,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Легендированные боёвки УПА и "антинемецкая" борьба современных "героев" Украины
  • 12 мая 2012 |
  • 20:05 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 2246
  • |
  • Комментарии: 13
  • |
Статья экс-полковника СБУ Д. Веденеева в "РОЗВІДУВАЛЬНА ДІЯЛЬНІСТЬ УКРАЇНСЬКОЇ ПОВСТАНСЬКОЇ АРМІЇ (1943–1945)" (сборник "Проблеми історії України: факти, судження, пошуки. Збірник наукових праць. Випуск 10").

Легендированные боёвки УПА и "антинемецкая" борьба современных "героев" Украины


3 мая в 1946 г. вояки сотни „Мстители” под проводом „Гонты” устроили на дороге вблизи поселка Площадь Станиславской области засаду на кортеж командующего 38-ю Армией генерал-полковника К. Москаленко. „Наши тайные сотрудники, – шла речь в отчете об операции, – сообщили УПА о точном времени выезда большевицкого командира и его штабных старшин из Станиславова в Стрый”. В результате обстрела машин командарма и члена Военного совета Армии генерал-майора Епишева было ранено трех бойцовохраны (в ответ подразделения Армии и ВВ провели акцию, в ходе какой „Гонта” да еще 30 повстанцев были убиты) (ЦДАГОУ. – Ф.1. – Оп.23. – Спр. 2960. – Арк. 205.).
28 марта в 1947 г. вояки сотен „Хрина” и „Бира” (Закерзоння) устроили засаду на шоссе Балигород-тесная. По словам „Хрина” (С. Стебельского) повстанцы имели „проверенные сведения” относительно прибытия в этот район с инспекцией заместителя министра обороны Польши генерал-полковника К. Сверчевского и состав его эскорта. В швидкопливному бое генерал и группа военнослужащих погибли (В рядах УПА... – С. 175 – 176.).

Повстанческая разведка пыталась применить определенные оперативные комбинации для создания собственных позиций в партизанской среде. Характерный пример этому приводился в сообщении О. Федорову командира оперативной группы „Победители” Д. Медведева от 12 декабря в 1943 г. Сотрудники группы, шла речь в документе, разоблачили разведчика штаба соединения УПА под руководством „Дубового” В. Климовича („Спартака”). Последний сознался, что начальником разведки соединения„Зайцем” ему было поставлено задание под видом дезертира из УПА погпасть к партизанам с целью сбора информации об их силах, вооружениях, места дислокации и тому подобное. Для большей правдоподобности он имел сфабрикованные „отчеты” повстанческих отрядов, якобы бы „сворованные„ им перед побегом. После выполнения развед задания „Спартан” должен был спрятаться на конспиративной квартире в одном из поселков, где его ожидал зсвязной (В рядах УПА... – С. 175 – 176.).

Для потребностей разведки в УПА создавались закамуфлированные под советских военнослужащих подразделения. Так, 5 ноября в 1944 г. в с. Черче Ратнивского района Волынской области зафиксированно появление переодетого в советскую форму конного отряда УПА в 300 сабель.В Группе УПА „Юг” на Кремьянеччине действовали легендированные подразделения „Герасима” (140 бойцов) и „Морозенко” (60-80 штыков). Спецгруппа „Касьяна” в отряде „Шугая” насчитывала 60 отборных бойцов, экипированных по советскому образцу (ДА СБУ. – Ф. 13. – Спр. 372. – Т. 1. – Арк. 118, 220).

Легендированные боёвки УПА и "антинемецкая" борьба современных "героев" Украины


Легендированная под МГБ боёвка "Довбуша"

В сообщениях начальников немецких розведорганов на Украине есть прямая ссылка на то, что ими установлен контакт с Р.Шухевичем через посредников. В частности, идет речь об отклоненном немцами „через пересторогу” предложение „Чупринки” о вооружении за немецкий счет отрядов УПА в Галичине и переброски их через линию фронта (ДА СБУ.– Ф.2. – Оп. 88. – Спр. 26.– Арк. 106.).


Сотрудничество с немцами в сфере получения разведывательной информации длилось с довоенных времен и на протяжении всего периода оккупации Украины. Со слов захваченного чекистами немецкого агента, националиста А. Зайчикова (он семь раз пересекал фронтовую полосу за заданиями немецкой разведки), в Гданске существовала разведывательная школа Абвера, где училось 150 слушателей-украинцев (ЦДАГОУ. – Ф. 57. – Оп. 4. – Спр. 338. – Арк. 174 – 175.). Член ОУН(Б) В. Шумко в июле-августе в 1941 г. направил в немецкую разведывательно-диверсионную школу 200 националистов из Буковины (ЦДАГОУ – Спр.340. – Арк. 47 – 48.). В докладной записке УШПД к ЦК КП(б) В от 5 декабря в 1942 г. отмечалось, что немцы из числа националистов-полицейских, наиболее отмеченных по службе, отбирают кандидатов на учебу в разведшколах, в частности – в Полтавскую, где готовят квалифицированную агентуру для разведывательно-диверсионных акций в Баке, на Северном Кавказе и Поволжье (ЦДАГОУ. – Ф.1. – Оп. 22. – Спр. 75. – Арк. 14).

Существовала обоюдная заинтересованность сторон в подобных контактах. По мере приближения фронта к границам Германии растет роль стратегии так называемого „кляйнкрига” („малой войны”), которая, в частности, предусматривала активизацию разведывательно-подрывных мероприятий в тылу советских войск. 12 февраля в 1944 г. в составе Главного управления имперской безопасности создается 8-ое управление (организация „пятой колонны” в тылу противника). Задания подрывной деятельности против Красной армии обсуждались на совещании под Берлином в апреле того же года между руководителем тайных операций Вермахта О. Скорцени и вожаками ОУН С. Бандерой и Я. Стецько. (Боротьба трудящих західних областей УРСР... – С. 193, 198.)

С немецкой стороны в отношениях из УПА принимали участие ряд специальных служб – Абвер, СД, полиция безопасности. После вступления советских войск к Львову был захвачен значительный объем документов нацистских спецслужб, где освещали обстоятельства упомянутых контактов (их обзор содержался в спецсообщении наркома госбезопасности УССР C.Савченка к наркому внутренних дел УССР В.Рясного от 23 февраля в 1945 г.). В частности, 15 апреля в 1944 г. начальник полиции безопасности и СД дистрикту „Галичина” оберштурмбанфюрер СС Витиска сообщил Главное управление имперской безопасности в Берлине, что с конца января в 1944 г. отряды УПА начинают искать прямых контактов с военными частями Вермахта. Представитель отдела 1-ц (разведка) „боевой группы Прюцманна” штурмабанфюрер СС Шмитц наладил звъъясвязь с командирами повстанцев в районах Постойно (33 км к западу от Ровно), Кременец, Ива, Котин, Березно, Подкамень, Деражно и получал от них разведывательные данные о советской армии и партизанах, польских партизанах, привлекал УПА к диверсионным мероприятиям. Это принесло позитивные последствия для немецких фронтовых частей. Отношения строились на основе договоренности о ненападении, устанавливались соответствующие условности для контактов разведчиков УПА и немецких солдат. (ДА СБУ. – Ф. 2. – Оп. 88. – Спр. 26. – Арк. 99–100.; Коваль М. ОУН–УПА и „третий рейх”. // Политика и время. – 1991. – № 5. – С.74.)

22 апреля того же года Витиска сообщал к Берлину и Кракова, что начальники Абверкоманд заинтересованы в сотрудничестве из УПА, а повстанцы пользуются их „частичным неофициальным признанием” со стороны немцев (ДА СБУ. – Ф. 2. – Оп. 88. – Спр. 26. – Арк. 106.). 5 марта в 1944 г. происходят переговоры в Тернополе между представителем Провода ОУН И. Гриньохом („Герасимивским”) с Витиской и криминальным комиссаром Паппе (представителем СД в Галичине). В обмен на прекращение огня и помощь украинская сторона обязуется предоставлять немцам агентурные материалы о советских и польских вооруженных формированиях. На очередной встрече во Львове 23 марта „Герасимовский” подтверждает готовность УПА предоставлять все имеющиеся сведения о советских и польских силах, принимать участие в диверсионно-террористических мероприятиях, вести разложение тыла Красной армии. При этом он потребовал конспиративность в передаче немцами оружия УПА с целью неразглашения таких контактов перед ее рядовыми вояками. Однако главными условиями ОУН и УПА на этих переговорах были освобождение политических заключенных, отказ, от преследования украинцев за политическую деятельность (– Ф. 13. – Спр. 372. – Т. 36. – Арк. 3; ЦДАГОУ. – Ф. 57. – Оп.4. – Спр. 340. – Арк. 53 – 54; Бондаренко К. До питання про україно–німецькі стосунки у 1944 р. // Україна в минулому. – К.–Львів, 1992. – Вип. ІІІ. – С. 69, 73 –75; Кентій А.В. Українська повстанська армія в 1944 – 1945 р... – С. 47.).

2 апреля в 1944 г. командующий УПА -„Північ” Д. Клячкивский через Абверкоманду Группы армий „Северная Украина” передает предложение о координации борьбы с советскими войсками, предоставление повстанцами разведывательной информации и просит взамен передать повстанцам 20 полевых и 10 зенитных пушек, 500 автоматов, 250 тыс. зарядов, 10 тыс. гранат (ЦДАГОУ.– Ф.57 . – Оп. 4.– Спр. 340. – Арк. 60.).

Отметим, что сотрудничество между УПА и Абвером в разведывательной сфере развивалось настолько интенсивно, что получило высокие оценки на совещании начальников Абверкоманд 101, 202 и 305 Группы армий „Юг” во Львове (19 апреля в 1944 г.). Материал, полученный от УПА, заявил начальник команды-101 подполковник Линдгарт, „исключительно объемный и пригодный для использования армией в военном отношении”, без помощи повстанческой разведки агентурная деятельность немецких развод органов „была бы вообще невозможной”. По словам начальника команды-202 подполковника Зелингера подрывная работа за фронтовой полосой „может быть осуществлена только с помощью УПА” (ДА СБУ. – Ф. 2. – Оп. 88. – Спр. 26. – Арк. 105 –106.).

В соответствии с договоренностями осуществлялись практические шаги по сотрудничеству в разведывательно-подрывной сфере. Так, Абвергрупой-220 (Львов, Жешув (Польша), начальник, – капитан Ю. Лазарек) при участии представителей штаба УПА Кошука („Синего”) и „Шевчука” создаются курсы радистив–разведчиков (16 человек, Львова), курсы радистов для последующей переброски в советский тыл (30 лиц, июнь в 1944 г., Львов). Им же в июле-августе в 1944 г. создаются и две диверсионных школы УПА, где в то же время из курсантов готовили младших командиров повстанческих сил (училось свыше 100 лиц, которые впоследствии воздушным путем забрасівались в тыл советских войск) (ДА СБУ . – Ф. 13. – Спр. 252. – Арк. 154 – 155.; Спр. 490. – Арк. 130; ЦДАГОУ. – Ф. 57. – Оп.4. – Спр. 340. – Арк. 69. ) Абвергрупа-204 на территории Черновицкой области, опираясь на отряд УПА В. Шумка („Лугового”) рекрутировала агентуру для подрывной работы в советскому тылу (советской контрразведкой обнаружено свыше 100 таких агентов) (ДА СБУ . – Спр. 252. – С. 15.).

7 августа в 1944 г. на территории Винницкой области десантируются в советской форме 28 выпускников диверсионных школ из числа националистов под командованием М. Муравского. Перед ними ставилось задание подрывов составов с боеприпасами, железных дорог, террор против командного состава у тыла войск 3-го Украинского фронта (ЦДАГОУ. – Ф. 57. – Оп. 4. – Спр. 340.– Арк. 46–47.). Как отмечалось в указании отдела контрразведки „СМЕРШ” 53-и Армии 2-го Украинского фронта (3 марта в 1944 г.), на освобожденных от немцев территориях во время призыву в Красную армию агентура УПА активно попасть в армию для последующей разведки в интересах Германии (Советская военная контрразведка. Сборник документов. – М., 1984. – Вып. 3. – С. 327.).

О том, что значительный объем разведдеятельностии осуществлялся УПА именно в интересах нацистской военной машины убедительно свидетельствуют многочисленные разведывательные донесения повстанцев. Так, отчет разведчика „Линя” (Ровенская область) от 15 апреля в 1944 г. содержал сведения о советских военных перевозках железными дорогами на отрезке Ровно-Сарны, передислокацию боевой техники, что было не нужно собственно повстанцам (ЦДАГОУ. – Ф. 57. – Оп. 4. – Спр. 338. – Арк. 173 – 174.).

Кроме сотрудничества в сугубо разведывательных мероприятиях, немецкая сторона направила в ряды УПА немало инструкторских кадров для организации повстанческого движения. Опросом, который провели сотрудники НКгБ УССР среди воинов разбитого поблизости с. Карпиловка Рокитновского района Ровенской области отряда УПА „Пащенко”, было установлено, что немцы перебрасывают через линию фронта специальных организаторов повстанческих формирований (Советские органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне. Сборник документов и материалов. – М., 1989.– Т. ІV. – С. 360.). В боях из УПА было только захвачено в плен свыше 300 немецких военнослужащих (преимущественно – офицеров Абвера и гестапо), которые были оставлены в повстанческой среде. Интересно, что последние немцы в подполье ОУН и УПА действовали вплоть до конца января в 1947 г., когда СБ целенаправленно их ликвидировала (Войцеховский А.А., Ткаченко Г.С., Ткачук А.В. и др. Без срока давности. – Харьков: „Фактор”, 2001. – С. 254, 303.).

Спецслужбы III рейха пытались использовать возможности повстанческого движения до последних месяцев и недель своего существования. Радиоигра, которая с конца 1944 г. велась советской контрразведкой с помощью подставных радиостанций „Трезуб” (Житомир) и „Антенна” (Львов) установила, что немцы не прекращают попытки наладить связь с подпольем УПА и АК для последующей совместной работы. Осенью в 1944 г. немецкой разведкой было ассигновано лидерам ОУН (Б) на ведение разведывательно-подрывной деятельности 50 млн., советских рублей, 5 из которых получил непосредственно Г. Шухевич. На Станиславщину забрасывается специальная группа под командованием эмиссара Провода ОУН Ю. Лопатинского и капитана немецкой разведки Кирна. С ней же десантируется оружие, взрывчатку и радиостанции. В начале 1945 г. эмиссары вернулись с полученными от УПА разведывательными данными. Об их важности свидетельствовало награждение Кирна Крестом с брильянтами (ЦДАГОУ. – Ф. 57. –Оп.4. –Спр. 340. –Арк. 68–69.).

Сотрудничество с Вермахтом принесло УПА значительную материально-техническую помощь. По словам Лазарека, до конца августа в 1944 г. еженедельно к УПА направлялись 3-4 грузовика с оружем и боеприпасами. При отступлении только в лесах Галичины немцы заложили 40 баз с оружием и боеприпасами. Отдельные такие хранилища находили по крайней мере до 1949 г. Всего повстанцы получили (без учета разоружения ими отдельных подразделов оккупантов) 10 тыс. пулеметов, 50 тыс. автоматов и винтовок, сотни минометов, другое тяжелое оружие, а также 103 радиостанции для связи с немцами (ДА СБУ. – Ф. 13. – Спр. 372. – Т. 42. – Арк. 136; ЦДАГОУ. – Ф. 57. – Оп. 4. – Спр. 340. – Арк. 69).

Сотрудничество в разведывательно-подрывной сфере из УПА пытались наладить и союзники Германии – Венгрия и Румыния. Венгерские войска, которые несли охрану тыла в Украине, были заинтересованы в нейтралитете со стороны украинских повстанцев. Уже в начале 1943 г. венгерский офицер Я. Мартон организовал встречу начальника Генштаба генерала Ф.Сомбатхеи с тремя высокими старшинами УПА (персоналии неизвестны). Была достигнуто устная договоренность о ненападении. Венгры чувствовали острую потребность в мирном сосуществовании из УПА, поскольку на территории действий последней разворачивается строительство мощной оборонной „линии Арпада” (Держалюк М. Взаємини УПА з угорськими військами у 1944 р. // Пам'ять століть. –1997. – №1. – С. 138–139.). Как засвидетельствовал бывший начальник отдела 1 Б ( разведка) штаба 1-й венгерской армии К. Мольнар, контакты с УПА (по согласованию с немцами) установила в октябре в 1943 г. 2-га венгерская армия, а при штабе 1-и армии находился представитель УПА А. Данилич (ДА СБУ. – Ф. 13. – Спр. 372. – Т. 40. – Арк. 201.).

Непосредственно налаживанием контактов с венграми занимался шеф разведки штаба УПА-„Пивдень” сотник А. Дольницкий. 25 декабря в 1943 г. в с. Дермань Мизоцкого района Ровенской области, в доме учителя Й. Шевчука состоялись консультации офицеров венгерской армии – начальника штаба корпуса подполковника Падани и майора Вецкенди с членом Провода ОУН О. Логушем („Иванивым”). Была достигнуто договоренность, что венгерское командование не будет проводить враждебные к УПА акции, а повстанцы – нападать на венгерские гарнизоны. Стороны обязывались обмениваться разведывательной информацией, оказывать друг другу материальную поддержку. Переговоры длились во Львове, а в январе в 1944 г. представители Провода ОУН в Будапеште провели встречи с одним из руководителей Генштаба Венгрии полковником Мотани. Последний сообщил, что регент Венгрии Хорти поставлен в известность о ходе переговоров. Была достигнуто договоренность об общих боевых действиях против СССР (ДА СБУ. – Ф. 13. – Спр. 372.– Т. 35. – Арк. 77.; ЦДАГОУ. – Ф.57. – Оп.4. – Спр. 340.– Арк. 73 –75; Дольницький А. Договір про ненапад між УПА й Угорською армією. – Літопис УПА. – Торонто: Видавництво Літопису УПА, 1984. – Т. 5. – Кн. 3 – С. 47 – 49, 51, 58– 59).

К. Мольнар получил от начальника разведки немецко-венгерской Группы армий „Южная Украина” полковника фон Блюмрюдера указание, чтобы УПА сообщала разведданные о Красной армии и советских партизанах. 11 июля в 1944 г. в м. Богороджанах венгры вели переговоры с представителями ГВШ УПА. В районе Татарского перевала в Карпатах командующий VI корпусом генерал-лейтенант Фаркаш подписывает от имени венгерской стороны соглашение о мирных отношениях из УПА. Венгерские представители просили, в частности, чтобы УПА поставляла им сведениями о советских войсках и партизанах, польских партизанах, направила венгерскому командованию в распоряжение своих разведчиков. Повстанцы согласились на это в случае отказа Венгрии от территориальных претензий к Украине, военной помощи и невмешательству в процесс сбора, ими розвединформации (ДА СБУ. – Ф. 26. – Оп.2. – Спр.1. – Т. 1. – Арк. 87 – 88; Ф. 13.– Спр. 372. – Т. 40. – Арк. 205; Держалюк М. Вказ. праця. – С. 139; Боляновський А. Переговори Української Повстанської Армії з угорською армією. // Україна в минулому. – К. – Львів, 1995. – С. 57–58.).

По договоренности каждые десять дней связной от УПА будет доставлять разведывательную сводку (первуе передали в конце августа в 1944 г.) Венгерская сторона выразила пожелание о оседании УПА агентов-радистов в Станиславе, Стрые, Самборе, Долине, Калуше. В августе в 1944 г. А. Даниличем было передано венграм 8 таких разведчиков, направленных в Надворную и Долину. Перед ними поставили задание установления мест дислокации штабов соединений и частей советской армии, установочных данных командного состава (ДА СБУ – Ф. 13. – Спр. 372. – Т. 40. – Арк. 209).

Известно и о переговорах с командованием венгерских частей из охраны тыла Д. Клячкивского (начало января 1944 р, с. Комарово Колковского района Волынской области). Им же был издан приказ о том, что „борьбы с мадьярами, словаками... и другими союзными войсками Гитлера не ведем” (ЦДАГОУ. – Ф. 62. – Оп.1 – Спр. 281. – Арк. 29.).

Поддерживались контакты с центральным аппаратом и периферийными органами румынской Службы специальной информации (ССИ, военная разведка). В октябре в 1943 г. в Одессе представитель Провода ОУН и руководитель сети ОУН на оккупированной румынами территории Украины (так называемой Транснистрии) Павлишин, его заместитель Семчишин связались с руководителями центра № 3 ССИ полковником Пержу и капитаном Аргиром, которые сообщили о принципиальном согласии правительства на переговоры из ОУН. Была достигнуто договоренность о взаимном отказе от боевых действий. В апреле в 1944 г. в Галаце упомянутые эмиссары ОУН встретились с новым руководителем упомянутого разведцентра полковником Ионеску. Последний сообщил о декрете румынского правительства относительно освобождения украинских националистов и готовности предоставить УПА военно-техническую помощь. В распоряжение румынской разведки отправили 14 членов ОУН. Впоследствии участники ОУН и УПА учились в разведшколе под руководством Павлишина в 15-20 км от Бухареста, забрасывались в советский тылл с условием поставлять румынам розвидинформациею. В Галаце готовили радистов для разведки УПА (ЦДАГОУ. – Ф.57. – Оп.4. – Спр. 340. – Арк. 70 – 72.).

Стоит отметить, что боевые и специальные возможности УПА пытались использовать против СССР и его тогдашние союзники по антигитлеровской коалиции. Член ОУН(М) Я. Кравчук, который находился на связи у упомянутого Ю. Лазарека, получил от него задание подыскать авторитетного человека – посредника в переговорах с УПА. В поисках кандидатуры Я. Кравчук встретился в Хелме с известным деятелем культуры, митрополитом Илларионом (И. Огиенком). Последний согласился помочь в подборе посредника. В то же время сообщил, что сотрудничество с УПА уже налаживают английские спецслужбы. Повстанцам сбрасывают оружие, а представитель Интелиджент Сервис при ГК УПА пресвитер Л. Бучак склоняет вожаков УПА к примирению с АК с целью последующей общей борьбы против СССР (АТЗ УСБУ у Рівненській обл. – Спр. 2185. – Арк. 156 – 158).

Легендированные боёвки УПА и "антинемецкая" борьба современных "героев" Украины


My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх