,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Подлость «свободной» журналистики
  • 26 августа 2012 |
  • 18:08 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 1081
  • |
  • Комментарии: 12
  • |
+16
Подлость «свободной» журналистики



Очередная годовщина войны на Кавказе августа 2008-го не осталась без внимания СМИ: эксперты анализировали, политики комментировали, непосредственно причастные к событиям делились воспоминаниями, иные махали руками после драки. Не обошли данную тему и «свободные» журналисты — те самые, которые, как неоднократно отмечалось на страницах «2000», нередко свободны и от объективной реальности, и от здравого смысла, и от элементарной совести.

Живописания сочинительницы

В частности, одна из жутко «свободных» журналисток, Юлия Латынина, 14 августа разродилась очередным пасквилем, обличающим «преступный режим Путина» — «К четырехлетию маленькой бесполезной войны». Текст был широко растиражирован в сети, в т. ч., к моему удивлению, и вполне вменяемыми сайтами. Спустя 4 года после войны Латынину осенило (в который раз!): Россия — агрессор, атаковавший мирную, безобидную Грузию.

Состряпано «разоблачение» в традиционном для «свободной» журналистики стиле: факты — с ног на голову, оценки — с больной головы на здоровую.

О том, что Южная Осетия и Россия готовят агрессию против молодой грузинской демократии, Латынина додумалась еще в 2005-м, после посещения Цхинвали. Главным свидетельством вынашивания коварных планов кремлевско-цхинвальскими империалистами стала «сама атмосфера республики» — «рассказы про «грузинских фашистов», «про негодяя Саакашвили». Да еще сельский учитель на высотке близ Авневи (селение западнее Цхинвали) рассказал сочинительнице, «что это геополитический центр мира, центр противостояния Америки и сил добра».

Латынина обозвала все это «оруэлловщиной» и пришла к выводу: «на Кавказе будет война, и начнется она в Южной Осетии» (о чем, говорит, и известила своего знакомого, некоего Игоря). «Уже тогда была ясна модель будущей войны, главная стратагема XX века, использовавшаяся всеми, от Гитлера до палестинцев: взорви врага и, когда он ответит, обвини его в агрессии», — пафосно провозглашает она (выделено мной. — С. Л.).

Действительно, с чего бы жителям Южной Осетии в 2005-м вести разговоры о «грузинских фашистах» и «негодяе Саакашвили»? Неужели для подобного мог служить предпосылкой тот, к примеру, факт, что грузинские вооруженные силы в августе 2004-го предприняли попытку захватить Цхинвали? Тогда, правда, у Грузии не хватило силенок справиться даже с отрядами самообороны Южной Осетии.

Подготовка Москвы и Цхинвали к агрессии продолжалась не один год. Латынина об этом не пишет (видимо, решила пощадить московско-цхинвальских шовинистов), но мы напомним.

Рост военного бюджета Грузии бьет мировые рекорды — за несколько лет с 1% до 8% ВВП (и это лишь открытая часть). Тбилиси скупает оружие везде, где только можно — бронетехника, артиллерия, системы ПВО. Для чего? Для войны с Россией? Абсурдно (в любом варианте — ни напасть на Россию, ни защититься от российского нападения Грузия не могла, даже если бы тратила на армию весь свой ВВП). Иное дело — для восстановления контроля над Южной Осетией и Абхазией.

Высокопоставленные грузинские чиновники публично заявляют, что недалеко то время, когда Абхазия и Южная Осетия будут взяты под контроль Тбилиси. В 2006 году министр обороны Грузии Ираклий Окруашвили даже выражает намерение встретить 2007 год в Цхинвали. «Если 1 января 2007 года мы не встретим в Цхинвали, я уйду с поста министра обороны Грузии», — сказал Окруашвили 1 мая 2006-го в политическом ток-шоу «Первые» на телеканале «Имеди». Разве это не свидетельство мирных планов Грузии? Будь в Кремле такие же голуби мира, они наверняка высказывались бы в подобном тоне. Тот же Сергей Иванов (в 2006-м глава Минобороны РФ) не давал бы Окруашвили совет «встречать Новый год в семейном кругу», а заявил бы о намерениях встретить 2007-й, ну, скажем, в Тбилиси. Не сомневаюсь, «свободные» журналисты вроде Латыниной расценили бы такое высказывание как призыв к миру.

На протяжении многих лет Москва призывала Тбилиси подписать юридически обязывающие соглашения с Абхазией и Южной Осетией о неприменении силы. Но Грузия под различными предлогами уклонялась от подписания такого рода соглашений. Казалось бы — почему? Ведь такие документы связали бы руки «агрессорам» — московско-абхазско-югоосетинским? Или активно вооружавшийся режим в Тбилиси не хотел связывать руки себе?

Но мало того, что Грузия противилась заключению дополнительных соглашений, направленных на предотвращение силового варианта развития событий. Тбилиси нарушал и уже имевшиеся договора.

Так, в соответствии с Соглашением «Об основных принципах урегулирования грузино-осетинского конфликта», подписанном 26 июня 1992 Ельциным и Шеварднадзе, и последующими решениями Смешанной контрольной комиссии по урегулированию грузино-осетинского конфликта (СКК) в зоне конфликта не допускалось нахождение тяжелой военной техники, любых вооруженных подразделений сторон без согласования с СКК и Объединенным военным командованием Смешанных сил по поддержанию мира в зоне грузино-осетинского конфликта (ССПМ), кроме местных правоохранительных органов и миротворцев.

Но Грузия держала в зоне конфликта тяжелые вооружения и технику (именно она в ночь с 7 на 8 августа 2008-го будет ровнять с землей Цхинвали). То же самое, кстати, и в ситуации с грузино-абхазским конфликтом: в Кодорском ущелье грузинской армией был создан плацдарм для нападения на Абхазию, размещено в т. ч. и тяжелое вооружение — в нарушение Московских соглашений о прекращении огня и разъединении сил от 14 мая 1994 года.

И вот на таком фоне российские военные зачем-то разработали планы на случай грузинского вторжения в Южную Осетию — contingency planning, столь возмущающий ныне г-жу Латынину и свидетельствующий, по ее мнению, о подготовке агрессии в отношении Грузии.

И для чего, в самом деле, Москве нужен был этот contingency planning, т. е. план действий на случай чрезвычайной ситуации, когда обстановка в зоне грузино-югоосетинского конфликта была спокойной, ничто не говорило о возможном обострении (выше перечислено), в регионе находились российские миротворцы (разве нужно было планировать меры на случай, если их жизням будет угрожать опасность?), а Россия при этом еще и являлась гарантом мира в регионе? Согласно миротворческому мандату, Россия обязана была разделять противоборствующие стороны, а в случае, если одна сторона прибегает к силовым акциям — защищать другую. Совершенно не нужный и, прямо скажем, коварный план.

В первых числах августа 2008-го Россия и Южная Осетия вышли на финальную стадию подготовки к агрессии. Тогда, правда, Юлия Латынина этого не разгадала — чего-то у нее «притупилось» (но ей простительно, ведь, уточняет она, и прогрессивное общечеловечество тоже не разгадало коварных московско-цхинвальских намерений — «ни США, ни ОБСЕ»), но теперь, спустя 4 года, раскрыла этот заговор.

Расшифровала Латынина российско-югоосетинские агрессивные замыслы на основе следующего: «1 августа президент Кокойты сказал «Интерфаксу»: «Мы оставляем за собой право ударить по грузинским городам, у нас есть чем их достать»... 3 августа Кокойты объявил эвакуацию Цхинвали перед грузинской агрессией... Россия вдруг объявила, что «добровольцы» со всех концов России стекаются в Южную Осетию, чтобы отразить грузинского агрессора, который непременно нападет (когда это Россия спокойно вооружала частных граждан?)».

Латынина продолжает живописать разворачивание агрессии: «А в это время — утром 5 августа — первые батальонные тактические группы уже проходили Рокский тоннель. А в это время — 6 августа — «неизвестно чья» артиллерия уже ровняла с землей грузинские деревни Авневи и Нули. А в это время грузины, как ошпаренные, стучались во все двери, в ОБСЕ, в Госдеп, Саакашвили дважды звонил Медведеву, но тот не брал трубку.

7 августа Тимури Якобашвили, грузинский министр по делам территорий, спешно поехал в Цхинвали, чтобы любой ценой договориться с Кокойты о прекращении огня... Марат Кулахметов, командующий российскими миротворцами, принял Якобашвили и сказал, что «Кокойты вышел из-под контроля»... Тогда — в отчаянии — грузины объявили одностороннее прекращение огня. В ответ на это подлое и несомненно агрессивное действие через Рокский тоннель в Грузию двинулась колонна танков, а перед этим был открыт шквальный огонь по грузинскому анклаву... Вот тут-то проклятый фашист Саакашвили и напал на «мирно спящий Цхинвали»...

«Без выбора целей»

Впечатляет. Особенно эвакуация Цхинвали — верный признак готовящейся агрессии против Грузии. Всякий агрессор так поступает — готовясь вторгнуться на чужую территорию, эвакуирует население собственных городов. Гитлер, помнится, тоже перед нападением на Польшу и СССР эвакуировал жителей Берлина.

В реальности заявление Кокойты (от 1 августа 2008-го) о том, что Южная Осетия оставляет за собой право нанести ответный удар по грузинским городам, последовало после массированного артиллерийского и снайперского обстрела Цхинвали с грузинской стороны, в результате которого три человека погибли и семь получили ранения. Факт обстрела был официально зафиксирован Объединенным штабом Смешанных сил по поддержанию мира. К слову, тогда Кокойты обвинил Украину в поставках снайперского вооружения Грузии (и тот факт, что «оранжевый» режим осуществлял поставки вооружений режиму Саакашвили, включая и незаконные, установлен в т. ч. парламентской комиссией ВР под руководством В. Коновалюка).

Не соответствует действительности следующее утверждение Латыниной: Россия, мол, объявляла о том, что вооружает добровольцев, направляющихся в Южную Осетию (видимо, поэтому «свободная» журналистка и сформулировала: «Россия вдруг объявила...» — без указания, устами какого чиновника и без упоминания источника информации). В реальности было заявление министра по делам национальностей Северной Осетии Теймураза Касаева от 5 августа 2008-го о том, что в Южную Осетию направляются добровольцы с Юга России. И ни слова о том, что Россия их «вооружает».

История с «вышедшим из-под контроля Москвы Кокойты» — так, как ее представила Латынина, — тоже, мягко говоря, не отвечает тому, как было на самом деле. Марат Кулахметов, командующий российскими миротворцами в зоне конфликта, никаких публичных заявлений по этому поводу не делал. Всю информацию на указанный счет озвучивал г-н Якобашвили. И больше никто. 7 августа 2008-го госминистр Грузии по вопросам реинтеграции заявил, что «лидер осетинских сепаратистов вышел из-под контроля Москвы». А уже в октябре 2008-го, на заседании парламентской комиссии (Грузии) по изучению августовских событий он будет ссылаться на Кулахметова — тот-де ему говорил, что «Кокойты вышел из-под контроля». Говорил ли Кулахметов это или нет — доподлинно не известно. А слова грузинских чиновников, причастных к развязыванию агрессии, тем более в свете многочисленных примеров лжи с их стороны — лично у меня доверия не вызывают.

Хотя эвакуация Цхинвали в принципе не могла являться аргументом в пользу готовящегося нападения на Грузию (скорее наоборот), но и ее не было. Имела место эвакуация не населения Цхинвали (как пишет Латынина), а детей. Да и то не всех.

3 августа 2008-го председатель комитета по информации и печати Южной Осетии Ирина Гаглоева заявила: «В 8:00 из Цхинвали началась эвакуация детей с целью их психологической реабилитации». Она пояснила, что дети вывозятся из города для необходимой психологической разгрузки, так как только за последнее время в республике было зафиксировано пять крупных обстрелов, последний из которых длился 10 часов, а за этот месяц в результате действий грузинской стороны в Южной Осетии погибли десять и были ранены 20 человек. Неужели г-же Латыниной непонятно, зачем эвакуировать детей из зоны обстрела?

В ноябре 2008-го Amnesty International представит доклад, где обвинит Грузию в совершении «ударов без выбора целей», которые «привели к смертям среди граждан Южной Осетии и нанесению значительного ущерба гражданским объектам». А Райан Грист, высокопоставленный представитель ОБСЕ, возглавлявший группу международных наблюдателей во время конфликта, сообщит британской The Independent: когда началась война, в столице Южной Осетии Цхинвали «оставались женщины и дети».

Тот же Райан Грист — вопреки лживым рассказам Латыниной (а точнее — пересказу «свободной» журналисткой грузинской пропаганды) о том, что перед нападением грузин на Цхинвали с югоосетинской стороны был «открыт шквальный огонь по грузинскому анклаву», и «6 августа — «неизвестно чья» артиллерия уже ровняла с землей грузинские деревни Авневи и Нули», — укажет: «три наблюдателя ОБСЕ в Цхинвали не смогли подтвердить заявления грузинской стороны, что три деревни за пределами столицы Южной Осетии стали мишенями обстрела со стороны сепаратистов за час до того, как Грузия начала основное наступление». (Там же.)

В конце октября 2008-го Би-би-си представило свое расследование, согласно которому грузинские войска атаковали гражданских во время наступления в Южной Осетии. «Ныне свидетели рассказывали Би-Би-Си, как грузинские танки били прямой наводкой по жилым домам и расстреливали гражданских, когда те пытались вырваться отсюда на автомобилях (те самые гражданские, которых якобы эвакуировали перед «агрессией». — С. Л.). Повреждения, нанесенные домам и машинам, как выглядит, подтверждают такие утверждения. Полученные свидетельства подтверждают также выводы Международной кризисной группы, которая теперь обвиняет Грузию в неразборчивом применении силы в Южной Осетии, что является нарушением Женевской конвенции» (УП).

Так вот, возвращаясь к лживой стратагеме Саакашвили—Латыниной — «взорви врага и, когда он ответит, обвини его в агрессии», которой якобы руководствовались Москва и Цхинвали.

7 ноября 2008 г. поставили под сомнение грузинскую версию журналисты американской The New York Times Кристофер Чиверс и Элен Барри — проводившие собственное расследование в опоре на свидетельства непосредственных очевидцев событий (международных наблюдателей, представителей ОБСЕ).

«По версии Тбилиси, это было вынужденным ответом на артобстрел грузинских сел, призванным восстановить порядок и противостоять российскому вторжению. В то же время, как отмечают международные наблюдатели, в течение 7—8 августа грузинские снаряды и ракеты взрывались в городе каждые 15—20 секунд, и только в течение первого часа обстрела города не менее 48 взрывов прозвучало в зоне проживания мирных жителей. Также наблюдатели не смогли подтвердить информацию о массированных бомбардировках грузинских сел в тот вечер», — писали Чиверс и Барри.

И далее: «Как сообщила миссия ОБСЕ 7 августа в 15:00, было замечено массированное перемещение грузинской артиллерии и реактивных установок «Град» к северу от города Гори». Передвижения «градов», заметим, происходило до того, как югоосетинская сторона якобы обстреляла грузинские села (и что, согласно версии Тбилиси, вынудило Грузию нанести удар по Цхинвали).

Как отмечало американское издание, наблюдатели утверждали, что «до начала грузинского обстрела не было слышно взрывов разрывающихся снарядов». При этом «две из четырех грузинских деревень, которые, по версии Тбилиси, были обстреляны, находятся в непосредственной близости от их штаб-квартиры».

Эту лживую версию — что Грузия, атакуя Цхинвали, действовала в ответ на обстрелы своих селений югоосетинскими формированиями и на вторжение российских танков — опровергла и т. н. «миссия правды» (комиссия под эгидой ЕС во главе со швейцарским дипломатом Хайди Тальявини (Heidi Tagliavini), имеющая в Европе репутацию специалиста по конфликтам на Кавказе; в 1990-х Тальявини работала от ОБСЕ в Чечне, позже возглавляла миротворческую миссию ООН в Грузии).

Нераспутанная запутанность

По итогам 10-месячного расследования группа экспертов однозначно заявила: нет никаких подтверждений заявлениям Тбилиси (повторяемым и «свободными» журналистами вроде Латыниной) о том, что российская танковая колонна вошла в Южную Осетию до начала конфликта (по данным экспертов, российская армия пришла лишь 8 августа). И наоборот: члены комиссии отметили, что Саакашвили еще утром 7 августа стянул к югоосетинским границам 12 тысяч солдат и 75 танков.

Как будет указано в официальном отчете европейской комиссии, «массового вторжения российских войск в Грузию, которое грузинские военные силы вынуждены были бы останавливать бомбардировкой Цхинвали, не было». При этом сама Хайди Тальявини вынесет приговор режиму Саакашвили: «Грузия начала войну, нанеся ракетно-артиллерийский удар по Цхинвалу в ночь с 7 на 8 августа» (30.09.2009, Reuters).

Отвечая на вопрос о том, можно ли оправдать решение Грузии обстрелять 7 августа южноосетинскую столицу Цхинвали в рамках международного права, в отчете комиссии было однозначно указано: «Таких оправданий не существует» (30.09.2009, The Wall Street Journal).

Из каких источников г-жа Латынина почерпнула информацию о том, что с 5 августа через Рокский тоннель в Южную Осетию входили российские танки — она умалчивает. Впрочем, эти источники хорошо известны: Саакашвили со товарищи по организации агрессии и геноцида. Выше эта ложь уже опровергнута устами непосредственных участников событий и авторитетных международных экспертов. И тем не менее вопрос: почему об этих «российских танковых колоннах» в Тбилиси вспомнили только спустя несколько дней после начала войны? Почему тогда же, 5 августа, не объявили на весь мир, что российские танковые колонны двигаются через Рокский тоннель?

Почему не обратились в ООН, ОБСЕ и т. д.? Кстати, Латынина сама запуталась (так, уверяют психологи, бывает, когда человек говорит неправду). В начале своего текста она пишет, что «грузины, как ошпаренные, стучались во все двери, в ОБСЕ, в Госдеп...». А в конце наоборот — что никуда грузины не стучались: «И когда Саакашвили нанес встречный удар, в Кремле, как я полагаю, страшно растерялись... По сценарию предполагалось, что подлый грузинский агрессор будет жаловаться в ООН, звонить в ОБСЕ... А он двинулся раньше». Перехитрил Саакашвили «агрессора» — напал первым! Прямо как Гитлер 22 июня 1941-го!

Латынина (как и тбилисские авторы версии о «российских танковых колоннах») никак не объясняют — почему же во время этого «встречного удара», который наносили грузинские военные в ночь на 7 августа, они сразу же не встретились с российскими танками? Или от Рокского тоннеля до Цхинвали столь далеко, что за двое суток танкам не доехать? Смешно.

Зато в ООН обратился «агрессор» и, прямо скажем, очень странно себя повел: на заседании СовБеза 7 августа Россия потребовала принять резолюцию, предписывающую прекращение огня. Не менее странно повела себя «жертва агрессии» — Грузия, воспротивившись прекращению огня! И была поддержана представителями США и Великобритании в СовБезе ООН, которые и наложили вето на российский проект резолюции.

А в это время грузинские официальные лица рапортовали об успешном ходе операции по «наведению конституционного порядка в Цхинвальском регионе». Об этом, в частности, заявлял журналистам окрыленный первоначальными успехами грузинских войск командующий миротворческими силами Грузии в зоне грузино-осетинского конфликта генерал Мамука Курашвили. Позже официальный Тбилиси попытается дезавуировать его слова и даже назовет генерала «контуженным» (вследствие чего-де и наболтал «не то»).

Однако были и другие заявления аналогичного толка. Например, глава правительства Грузии Ладо Гургенидзе утром 8 августа 2008-го пояснял действия грузинских войск: «Проводят в зоне югоосетинского конфликта конституционные действия по установлению мира и правопорядка» (izvestia.ru). Но об этом, само собой, «свободная» журналистка помалкивает.

Есть масса свидетельств бывших грузинских чиновников, доказывающих, что военная операция Грузии в отношении Южной Осетии — заранее спланированная акция. Так, в ноябре 2008-го Эроси Кицмаришвили, бывший грузинский посол в Москве, на заседании комиссии парламента Грузии по изучению августовских событий заявит, что грузинские военные еще в апреле (2008-го) извещали его о намерениях атаковать Южную Осетию, а затем и Абхазию (The New York Times, 26.11.2008).

Еще более откровенным будет экс-министр обороны Грузии Ираклий Окруашвили (тот самый, который собирался встречать новый 2007-й в Цхинвали). «Абхазия была нашим стратегическим приоритетом, но мы в 2005 году разрабатывали военные проекты возвращения под свой контроль и Абхазии, и Южной Осетии», — заявит он в эксклюзивном интервью Reuters 15 сентября 2008 г.

Наконец, ничем нельзя оправдать нанесение (коварного и вероломного) артиллерийского удара со стороны Грузии по российским миротворцам. Как документально зафиксировано в докладе группы наблюдателей ОБСЕ, в 14.45 7 августа, за несколько часов до вторжения, все военные представители Грузии покинули расположение Объединенного штаба миротворцев, ссылаясь на приказ своего командования (Сайт МИД РФ). Не вызывает сомнения, почему последовал такой приказ — потому что Грузия, готовя вторжение в Южную Осетию, намеревалась нанести удар по расположению российского миротворческого контингента.

Удар по миротворцам — сам по себе является актом агрессии и casus belli. И уже одного этого было достаточно, чтобы Россия имела все основания для проведения военной операции в отношении Грузии. Что, кстати, было отражено и в отчете европейской комиссии под руководством Тальявини: «Вмешательство Москвы было оправдано, так как некоторые из ее миротворцев на территории Южной Осетии были убиты или могли быть убитыми» (30.09.2009, The Wall Street Journal).

Остается добавить, что топорно состряпанное «разоблачение» Латыниной есть не столько антипутинский выпад (как, видимо, представляется ей самой), сколько оскорбление памяти погибших в ходе той войны — как мирных граждан, так и военных. Это такой же удар в спину, как грузинская бомбардировка расположения российских миротворцев, даже еще более подлый — ибо г-жа Латынина ведет речь о своих соотечественниках.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх