,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Пропаганда здравого смысла
  • 21 июля 2012 |
  • 20:07 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 591
  • |
  • Комментарии: 12
  • |
+13
Лживая, но чрезвычайно настойчивая пропаганда противников российского политического режима становится опасной — власть может быть расколота. Необходима мобилизация здравомыслящих людей

Я практически никогда не пишу о политике, отталкиваясь от тех или иных публикаций, даже вызвавших широкий резонанс, так как считаю, что сама политическая жизнь со всеми ее хитросплетениями подбрасывает достаточный материал для осмысления. Однако бывают случаи, и сейчас один из них, когда возникает необходимость понять состояние умов людей, которые претендуют на роль учителей жизни, на глубокое проникновение в сущность политического процесса своей страны и предполагают, что им под силу предложить альтернативу для развития России. В сегодняшней российской действительности каждый второй из радикальной оппозиции нынешнему режиму считает себя готовым выполнять вышеперечисленные функции. Чтобы пощадить читателей, я не буду подробно останавливаться на всем том соре, которым они заполонили информационное пространство; остановлюсь лишь на ряде публикаций, где в обобщенном виде представлена интеллектуальная основа нынешней оппозиции и их «сородичей» на Западе.

Трансформация тандема

Наиболее показательны в этом плане публикации Владислава Иноземцева, который занимается этим как для американской аудитории в журнале The American Interest (Spring March/April, 2011; Spring March/April, 2012), так и в российских СМИ (последняя публикация — «Ведомости», 08 июня 2012 г.). Видимо, первая статья Иноземцева в журнале The American Interest была задумана как продолжение статьи Дмитрия Медведева «Россия, вперед!». Этой статьей президент Медведев в 2009 году фактически начал свою предвыборную кампанию, пытаясь дистанцироваться от наследия Владимира Путина, оставленного ему в виде, как он пишет, архаичной экономической и коррумпированной политической системы. Это было началом десакрализации как власти самого Путина, так и достижений периода его правления с 2000-го по 2008 год. Публикация статьи «Россия, вперед!» была сигналом, что Медведев хочет остаться на второй срок. Далее уже группа интеллектуальной поддержки Медведева в лице Игоря Юргенса, Евгения Гонтмахера, Глеба Павловского и ряда других была призвана убедить российское общество и международное сообщество в том, что Путин создал экономическую и политическую систему, ведущую в никуда. Из этого делался вывод, что спасение России в том, чтобы он отошел в сторону и дал возможность Медведеву с его командой осуществить модернизацию экономической и политической системы страны.

Владислав Иноземцев попытался в своей статье в The American Interest (Spring March/April, 2011) максимально заострить характеристики «коррупционного» и «неэффективного» режима, созданного Путиным. Он определил режим как «неофеодальный», элиту как «вороватую» и «некомпетентную». Иноземцев делает вывод, что возвращение Путина на пост президента России — это катастрофа для страны. Видимо, это выступление в американском журнале настолько понравилось политическим технологам Медведева, что в 2011 году они сделали Иноземцева исполнительным директором Мирового политического форума в Ярославле, специально организованного под президента Медведева для продвижения его образа как внутри страны, так и на международной арене.

Массированная антипутинская кампания преследовала цель не допустить его возвращения на пост президента, пугая новым «брежневским» застоем. К лету 2011 года исподволь складывалось — в элитных кругах, в бизнес-сообществе, в СМИ, в кругах творческой интеллигенции — сообщество людей, готовых поддержать решение Медведева выдвинуться на второй срок. Но Дмитрий Анатольевич не рискнул бросить откровенный вызов Путину, лучше всех понимая, что он имеет огромный дефицит реальных связей со страной с ее многочисленными группами интересов.

Как и ожидалось, запас прочности политических позиций оказался более чем достаточным для Путина, и он, мобилизовав свою базу поддержки по всей стране, одержал убедительную победу на выборах 4 марта 2012 года. Тем не менее эта победа радикально не изменила конфигурацию политических сил, что в обозримой перспективе может существенно дестабилизировать ситуацию в стране. Эта нестабильность в России связана не с проблемами в экономике и в социальной жизни, которые мы сегодня наблюдаем в Европе и США. Она имеет другую природу. Притом что Медведев не пошел на выборы, сегодня он занимает вторую по важности и ресурсам должность в государственной иерархии и на этом месте впервые становится реальным фактором политики. Не потому, что он что-то специально делает для этого, а скорее потому, что за последние полгода весь негативный заряд антивластных выступлений направлен лично против Путина, а Медведев по-прежнему рассматривается как его альтернатива. Он и будучи президентом имел определенную базу поддержки, хотя эти силы и не были институционально оформлены. Теперь же благодаря «царскому» жесту Путина он обзавелся еще и собственной партией, которую надеется обновить и сделать своей институциональной опорой для мобилизации общественной поддержки, если в этом будет необходимость и если для этого созреют необходимые политические условия. Не случайно недавно (8 июня) Глеб Павловский на «Эхе Москвы» предлагал Медведеву участвовать в «марше миллионов» 12 июня. Как говорил Павловский, «я знаю точно, что он (Медведев. — А. М.) думает о том, что происходит. Но сейчас настало время это выразить публично». Он призывал сделать то же самое и некоторых министров из правительства Медведева, а также Эльвиру Набиуллину, еще раз заявив: «Я знаю, что эти люди думают обо всем этом».

Эти слова еще раз рельефно демонстрируют существующий в элитных кругах раскол. И, по крайней мере во власти, этот раскол необходимо ликвидировать, если власть и Путин хотят иметь консолидированные позиции в своих отношениях с обществом.

Нечистоплотная критика

Информационная и интеллектуальная атака на Путина как внутри страны, так и за рубежом продолжается и после его вступления в должность президента. Недавно на страницах Financial Times (29 мая) была опубликована чудовищная по своей тенденциозности, хамству и лживости статья двух достаточно известных на Западе деятелей: Иана Бреммера, президента группы «Евразия», и Нуриеля Рубини, председателя Roubini Global Economics Monitor. Суть статьи газета «Ведомости» (31 мая) суммирует следующим образом: «Ни с политической, ни с экономической точки зрения Россия не может рассматриваться как одна из ведущих стран, а ее участие в G8 и BRIC не имеет смысла. По их мнению, Россия не способна помочь в решении проблем Афганистана или еврозоны, а в Иране и Сирии — она сама часть проблемы. Внутри России — коррупция, экономика, основанная на торговле ресурсами, демографический кризис, закручивание гаек в политике».

От себя добавлю, что авторы обвиняют Путина в том, что он «хвастается больше тем, что обеспечил стабильность в период своего последнего срока президентства, чем тем, что разработал большие планы по преобразованию будущего своей страны». Далее, еще более распаляясь в своем рвении показать унизительную роль и место России в современном мире, они пишут, что недавно кандидат в президенты от Республиканской партии на президентских выборах 2012 года в США Мит Ромни говорил, что «Россия является геополитическим противником США номер один». Это, по мнению Бреммера и Рубини, «абсурдное утверждение не потому, что Россия не выступает во всевозрастающей степени против американских интересов, а потому, что она становится все более незначительной в качестве как политической силы, так и развивающегося рынка. Приятели России — члены БРИК могут быть не заинтересованы в том, чтобы исключить Москву из этого клуба, но мы можем и должны перестать говорить о России как будто она действительно принадлежит к этой компании стран». И в заключение бравые ребята делают вывод: «Если лидеры США и Европы реально хотят строить новые связи с Россией, то они должны строить эти связи с теми людьми, которые на улицах Москвы выступают против Путина и российских властей». Очевидно, что авторы этой статьи повторяют клише, которые имеют широкое хождение в российской либеральной оппозиционной среде.

Удивительно не то, что «Ведомости» практически повторили эти тезисы в несколько ином словесном обрамлении в статье Иноземцева (о ней мы скажем ниже). Удивительно, что эта грубая, лживая и примитивная антироссийская агитка получила резкую и аргументированную отповедь со стороны западных же специалистов как на страницах той же Financial Times, так и журнала Forbes. Еще более странно, что отпор этим горе-экспертам был дан и на страницах Moscow Times. Поскольку ответы Рубини и Бреммеру — это фактически и ответы всем Иноземцевым и Ко, считаю необходимым хотя бы вкратце изложить аргументы сторонников более объективного освещения российских реалий.

7 июня на страницах Financial Times было опубликовано письмо в редакцию Чарльза Робертсона, главного экономиста из лондонского Renaissance Capital. Он пишет, что если бы Бреммер и Рубини удосужились вспомнить, как вели себя западные страны после принятия резолюции Совбеза ООН по Ливии, когда вместо того, чтобы обеспечить зону безопасности для полетов, они сменили режим и убили Муаммара Каддафи, то могли бы понять, почему Россия вместе с Китаем блокирует попытку западных стран осуществить внешнюю интервенцию с явным намерением смены режима Башара Асада теперь уже в Сирии, с самыми непредсказуемыми последствиями для всего региона.

Отмечая избирательный характер выбора фактов российской жизни и их негативный фокус, Робертсон пишет, что в статье Рубини и Бреммера полностью игнорируется «коррупция в Индии, политическая система в Китае (автор имеет в виду то, что она гораздо более несвободная, чем в России. — А. М.), худший бизнес-климат в Бразилии, так же как рост продолжительности жизни в России и рост рождаемости за последние годы». Остается без внимания и то, что за последние десять лет ВВП страны вырос в десять раз — по мнению Робертсона, это означает, что Путину действительно есть чем похвастаться. Россия — единственная страна из группы БРИК с ускоряющимися темпами роста. Рубини и Бреммер предпочитают не замечать и завидный для многих стран Запада низкий уровень государственного долга и долга частных компаний и 500 миллиардов долларов золотовалютных резервов, которые теоретически могли бы помочь преодолению финансовых проблем еврозоны.

На страницах журнала Forbes (30 мая) Марк Адоманис дает более развернутый ответ пасквилю Бреммера и Рубини, которые считают, как пишет Адоманис, что «мы можем позволить себе почти полностью игнорировать и маргинализовать Россию и утверждать, что присутствие этой страны на международной арене сейчас очень малозначительное и имеет тенденцию к полному исчезновению». Касаясь утверждений Рубини и Бреммера о слабости российской экономики по сравнению с другими странами — членами БРИК, Адоманис отмечает, что Россия гораздо богаче, чем другие страны БРИК по показателю дохода на душу населения. За последние два с половиной года темпы роста ВВП чуть выше 4%. У Бразилии темпы роста в 2011 году были 2,8%, а в первые месяцы нынешнего года бразильская экономика падает. Индия и Китай развиваются более высокими темпами, чем Россия, но их рост замедляется. И дело не в том, что Россия «лучше», чем Китай, Индия или Бразилия, а в том, что наблюдается всеобщее ослабление экономики стран БРИК.

Джим О’Нил из Goldman Sachs как будто специально для того, чтобы развенчать бредовые утверждения голословных критиков о состоянии российской экономики, в журнале Business New Europe от 25 мая 2012 года пишет, что если в России в этом году не будет кризиса, то «она внесет больший вклад в рост глобальной экономики в долларовом эквиваленте, чем все страны Европейского союза вместе взятые». Далее он отмечает, что в России действительно есть такие негативные моменты, как коррупция и проблемы с соблюдением законов, однако в сфере технологий и образования Россия является страной номер один среди стран с развивающимися рынками.

Помимо всего того положительного, что сказали о российской экономике Робертсон, Адоманис и О’Нил, нельзя пройти мимо еще одного позитивного факта. Кризис в еврозоне заставляет многих менеджеров, экспертов и специалистов искать работу в России, учитывая тот факт, что российская экономика растет и, что еще более важно, уровень безработицы здесь значительно ниже, чем в ЕС и США. Если в России в 2011 году он составлял 6,6%, то в 17 странах еврозоны — 10,4% в декабре 2011 года (Moscow Times, June 1, 2012, Irina Filatova), а в США сегодня составляет 8,2%.

Возмущенный грубостью и легковесностью статьи Бреммера и Рубини редактор и издатель журнала Business New Europe Бен Арис позволил себе назвать ее абсурдной, а все их утверждения о российском политическом режиме, месте России в мире и состоянии российской экономики — лживыми. Так как он повторяет некоторые аргументы О’Нила и Робертсона, я тут приведу лишь те доводы, которых не было в выступлениях О’Нила, Робертсона и Адоманиса.

Бреммер и Рубини утверждают, что «Россия стала авторитарной страной с репутацией Путина как крутого парня, экспортирующего нефть, газ, другое сырье, и не более того…» Бен Арис вновь подчеркивает, что это очередная ложь, так как «нефть и газ составляют лишь 14–17% ВВП (в зависимости от цен на нефть), в то время как потребление и розничная торговля составляют 52% ВВП. Доходы населения выросли с 50 долларов в месяц при Ельцине до 800 долларов в настоящее время, то есть в 16 раз. И даже по вопросу о коррупции Арис отмечает несколько фактов, которые обычно игнорируются борцами с «кровавым режимом». Он обращает внимание на то, что у Transparency International нет объективных критериев измерения коррупции, поэтому это называется «индекс восприятия коррупции», и это не точный показатель уровня коррупции, а то, во что верят люди из бизнеса. При этом Бреммер и Рубини предпочитают не замечать, что есть сдвиг и по этому показателю, и если в прошлом году Россия была на 143-м месте, то она переместилась туда со 154-го. А Ernst & Young отмечает улучшение ситуации в этой сфере в 2012 году. Среди лжи Бен Арис отмечает также утверждения такого рода: большинство бизнесменов рассматривают Россию как место, где можно быстро заработать деньги с высоким риском, но не как страну для долгосрочного инвестирования. На это он отвечает, что, например, приход Pepsi Co., которая инвестировала 3,8 млрд долларов, купив «Вимм-Билль-Данн», или Burger King, который собирается открыть в России несколько сотен ресторанов, полностью опровергают подобные утверждения.

Среди другой распространенной лжеинформации Бен Арис отмечает бегство капитала, якобы вызванное переизбранием Путина в президенты. Он не перестает повторять, что это «ложь и еще раз ложь». Эта проблема была хронической в 1990-е годы, а нынешнее «бегство капитала» не макроэкономическая проблема. Это неправда, что россияне уводят свои деньги. Более половины денег — это деньги, которые уходят из отделений иностранных банков в России, чтобы спасти свои материнские компании на Западе.

Есть еще одна широко распространенная ложь, что из России бегут молодые и предприимчивые люди и страна остается без будущего. И эти утверждения далеки от реальности. Перемещение людей из страны в страну — универсальное явление сегодняшнего дня, и по этому показателю Россия значительно отстает от ряда стран Западной Европы, от Южной Кореи и целого ряда других вполне развитых государств.

В заключение своего ответа на пасквиль Бреммера и Рубини Бен Арис отмечает, что такая статья, пышущая ненавистью к России, не только бессмысленна, но и опасна. Сегодняшний мир находится в очень хрупком положении как в экономическом, так и в политическом плане. Такие статьи не только не способствуют объективному пониманию происходящих в мире процессов, но, скорее, дезориентируют людей и становятся дополнительными деструктивными факторами нестабильной экономической, политической и интеллектуальной действительности.

Убогие манифесты оппозиции

Из публикаций российских авторов, как я уже отмечал выше, заслуживает внимания статья Владислава Иноземцева в «Ведомостях» (08 июня 2012 г.), и не потому, что она отличается какой-то особой глубиной и оригинальностью, а потому, что демонстрирует, насколько однообразны аргументы борцов с «кровавым режимом» как на Западе, так и у нас. Интеллектуальные лидеры оппозиции используют испытанный прием советского агитпропа — окарикатуривание позиции власти и громкая критика «тупости режима». Видимо, работа в журнале «Коммунист» помогла Иноземцеву в полной мере овладеть этими навыками. Чего стоит только его произвольное толкование «суверенной демократии», которую он же берется развенчивать. В его интерпретации это концепция властей, которая преследует цель принимать решения от имени российской нации. Можно подумать, что когда-нибудь или где-нибудь решения принимаются иначе. Для этого достаточно бегло взглянуть на любую книгу о демократии, где классическим считается определение Йозефа Шумпетера, который утверждает, что «народ никоим образом не занимается управлением государством». Он участвует в формировании власти, а затем уже избранные политики через соответствующие властные институты принимают все важнейшие решения политической, экономической и социальной жизни от его имени. Следующий «сокрушительный аргумент» Иноземцева против режима сводится к тому, что «мнениями противников режима можно пренебрегать». Надо очень постараться, чтобы не заметить идущий в стране диалог между властью и обществом, очевидное развитие как партийной, так и политической системы, где власти порой идут настолько далеко, что не снилось никакой развитой демократии, и ведут диалог даже с открытыми и очевидными политическими маргиналами. Весьма показательны в этом отношении некоторые факты личной биографии самого Иноземцева. Он является постоянным участником Валдайского дискуссионного клуба, который функционирует под патронажем Владимира Путина, и недавно в составе небольшой группы политологов был приглашен на встречу с Путиным, где обсуждались самые острые вопросы внутренней и внешней политики России. Говорю об этом не понаслышке, а как участник и Валдайского клуба, и встречи политологов с Путиным.

Для непредвзятых аналитиков очевидно, что в стране трудно найти печатный орган, будь то газета или журнал, который не занимал бы воинственно антивластные позиции. Так же очевидно, что на национальных каналах телевидения нет ни одной программы или ток-шоу, где не были бы представлены позиции самых радикальных либералов. Я уже не говорю о том, что за все годы после распада СССР не было ни одного правительства, где либералы не занимали бы ключевые позиции, и не только в его экономическом блоке. Достаточно назвать Гайдара, Чубайса, Немцова, Ясина, Кириенко, Грефа, Кудрина.

Разоблачая грехи режима, Иноземцев в своей статье утверждает, что в нынешней России «власть вытекает из собственности и покупается за деньги». Если бы об этом говорил визгливый музыкальный критик, можно было бы на это не обратить внимание. Но об этом говорит доктор экономических наук. Можно подумать, что в стране, которая является лидером западного мира, в США, власть вытекает из нищеты, а деньги не играют никакой роли. Если бы кто-нибудь об этом говорил в сегодняшних США, где президентская избирательная кампания выходит на финишную прямую, то такого человека сочли бы с луны свалившимся. Фактор денег стал таким всеобъемлющим, что сегодня для кандидатов речь уже идет не о сотнях миллионов долларов: если кто-то реально хочет стать фактором избирательной кампании, счет может перевалить за миллиард.

Мне уже приходилось писать, цитируя известного профессора из Беркли С. Фиша, что российский режим является не консолидированной демократией, он, скорее, характеризуется как «демофилия» (любовь к народу) где в отличие от авторитарных петростейтс рост цен на энергоносители сопровождается пропорциональным ростом потребления у населения. По мнению многих авторитетных западных исследователей, никогда российское общество не жило так богато, а российские граждане не потребляли так много. (Это, конечно, не означает, что страна уже достигла действительно высокого уровня благосостояния.) Кстати, многие либеральные экономисты критикуют Путина за то, что он непрерывно повышает зарплаты и пенсии бюджетникам. Но куда же деваются либеральные экономисты, когда надо предложить рецепты структурной перестройки экономики? От них мы только и слышим, что спасение российской экономики в большей демократии и в меньшем государстве.

Действительно, страна все еще во многом зависит от нефтяной трубы, но крайне вульгарно было бы все проблемы российской экономики свести к трубе. На самом деле в стране есть сотни компаний вне сырьевого сектора, конкурентоспособных как на внутреннем, так и на внешних рынках, о чем упорно пишет «Эксперт». И в этих компаниях залог будущего экономического процветания.

Что предлагает Иноземцев в качестве альтернативы? Язык не поворачивается назвать это концепцией. Автор претенциозно называет это «превентивной демократией». В целом она сводится к банальностям типа того, что режим должен принимать «сигналы от граждан», «инкорпорировать оппозиционных деятелей и использовать их энтузиазм в борьбе с очевидными пороками властной пирамиды», а народу надо перестать любить «зарвавшуюся питерскую шпану». И эти люди хотят диалога и уважения к себе?

«Отказ учитывать мнение оппозиции» достиг своей кульминации в работе Открытого правительства под руководством премьера Медведева, где представлен весь спектр российской политики вплоть до представителей Алексея Навального.

Таким образом, налицо некий убогий политический манифест. В стране все плохо — вопреки всему позитивному, что происходит в экономике и в социальной жизни, — потому что ему так хочется. Оппозицию надо интегрировать во власть. Не ясно, правда, как этих «благородных», «умных», «талантливых», «креативных» людей инкорпорировать в ряды «питерской шпаны». И самое главное: либо вы сдадите нам власть и уберетесь восвояси, либо мы вам обещаем гражданскую войну. И с такой убогой политической программой эти люди хотят выступить в роли учителей жизни для страны и народа. Нет ничего удивительного, что наш народ, обладая инстинктом самосохранения, раз за разом отправляет эту шантрапу в помойку политической жизни.

Не допустить раскола. Необходимые шаги

Сказав все это, нельзя не отметить, что такая оголтелая антивластная и антипутинская кампания дает свои деструктивные результаты. В связи с имеющимся расколом в российских элитных кругах и пока что неявным расколом в самой власти нарастают элементы неопределенности, чреватые серьезными последствиями как для власти, так и для страны. Без правильного понимания политической ситуации и настоятельной необходимости предпринять ряд шагов для консолидации режима как будущее страны, так и лично Путина кажутся мне весьма неопределенными.

Первое. Необходимо окончательно осознать, что период любви лидера с народом уже в прошлом. Российское общество, равно как и элитные круги (хоть и не в столь явной степени), расколото.

Второе. Путину необходимо осуществить инвентаризацию собственного общественного, политического, институционального, интеллектуального, информационного ресурса. Вряд ли в нынешних условиях можно рассчитывать на то, что какими-то частичными уступками или «морковкой» можно успокоить отдельные группы людей или перетянуть на свою сторону те или иные знаковые фигуры из среды оппозиции. Со стороны общества, особенно радикальных кругов оппозиции, это воспринимается, скорее, как слабость властей и еще больше подогревает аппетиты ее лидеров. Есть угроза, что, потеряв страх перед властью, значительная часть как оппозиции, так и элитных кругов потеряет к ней и уважение.

Третье. Не совсем понятно, почему сегодня теперь уже премьер Медведев находится все еще вне зоны критики в отличие от действующего президента.

Четвертое. Очевидно, что политическая сила Путина в период с 2000-го по 2011 год определялась не только силовыми структурами государства и бюрократическим аппаратом. Она была в прямой связи с народом и в его поддержке. Огромную роль в связке лидера и народа играло телевидение. Сегодня ситуация радикально изменилась. Если еще недавно для политической мобилизации своего электората было достаточно одного телевидения, то сейчас, в условиях политической, региональной, информационной расколотости общества, требуется институциональное оформление своих сторонников как необходимого фактора политической мобилизации. Во время президентской избирательной кампании эта мобилизация оказалась весьма успешной. Но становится очевидным, что Россия вступила в пору политической зрелости и что в расколотом в идеологическом и политическом отношении обществе есть потребность в институте, который постоянно занимался бы политической мобилизацией общества в поддержку власти в противовес антивластным мобилизационным действиям оппозиции. Видимо, требуется ускорить трансформацию Общероссийского народного фронта в эффективно функционирующую политическую партию — политическую опору для президента.

Пятое. Думаю, власти переоценивают возможности собственного информационного ресурса. Режим практически потерял контроль над большинством печатных СМИ. Контроль над телевидением часто является иллюзорным.

Шестое. Очевидно, что режим нуждается в интеллектуальной мобилизации. Лидеры оппозиции пытаются представить власть тупой и преступной, с которой не могут иметь дело «рукопожатные» и уважающие себя люди. Реальная мобилизация идеологически и политически мотивированных здравомыслящих людей, способных показать интеллектуальное убожество своих политических противников, — настоятельная необходимость для режима.

И это лишь небольшая часть того, что нужно сделать, чтобы власть обрела уверенность в своих политических, интеллектуальных и информационных возможностях.
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх