,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Первая русская полярная экспедиция РПЭ (1900-1903)
  • 3 августа 2012 |
  • 17:08 |
  • Brigadir_3 |
  • Просмотров: 1680
  • |
  • Комментарии: 5
  • |
-6
Первая русская полярная экспедиция РПЭ (1900-1903)

Барон Э. В. Толль.


Доклад о русской полярной экспедиции на остров Беннетта сделал на заседании Императорского русского географического общества 10 января 1906 года ее руководитель - офицер-тихоокеанец, участник обороны Порт-Артура, награжденный орденом Святого Владимира 4-й степени, дополненным мечами и бантом к нему, Золотым Георгиевским оружием, орденами Святого Станислава 2-й степени с мечами и Святой Анны 4-й степени (вручается только во время войны), лейтенант Александр Васильевич Колчак - будущий руководитель белого движения и верховный правитель Сибири.

Первая русская полярная экспедиция РПЭ (1900-1903)

А.В.Колчак во время полярной экспедиции барона Толля.


Неразгаданная земля

“Призрачно все в этом мире бушующем, Есть только миг, за него и держись. Есть только миг между прошлым и будущим. Именно он называется жизнь”.

Эта история началась в 1811 году, когда Матвеем Геденштормом, руководителем полярной экспедиции, направленной для описания Новосибирских островов, “и особливо тех, что отысканы были впервые”, была издана в Петербурге их карта. К северу от обследованного архипелага на нее были нанесены три острова и дано примечание: “Земли, виденные Я. Санниковым”. Так якутский промышленник Яков Санников, сам того не ведая, “учинил вокруг маленькой земли большую неразгаданность”.

Землею Санникова заинтересовались полярные исследователи. В 1821 году ее пытался найти начальник Устьянской полярной экспедиции лейтенант Петр Анжу, но открыл лишь небольшой остров Фигурина. Позднее ее безуспешно искали американский лейтенант Де-Лонг и шведский исследователь Норденшельд. В 1886 году на Новосибирских островах вела работы экспедиция Российской императорской Академии наук Александра Бунге. Ее геолог барон Эдуард Толль и его проводник - эвенк Джергели увидели на северо-западе от острова Котельного “контуры четырех гор, которые на востоке соединялись с низменной землей”. Горизонт был совершенно чист, и ошибиться было невозможно. Ученый пришел к выводу, что перед ним Земля Санникова. Тем более что загадочную землю на том же месте за 75 лет до него видели Санников и Геденшторм. Горы были видны настолько ясно, что Толль смог не только расcчитать расстояние до них - около 150 верст, но и определил, что они сложены базальтовыми породами, как и острова Франца-Иосифа.

Через семь лет геолог, уже в должности начальника академической экспедиции, вел обследование Котельного и вновь увидел таинственную землю. С тех пор вся оставшаяся жизнь полярного исследователя была посвящена одной цели: “Раз ступить на эту землю и умереть”.

Первая русская полярная экспедиция РПЭ (1900-1903)


Своей идеей барон смог увлечь не только президента императорской академии великого князя Константина, натуру романтическую и увлекающуюся, но и уважаемых академиков. Принимается с высочайшего одобрения решение об организации под руководством Толля русской полярной экспедиции для отыскания Земли Санникова. Ее создание приветствует вице-адмирал Макаров: “Направляясь в поиски неведомой Земли Санникова, пусть смелый исследователь Э. В. Толль знает, что моряки ему вполне сочувствуют, глубоко ценят его труды и от души желают полного успеха и благополучия в предстоящей экспедиции”. Для экспедиции в Норвегии приобретается китобойная шхуна. За ее переделку для плавания и зимовки в полярных морях взялся и успешно справился сам Колин Арчер - строитель нансеновского “Фрама”. По предложению президента академии китобойцу сменили имя.

Особые требования барон предъявлял к офицерскому составу. Так, по его просьбе в греческом порту Пирей с эскадренного броненосца “Петропавловск” был отозван для участия в экспедиции лейтенант Колчак. Его работы по гидрологии Тихого океана были высоко оценены в научных кругах. Позднее и сам Толль запишет в своем дневнике:

“Наш гидрограф Колчак - прекрасный человек, преданный интересам экспедиции”. Высоко ценил начальник экспедиции и старшего офицера “Зари”, тоже лейтенанта, тихоокеанца Федора Андреевича Матисена.

Ранним утром 29 мая 1900 года на Неве к набережной Васильевского острова, где размещалась Академия наук, пришвартовалось первое русское научно-исследовательское судно - шхуна “Заря”. Жители Петербурга - чиновники и студенты, гардемарины Морского корпуса и слушательницы женских Бестужевских курсов постоянно толпились у гранитного парапета, разглядывая красавицу шхуну, которую столичная печать твердо называла яхтой. Все дело в том, что “Заря” плавала под флагом Императорского невского яхт-клуба.

11 июня ее посетил император Николай. После беседы с Толлем и офицерами о срочных нуждах экспедиции царь распорядился все необходимое выделить со складов Морского министерства. Это позволило ускорить прощание с Петербургом. Теплым солнечным днем 21 июня петербуржцы, в числе которых были великая княгиня Ольга, ставшая позже королевой Греции, и президент академии великий князь Константин, проводили экспедицию в полярные моря.

Курс – на север

До середины сентября экспедиция занималась гидрологическими исследованиями в Баренцевом и Карском морях, а 18-го числа непроходимые льды в Таймырском заливе заставили ее начальника объявить о начале зимовки. Заняться поисками Земли Санникова Толль планировал в 1901 году.

31 октября моряки последний раз видели кусочек солнечного диска. Потом потянулись трудные дни полярной ночи. Зоолог Бяленицкий-Бируля и врач экспедиции Вальтер продолжали вести наблюдения за белыми медведями, песцами и чайками. Собрали большую коллекцию добытых животных. Лейтенант Матисен и астроном Зееберг, сменяя друг друга, вели наблюдения за поведением магнитного поля Земли.

Колчак и Толль несколько раз выходили в многодневные санные экспедиции для топографической съемки побережья. На карты того времени оно было нанесено крайне условно. Да и сам Таймыр считался обособленной островной территорией. После экспедиций лейтенанта и геолога, одна из которых чуть не закончилась гибелью исследователей, более тысячи километров побережья на карте вместо условного пунктира обозначились четкой линией.

Учитывая личные заслуги лейтенанта, гидрографический департамент утвердил за одним из открытых островов в Таймырском заливе название - остров Колчака. Наступило полярное лето 1901 года, а “Заря” стояла во льдах. Уменьшались запасы угля, а впереди предстояли многомесячное плавание и возможная зимовка. По распоряжению Толля капитан шхуны Коломейцев и матрос Растогуев отправляются на материк. Лейтенанту поручено устроить несколько угольных баз на побережье и островах. Командиром “Зари” назначается Матисен.

12 августа льды выпустили шхуну из своих объятий, и она двинулась на восток. Экспедиция приступила к выполнению своей главной задачи - поиску таинственной Земли Санникова.

Вторая зима

20 августа “Заря” благополучно обогнула мыс Челюскина и стала первым русским судном, сделавшим это. Высадившиеся на мыс Колчак и Зееберг провели магнитные и гидрологические наблюдения, астрономически с возможной точностью определили координаты самой северной точки континента. Через два дня шхуна начала поиски предполагаемой земли.

Первая русская полярная экспедиция РПЭ (1900-1903)


“Толль пообещал крупную премию тому, кто первым ее увидит, - рассказывал потом боцман “Зари”. - Увы, сколько ни смотрели в подзорные трубы, земли не видели. На другой день ударил сильный шторм, и мы легли в дрейф”. К шторму добавился густой туман, но это вселило в барона уверенность в успехе экспедиции.

“Теперь совершенно ясно, что можно было десять раз пройти мимо Земли Санникова, не заметив ее”, - сказал Толль команде по окончании шторма. Меняя галсы, судно приблизилось к острову Беннетта, но его окружал мощный 12-мильный ледяной барьер. Посоветовавшись с офицерами, Толль решил береговую базу создавать в бухте Нерпалах (Нерпичья) острова Котельного. Поиски Земли Санникова с моря начальник экспедиции решил временно прекратить. 24 октября на шхуне стали готовиться ко второй зимовке.

“Мне нужен только один ясный день, - объяснял Толль капитану “Зари”, - чтобы с вершин острова осмотреть северный горизонт и увидеть Землю Санникова”. “Начальник экспедиции не имеет права покидать судно и личный состав экспедиции, - пытался отговорить барона Матисен. - Пример Нансена, покинувшего “Фрам”, не может служить оправданием такого поступка”. Но Толль был непоколебим. 1 июня 1902 года он передал лейтенанту конверт с инструкцией дальнейших действий. Шхуне предписывалось после вскрытия моря идти к острову Беннетта для снятия с него барона и его спутников. В случае невозможности подойти к берегу Матисену надлежало отправить на остров спасательную партию и продовольствие.

Особо Толль выделил следующее:

“Предел времени, когда Вы можете отказаться от дальнейших стараний снять меня с острова, наступает, когда на “Заре” для машины остается 15 тонн угля”. Вечером 12 июня начальник экспедиции барон Эдуард Толль, астроном Фридрих Зееберг с каюрами Николаем Протодьяконовым и Василием Гороховым на трех нартах покинули шхуну и ушли в неизвестность.

В середине августа, прорубая пироксилиновыми шашками проход в ледовом поле, “Заря” вышла на чистую воду. Все попытки обогнуть Новосибирские острова с севера окончились неудачей. До 5 сентября “Заря” пыталась пробиться на север, но это привело только к перерасходу угля. Возникла опасность оказаться затертыми в ледовых полях, а в угольных ямах осталось всего 8 тонн угля. Матисен приказал ложиться на обратный курс. В начале сентября в соответствии с инструкцией Толля шхуна бросила якорь в бухте Тикси. Оставив на шхуне для поддержания порядка двух добровольцев, экспедиция в декабре 1902 года вернулась в Петербург без своего руководителя.

Последняя попытка

Судьбе барона Толля и его спутников было посвящено специальное заседание Академии наук. Вице-адмирал Макаров предложил пробиваться к острову Беннетта для спасения Толля летом следующего года на ледоколе “Ермак”, но президент академии отклонил этот вариант. Ледокол уже был передан министерству финансов, и его бы пришлось выпрашивать у всесильного Витте. Спасательную экспедицию поручили лейтенанту Колчаку.

27 января 1903 года Александр Васильевич приехал в поморский город Мезень. На заседании совета академии он сказал: “Я предлагаю снять с “Зари” китобойный вельбот, затем по льду доставить на остров Котельный, оттуда на веслах идти до острова Беннетта. Я понимаю, что мое предложение такого же порядка, что и авантюра барона Толля, но другого выхода, по моему убеждению, нет”. Рядовых членов академик Чернышов рекомендовал набрать из мезенских поморов, не раз участвовавших в его экспедициях на Шпицбергене. Колчак предложение принял, и в канцелярию архангелогородского губернатора поступило уведомление от мезенского исправника: “Имею честь вашему превосходительству донести, что шесть человек, отобранные господином лейтенантом, уже выехали. Выбранные лица ранее бывали в разных экспедициях, все трезвые и хороших нравственных качеств, список к сим прилагается”.

В феврале Колчак и Матисен выехали из Петербурга, и 18 мая весь состав спасательной экспедиции из 17 человек с 10 нартами собрался в селении Аджергайдах, последнем населенном пункте на материке. Снятый с “Зари” вельбот укрепили на двух нартах, запряженных 30 собаками, и экспедиция двинулась в Арктику. Впереди было более 1000 километров пути. Наступала арктическая весна, и экспедиция двигалась только ночью, когда подмораживало. Всем приходилось впрягаться в лямки, помогая собакам. Торосы местами становились совершенно непреодолимы, и приходилось прорубать в них проход для лодки, вес которой превышал полтонны. Когда вышли на берег острова, то почти сразу обнаружили следы экспедиции Толля - крышку от алюминиевого котелка. При обследовании берега наткнулись на небольшую избушку, в которой нашли ящики с собранными коллекциями, частью экспедиционного оборудования и пакет на имя президента академии с отчетом. В отдельном конверте была записка, помеченная “Для ищущих нас”. Она кончалась словами: “Отправимся сегодня на юг. Провизии имеем на 14-20 дней. Все здоровы. Бар. Толль. Губа Павла Кеппена острова Беннетта. 26.Х.1902”.

Дальнейшее обследование острова подтвердило, что партии барона на нем нет. “Что могло заставить опытных полярников, какими были Толль и его спутники, покинуть остров в полярную ночь, когда температура понижается до 40 градусов, когда по ледяной каше, в какую превращается море между островами, невозможно двигаться ни на собаках, ни на шлюпке, ни пешком?” - спрашивал себя Колчак и ответа не находил.

Не подтвердились надежды, что отважной четверке удалось добраться до острова Новая Сибирь. Они бесследно исчезли в безмолвии Арктики.

А теперь вернемся в зал конференции императорской Академии наук, где 10 января 1906 года завершает свой доклад лейтенант Колчак: “Три года уже прошло с того времени, как барон Толль оставил остров Беннетта, и факт его гибели со всей партией уже не подлежит сомнению, внеся еще одно прибавление к длинной записи смелых людей, положивших свою жизнь в борьбе с природой арктической области во имя научных достижений”.

oceanographers.ru



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх