,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Украина глазами западных геополитиков
  • 4 июня 2012 |
  • 23:06 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 1323
  • |
  • Комментарии: 5
  • |
По заверению украинских властей, с обретением независимости Украина, наконец-то, обрела и геополитическую субъектность, стала заметным, и, главное, уважаемым игроком на международной арене. Регулярные здравицы в честь украинского суверенитета перемежаются с высказываниями об авторитетности и политической весомости Киева, и о том, что Украина сегодня – чуть ли не «первая среди равных». Такими дешёвыми лозунгами можно удовлетворить разве что непритязательный интеллект. Более глубокий взгляд на ситуацию позволяет увидеть за «витриной» украинского суверенитета совсем иное состояние дел.

Обратимся к трудам западных геополитиков. Они, в отличие от украинских чиновников, оболваниванием масс не занимались, а писали чётко, сжато и по делу. Да и рассчитаны их труды были не на затюканного в конец украинского избирателя, а на научно-аналитическое сообщество своих стран.

Выдающийся британский географ и член Тайного совета Хэлфорд Макиндер – громкое имя в классической англосаксонской геополитике. Его труды до сих пор переиздаются, и каждый уважающий себя эксперт считает должным с ними ознакомиться. Именно Х. Макиндер является автором теории «хартленда» («срединной земли»), под которой он понимал массивный кусок Евразии, приблизительно совпадавший с границами Российской империи и СССР. Евразию и Африку вместе Х. Макиндер в своей доктрине объединил в т.н. Мировой остров – ключевой регион, контроль над которым означает контроль над миром.

Все геополитические изыски Х. Макиндера сводились к одному – покорению либо ослаблению «срединной земли» разными путями. Нашлось в его теориях и место Украине. Во время Гражданской войны Х. Макиндер был представителем британского командования в Белой армии Юга России. Немало времени пришлось ему провести на Украине. Уже в 1920 г., находясь во Франции на борту королевского крейсера «Кентавр», Х. Макиндер пишет докладную записку правительству Великобритании (H. Mackinder “Situation in South Russia”) c обоснованием необходимости создания марионеточных государств по периметру России. Среди марионеток – теоретически «независимая» Украина. Похожую идею он выдвигал и ранее – в книге с красноречивым названием «Демократические идеалы и реальность», опубликованной в 1919 г. (H. Mackinder “Democratic Ideals and Reality: A Study in the Politics of Reconstruction”). Без целого «набора» управляемых извне государств, предназначенных для сдерживания России («независимых» Украины, Прибалтики, Грузии, Азербайджана и т.д.) англосаксам никогда не добиться планетарной гегемонии – таков основной посыл мыслей Х. Макиндера.


Идеи Х. Макиндера уже в годы холодной войны усовершенствовал американский геополитик Николас Спикмен. Формулу Х. Макиндера «Кто управляет Восточной Европой, тот управляет «срединной землёй», а кто управляет «срединной землёй», тот управляет Мировым островом. Кто управляет Мировым островом – тот управляет миром» Н. Спикмен перетолковал по-своему, и заявил, что для достижения мировой гегемонии Вашингтону необходим контроль не столько за «срединной землёй», сколько за «береговыми зонами» (rimland). «Береговые зоны» - это не только место соприкосновения суши с морем, но и точка соприкосновения разных типов государственности, политико-конфессиональной ориентации или территории, которыми можно сравнительно легко взять под контроль, окружить ими потенциального врага. Восточную Европу Н. Спикмен рассматривал, как промежуточный район между евразийской континентальной массой и «береговой зоной», а сама «береговая зона» - огромный географический пояс, протянувшийся дугой от Западной Европы через Средиземноморье, Кавказ, Турцию и Китай до Японии, опоясывая контуры Евразии.

В итоге Н. Спикмен предложил свой принцип достижения планетарного могущества: «Кто контролирует «береговую зону», тот доминирует над Евразией. Кто доминирует над Евразией, тот распоряжается судьбой мира» (N. Spykman “The Geography of Peace”). Украина, согласно воззрениям Н. Спикмена, тоже относится к странам «береговой зоны», а «береговая зона» является не самостоятельным игроком, а ведомой конструкцией, «чертежи» которой заготавливаются совсем другими людьми. «Береговая зона» - слабое звено, испытывающее дуальное политическое влияние – одновременно с Запада и с Востока.

Один из создателей ЦРУ Джейм Бернхэм в программной разработке «Битва за мир» (J. Burnham “The Struggle for the World”, 1947 г.) писал, что контролировать мир сможет только та сила, которая сможет организовать на свой лад «срединную землю» и её внешние барьеры» (!). Идеи Д. Бернхэма были созвучны идее Н. Спикмена о «береговых зонах», и под внешними барьерами следует понимать окружающие Россию территории, в т.ч. Украину.

Не одаривал особым уважением украинскую независимость и авторитетный американский стратег Сол Коэн, автор признанного труда «Геополитика мировой системы» (S. Cohen “Geopolitics of world system”). В ней С. Коэн распределил все государства по степени их влияния на мировую политику. На вершине пирамиды единственная сверхдержава – США. Сверхдержавный потенциал, по С. Коэну, есть у Китая, Евросоюза и России, но до его реализации ещё очень далеко, и их автор поместил под вершиной пирамиды, где располагаются региональные лидеры. Ещё ниже С. Коэн поместил три категории стран, которые обладают ограниченным влиянием даже в региональных вопросах.

В первой категории – те, у кого иногда получается на что-то повлиять (Индия, Бразилия, Нигерия, ЮАР, Турция, и т.д.).

Во второй – те, у кого таких возможностей практически нет (Индонезия, Пакистан, Мексика, Египет).

В третьей категории, т.е. почти у самого подножья пирамиды, находятся те, от кого почти ничего не зависит – Польша, Алжир, Ирак, Аргентина, Сербия, Украина (!). Ниже третьей категории государств находятся только «страны-коридоры» (по терминологии С. Коэна «gateway states»), которые могут приобретать, и легко утрачивать свой государственный статус в силу своей институциональной слабости.

Примеров можно было бы ещё привести немало, ведь с идеей украинской независимости носились и Карл XII, и Наполеон, и кайзеровская Германия. Можно было бы вспомнить высказывания польского геополитика Адольфа Бохенского: «Появление суверенной Украины приведёт к расколу нашего восточного соседа на целый ряд соперничающих друг с другом государственных организмов. Для Польши главное – их взаимная нейтрализация…» (Adolf Bocheński “Między Niemcami a Rosją"). Особенно он подчёркивал необходимость взаимной нейтрализации России и «независимой» Украины. В том же духе об Украине высказывался соотечественник А. Бохенского Влодзимеж Бончковский и нацистский идеолог Пауль Рорбах («Unser Kriegsziel im Osten und die russische Revolution»).

Украину Запад всегда рассматривал, как ампутированный от России кусок, который может заново «прижиться» к прежнему «телу». С предельной откровенностью писал об этом З. Бжезинский в своей «Великой шахматной доске» (“The Grand Chessboard”). Отсюда безудержные хвалебные оды Запада в адрес украинской независимости, а между строк – намёки теперешнему и будущему руководству Украины, с кем и где дружить.

Жаль, что в украинских учебниках истории о зарубежных вдохновителях украинского суверенитета, и, главное, о геополитических выгодах, которые они от этого получают, не сказано ни слова.


My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх