,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Оппозицию нужно обеспечить европейскими ценностями
  • 15 июля 2012 |
  • 10:07 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 889
  • |
  • Комментарии: 13
  • |
+6
Около двух лет назад доводилось отмечать, что мобилизационные технологии нынешней оппозиции порождают ошибочные представления о политике действующей власти не только у «прооранжевого» избирателя, но и у жителей юго-востока.

«Если судить по тому информационному фону, который создают оппозиционеры из БЮТ, «Нашей Украины», «Свободы» и т. д., то на Украине сейчас осуществляется тотальная русификация, а русский язык обретает государственный статус; Украина отказалась от прозападного курса во внешней политике и активно сближается с Россией, едва ли не создает с ней союзное государство; Украина отвергла глорификацию бандеровщины и в корне пересмотрела «оранжевый» взгляд на историю.

Реально же националистическая оппозиция (а другой не слышно) противостоит тому, чего нет, борется с «ветряными мельницами», создает действующим властям ложный имидж «пророссийских» «антизападников-русификаторов». Это в свою очередь порождает иллюзии и формирует ошибочные представления относительно действий нынешней «пророссийской» власти на юго-востоке» («Нужна принципиально иная оппозиция», №43 (531) 29.10 — 4.11.2010).

Именно это происходит сейчас в ситуации вокруг закона «Об основах государственной языковой политики». Если «регионалы» и получат на предстоящих выборах в ВР дополнительные 5—6% голосов (как о том твердят оппозиционеры и разного рода «митці») — то благодаря не столько самому закону, сколько информационному фону, созданному вокруг документа стараниями оппонентов власти.

Совершенно очевидно, что никакого «второго государственного языка» проголосованный в парламенте 3 июля закон не вводит (никаким законом по определению нельзя сделать русский язык государственным), и никаких особых преференций русскому языку не предоставляет. Более того, статус русского языка даже понижается по сравнению с тем, который был зафиксирован в законе «О языках в Украинской ССР» и который предлагался в законопроекте Ефремова—Симоненко—Гриневецкого, — с языка межнационального общения до языка нацменьшинства.

Если бы оппозиция была не столь примитивна, она не разворачивала бы акции против принятия языкового законопроекта (утверждая избирателей ПР в ложной мысли, что на Украине вводится «второй государственный русский язык»). Но проводила бы мероприятия в русле «мы отстояли государственный статус украинского языка» и «не допустили двуязычия» (что это именно так, мы писали ранее, анализируя текст языкового закона: см. «2000», №24 (610) 15 — 21.06.2012, «Будут бить или не будут?»). С акцентом на статью 6 принятого закона «Державна мова України» и ее пятый пункт: «Жодне положення цього закону не може тлумачитися як таке, що спрямоване на звуження сфери використання державної мови».

С политтехнологической точки зрения, действия оппозиции — это работа на успех Партии регионов в ходе парламентских выборов-2012: формирование положительного имиджа «регионалов» в глазах избирателей ПР («выполняют обещание о предоставлении русскому языку статуса второго государственного!») и мобилизация электората ПР (который вместо «голосования ногами» вбросит бюллетень в урну за «второй государственный русский язык»).При этом перед своим избирателем оппоненты ПР будут выглядеть лузерами — допустившими «введение второго государственного языка». Так что оппозиционерам нечего обижаться на слова Михаила Чечетова «развели как котят» — они «котята» и есть.

Однако есть смысл сказать о других сторонах рассматриваемого вопроса.

1. Закон «Об основах государственной языковой политики», включая гарантии для русского языка, — прямое требование украинской Конституции.

Часть 3 ст. 10 Основного Закона гласит: «В Украине гарантируется свободное развитие, использование и защита русского, других языков национальных меньшинств Украины».

Каким образом реализуются гарантии на свободное развитие и использование русского языка? Каковы механизмы защиты русского (и «других языков национальных меньшинств»)? На что должны ориентироваться представители власти (центральной и местной), исполняя конституционную норму о свободном развитии, использовании и защите русского языка? Чем должны руководствоваться граждане, реализуя свое конституционное право на свободное использование русского языка?

Ответы на эти вопросы должен дать закон. Что и зафиксировано в Конституции, ч. 5 ст. 10: «Применение языков в Украине гарантируется Конституцией Украины и определяется законом».

Поэтому все, кто выступает против принятия языкового закона как такового, — выступают за игнорирование конституционных норм, в т.ч. посягают на права человека и гражданина (в той их части, что сформулированы в ст.10 Основного Закона).

Принимать или не принимать закон о языках — это в принципе не может быть предметом для дискуссий! Принимать! Потому что это требование Конституции.

Другое дело — в каком виде принимать подобный закон. На эту тему можно было бы подискутировать. Увы, вести дискуссии пока не с кем и не о чем — оппозиция не предлагает своих вариантов языковых законов.

Но в законы, как известно, можно вносить изменения. И у оппозиции есть право предложить парламенту свой взгляд на основы государственной языковой политики — в виде законопроекта о внесении изменений в принятый 3 июля закон «Об основах государственной языковой политики». Или в виде совершенно нового закона. Иное дело, что оппозиционерам придется отобразить и конституционные императивы о гарантиях на свободное развитие, использование и защиту русского языка, учесть нормы ратифицированной Украиной Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств (будучи ратифицированной в ВР, эта хартия стала частью национального законодательства Украины — ст.9 Конституции). И, конечно, заручиться поддержкой 226 и более депутатских голосов. На то и демократия, что законы принимаются большинством.

2. Закон «Об основах государственной языковой политики», принятый 3 июля ВР, полностью соответствует закону Украины «О ратификации Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств», иными словами — является ли выполнением обязательств Украины перед Советом Европы (куда и передана на депонирование грамота о ратификации Украиной указанной хартии).

Европейская хартия региональных языков или языков меньшинств была ратифицирована украинским парламентом 15 мая 2003 г. А закон о ее ратификации вступил в силу с 1 января 2006 г. Согласно документу положения хартии, которые обязалась соблюдать Украина*, были распространены на белорусский, болгарский, гагаузский, греческий, еврейский, крымскотатарский, молдавский, немецкий, польский, русский, румынский, словацкий и венгерский языки.

_____________________________________
*Украинский парламент ратифицировал Европейскую хартию региональных языков или языков меньшинств в урезанном виде. При ратификации Верховная Рада воспользовалась п.2 статьи 2 «Обязательства» хартии, гласящим, что «Каждый участник обязуется применять минимум тридцать пять пунктов или подпунктов, отобранных из положений части III хартии, включая по крайней мере по три, отобранных из статей 8 и 12, и по одному, отобранному из статей 9, 10, 11 и 13».

Что обязалась обеспечить Украина носителям вышеперечисленных языков согласно закону «О ратификации Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств»?

В области образования: гарантировать доступность дошкольного, начального, среднего, профессионально-технического, университетского и другого высшего образования; содействовать и/или поощрять инициативы по изучению таких языков в качестве дисциплин в рамках программ для взрослых и программ по повышению квалификации; принимать меры для обеспечения преподавания истории и культуры, нашедших отражение в региональном языке или языке меньшинства...

В судебной сфере: обеспечить, чтобы запросы и свидетельские показания, письменные или устные, не рассматривались как неприемлемые только потому, что они сформулированы на региональном языке или языке меньшинства, разрешать предоставление документов и свидетельских показаний на региональном языке или языке меньшинства, не отказывать в признании подготовленных сторонами юридических документов, составленных в государстве-участнике, только на том основании, что они составлены на региональном языке или языке меньшинства...

В административной и сфере госуправления: использование региональных языков или языков меньшинств органами региональной или местной власти; опубликование местными и региональными властями их официальных документов также на соответствующих региональных языках или языках меньшинств; использование региональными властями региональных языков или языков меньшинств в ходе дебатов на сессиях их представительных органов; использование или усвоение традиционных и топонимически правильных названий мест на региональных языках или языках меньшинств при необходимости вместе с названием на государственном языке...

В области СМИ: поощрять и/или содействовать вещанию на регулярной основе радиопрограмм на региональных языках или языках меньшинств; поощрять и/или содействовать производству и распространению аудио- и аудиовизуальной продукции на региональных языках или языках меньшинств; оказывать помощь в подготовке журналистов и другого персонала средств массовой информации, использующих региональные языки или языки меньшинств...

Ознакомившись с текстом принятого языкового закона (в частности, он публиковался на страницах «2000» и в электронной версии еженедельника, нетрудно убедиться, что закон всего лишь повторяет те положения Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, которые взяла на себя обязательство исполнять Украина. Абсолютно ничего нового, выходящего за рамки того, что имеет законную силу с 1 января 2006-го, закон Колесниченко—Кивалова не привносит.

По сути Закон «Об основах государственной языковой политики» некоторым образом дублирует закон «О ратификации Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств».

При ратификации указанной хартии законодатели записали так: «3. Україна бере на себе зобов'язання відповідно до частин I, II, IV, V Хартії ( 994_014 ), крім пункту 5 статті 7 частини II.

4. Стосовно кожної мови, на яку відповідно до статті 2 цього Закону поширюються положення Хартії (994_014 ), застосовуються такі пункти та підпункти статей 8-14 частини III Хартії: а) підпункти «a (iii)», «b (iv)», «c (iv)», «d (iv)», «e (iii)», «f (iii)», «g», «h», «i» пункту 1 та пункт 2 статті 8; б) підпункти «а (iii)», «b (iii)», «с (iii)» пункту 1, підпункт «с» пункту 2 та пункт 3 статті 9; в) підпункти «a», «c», «d», «e», «f», «g» пункту 2, підпункт «с» пункту 4 статті 10; г) підпункти «а (iii)», «b (ii)», «с (ii)», «d», «е (i)», «g» пункту 1, пункти 2 та 3 статті 11; ґ) підпункти «а», «b», «c», «d», «f», «g» пункту 1 та пункти 2 і 3 статті 12; д) підпункти «b», «c» пункту 1 статті 13; е) підпункти «а», «b» статті 14».

Т.е. были просто перечислены пункты и подпункты Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, выполнять которые обязалась Украина. А уже в документе, принятом ВР 3 июля, содержание этих пунктов и подпунктов было изложено непосредственно в законе.

И странно, когда те, кто громче всех заявляет о своей «глубочайшей приверженности» европейским принципам и нормам, протестуют против принятия закона «Об основах государственной языковой политики», а фактически — против тех самых европейских ценностей.

Для украинских «европейцев» процитирую и отрывок из преамбулы Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств: «Право использовать региональный язык или язык меньшинства в частной и общественной жизни является неотъемлемым правом в соответствии с принципами, зафиксированными в Международном пакте о гражданских и политических правах, и согласно духу Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод». Вот против чего они протестуют.

Конечно, и такая позиция имеет право на существование. Только тогда, во-первых, следует перестать морочить голову публике своей якобы «европейскостью». А во-вторых — действовать в соответствии с правовой процедурой: ставить вопрос об отзыве подписи Украины под Европейской хартией региональных языков или языков меньшинств и находить под эту идею 226 голосов в парламенте. Само собой, выставляя себя в совершенно определенном свете в глазах Европы.

3. Ситуация вокруг языкового закона в который раз продемонстрировала разницу между политикой и политиканством, обнажила проблему подмены политики политтехнологиями.

Смешон и жалок г-н Литвин, которого со всех сторон «подставили» и «развели». Даже, оказывается, депутаты из «его» фракции проголосовали в поддержку языкового закона, не поставив в известность Владимира Михайловича. Что же это за лидер партии, который совершенно не в курсе дел, происходящих в его политической силе?

Но, может, однопартийцы Литвина выполняли предвыборные установки своего лидера?

Если кто забыл (а сам Литвин уж точно запамятовал), то на последних президентских выборах сей кавалер российского ордена Дружбы ратовал за права русского языка. Так, во время визита в Крым 27 ноября 2009-го Владимир Михайлович возмущался политиками-конъюнктурщиками: «Когда они при власти, то забывают обещания и проводят украинизацию. Возвращаясь в оппозицию, политики снова начинают кричать о статусе русского языка».

Поскольку «исторически Украина двуязычное государство», указывал Литвин, «второй язык общения каждая региональная община имеет право избирать самостоятельно». «Естественно, что на юге и востоке Украины выступать в суде, сдавать тесты, читать аннотации на лекарствах большинство людей желают по-русски. Значит, необходимо уважать выбор людей, в частности, желание говорить присущим именно им языком», — подчеркивал спикер (УНИАН).

Теперь же этот «борец с конъюнктурщиками» изыскивает поводы, дабы тем или иным способом если не провалить, то оказаться непричастным (в т.ч. своей подписью, которую он обязан поставить как глава ВР) к закону об основах языковой политики на Украине.

Некоторые депутаты из фракции Партии регионов (которым предстоит баллотироваться в западноукраинских областях) написали заявления об отзыве своих голосов под языковым законом. Такие заявления поступили от Ореста Муца, Петра Писарчука, Василия Чуднова и Юрия Полунеева. Вместо голоса «за» они просят считать, что они не голосовали.

Но совершенно очевидно, что программа партии должна быть одной как для запада, так и для востока Украины. Не может быть так, чтобы ПР декларировала придание государственного статуса русскому языку, а часть ее членов были категорически против. Что они тогда делают в этой партии? И почему партия (если это партия не по названию, а по сути!) держит таких лиц в своих рядах?

Впрочем, политическое лукавство — болезнь не только «регионалов». Можно вспомнить, как на всех предыдущих выборах представители БЮТ в юго-восточных регионах также выступали горячими поборниками прав русскоязычных — хотя программа этой политической силы (как и реальные действия бютовцев) ничего подобного не предусматривает.

Из всех парламентских партий только представители КПУ — вне зависимости от того, какой регион они представляют, — занимают единую и четкую позицию по языковому вопросу: русский язык должен быть вторым государственным. Как и записано в программе Компартии. И такая позиция — как у одессита Евгения Царькова, так и у волынянина Адама Мартынюка, как у луганчанина Спиридона Килинкарова, так и у львовянина Александра Голуба.

4. Вся ответственность за возможные нарушения Регламента ВР при голосовании за закон «Об основах государственной языковой политики» лежит на оппозиции.

Обострение ситуации в парламенте вокруг языкового закона — дело рук фракций БЮТ-«Батькивщина» и НУНС. Именно представители оппозиции устраивали драки, блокировали трибуну ВР и кресло спикера. Наконец, это оппозиция планировала сорвать принятие языкового законопроекта посредством вырывания депутатских карточек из гнезд для голосования — в чем публично признавались ее лидеры (г-да Яценюк с Кожемякиным). Разве это соответствует Регламенту ВР?

Но если сам не намерен строго следовать законодательной процедуре — нечего пенять другим на то же самое. Тем более что вынужденные нарушения Регламента депутатами большинства (учитывая, что 226 голосов «за» имеется) по «тяжести» не идут ни в какое сравнение с тем, как нарушала и собиралась нарушить Регламент ВР оппозиция. Остап Бендер говаривал: «В сравнении с нашей концессией это деяние, хоть и предусмотрено уголовным кодексом, имеет вид невинной детской игры в крысу». Будь оппозиционеры чуть самокритичнее, примерно в том же духе они могли бы высказаться и по поводу нарушения Регламента представителями большинства.

Кстати, насчет Остапа Бендера и его методов. 11 лет назад главред «2000» Сергей Кичигин для характеристики отношений между тогдашними властью и оппозицией (а ныне это во многом те же лица при тех же ипостасях) приводил эпизод из романа Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев» — когда Остап Бендер играет в шахматы с одноглазым любителем. Все, полагаю, помнят: великий комбинатор украл ладью, а в ответ на возглас «у меня все ходы записаны» зачерпнул горсть фигур и швырнул их в соперника.

Смысл этой аналогии в том, что «власть пытается играть по правилам. И постоянно убеждает непримиримую оппозицию, что у нее, у власти, «все ходы записаны»: демонстрирует видеозаписи и прочие улики, документы и факты. На что оппоненты презрительно бросают: «Контора пишет... Если сдаетесь, то так и говорите... Замысел же предельно прост — заставить власть «играть строго по правилам». А самой «ходить» — как хочется и где хочется (в прямом и переносном смысле)» («2000», №15 (68) 13—19.04.2001, «Эскизы к текущей политике»).

Горбатого, как говорится, могила исправит (в политическом, конечно же, смысле). Нынешняя оппозиция себе не изменяет — пытается и теперь навязать вышеописанные «правила игры»: власть должна соблюдать Конституцию, законы, Регламент ВР, а оппозиция никому ничего не должна — может делать все что ей вздумается (само собой, прикрывая свои противозаконные действия демагогической ширмой борьбы за некие «высшие идеалы»).

Но, очевидно, уроки прошлого усвоены и представителями нынешней власти, не желающими уподобляться одноглазому любителю и научившимися действовать в стиле «твоим же салом — тебе по сусалам». И вряд ли их можно за это упрекать: или все играют по правилам — или никто.

5. Протестные акции направлены не на защиту прав украиноязычных граждан, а на защиту права навязывать украинский всем тем, кто хочет говорить на родном языке, прежде всего — на русском.

Ведь совершенно нелепо выглядят мероприятия под девизом «Хочу говорити українською». Спрашивается: а кто не дает? Ни один закон Украины, включая и принятый ВР 3 июля, этого не запрещает.

Но в том-то и дело, что «Хочу говорити українською» — это эвфемизм, за которым скрывается «Хочу, аби всі говорили українською» (и не только говорили, но и читали, обучались, смотрели фильмы и т.д.).

Таким людям мало, что у них есть полное право использовать украинский в полной мере, им надо, чтобы они могли навязывать украинский всем и каждому, чтобы, как они выражаются, «створювали україномовне середовище».

6. «Все у нас должно быть в рамках закона. Если были там во время этих стычек нарушения закона, там есть видео, фотографии, факты, тогда наши правоохранительные органы должны реагировать по закону. Тогда должны заводиться уголовные дела. И на всю катушку их надо раскручивать. И без всякой либеральности», — заявил Михаил Чечетов, комментируя масштабные нарушения закона, имевшие место во время протестных акций против русского языка (05.07.12, «Новый Регион»).

Полностью согласен с г-ном Чечетовым.

Никто не оспаривает право любого гражданина Украины на выражение собственного мнения, на протест. На то и демократия со свободой. Однако все должно быть в рамках закона. Иначе это уже не самовыражение и не протест, а преступление. За которое должно нести административную или уголовную ответственность.

В центре Киева — вопреки решению суда — блокируется Украинский дом с целью не дать президенту провести пресс-конференцию. Применяются сила и спецсредства против сотрудников милиции — 27 из них вынуждены были обращаться за медицинской помощью после общения с «демократами» (у милиционеров врачи диагностировали многочисленные травмы разной степени тяжести: ушибы, ссадины, травмы глаз, сотрясение головного мозга, интоксикационный синдром, химические ожоги).

В ряде областей Западной Украины блокируются облгосадминистрации и горсоветы — сотрудников либо не пропускают на рабочие места, либо заставляют подписывать обращения к президенту ветировать языковой закон.

Во Львовской области оппозиционные активисты провели т.н. «предупредительные перекрытия» движения на четырех международных трассах. Об этом, сообщал УНИАН 5 июля, оповестили в пресс-центре Львовского регионального избирательного штаба Объединенной оппозиции «За Батькивщину». По данным последнего, с 18.00 до 18.30 5 июля было заблокировано движение автотранспорта на участках международных трасс в населенных пунктах Зимная Вода, Гряда, Рясное-Руська и в г. Сколе (участок международной трассы Киев—Чоп).

Некоторые договорились до призывов «до зброї». В частности, Тягнибок распространил соответствующее заявление в блоге на «УП»: «Оголошуємо національну мобілізацію. Дамо гідну відсіч агресорам. До зброї! Збір у Києві біля Українського дому. Вже». И хотя сам лидер «Свободы» свой экстремистский призыв маскирует тем, что он-де всего лишь дал ссылку на «відозву» г-на Ильенко 2004 года, достаточно ознакомиться с последней, чтобы понять, о чем идет речь. Процитирую небольшой фрагмент: «Годі вже згадувати Шевченка всує — згадаймо Заповіт дослівно. У Заповіті, крім слова — поховайте, є слово — вставайте! Крім слова — воля, є дієслово — окропіте! Нікому не дано права змінювати імперативні мандати Заповіту. Навіть юристам. Навіть президентам. Навіть ляльководам президентів. Мандат на повстання вручив нам Шевченко. Він сказав: «Вражою злою кров'ю волю окропіте!» Накази не обговорюються. Накази виконуються. Тож — виконуймо».

Даже если г-н Тягнибок, как он утверждает (и во что я лично не очень верю), всего лишь образно выражался — вполне могут найтись люди, воспитанные в духе поклонения террористу Бандере, которые воспримут его призыв буквально и примутся «окропляти кров'ю» свою «волю».

Реакция власти на весь этот бедлам, прямо скажем, ультралиберальная. По сути только в Черкассах был дан достойный ответ на действия провокаторов: 5 июля Черкасский окружной админсуд вынес решение о запрещении проведения на Соборной площади Черкасс бессрочной акции оппозиционных сил: оппозиция проигнорировала — правоохранители, как и положено, применили силу.

В т.н. цивилизованных странах, к чьим ценностям, как известно, любят апеллировать деятели оппозиции, в подобных случаях правоохранители с нарушителями закона не церемонятся.

Известно, как действовала полиция США по отношению к манифестантам, проводившим акции «Захвати Уолл-стрит» — арестовывала протестующих сотнями.

Оппозицию нужно обеспечить европейскими ценностями

1 мая 2012 г. Нью-Йорк (США). Активист движения «Захвати Уолл Стрит» Джереми Дихерт арестован полицией во время марша через центр Манхэттена. REUTERS


Или взять Германию, власти которой в последнее время наиболее активны в продвижении европейских ценностей на Украине. В ноябре прошлого года на севере Германии у города Данненберг противники хранения в стране ядерных отходов попытались перекрыть железнодорожную трассу — 1300 арестованных.

А вот более свежий пример. В середине мая с.г. в финансовой столице Германии — Франкфурте-на-Майне — активисты движения «Захвати Франкфурт» проигнорировали судебный запрет на проведение протестных мероприятий и попытались нарушить работу банков. Результат: полиция разогнала демонстрантов с помощью резиновых дубинок и слезоточивого газа, 400 человек арестованы.

Пора бы и отечественных демократов — сторонников европейских ценностей обеспечить этими самыми европейскими ценностями по полной программе.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх