,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


КОНТРТВИТТЕРРЕВОЛЮЦИЯ ПО-ВАШИНГТОНСКИ
  • 7 июня 2012 |
  • 21:06 |
  • V.Sabur |
  • Просмотров: 672
  • |
  • Комментарии: 8
  • |
+3
Спецслужбы США взялись за мониторинг социальных сетей
В условиях нарастающей глобальной нестабильности власти США озаботились контролем над киберпространством, ожидая, что именно оттуда придет новая угроза американскому образу жизни. Британская газета «Дейли мейл» обнародовала список слов, используемых американским министерством национальной безопасности для мониторинга социальных сетей и сайтов в интернете.

Список оказался чрезвычайно длинным и довольно забавным. Оказывается, чтобы попасть на заметку спецслужбам США, может оказаться достаточно упомянуть в «Фейсбуке» Мексику или Китай. Ну, а уж если вы написали что-то про Ближний Восток, поместив на своей страничке «пост» про Ирак, Иран, Афганистан, Пакистан, Йемен или Сомали, то уж вами точно заинтересуются.

Так же, как и в случае, если в вашем тексте будет что-то сказано про Северную Корею или Колумбию. В первом случае, видимо, вас можно заподозрить в симпатиях коммунистам, а во втором - что вы наркобарон.

Список слов разделен на множество различных категорий, от «внутренней безопасности» до «птичьего гриппа». Ясное дело, на почетном месте здесь «терроризм». В последнем случае все более или менее логично. Не стоит употреблять на своей страничке слова «грязная бомба», «заложники», «джихад», «Аль-Каида». Заодно не рекомендуется поминать «облако», «снег», «свинина», «химический», «мост» и «вирус».

Специалисты по безопасности - не дураки: они догадываются, что террористы впрямую не напишут про свои планы. И если на личной страничке террориста он не сообщит о желании взять заложников, то уж про отвращение к свинине и снежным северным зимам точно даст знать.

Зачем-то в список внесли некоторых библейских персонажей, в частности — Каина и Авеля. Поскольку один, как известно, убил другого.

При должном усердии можно было сюда же поместить половину героев мировой литературы. Хоть того же Шекспира взять - там же сплошные смертоубийства! Один Гамлет, например, чего стоит. Устроил провокацию с Розенкранцем и Гильденстерном, зарезал при исполнении задания сотрудника королевской администрации Полония, а под конец и вовсе бойню учинил, прямо во время спортивных состязаний.

Представляете, какие страшные планы можно скрыть под видом обсуждения старинной трагедии!

Но, увы, сотрудники спецслужб не всегда отличаются литературной осведомленностью, так что филологи и историки культуры могут вешать свои «посты» в «Фейсбуке» относительно спокойно. Хотя и тут возможны сюрпризы. Мониторится, например, само словосочетание «социальная сеть».

Как и следовало ожидать, аналитики из «Информационного центра по защите частной жизни в электронной среде», от которых данный список попал в прессу, были обескуражены.

Государство, которое по всему миру пропагандирует ценности свободы и публично ликует относительно наступления эры «Твиттер-революций», могло бы и не проявлять столь болезненного интереса к социальным сетям.

С точки зрения правозащитников, составление подобного списка создает угрозу гарантиям, которые дает первая поправка к конституции США, провозглашающая свободу слова. В свою очередь, чиновники МНБ резонно возражают, что в те времена, когда писалась американская конституция, ни «Аль-Каиды», ни интернета не было.

Однако по мере того как скандал разрастается, спецслужбам приходится объясняться. Пресс-секретарь МНБ Мэтью Чендлер признал: все получилось как-то некрасиво, и пообещал уточнить алгоритмы поисковых программ. К тому же, чтобы никто не подумал плохого, публике объяснили: спецслужбы следят только за террористами, а другим гражданам, даже политическим радикалам, активистам, оккупирующим Уолл-стрит и прочим инакомыслящим волноваться не следует.

Активистов левых организаций это почему-то не успокаивает. Вообще-то американский гражданин имеет право узнать, есть ли на него досье и что в нем содержится. За небольшие деньги, на коммерческой, конечно, основе, но совершенно официально, вы можете заказать у спецслужб копию собственного досье. Оплата будет постраничной.

Чем больше на вас собрано компромата, тем дороже обойдется услуга. Некоторые мои знакомые этой возможностью воспользовались. Но, увы, они зря предвкушали радость от чтения собственной биографии. Если публика имеет право знать про секретные досье, то спецслужбы имеют право скрывать секретную информацию. Так что большая часть текста в досье оказывалась вымарана. Единственное, что получал заказчик за свои деньги, это данные о количестве страниц, за которые он заплатил.

То было, впрочем, еще до наступления эры «Фейсбука». Сегодня разобраться в том, кто и какую информацию на вас собирает, оказывается еще сложнее. Другое дело, что эффективность мониторинга, на самом деле, должна быть минимальной. Сотрудники спецслужб рискуют просто захлебнуться в потоке информации. И над всеми этими усилиями можно было бы только посмеяться, если бы не подозрение, что с ними сотрудничают сами корпорации, являющиеся владельцами социальных сетей.

В американской прессе уже появились сообщения о том, что МНБ плотно общается с такими компаниями, как «Гугл», «Фейсбук» и «Твиттер», договариваясь об условиях, на которых спецслужбы могут получить доступ к некоторым разделам программного обеспечения.

В этом случае эффективность электронной слежки действительно повышается, а отслеживать происходящее в соцсетях можно будет в режиме реального времени.

Между тем, владельцы соцсетей уже и сами располагают обширной информацией о своих пользователях, причем большую часть сведений люди «сдают» в интернет совершенно добровольно. Эта информация используется, по преимуществу, в коммерческих целях, например, для рассылки адресной рекламы. Можно сказать, что бизнес владельцев сетей состоит в том, что они «продают» своих пользователей другим компаниям. Ну, или сдают их в аренду.

Американская «Уолл-стрит джорнэл» обвиняет в таких же действиях и компанию «Эппл», которая, по ее сведениям, сохраняет данные о передвижениях пользователей, фиксируемые компьютерами «Макинтош». Разумеется, «Эппл», как и заподозренный в том же самом «Гугл» утверждают, что при хранении данных у них обеспечивается строгая конфиденциальность, а их действия «не преследуют каких-то скрытых намерений».

Однако возникает неприятный вопрос. Если данные могут в принципе передаваться рекламным агентствам, то почему бы их не передать и спецслужбам? Тоже, разумеется, на основе строгой конфиденциальности.

Заметим, кстати, что подобная система слежки и контроля в социальных сетях распространяется не только на тех, кто физически находится на территории США. «Большой Брат» становится транснациональным предприятием.

Еще в семидесятые Герберт Маркузе в одном из своих интервью предсказывал появление новых технологий, которые одновременно будут служить и средством освобождения, и инструментом контроля.

Его польский коллега Лешек Колаковский по этому поводу долго издевался над американским философом: что это за нелепая идея, что за технологии такие, про которые Маркузе и сказать толком ничего не может. Но прошло несколько десятков лет, и прогноз подтвердился полностью.

Интернет вовсе не является тем царством свободы, которое разрекламировано либеральными идеологами и публицистами в начале нового века. И он вовсе не гарантирует нам ни реально нужных знаний, ни своевременного получения достоверной информации. Напротив, он может стать инструментом контроля за нашими передвижениями, контактами и мнениями. Контроля, столь всеобъемлющего, ежеминутного и тотального, о каком не могла бы и мечтать ни одна тайная полиция прошлого.

Еще совсем недавно, когда толпы разгневанного народа вышли на улицы Туниса и на площадь Тахрир в Каире, комментаторы западных изданий поспешили объяснить, что ничего подобного не случилось бы, не будь на свете интернета и социальных сетей. Заговорили о «революциях «Твиттера» и «Фейсбука». Причем так убедительно, что египетские власти сделали своим главным противником именно «Фейсбук».

Интернет отключили, однако уличные волнения не только не прекратились, но, напротив, усилились за счет присоединения множества людей, у которых не только с компьютерной, но и с самой обыкновенной грамотностью дела обстояли не самым лучшим образом. Тем не менее, идея «Твиттер-революции» в западной прессе закрепилась.

В связи с публикацией о мониторинге, который ведет вездесущее МНБ, журналисты, естественно, вспомнили оруэлловского «Большого Брата», который, как известно, всех любит, но заодно на всех смотрит. Джордж Оруэлл во всех подробностях воспроизвел картину тоталитарного строя в своем романе «1984».

Подавляющее большинство утверждает, что он нарисовал будущее коммунизма. Сегодня выясняется, что в антиутопии шла речь совершенно о другом.

Борис Кагарлицкий - директор Института глобализации и социальных движений
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх