Когана, Абрамовича, Кириенко, Чубайса.., находящихся сегодня под надежным непробиваемым панцирем своей этнической принадлежности. Сегодня тронуть кого из них — значит вызвать вой и визг об антисемитизме, которого все так страшатся с кровавых 20-ых годов, когда без суда и следствия ставили к расстрельной стенке только за то, что кто-то неодобрительно отозвался о еврее. И этот страх, густо замешанный на русской крови, на генетическом уровне вошел в кровь и плоть населения России, а при малейшем ослаблении этого страха, ретивые еврейские законодатели сегодня вновь укрепляют его 282-ой статьей, продолжая ее ужесточать под флагом борьбы с экстремизмом. И вот теперь меня, сына и внука бесстрашных воинов русской и советской армий, судят за то, что я имею мужество писать правду, судят с далеким прицелом, что если осудить меня, заткнуть рот мне, журналисту, писателю с известным именем, бывшему главному редактору, создателю «Российской газеты», бывшему директору крупнейшего издательства страны «Советская Россия» — «Русская книга», бывшему Председателю Комитета Российской Федерации по печати в ранге министра, то как легко потом будет по созданному здесь, в Новосибирске, прецеденту, рассовать по тюрьмам за слово правды сотни честных, мужественных, талантливых журналистов и писателей.

Понятно, что я не только не признаю своей вины, но я так и не понял за все четыре года этой позорной прокурорской волокиты, о какой вине моей вообще идет речь. Так может только оккупационная власть приучать коренное население оккупированной территории к новым порядкам, к новым правилам жизни.

Меня судят сегодня за честно сказанное слово русского человека на своей родной русской земле. Меня посадили на скамью подсудимых, пропустив через тюрьму, а в устрашение бросили и без единого следственного действия держат в застенках «Матросский тишины», самого тяжелого изолятора в стране — 99/1, специально жестоко оборудованного для самых страшных преступников власти, моего сына, держат его как политического заложника, — всё это беззаконие творят те, кто всерьёз возмечтал, чтобы мы, русские, забыли и свое родное имя, и свое право жить на русской земле по законам и правилам правды и чести, завещанным нам нашими отцами и дедами, открывшими эту землю, освоившими и защитившими ее.

Очень показательно то, что меня, русского и православного христианина, судит сегодня и жаждет расправиться со мной еврейская община с очень символическим названием для сегодняшнего суда – «Атиква». Напомню, что «Атиква» — это название гимна сионистского движения, с 1948 года – национальная песня Израиля, выполняющая функции национального гимна Израиля. Меня судят и жаждут расправиться со мной сионисты, поднявшие здесь, в сердцевине русской земли, знамя Израиля, а я напомню вам, что 30-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН в ноябре 1975 года квалифицировала сионизм как форму расизма и расовой дискриминации. Меня судят сионисты и иудеи, ведь вторая организация, добившаяся суда надо мной – иудейская община «ЯТаД». Получается, что меня судят по сионистским законам, еще недавно запрещенным Организацией Объединенных Наций за античеловечность, — и тогда все становится на свои места, потому что ни один закон Российской Федерации я не преступал, ни один закон Российской Федерации ко мне претензий не имеет и иметь не может, но коль я здесь, на скамье подсудимых, значит есть иные законы в России, кроме тех, что прописаны в законодательстве, а 282-ая статья лишь камуфляж тех подлинных нерусских, антирусских, руссконенавистнических законов, по которым меня сегодня судят.

Могу ли я с этими законами согласиться, могу ли я согласиться с тем обвинительным заключением, что написан на основе сионистских, иудейских законов – нет, конечно!

И то, что я на скамье подсудимых и мои истинные судьи иудеи и сионисты – это не мой позор, это позор сегодняшней России, наш национальный позор, что нас, русских людей, судят по чужим, чужеродным, антирусским, руссконенавистническим законам».

Осудить Б. С. Миронова власть тогда не решилась ввиду мощных митингов протеста, прокатившихся в поддержку Б. С. Миронова по всей России, в 53 городах прошли тогда митинги, но и оправдать власть его не посмела. Б. С. Миронов освобождён от уголовного преследования в связи с истечением срока давности. Спустя два года новосибирской мафиозной группировке, которую Борис Сергеевич обличал в своих статьях на страницах газеты «Сибирский фронт», предъявили обвинение по восьми доказанным эпизодам убийств, среди которых расстрелы двух вице-мэров Новосибирска.

* * *

Одна за другой выходят мироновские книги «Нас спасёт национализм», «Кому в России мешают русские», «Иго иудейское», «Приговор убивающим Россию», «Путин и его команда. Пожирающие Россию», «Чубайс – враг народа», «Русские. Последний рубеж», «Покушение». Ни одна книга практически не остаётся без внимания прокуратуры. Вызовы на допросы следуют один за другим. Не дожидаясь решения суда, прокуроры рассылают издательствам предписания, обязывающие прекратить выпуск и реализацию книг, изъять их из продажи.

Ивановский суд признаёт экстремистской работу Б. С. Миронова «Об отношении русских к коренным народам России. Позиция русских националистов», в которой аргументировано чётко, оттого весомо и убедительно отстаивается идея верховенства в России национальных интересов коренных народов России, к которым автор относит все народы, постоянно проживающие на территории России, и, особо подчёркивает Б. С. Миронов, не имеющих государственных образований вне её пределов, за исключение украинцев и белорусов, которые представляют единый с русскими народ. «Забыв в поговорку, — пишет Б. С. Миронов, — отлитое назидание предков “разделенное царство — разоренное царство”, начинаем делиться, а точнее разбегаться, панически вместо “Спасайся, кто может!” кричим “Россия для русских!”. Тогда, выходит, Чувашия для чувашей, Башкирия — для башкир, Удмуртия — для удмуртов, Татарстан — для татар, Бурятия — для бурят, Тува — для тувинцев… А как иначе? Вот мы якутов брали в российское подданство, мы ведь их, якутов, не из Африки завезли и выделили им под жительство кусок своей родной русской земли, мы якутов взяли в Россию вместе с территорией, на которой якуты без нас и до нас проживали, и не важно, что на этой территории якутов сейчас значительно меньше русских, это прародительская якутская земля, и если якуты провозгласят, если уже не провозгласили “Якутия — для якутов”, под понятием Якутия они будут иметь в виду и претендовать на ту территорию, по которой кочевали их предки, и вместе с которой их предки вошли в состав России. Теперь развернем карту России и, приговаривая “Россия — для русских”, пошли лязгать ножницами, проводя национальную зачистку, освобождая Россию от всех других народов: Дальний Восток в таком случае обрезаем, чукчи тут, коряки, эскимосы, ительмены, нанайцы, ульчи, орочи, ороки, удэгейцы, негидальцы… — это их земли. Сибирь тоже отрезаем, ханты тут хозяева, манси, селькупы, алтайцы, хакасы, тувинцы, тофалары, шорцы, юкагиры.., да разве всех перечислишь. И Север, понятное дело, долой, саамы тут, ненцы, северные коми, энцы, долганы… расселились раньше нас. Но ведь тогда и Урал получается не наш, и Поволжье не наше, мордва тут хозяйничали издревле, марийцы, удмурты, коми-пермяки.., только начни перечислять, не остановишься. Большие ножницы уже помеха, миниатюрные брать придется, чтобы вырезать то пространство куцей земли, где мы могли бы с полным правом, не отбирая ни у кого их коренной земли, провозгласить: “Ну вот, и Россия для русских”. Бред, конечно, все равно, что разбирать ковер на нитки, дом на кирпичи, избу раскатывать по бревнышкам: “Вот эти бревнышки — мои”. То-то радости всем: вместо дома — кому пара-тройка бревен, кому — кол на брата».

«Запрет этой работы может быть выгоден только тем, кто стравливает народы России между собой, навязывая неприязнь в первую очередь к русскому народу», — так прокомментировал запрет своей книги сам автор.

Ещё одну книгу Бориса Миронова — «Приговор убивающим Россию» — вклинил в список запрещённой литературы Петропавловск-Камчатский суд. В «Приговоре» автор документально точно и исчерпывающе полно обосновывает мысль о совершающемся сегодня в России геноциде русского народа. Книгу до боли сердечной страшно читать, настолько в ней бесспорны и доказательны факты русского вымирания. Её запрет — стремление власть придержащих любыми способами сокрыть геноцид русских, который не в силах затушевать даже насквозь сфальсифицированная перепись населения в 2010 году, признавшая уменьшение численности населения (читай – вымирания русского народа) за 15 лет на восемь миллионов человек. Реальные же потери за 20 лет реформ специалисты исчисляют в 35 миллионов человек.

Из запрещённой книги Б. С. Миронова: «Чума, которая стремительно заполоняет Россию, имеет вполне благозвучное научное обоснование: «в результате демографической катастрофы Россия не способна восстановить потенциал рабочей силы…». Все ясно, только никто из кремлевских аналитиков почему-то не отвечает на вопрос, что за «демографическая катастрофа», откуда она взялась в России, - после тяжелейшей войны? мора? цунами, землетрясения, смерча?.. Хоть какое-то объяснение должно быть, почему русский народ, которого, по всем расчетам сегодня должно было быть не меньше 250 миллионов, не насчитывает и половины, и продолжает вымирать так стремительно, что уже не хватает собственных сил обихаживать свою землю, некому работать, некому воевать, а через сто лет и вовсе исчезнем, как вид. Был народ – нет народа. Целый народ, великий народ вымирает, и никому нет до этого дела – гробовое молчание. Пташка, зверюшка на грани исчезновения, — и какая трогательная забота о них, сколько шума, конгрессов, общественных движений, «красных книг» и «красных статей» в их защиту, сколько исследователей, защитников и борцов за их спасение. Сокращается популяция лисиц – сразу мощный резонанс во всем мире. Здесь же вымирает целый народ без войн, без мора, без природных катаклизмов, — и одно лишь ликование Зайончковских: какое счастье, что под боком Китай, будет кому заселить русскую землю… Куда же русский народ подевался, отчего он умирает миллионами? И почему власть, распахивая врата инородцам, не обеспокоится нарождением самого русского народа. Да потому что сегодня власти в России надо, чтобы нас, русских, не прибывало, а убывало, — в этом задача нынешней российской власти.

«Происходящая на наших глазах депопуляция русского народа имеет более глубокие причины и грозит более страшными последствиями, чем это можно себе представить в случае геноцида, то есть целенаправленного уничтожения какой-либо этнической группы, — пишет эксперт Государственной Думы академик Игорь Гундаров. – Эпидемия сверхсмертности в России 90-х годов является результатом навязывания исторически и культурно чуждых для нас духовных ценностей. Западный тип мышления, всячески внедряемый в сознание русского человека, противоречит его нравственно-эмоциональному генотипу, и вымирание нации является специфической реакцией отторжения на чуждую духовность». Получается, сохраняя себя как русских, мы никогда не сможем принять навязываемые нынешней властью новые правила жизни, новые нравственные принципы, принять их, — значит перестать быть русскими.

«Находить стремительному вымиранию русского народа иные причины, — сердечно-сосудистые заболевания, плохую экологию, ухудшившееся питание — утешать и обманывать себя», — считает Игорь Гундаров. Даже нервный стресс и неблагополучное социально-экономическое положение не являются первопричиной массовой гибели русского народа. Достаточно сравнить данные двух мировых войн с современной Россией, и мы увидим, что даже во время войны, когда человек постоянно находился в стрессовой ситуации, смертность была значительно ниже, чем сейчас. Что касается экономики, то по смертности мы несравнимо опередили Соединенные Штаты времен великой депрессии. Да и в Киргизии, Азербайджане, Таджикистане, Узбекистане, Туркмении, где экономическое положение много хуже нашего, и уровень медицинского обслуживание многократно ниже, не вымирают, рожают как прежде, более того, как отмечают специалисты, «демографическое положение имеет тенденцию к улучшению». Потому что там не отказались от национального мировоззрения, сохранили и национальные ценности, и национальные традиции» («Приговор убивающим Россию» — М., ФОРЖИ, 2005).

Третью книгу Бориса Миронова — «Иго иудейское» — объявил запретной для чтения Хорошевский суд Москвы.

«Вот стою я перед вами, — говорил Б. С. Миронов, обращаясь к суду во время процесса, — русский человек на русской земле, всю свою жизнь на всех своих постах служивший исключительно интересам своего русского народа, своей русской земли, и не могу взять в толк, за что вы меня, русского человека, на моей родной русской земле мытарите? Как не прикинь, а всё выходит, за то вы меня судите, что я защищаю интересы русского народа, русской земли, защищаю интересы родной мне России… Вы запрещаете мою книгу, вставшую на защиту русского народа! Но если меня, русского человека на русской земле судят за защиту русского народа и русской земли, тогда что за власть вы представляете? Оккупационную власть, иначе её не назовёшь, власть антирусскую, руссконенавистническую… Меня, русского человека, всю жизнь, на всех своих постах, отстаивающего интересы России, своего народа, меня, русского, на моей же родной русской земле преследуют за мои национальные взгляды и убеждения, лишают слова, вгоняют кляп в рот! До какого же позора мы, русские, дожили, до чего докатились! У любого народа, у самого ничтожно малого племени, на планете есть кусок родной земли, где каждый человек этого рода-племени чувствует себя дома. И только мы, русские, дожили до того, что у нас нет более отеческой земли, нет своего государства, которое защищало бы и оберегало нас, а не оккупировавших русскую землю чужеродцев, руссконенавистников, грабителей и убийц русского народа…

Вас обязывают признать книгу «Иго иудейское» экстремистской, запретить её, но у вас на то нет никаких законных оснований, и выступавшие здесь специалисты, адвокаты убедительно это доказали, зато есть заказ… Вы поставлены сегодня перед очень тяжёлым выбором, это не только нравственный выбор, это выбор политический, это выбор гражданский: служить укреплению и развитию России или предавать Россию за ещё одну звёздочку на погонах, повышение по службе, премию, благосклонное отношение начальства… Поверьте мне, пройдёт немного времени и все эти и. о. прокуроры Волковы разделят судьбу прихвостней-полицаев, ползавших на коленях перед трибуналом и умалявших пощадить, потому как их «заставили» служить оккупационному режиму. И у меня был выбор: служить президенту Ельцину и его камарилье, грабящей Россию, и быть в министрах, или служить интересам своего народа и России. Я тогда свой выбор сделал. Теперь ваш выбор. Вам выбирать кому служить: России или ненавистникам России».
Геннадий Бузмаков



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх