,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ЧЕЧЕНЦЫ И ИНГУШИ
+2
Как известно, вплоть до своей ликвидации Чечено-Ингушетия была крупнейшей по численности населения автономией Северного Кавказа. Так, согласно "Краткой справке об экономическом и политическом состоянии бывшей Чечено-Ингушской АССР за период с 1937 по 1941 гг.", составленной уже после войны заместителем начальника МВД по Грозненской обл. Дормидонтовым для начальника 1-го Спецотдела МВД СССР А.К.Сироткина, в 24 административных районах республики (2288 населенных пунктов) проживало:

чеченцев - 387,8 тыс. (52,8%)
ингушей - 75 тыс. (12%)
русских - 205,8 тыс. (27,8%)
прочих - 57 тыс. (7,4%)
всего - 731,7 тыс. жителей1.

Вместе с тем, эта республика по праву считалась и самой "беспокойной". С первых дней Советской власти и вплоть до своей ликвидации Чечено-Ингушская АССР оставалась очагом бандитизма. Периодически этот бандитизм разрастался до массовых восстаний, после очередной спецоперации Красной Армии на время затухал, однако, с завидной регулярностью, все повторялось вновь несколько лет спустя.

Еще 15 августа 1920 года военный комиссар Чечни с сожалением констатировал в своем докладе:

"Проблесков классового самосознания среди чеченского народа не наблюдается"2.

Вскоре представители новой власти бросились исправлять "последствия колониальной политики царизма", выселяя терских казаков и передавая их землю чеченцам и ингушам. Последним это, разумеется, пришлось по душе, тем более, что в процессе выселения они получили возможность безнаказанно пограбить. Как сообщал в начале ноября 1920 г. председатель комиссии по выселению казаков Перельман:

"Чеченцами аула Кеньюрт было забрано около 300 голов скота, и также бросились и грабили чеченцы других аулов. 31/X и 1/XI я был в ауле и под страхом расстрела запретил грабить скот и вернуть взятое, но в последнем мне отказано и я распорядился расставить караулы у переправы через Терек"3.

Впрочем, не следует думать, что чеченцы грабили только при красных. Их соплеменники, служившие белым, вели себя точно так же. Вот что писал в своих воспоминаниях генерал Я.А.Слащов:

"Тюп-Джанкой, как голый полуостров, выдвинутый вперед, обходимый по льду с Арабатской стрелки и не дававший в морозы возможности жить крупным частям, как моим, так и противника, меня мало беспокоил. Поэтому там стояли 4 крепостных орудия старого образца с пороховыми снарядами, стрелявшими на три версты (то же, что и на Перекопе).
Из войсковых частей я туда направил чеченцев, потому что, стоя, как конница, в тылу, они так грабили, что не было никакого сладу. Я их и законопатил на Тюп-Джанкой. Там жило только несколько татар, тоже мусульман и страшно бедных, так что некого было грабить. Для успокоения нервов генерала Ревишина, командовавшего горцами, я придал туда, правда скрепя сердце, потому что артиллерии было мало, еще 2 легких орудия.

Великолепные грабители в тылу, эти горцы налет красных в начале февраля на Тюп-Джанкой великолепно проспали, а потом столь же великолепно разбежались, бросив все шесть орудий. Красных было так мало, что двинутая мною контратака их даже не застала, а нашла только провалившиеся во льду орудия. Мне особенно было жалко двух легких: замки и панорамы были унесены красными и остались трупы орудий.

После этого и предыдущих грабежей мы с Ревишиным стали врагами. До боя он на все мои заявления о грабежах возражал, что грабежи не доказаны и что в бою горцы спасут все, причем ссылался на авторитеты, до Лермонтова включительно. Я же сам был на Кавказе и знаю, что они способны лихо грабить, а чуть что - бежать. Не имея никакой веры в горцев, я при своем приезде в Крым приказал их расформировать и отправить на Кавказ на пополнение своих частей, за что мне был нагоняй от Деникина (видно, по протекции Ревишина) с приказом держать их отдельной частью"
4.

Поскольку выяснилось, что грабить можно и при Советской власти, "проблески классового самосознания" среди чеченцев не заставили себя долго ждать. И вот уже съезд представителей Шатоевского и Веденского районов Чечни, состоявшийся в ауле Шара Аргун, принимает 3 февраля 1921 г. резолюцию, в которой говорится:

"Если взять год или меньше тому назад, то мы увидим, что горское население, конечно, не понимало принципов Советской власти, а поэтому контрреволюционерам легко удавалось обманывать горцев. Теперь трудящийся народ Чечни не только понимает строительство Советской власти, но и коммунистические принципы. Этот народ уже знает, что Советская власть - это власть трудящихся, к которым он сам и принадлежит, следовательно, он всегда готов поддержать Советскую власть.
Постановили: заявить на всю Чечню, что съезд понимает Советскую власть, как власть, защищающую интересы угнетенных, к классу которых принадлежит и горная Чечня. Мы, здесь собравшиеся представители Чечни, заявляем Вам, т. Мордвинцев, как представителю славной Красной Армии, измученной в продолжительной борьбе с классовыми врагами, что в случае нападения банд на крепость Шатоевскую и находящиеся там части Красной Армии, мы, горные чеченцы, все как один сядем на коней и слившись с красными бойцами дадим должный отпор врагам трудящегося класса.

Клянемся это выполнить.

Пусть Советская власть смотрит на нас как на преданных ей сынов. Да здравствует Советская власть и трудящийся чеченский народ
"5.

О том, насколько искренними были эти высокопарные заверения, можно судить по относящемуся к тому же времени донесению командира и комиссара 2-го конного полка, действовавшего как раз в районе Шали - Шатой - Ведено:

"... но надо считать противником и окружающие аулы, так как они для нас постольку нам приятели, поскольку мы имеем вооруженной силы для дачи им отпора. Доверия им быть не может ..."6.

После окончания гражданской войны бандитизм на Северном Кавказе заметно пошел на убыль. Везде, кроме Чечни. Чеченские аулы были переполнены оружием, практически каждый житель, начиная с подростков 12-13 лет, имел револьвер и винтовку.

Из недельной оперативной сводки штаба Северо-Кавказского военного округа
26 декабря 1923 г.
(...)

9-й стрелковый корпус.

В результате операции по разоружению населения района Ачхой-Катыр-Юрт-Шалажи-Гехи-Валерик-Шамиюрт (св[одка] №051/оп) изъято: 1174 винтовки, 1790 винт[овочных] патрон, 92 револьвера, 67 рев[ольверных] патрон и арестовано 38 человек, причастных к бандитизму. По окончании указанной операции части корпуса с 16 по 19 декабря провели операцию по разоружению района: Чечень-Белгатой-Гельдыген-Цацын-Юрт-Центарой-Ишхой, при чем у населения изъято: 1715 винтовок, 5719 винт[овочных] патрон, 292 револьвера, 343 рев[ольверных] патрон и арестовано 30 человек, причастных к бандитизму.

И.о. нач. опер. части штаба СКВО Сперанский
Пом. нач. опер. части Кириллов8


Второе место по криминогенности обстановки занимала Ингушская область.

В целом чеченский бандитизм носил чисто уголовный характер, хотя и имел идейного вдохновителя - в мае 1921 года, после поражения восстания против Советской власти в нагорном Дагестане, на территории Чечни нашел убежище Нажмудин Гоцинский, провозглашенный в августе 1917 года имамом Дагестана и Чечни.

Из информационного обзора штаба 9-го стрелкового корпуса о развитии бандитизма в районах дислокации частей корпуса в июле-сентябре 1924 г.
3 октября 1924 г.
Чеченская область


(...)

Чечня является букетом бандитизма. Количество главарей и непостоянных бандитских шаек, совершающих грабежи, главным образом, на соседних с Чеченской областью территориях, не поддается учету. Из них наиболее заслуживают быть отмеченными как основные группировки:

1) в Гудермесском районе - банда Саид Хаджи Кагирова (из аула Гойты) и Султан Хаджи, до 32 конных, при трех пулеметах "Льюиса", совершающая грабежи в Хасав-Юртовском, Кизлярском, Моздокском и Гудермесском округах. Отмечалось несколько случаев покушения банды на жел.дор. линию с целью крушения поездов и ограбления;

2) в Веденском округе - банда Абдул Меджи Эстемирова (из аула Гордели), до 38 человек, при двух легких пулеметах, совершает грабежи в Хасав-Юртовском и Веденском округах;

3) в Шатоевском округе - банда Иби Батагова (из аула Майстой), от 25 до 100 человек, производящая грабежи хевсур и пшово-тушинских грузин (Грузинская ССР). Чопа Аджоколаев и Мисост Алло - постоянные организаторы банд в Итум-Калинском и Хельдыхораевском обществах. Возглавляющим бандитизм в этом районе считается Атаби Умаев из аула Зумской.

Все эти группировки чаще всего действуют мелкими шайками в 7-8 сабель во главе отдельных бандитов. Причем, бандгруппировки Кагирова и Эстемирова имеют между собою связь и иногда выступают совместно. В первой из них находится мюрид Али, что дает основание предполагать о связи с Горской контрреволюцией, возглавляемой Гоцинским, с которым главарь Эстемиров имеет также связь.

Главарь бандитских организаций в Ингушетии, Кабардино-Балкарской и Осетинской [областях] Т.-Х.Шипшев также в течение этих трех отчетных месяцев после грабежей возвращается в Чеч[енскую] область, в Урус-Мартановский район.

Бандиты с награбленным возвращаются в свои аулы и открыто продают награбленное на базарах. В период июня м[еся]ца особенно замечалась оживленная торговля оружием на базарах в Веденском и Урус-Мартановском округах. Причем русская кав[алерийская] винтовка расценивается в 12 рублей, пехотная - в 10 рублей, револьвер "Наган" - в 15-25 рублей, "Маузер" - в 50-70 рублей, патроны винтовочные - 35 копеек штука, револьверные - 50 копеек.

По сведениям, к 20 июля в Веденском округе отмечались две бандитские группировки, имеющие политическую окраску, возглавляемые Гоцинским: первая - в ауле Бильты под руководством Кехурса Темир-Гиреева и Загалова, располагающая тремя пулеметами, вторая - в ауле Беной под руководством Чумакова и Султан Гиреева, располагающая одним пулеметом.

По инфор[мационным] данным к 7 августа, Гоцинский с Умаевым Атаби находятся в ауле Зумсой Шатоевского округа и имеют якобы намерение сдаться при условии неявки в город Грозный и если им вверят посты пограничной охраны.

По сведениям, относящимся к августу м[еся]цу, банда Эстемирова якобы распалась, главарь занялся торговлей и через пред. окр. исполкома Веденского округа изъявил желание добровольно сдаться.

По сведениям к 23 августа, в районе аула Маюртун на почве кровной мести убит Кехурса Темир-Гиреев.

Главарь Гудермесской организации Кагирова Султан Хаджи Закарья 14 сентября в Хасав-Юрте добровольно сдается.

(...)

Выводы:

1) К концу второй половины отчетного периода бандитизм в Кабардино-Балкарской, Осетинской и, отчасти, Ингушской обл[астях] значительно понизился.

2) Бандитизм в Чеченской области сохраняет прежний уровень, а периодами повышается и область в отношении бандитизма нужно считать неблагонадежной.

3) Вообще, бандитизм на территории корпуса не имеет ярко выраженной формы; по своему характеру - чисто уголовный, скрытый в массе горского населения, живущего своеобразными бытовыми условиями и традициями, воспитанный религиозным фанатизмом и бывшим политическим режимом (колонизаторство).

Родовая вражда, кровная месть, национальная ненависть и неуважение, стеснительные земельные условия, обилие оружия у населения, географические условия - все это, в той или иной степени, влияет на развитие бандитизма.

За нач. опер. части Закутный
Военком Зубаровский9


Терпеть такое положение дальше было нельзя. Летом 1925 года командование Северо-Кавказского военного округа (СКВО) и местное ОГПУ предложили провести широкомасштабную операцию по зачистке территории Чечни от бандформирований и изъятию оружия у местного населения и, получив в июле санкцию Сталина, начали ее подготовку.

Сосредоточение войск производилось под видом их участия в маневрах. Чтобы не дать бандитам уйти в соседние республики и области, по всем границам Чечни были выставлены заслоны. В Ботлихском районе был сформирован специальный отряд для предотвращения возможного прорыва чеченских боевиков на территорию Дагестана. К охране терско-чеченской границы привлекли добровольцев из числа местных казаков. На грузино-чеченской границе был выставлен специальный заградительный отряд из состава частей Кавказской Краснознаменной Армии и местных сотрудников ОГПУ.

Одновременно органы ОГПУ провели чистку центрального аппарата власти Чеченской республики, в ходе которой были выявлены пособники главарей бандформирований. Среди них оказались довольно крупные фигуры из числа высшего руководящего состава ЧечЦИКа. Они заранее оповещали бандитов о готовящихся действиях частей Красной Армии, распространяли среди населения провокационные слухи, в том числе об объявлении войны иностранными державами Советскому Союзу из-за операции на Северном Кавказе и т.д. В ряде районов Чечни представители органов самоуправления активно поддерживали бандитов и оказывали им содействие10.

Согласно плану, войска, разделенные на 5 групп, сосредоточившись на северной, восточной и западной границах Чечни, должны были одновременно двинуться к центру республики, разоружая население и осуществляя зачистку. Всего к операции привлекались силы численностью 4840 штыков и 2017 сабель при 130 станковых и 102 ручных пулеметах, 14 горных и 8 полевых орудиях. Кроме того, отряды ОГПУ имели в своем составе 341 человека из состава Кавказской Краснознаменной Армии и 307 человек из полевых войск и органов внутренних дел. Для поддержки с воздуха были выделены 3-й и 5-й авиационные отряды СКВО. Общее руководство операцией осуществлял командующий войсками СКВО И.Уборевич, а по линии органов госбезопасности - полпред ОГПУ по Северо-Кавказскому краю Е.Евдокимов11.

Операция началась 23 августа 1925 года. Наиболее сложная задача - разоружение Шароевского района, где скрывался имам Гоцинский - была возложена на группу войск, возглавляемую командиром 5-й кавалерийской дивизии И.Апанасенко и состоящую из 3-й бригады 5-й кавдивизии, 38-го стрелкового полка 13-й стрелковой дивизии, 82-го и 84-го стрелковых полков 28-й стрелковой дивизии (всего 1922 штыка и 480 сабель при 39 станковых пулеметах и 6 горных орудиях). Им противостоял род Атаби Шамилева, ближайшего сподвижника Гоцинского. Центром чеченской обороны был аул Зумсой. Готовясь к упорному сопротивлению, его жители были настроены столь решительно, что даже продавали свой скот для приобретения оружия и боеприпасов.

Тем не менее, после бомбардировки с воздуха, Зумсой был взят штурмом. Атаби Шамилеву удалось скрыться. После этого комдив Апанасенко предъявил ультиматум населению Шароевского района с требованием выдать Гоцинского. Требование не было выполнено, однако Апанасенко знал, что местные жители понимают лишь язык грубой силы, и действовал соответственно. 40 чеченских старейшин были взяты в заложники. За два дня на район сбросили 22 пуда бомб. Результат не замедлил проявиться - 5 сентября 1925 г. Гоцинский был выдан и позднее расстрелян по приговору тройки ПП ОГПУ Северо-Кавказского края.

7-8 сентября группа комдива Апанасенко разоружила население аулов Шали и Шатой.

Вторая группа во главе с командиром 28-й дивизии А.Козицким, состоявшая из бригады 5-й кавалерийской дивизии и 83-го стрелкового полка 28-й стрелковой дивизии (816 штыков и 500 сабель при 34 станковых пулеметах и двух горных орудиях), должна была ликвидировать банду шейха Ансалтинского, который вместе со своим сподвижником шейхом Каим Ходжи базировался в ауле Дай. Аул был блокирован и в течение нескольких дней подвергался артиллерийскому обстрелу и ударам авиации. 2 сентября шейх Ансалтинский сдался, после чего группа Козицкого продолжила зачистку в юго-западной части горной Чечни.

Подводя итоги зачистки горной Чечни, командование операцией докладывало:

"5 сентября. Операция в Шароевском районе закончилась удачно. После 5 дней репрессий, агентурной работы сегодня в 14 часов через самолеты получено донесение, что Гоцинский взят. В этом же районе изъято до 400 винтовок. Продолжается энергичная поимка Атаби Шамилева, причем значительная часть населения содействует поимке.
Таким образом, с поимкой главарей, значительной части крупных и рядовых бандитов надо считать операцию в горной Чечне удачно законченной.

В остальных районах Чечни продолжается разоружение, причем за 3 и 4 сентября, по неполным сведениям, вновь изъято свыше 2000 винтовок, поймано несколько видных бандитов, в том числе Астемиров.

Производим перегруппировку войск с гор для операции в плоскостной Чечне, которая начнется в центральном районе 7 сентября. Полевой штаб сегодня переходит в Грозный.

Уборевич, Евдокимов, Володин"12.

Выполнив свои задачи в горной Чечне, группы Апанасенко и Козицкого совместно осуществили зачистку ее равнинной части.

Район, примыкающий к грузинской границе, являлся зоной ответственности третьей группа войск - Владикавказского отряда под командованием Буриченко. В его состав входили Национальная кавалерийская школа, Владикавказская пехотная школа, Владикавказский дивизион ОГПУ и эскадрон 28-й дивизии (150 штыков и 308 сабель при 12 станковых пулеметах и двух горных орудиях). Войска отряда действовали в чрезвычайно трудных условиях. Достаточно сказать, что до начала операции советская власть в этом районе просто отсутствовала. Почти всюду красноармейские части встречали сопротивление жителей. Из-за трудных местных условий часто приходилось отказываться от ведения артиллерийского огня и обращаться за помощью к военной авиации.

Предгорную часть Чечни зачищала 4-я группа в составе 66-го стрелкового полка (807 штыков при 2 станковых пулеметах и 2 полевых орудиях). Операция началась с окружения аулов Ачхой-Мартан, Шалажи и Мереджой Берем. 8 сентября в селении Урус-Мартан были блокированы лидеры бандформирований равнинной части Чечни во главе с шейхом Бела Хаджи. И опять после артиллерийского обстрела и ударов с воздуха 9 сентября бандиты были выданы.

5-я группа, возглавляемая командиром 13-й стрелковой дивизии Шувановым в составе двух полков, одного эскадрона 5-й кавалерийской дивизии и легкой батареи (1145 штыков и 65 сабель при 17 станковых пулеметах, 4 горных и 6 полевых орудиях) должна была разоружить население в районе между рекой Аксай и границей Северного Дагестана. Эта территория контролировалась наибом Гоцинского Гебертиевым.

Группе удалось разоружить район восточнее реки Аксай, далее - весь район между Аксай и Хулкулая, а также аул Ведено. По представленным оперативным данным, лишь в одном только селении Гурдалы было изъято 3050 винтовок. 9 сентября в районе аула Ножай-Юрт были окончательно разгромлены остатки банды Гебертиева, имевшей в своем составе около 100 сабель. Сам Гебертиев сдался частям Красной Армии.

Таким образом, к 10 сентября, т.е. менее чем за три недели, операция по умиротворению Чечни была успешно завершена. Основные главари бандитов были захвачены, количество изъятых винтовок превысило 21 тысячу, револьверов - 3 тысячи. В итоговом сообщении в Москву Уншлихт констатировал:

"Причины такого благоприятного окончания операции надо искать в той внезапности, с какой была проведена операция. Местное население, несомненно, в лице ненадежных элементов, не успело даже принять какие-то контрмеры против разоружения. А военный нажим окончательно убедил всех в твердости проводимого решения"13.

Однако спокойствие в Чечне воцарилось ненадолго. В ноябре-декабре 1929 года здесь вспыхнуло крупное восстание. Как подчеркивалось в докладе командующего войсками СКВО И.П.Белова и члена РВС округа С.Н.Кожевникова, адресованном Северо-Кавказскому крайкому ВКП(б), "В Чечне, как и в Карачае, мы имели не отдельные бандитские, контрреволюционные выступления, а прямое восстание целых районов (Галанчож), в котором почти все население принимало участие в вооруженном выступлении"14.

Итоги войсковой операции по подавлению этих беспорядков, согласно справке, подготовленной временно исполнявшим обязанности начальника 1-го отдела штаба СКВО А.П.Покровским, были следующими:

"Таким образом, в операции в целом приняло участие всего с частями ВОГПУ 1904 бойца при 75 станковых и легких пулеметах, 11 орудий и 7 самолетов.
Итоги: За операцию изъято бандитов 450 чел.
Убито и ранено до 60 чел.

Изъято оружия:
современного - 290 ед.
шамилевского - 862 ед.
охотничьего - 484 ед.
холодного - 1674 ед.

Наши потери всего 43 человека, из них убито и умерло от ран - 21 чел. (курсантов 10, кр[асноармей]цев 10, милиционеров 1)"15.

Однако этот успех оказался кратковременным. Вскоре выяснилось, что "Уцелевшие от первой операции главари движения учли в значительной степени уроки декабрьского восстания и к концу февраля 1930 г. развили энергичную деятельность по подготовке большого восстания". Чтобы предотвратить это, в марте 1930 года была проведена повторная войсковая операция, в которой участвовало 3920 военнослужащих при 16 орудиях16.

Два года спустя, в марте 1932 года вспыхнуло крупное восстание в Ножай-Юртовском районе. Восстание началось 23 марта. Повстанцы блокировали гарнизоны, находившиеся в ауле Беной и на нефтяных промыслах Стеречь-Кертыч и неоднократно пытались захватить их, однако 28-29 марта были разбиты и рассеяны подошедшими частями Красной Армии17.

Следующее обострение обстановки в Чечено-Ингушетии происходит в 1937 году. По данным справки о результатах борьбы с террористическими группами в республике в период с октября 1937 по февраль 1939 г., на ее территории действовали 80 группировок общей численностью 400 человек, более 1000 человек находились на нелегальном положении.

Однако благодаря принятым мерам в 1939 году с их выступлениями в основном удалось покончить. В ходе операций были арестованы и осуждены 1032 участника бандитских групп и их пособников, 746 беглых кулаков, изъяты 5 пулеметов, 21 граната, 8175 винтовок, 3513 единиц прочего оружия18. Стоит обратить внимание на количество изъятого оружия и сопоставить его с численностью обезвреженных боевиков.

Но как и в предыдущих случаях, затишье оказалось недолгим. Уже в следующем, 1940 году, бандитизм в республике вновь поднимает голову. При этом, как отмечал 20 декабря 1940 г. в докладе на имя Л.Берии начальник НКВД ЧИ АССР майор Рязанов, "Большинство участников групп пополнялись за счет беглого преступного элемента из мест заключений и дезертиров РККА"19. Таково было положение в Чечено-Ингушетии накануне Великой Отечественной войны.

Как легко догадаться, после начала войны антисоветские повстанцы вовсе и не думали раскаяться и сложить оружие. Наоборот, получив пополнение в лице многочисленных соплеменников-дезертиров, они резко активизировали свою деятельность. И если наиболее беззастенчивые защитники "репрессированных народов", расписывая страдания депортированных чеченцев и ингушей, считают безвинность "жертв" чем-то само собой разумеющимся, то исследователи посерьезнее, работавшие в архивах, вынуждены, скрепя сердце, признавать нелицеприятные факты. Например, неоднократно цитированный нами Н.Ф.Бугай в своей книге, которая, как мы помним, "составляет документальную историческую основу проводимых в Российской Федерации мер по реабилитации поруганных и наказанных народов"20, пишет следующее:

"На июль 1941 г. в республике были зарегистрированы 20 террористических группировок (84 чел.). На их счету убийства оперуполномоченного РО НКВД Грязнова, прокурора Гадиева, оперуполномоченного Мерхелева, директора МТС Очеретлова, милиционера Лаухтина, народного судьи Албогачиева, участкового уполномоченного РО НКВД Додова, депутата Верховного Совета Чечено-Ингушской республики Джангураева, селькора М.Сатаева, председателя Беноевского сельсовета Бекбулатова, начальника бригадмилиции Т.Хуптаева, активистов А.Манцаева, А.Есиева и др."21.

А вот выдержка из протокола допроса арестованного боевика Хусейна Исраилова:

"Вопрос: Дайте показания об известных Вам вооруженных выступлениях и бандитских проявлениях контрреволюционной повстанческой организации "Особая партия кавказских братьев".
Ответ: Под руководством повстанческого штаба "Особой партии кавказских братьев" организовывались восстания и совершались многочисленные вооруженные нападения, сопровождавшиеся убийствами и грабежами.


В 1941 году:

1. Вооруженное выступление в Хельди-Харойском сельсовете, сопровождавшееся нападением на опергруппу НКВД, убийством начальника РО НКВД УРТАЕВА, разгромом сельпо, роспуском колхозов и ограблением принадлежавшего им имущества.

Выступлением непосредственно руководил Алхастов Иби.

2. Нападение на опергруппу НКВД у хутора Тюли под руководством Алхастова, сопровождавшееся убийством нескольких милиционеров.

3. Налет на грузинский колхоз с целью угона скота, в результате которого 9 пастухов убито.

Этим налетом руководил также Алхастов Иби.

4. Нападение на оперативно-войсковую группу НКВД в селении Нешхое, сопровождавшееся убийством 16 красноармейцев, которым руководил Анзоров.

В 1942 году:

1. Вооруженный налет под руководством Магомадова Идриса на оперативный отряд НКВД в Хельдихарое, в результате которого убито 2, ранен 1 и несколько бойцов обезоружены.

2. Нападение на оперативный отряд в Хельдихарое под руководством Алхастова Иби, сопровождавшееся убийством 22 человек.

3. Нападение банды Алхастова Иби на оперативную группу у хутора Докахчу, сопровождавшееся убийством 14 красноармейцев.

4. Нападение на оперативную группу в селении Мелхасты.

В этом же году под руководством Шерипова совершены вооруженные налеты на районные центры Итум-Кали, Шаро-Аргун и Шарой, где были разгромлены районные учреждения и совершены убийства ответственных работников.

В 1943 году:

1. Вооруженный налет под руководством Хамзаева Кутуха в присутствии Исраилова Хасана и его жены на оперативную группу НКВД, сопровождавшийся убийством нескольких красноармейцев.

2. Вооруженный налет банды Магомадова Идриса на оперативную группу НКВД в м.Цильхой-Той, убито 6-7 красноармейцев.

3. Ограбление Тусхаройского колхоза под руководством Борщигова Ваха. (...)"22.


Пара слов об упомянутой выше "Особой партии кавказских братьев". Нелегальное учредительное собрание этой организации состоялось 28 января 1942 г. в г. Орджоникидзе (ныне Владикавказ):

Организационное бюро Исполнительного комитета Особой партии кавказских братьев (Оргбюро ИК ОПКБ), настоящим своим приказом обращается ко всем народам Кавказа: ко всем братьям ОПКБ, ко всем идейным борцам против большевизма, ко всем ЦК секций, входящих в состав ИК ОПКБ, ко всем окружным городским, аульским и станичным, заводским и фабричным комитетам РКП(б).
Оргбюро ИК ОПКБ разъясняет следующее:

1. О новой Кавказской особой братской партии

Все антисоветские группировки и организации, в том числе и активно действующая Чечено-Ингушская антисоветская повстанческая организация, одиннадцати кавказских народов (Азербайджан, Аджария, Абхазия, Адыгея, Грузия, Народно-Дагестанская, Кабардино-Балкарская, Северо- и Юго-Осетинская, Черкесская, Чечено-Ингушская, Нахичеванская) братских республик, по воле передовых представителей этих народов объединены в новоорганизованной единой особой партии кавказских братьев (ОПКБ).

2. Приняты и одобрены временные Программа и Устав, которые при первой возможности будут отпечатаны и разосланы всем организациям ОПКБ.

3. Для временного руководства оплотом для созыва 1-го Конгресса ИК ОПКБ организовано бюро ИКа во главе с главным секретарем Терлоевым.

Главные цели ОПКБ:

а) объединить все антисоветские организации и группировки в единую братскую партию ОПКБ и расширить эту партию по всему Кавказу;

б) обеспечить полную дезорганизацию тыла, остатки советской военщины на Кавказе, ускорение гибели большевизма на Кавказе и действовать во имя поражения России в войне с Германией;

в) создать на Кавказе свободную братскую Федеративную республику - государств братских народов Кавказа по мандату Германской империи;

г) обеспечить за кавказскими братьями неограниченные права для политико-административного и хозяйственно-экономического управления Кавказа со всеми его ископаемыми и прочими богатствами и руководствоваться лозунгом ОПКБ "Кавказ - Кавказцам!"

д) убить дух большевизма на Кавказе навсегда;

е) выселить из Кавказа русских и евреев, обеспечить немедленное возвращение сосланных и выселенных большевиками братьев из коренных жителей на родину - на Кавказ;

ж) укрепить братско-близкородственные семейные взаимоотношения и нерушимую связь между братскими народами Кавказа;

з) использовать все возможные средства (применительно к местным условиям) для немедленного проведения в жизнь следующих мероприятий ОПКБ для:

1. Массового и повсеместного дезертирства;
2. Массового применения террористических актов;
3. Полного разорения колхозов и совхозов;
4. Полного вредительства на фабриках и заводах;
5. Систематической операции против остатков большевизма за победу Германии;
6. Отказ от выполнения госплатежей всех видов;
7. Расширение повсеместного бандитизма и боевых дружин ОПКБ;
8. Организация массовых беспорядков;
9. Организация вооруженных группировок, бунтов и восстаний против Советской власти;
10. Отказ от выполнения всяких директив большевизма.

(...)23


Разумеется, как всякая уважающая себя партия, ОПКБ имела и собственную символику:

Из устава Особой партии кавказских братьев
(для временного руководства)
(...)

Раздел V.


Герб ОПКБ означает:
ОРЕЛ

а) голова орла окружена изображением солнца с одиннадцатью золотыми лучами;

б) на лицевом крыле его рисован пучком коса, серп, молот и ручка;

в) в его когтях правой ноги в захваченном виде нарисована ядовитая змея;

г) в его когтях левой ноги в захваченном виде нарисована свинья;

д) на спине между крыльями нарисованы вооруженные двое людей в кавказской форме, один из них в стреляющем виде в змею, а другой шашкой режет свинью...

Объяснения ГЕРБА такое:

I. Орел в целом означает Кавказ.

II. Солнцем обозначается Свобода.

III. Одиннадцать солнечных лучей обозначают одиннадцать братских народов Кавказа.

IV. Коса обозначает скотовода-крестьянина;
Серп - хлебороба-крестьянина;
Молот - рабочего из кавказских братьев;
Ручка - наука и учеба для братьев Кавказа.

V. Ядовитая змея - обозначается большевик, потерпевший поражение.

VI. Свинья - обозначается русский варвар, потерпевший поражение.

VII. Вооруженные люди - обозначаются братья ОПКБ, ведущие борьбу с большевистским варварством и русским деспотизмом.

(...)24


Хотя, по мысли создателей ОПКБ, эта организация должна была объединить антисоветские силы всех народов Кавказа, реально в ней преобладали чеченцы. Главным секретарем Исполкома ОПКБ стал, как принято сейчас выражаться, "полевой командир" Хасан Исраилов (Терлоев), брат Хусейна Исраилова. Согласно докладным материалам наркома внутренних дел Грузии Г.Каранадзе на имя Л.Берии от 18 сентября 1943 г., присягу ОПКБ приняли 5000 жителей Чечено-Ингушетии25. Эта оценка представляется вполне правдоподобной, если сопоставить ее с тем фактом, что среди документов Хасана Исраилова, захваченных оперативной группой в ночь 14 на 15 февраля 1944 г., были обнаружены списки членов ОПКБ по 20 аулам, общей численностью 540 человек26, хранящиеся ныне в архиве.

После того, как летом 1942 года линия фронта непосредственно приблизилась к Чечено-Ингушетии, немцы начали забрасывать на территорию республики диверсионные группы, благожелательно встречаемые местным населением. Так, 25 августа в 22 часа невдалеке от села Бережки Галашкинского района были высажены 9 человек во главе с Губе Османом (Саиднуровым). Как показал впоследствии на допросе член группы А.Баталов (Джебраилов): "Группа была экипирована в форму солдат Красной Армии, забрасывалась 25 августа 1942 г. на территорию села Н.-Бережки с заданием взрывать в тылу Красной Армии мосты, дезорганизовывать снабжение, формировать банды. Сразу же удалось завербовать в свои ряды 13 жителей с. Лайгу, Алки, Н.-Алкун"27.

В Атагинском районе, близ с. Чешки, был высажен десант в количестве 40 человек, состоявший из немцев, чеченцев и представителей других национальностей. В Пседахском районе и близ Моздока десантировалась группа во главе с А.Хамчиевым, укомплектованная выпускниками Симферопольской и Варшавской диверсионных школ. В Пригородном районе Чечено-Ингушской АССР была высажена группа X.Хаутиева, в Веденском районе - группа Селимова - Д.Даудова. Как правило, десантники объединялись с бандами, действовавшими на местах28.

Как писал об этих событиях в докладной записке на имя замнаркома внутренних дел СССР В.В.Чернышова, датированной 1944 годом, заместитель начальника отдела спецпоселений НКВД СССР П.И.Мальцев, "В период приближения немецких войск к территории Чечене-Ингушетии были заброшены из Крыма 4 группы немецких диверсантов во главе с агентом немецкой разведки полковником Губе Османом. При поддержке реакционно настроенных чеченцев и ингушей были созданы несколько бандповстанческих отрядов, которые активно действовали против частей Красной Армии и партизанских отрядов. Была создана сеть немецкой агентуры, велась подготовка к вооруженному восстанию"29.

Наиболее полно причины, приведшие к депортации чеченцев и ингушей, изложены в докладной записке на имя Л.Берии "О положении в районах Чечено-Ингушской АССР", составленной заместителем наркома госбезопасности, комиссаром госбезопасности 2-го ранга Б.Кобуловым по результатам его поездки в октябре 1943 года в Чечено-Ингушетию и датированной 9 ноября 1943 года30:

Населенных пунктов в республике насчитывается 2288. Население за время войны сократилось на 25886 человек и насчитывает 705814 человек. Чеченцы и ингуши в целом по республике составляют около 450000 человек.
В республике 38 сект, насчитывающих свыше 20 тысяч человек. Они ведут активную антисоветскую работу, укрывают бандитов, немецких парашютистов.

При приближении линии фронта в августе-сентябре 1942 г. бросили работу и бежали 80 человек членов ВКП(б), в т.ч. 16 руководителей райкомов ВКП(б), 8 руководящих работников райисполкомов и 14 председателей колхозов.

Антисоветские авторитеты, связавшись с немецкими парашютистами, по указаниям немецкой разведки организовали в октябре 1942 года вооруженное выступление в Шатоевском, Чеберлоевском, Итум-Калинском, Веденском и Галанчожском р-нах.

Отношение чеченцев и ингушей к Советской власти наглядно выразилось в дезертирстве и уклонении от призыва в ряды Красной Армии.

При первой мобилизации в августе 1941 г. из 8000 человек, подлежащих призыву, дезертировало 719 человек.

В октябре 1941 г. из 4733 человек 362 уклонилось от призыва.

В январе 1942 г. при комплектовании национальной дивизии удалось призвать лишь 50 процентов личного состава.

В марте 1942 г. из 14576 человек дезертировало и уклонилось от службы 13560 человек, которые перешли на нелегальное положение, ушли в горы и присоединились к бандам.

В 1943 году из 3000 добровольцев число дезертиров составило 1870 человек.

Группа чеченцев под руководством Алаутдина Хамчиева и Абдурахмана Бельтоева укрыла парашютный десант офицера германской разведслужбы Ланге и переправила его через линию фронта. Преступники были награждены рыцарскими орденами и переброшены в ЧИ АССР для организации вооруженного выступления.

По данным НКВД и НКГБ ЧИ АССР на оперативном учете было 8535 человек, в том числе 27 немецких парашютистов; 457 человек, подозреваемых в связях с немецкой разведкой; 1410 членов фашистских организаций; 619 мулл и активных сектантов; 2126 дезертиров.

За сентябрь-октябрь 1943 года ликвидировано и легализовано 243 человека. На 1 ноября в республике оперируют 35 бандгрупп с общей численностью 245 человек и 43 бандита-одиночки.

Свыше 4000 человек - участников вооруженных выступлений 1941-42 гг. прекратили активную деятельность, но оружие - пистолеты, пулеметы, автоматические винтовки - не сдают, укрывая его для нового вооруженного выступления, которое будет приурочено ко второму наступлению немцев на Кавказ.


Возникает резонный вопрос: а куда же все это время смотрели местные органы внутренних дел? НКВД республики возглавлял тогда капитан госбезопасности С.И.Албогачиев. О его деятельности (точнее сказать, бездеятельности) на этом посту можно составить впечатление, почитав, к примеру, протоколы заседаний бюро Чечено-Ингушского обкома ВКП(б).

Выписка из протокола №124 от 15 июля 1941 г.:

"Слушали: Доклад наркома внутренних дел о борьбе с бандитизмом и дезертирством в ЧИАССР.
Постановили: Заслушав доклад народного комиссара внутренних дел тов. Албагачиева о борьбе с бандитизмом и дезертирством в республике, бюро обкома ВКП(б) отмечает, что тов. Албагачиев и зам. наркома тов. Шеленков все еще не перестроили свою работу на военный лад.

В наркомате отсутствуют четкое распределение обязанностей и железная воинская дисциплина, имеет место расхлябанность, невыполнение распоряжений, нарушение единоначалия и безответственность некоторых руководителей отделов и начальников райотделений.

Нарком тов. Албагачиев не укрепил организационно наркомат, не сплотил работников и не организовал активной борьбы с бандитизмом и дезертирством ...

Бюро обкома ВКП(б) считает совершенно нетерпимым, когда в результате благодушия и беспечности в период военного времени решительный удар по бандитизму и дезертирству не нанесен и, как следствие этого, в республике значительно усилился бандитизм и дезертирство, участились случаи террористических актов над работниками республики ..."31.

Далее предлагалось "О принятых мерах по настоящему постановлению сообщить обкому ВКП(б) к 5 августа 1941 года".

Однако на состоявшемся в начале августа 1941 г. заседании бюро Чечено-Ингушского обкома ВКП(б) вновь было отмечено, что Албогачиев, возглавляя НКВД, всеми путями отмежевывается от участия в борьбе с террористами. Начальник 1-го отделения отдела борьбы с бандитизмом НКВД СССР капитан Ножницкий писал 9 августа 1941 г. начальнику отдела по борьбе с бандитизмом главного управления милиции СССР Егорову: "Албогачиев имел намерение возложить на меня работу по борьбе с бандитизмом, входящую в функции начальника милиции и его заместителя, тем самым снять со всех ответственность в деле борьбы с бандитизмом. Я на это не согласился"32.

Выписка из протокола №156 от 9 ноября 1941 г.:

"Слушали: О кулацко-бандитском восстании населения некоторых сельсоветов Шатоевского, Галанчожского и Итум-Калинского районов.
Постановили: Наркомат внутренних дел (нарком т. Албагачиев) не выполнил постановления бюро Чечено-Ингушского обкома ВКП(б) от 25-го июля 1941 года, борьба с бандитизмом до последнего времени строилась на пассивных методах, в результате бандитизм не только не ликвидирован, а наоборот активизировал свои действия. Агентурно-осведомительные кадры НКВД ЧИАССР засорены предателями и провокаторами.

Бюро Чечено-Ингушского обкома ВКП(б) постановляет:

3. Потребовать от наркома НКВД т. Албагачиева:

а) выполнить постановление обкома от 25/VII-1941 г., ликвидировать бандитизм в республике, разгромить контрреволюционное подполье, очистить осведомительно-агентурные кадры от предателей и провокаторов и репрессировать активных участников вооруженного восстания;

б) привлечь к строжайшей ответственности тех работников НКВД, которые проявили себя как трусы и предатели"
33.

Однако С.Албогачиев отнюдь не спешил выполнять постановления своих товарищей по партии. Какие-либо активные карательные меры против распоясавшихся бандитов в этот период предпринимались, как правило, лишь по прямому указанию Л.Берии, занимавшего тогда пост наркома внутренних дел СССР. Так, 8 июля 1941 г. Берия отдал приказ №00792 "О проведении чекистско-войсковой операции в Ахалхевском районе Грузинской ССР" с целью "ликвидации остатков чеченских банд, укрывшихся в Хильдихароевском и Майстинском ущельях Ахалхевского района Грузинской ССР"34, 18 сентября 1941 г. - приказ №001171 о ликвидации террористических выступлений в Чечено-Ингушетии35.

Чем же объяснялась пассивность чечено-ингушского наркома внутренних дел? В докладной записке оперуполномоченного 2-го отделения доротдела милиции НКВД Орджоникидзевской железной дороги Семенова от 24 июля 1943 г. сообщается, что бороться с бандами сложно, так как Албогачиев имеет родственников среди бандитских отрядов в Назрани36. Н.Ф.Бугай в своей книге, не вдаваясь в подробности, деликатно сообщает, что "Албогачиев поддерживал переписку с X.Исраиловым и другими контрреволюционными элементами"37. Понятно, что в наши дни, после телефонных разговоров Черномырдина с Басаевым, этот факт не вызывает особого удивления, но в те суровые времена подобные эпистолярные упражнения были, мягко говоря, событием неординарным, и поэтому заслуживали бы более пристального внимания.

К счастью, в ходе одной из чекистско-войсковых операций военнослужащими 263-го полка Тбилисской дивизии войск НКВД лейтенантом Анекеевым и старшиной Нециковым был обнаружен вещмешок Исраилова-Терлоева с его дневником и перепиской. В этих документах находилось и письмо от Албогачиева. Что же писал руководитель НКВД республики главарю бандитов?

"Дорогой Терлоев! Привет тебе! Я очень огорчен, что твои горцы раньше положенного времени начали восстание. Я боюсь, что если ты не послушаешь меня, и мы, работники республики, будем разоблачены ... Смотри, ради аллаха, держи присягу. Не назови нас никому.
Ты же разоблачился сам. Ты действуй, находясь в глубоком подполье. Не дай себя арестовать. Знай, что тебя будут расстреливать. Связь держи со мной только через моих доверенных пособников.

Ты пиши мне письмо враждебного уклона, угрожая мне возможным, а я тоже начну преследовать тебя. Сожгу твой дом, арестую кое-кого из твоих родственников и буду выступать везде и всюду против тебя. Этим мы с тобой должны доказать, что будто мы непримиримые враги и преследуем друг друга.

Ты не знаешь тех орджоникидзевских агентов ГЕСТАПО, через которых, я тебе говорил, нужно послать все сведения о нашей антисоветской работе.

Пиши сведения об итогах настоящего восстания и пришли их мне, я их сразу сумею отослать по адресу в Германию. Ты порви мою записку на глазах моего посланника. Время опасное, я боюсь.

Писал (подпись) Орел.
10.XI.1941 г."
38.

Надо сказать, что Исраилов-Терлоев добросовестно выполнил просьбу Албогачиева и действительно написал ему письмо враждебного содержания.

Итак, на сакраментальный вопрос "что это - глупость или измена?" в случае с наркомом внутренних дел Чечено-Ингушетии можно дать однозначный ответ - измена. Приказом НКВД СССР №1812 от 2 сентября 1943 г. С.И.Албогачиев был смещен со своего поста и заменен В.А.Дроздовым, который был до этого начальником отдела НКВД по борьбе с бандитизмом39. После этого Албогачиев написал письмо на имя Л.Берии, в котором просил "использовать его на самом остром участке работы, где его работа была бы видна Народному комиссару"40. Дальнейшую его судьбу проследить не удалось, однако мы надеемся, что Берия сполна учел "заслуги" экс-наркома.

Под стать своему шефу был и начальник Отдела НКВД ЧИ АССР по борьбе с бандитизмом И.И.Алиев:

Совершенно секретно
СПРАВКА

на бывшего начальника Отдела НКВД Чечено-ингушской АССР по борьбе с бандитизмом - подполковника государственной безопасности - АЛИЕВА Идриса Иджихаджиевича

Алиев И.И. родился в 1901 году в Назрановском районе ЧИАССР, по национальности ингуш, окончил реальное Владикавказское училище, член ВКП(б) с 1927 года, в органах НКВД работает с 1923 года, Начальником Отдела по борьбе с бандитизмом НКВД ЧИАССР назначен с января 1942 года и работал до августа 1943 года.

Приказом НКВД СССР от 7 июля 1943 года Алиев И.И. отозван в распоряжение Отдела кадров НКВД СССР и с 25 августа 1943 года по настоящее время находится в Москве.

За период работы начальником ОББ НКВД ЧИАССР Алиев И.И. не обеспечивал выполнения задач по ликвидации бандитизма в Чечено-Ингушской АССР и не организовал подчиненный ему аппарат в соответствии с требованиями военного времени, о чем свидетельствуют материалы работников ОББ НКВД СССР, выезжавших в 1942-1943 году в Чечено-Ингушскую АССР по вопросам организации борьбы с бандитизмом. Например:

1. 26/VI-42 года опергруппа в числе 6 оперработников и 16 бойцов 141 сп. под руководством начальника ОББ НКВД ЧИАССР тов. Алиева, ночью была направлена в засаду.

Алиеву было предложно при помощи агента "Восточный" взять живьем или ликвидировать руководителя повстанческой организации в Чечне Исраилова Хасана.

29 июня 1942 года агент "Восточный" привел Исраилова Хасана к месту засады и остановился от опергруппы на расстоянии 15-20 метров.

От Алиева никаких указаний не поступало. В результате бездеятельности и нераспределительности Алиева в опергруппе произошло замешательство, появился выкрик со стороны участника опергруппы Хасаева о том, что стрелять нельзя, так как это возможно являются колхозники.

Наконец Исраилов Хасан, заметив засаду, побежал вместе с остальными двумя лицами в лес и скрылся. Преследования убежавших бандитов Алиев не организовал, в силу чего подготовленная операция была полностью провалена.

(Из докладной записки зам. нач. ОББ НКВД СССР т. .Жукова на имя зам. наркома т. Кобулова от 7-го июля 1942 года)41.

2. Аппарат ОББ НКВД ЧИАССР периферией не руководит. Со стороны Алиева руководство Отделом отсутствует. По большинству бандгрупп с лета 1942 года никаких конкретных мероприятий не проводилось. По бандам принимаются кое-какие меры лишь после того, как она совершит ограбление или убийство. Среди агентуры значительный процент двойников, однако никто очисткой агентурно-осведомительной сети не занимается.

(Из письма зам. нач. ОББ НКВД СССР т. Руденко на имя тов. Дроздова от 3/VII-43 года)42.

3. 17 августа 1942 года на райцентр Шароевского района был совершен вооруженный налет со стороны бандгруппы Шерипова Маирбека, в результате чего были разгромлены и ограблены районные учреждения. При этом понесенный ущерб исчисляется не менее 180 тыс. рублей. О готовящемся бандналете на райцентр было хорошо известно Алиеву и Наркомату НКВД ЧИАССР, однако Алиев за сутки до налета отозвал из райцентра Шароевского района опергруппу и войсковое подразд., которые предназначались для охраны райцентра на случай готовящегося налета.

(Из докладной записки тов. Бодунова на имя зам. наркома от 25 октября 1942 года).

Из имеющихся показаний арестованных бандитов Алиев Идрис проходит как лицо, связанное с руководителями контрреволюционных повстанческих банд, действующих в Чечено-Ингушской АССР. (...)43


На районном уровне в органах внутренних дел республики также имелась целая плеяда предателей. Вот показания бывшего начальника Шароевского райотдела НКВД Чечено-Ингушской АССР Пашаева А.Х.:

Выписка

из протокола допроса арестованного Пашаева Абдул-Керима Хашимовича44

23 января 1943 года
Вопрос: Называл ли Шерипов Меирбек фамилии сотрудников НКВД, с которыми, как вы показываете, он имел связь по вражеской работе?

Ответ: Говоря о своей связи с работниками НКВД Шерипов Маирбек назвал Хасаева Джебраила - начальника милиции Итум-Калинского района, Межиева - начальника Райотделения НКВД Итум-Калинского района ЧИАССР, Исаева - начальника Шатоевского РО НКВД и Исаева Бахо - начальника Чеберлоевского РО милиции.

Шерипов сообщил также, что у него имеются связи с НКВД ЧИАССР, назвав при этом начальника отдела по борьбе с бандитизмом Алиев Идриса и сотрудника этого отдела - Худаева, с которыми, по его словам, уже имеется договоренность и они не будут чинить препятствий его банде.

Вопрос: Не врете ли вы? Непонятно, зачем Шерипову нужно было называть фамилии, якобы, связанных с ним работников НКВД в присутствии стольких лиц?

Ответ: Я не знаю, насколько это соответствует действительности, но Шерипов Маирбек очевидно доверял всем присутствующим после принятой нами клятвы на коране. Он даже сказал, что по договоренности с Алиевым и Худаевым перед нападением его банды на тот или иной населенный пункт, оперативные группы НКВД будут отзываться ими из этого района.

Верно:
Ст. оперуполномоченный
2 отд. отдела НКВД СССР
по ББ капитан государственной
безопасности (БЕРМАН)


Чего уж говорить о рядовых сотрудниках "органов"? Документы пестрят фразами типа: "Сайдулаев Ахмад, работал оперуполномоченным Шатоевского РО НКВД, в 1942 году ушел в банду", "Иналов Анзор, уроженец с. Гухой Итум-Калинского района, бывший милиционер Итум-Калинского районного отделения НКВД, освободил своих родных братьев из КПЗ, арестованных за дезертирство, и скрылся, захватив оружие" и т.п.

Следующий документ хорошо иллюстрирует обстановку в правоохранительных органах Чечено-Ингушетии:

Совершенно секретно
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ПО НОЖАЙ-ЮРТОВСКОМУ РАЙОНУ45

1942 г., мая мес., 23 дня. Я, капитан Госбезопасности НКВД СССР - Свирин С.Г., согласно указания заместителя Народного комиссара внутренних дел Союза ССР тов. Кобулова произвел проверку фактов по Ножай-Юртовскому району, изложенных в письме секретаря Райкома ВКП(б) тов. Куролесова в адрес Обкома ВКП(б) ЧИАССР от 26 апреля 1942.
НАШЕЛ:

В своем письме тов. Куролесов привел следующие факты в отношении РО НКВД по Ножай-Юртовскому району:
Начальник РО НКВД тов. Улубаев во время проведения в районе мобилизации под предлогом оперативных дел выехал в сел. Ярок-Су, где пьянствовал со стрельбой и дебошами;

Улубаев покрывает милиционера Исрапилова, у которого два брата дезертира, один из них дезертировал из РККА;

Улубаев проводит время в выпивках с пред. Райсовета Мукуловым - арестовывался органами, как националист, и нарсудьей этого района, последний подозревается, во взяточничестве по делу Мидниева.

Начальник милиции Мусаев также пьянствует с Мукуловым и издевается над колхозниками. В марте мес. Мусаев, будучи пьяным, утерял маузер, который был после доставлен за вознаграждение.

Произведенной предварительной проверкой на месте устанавливается:

Пьянка Улубаева в сел. Яроксу имела место. Акт вместе со стрелянными гильзами и протоколами допроса был направлен районной милицией Хасавюртовского района Наркому НКВД ЧИАССР тов. Албогачиеву, мер к своевременной проверке принято не было.

У милиционера Исрапилова действительно братья дезертиры, которых он якобы доставил на доброявку, но где они в данное время - неизвестно.

Пьянка Улубаева с Мукуловым и другими лицами 20 апреля требует расследования.

Кроме этих фактов, в процессе беседы с секретарем Райкома выясняется, что:

Милиция и РО НКВД производят незаконный арест граждан, содержат их в КПЗ, не давая о них сведений в НКВД ЧИАССР;

РО НКВД без санкции НКВД ЧИАССР раздает оружие лицам, не имеющим право его носить;

Среди милицейского состава наличествуют пьянки, доходящие до того, что дежурный по КПЗ Самбиев, будучи в пьяном виде спал в КПЗ. Оружие и арестованные никем не охранялись;

Милиционеры при производстве обыска по изъятию спиртных напитков у спекулянтов, там же пьянствуют.

Начальник милиции Мусаев не привлек к ответственности Гаирбекова, похитившего 2 мешка муки из сельпо;

Улубаев пьянствует у лиц, подлежащих аресту по постановлению суда и не арестовывает их;

Во время отъезда жены Улубаева была устроена пьянка и после ее проводов, на которой участвовали районные и сельские работники. Проводы сопровождались пьянкой и стрельбой. Все работники 3 дня отсутствовали из района.

В связи с тем, что все изложенные выше факты требовали проведения расследования, мною было поручено следователям Особой инспекции тов. Самолиенко и Мустафе срочно произвести расследование.

Расследованием установлено, факт пьянки Улубаева с дебошем и стрельбой в сел. Яроксу и издевательства над колхозниками;

Улубаев в апреле мес. ехав с женой в Ножай-Юрт, задержал колхозную тачанку и под угрозой оружия и издевательств заставил колхозника вести себя в Ножай-Юрт;

Улубаев и начальник милиции Мусаев пьянствовали с поручителями по делу Мидниева, который бежал вместе с сыном в банду и на которых имелось решение суда от 26 марта об их аресте. Улубаев не принял меры к выяснению имеющихся данных о том, что Мидниев был освобожден за взятку.

Подтверждается факт грубого отношения пред. Райсовета Мукулова к колхозникам колхоза им. Энгельса и что Улубаев и Мусаев в целях выгородить Мукулова, вызывали к себе и издевались над колхозником Гудаевым, который резко выступал против грубостей Мукулова, его всячески запугивали и угрожали расправой;

Подтверждается факт, что 8 мая дежурный милиционер по КПЗ Самбиев, будучи пьяным, спал, оружие и арестованные никем не охранялись. Улубаев ограничился взысканием Самбиева на 5 суток с исполнением служебных обязанностей и 2 дежурному Джамбекову строгий выговор;

В январе 1942 г. в момент операции по изъятию спиртных напитков у спекулянта Токиева, в его доме были обнаружены милиционеры Бонаев и Ильясов, которые вместе с подлежащим аресту спекулянтом распивали спиртные напитки.

Улубаев мер к ним никаких не принял.

В конце января мес. милиционер Ильясов, находясь в командировке в Хасав-Юрте на вечеринке в пьяном виде вел бесцельную стрельбу, убил гр-на Абдусалимова и ранил себя в живот;

Участковый, уполномоченный Абдурахманов в апреле мес., будучи пьяным, по дороге в сел. Ножай-Юрт с обнаженным револьвером напал на едущих женщин (уволен с работы 1 мая с.г.).

Случаи незаконных арестов и выдачи оружия лицам, также имели место.

Вообще аппарат милиции, благодаря преступному руководству Улубаева и Мусаева разложился и бездействовал (см. справку по материалам расследования).

Произведенным ознакомлением агентурно-оперативной работы РО НКВД, работу признать удовлетворительной нельзя. Осведомительная сеть состоит из 29 чел., из них завербовано 5 чел. в 1941 г. и 7 чел. в 1942 г., на 27.000 населения эта сеть явно недостаточна.


Итак, что же представляла собой Чечено-Ингушетия в 1943 году? С одной стороны - массовое дезертирство, массовое пособничество немецким диверсантам. Характерны в этом отношении показания захваченного таки НКВД полковника Губе Османа:

"Среди чеченцев и ингушей я без труда находил нужных людей, готовых предать, перейти на сторону немцев и служить им.
Меня удивляло: чем недовольны эти люди? Чеченцы и ингуши при Советской власти жили зажиточно, в достатке, гораздо лучше, чем в дореволюционное время, в чем я лично убедился после 4-х месяцев с лишним нахождения на территории Чечено-Ингушетии.

Чеченцы и ингуши, повторяю, ни в чем не нуждаются, что бросалось в глаза мне, вспоминавшему тяжелые условия и постоянные лишения, в которых обретала в Турции и Германии горская эмиграция. Я не находил иного объяснения, кроме того, что этими людьми из чеченцев и ингушей, настроениями изменческими в отношении своей Родины, руководили шкурнические соображения, желание при немцах сохранить хотя бы остатки своего благополучия, оказать услугу в возмещение которых оккупанты им оставили бы хоть часть имеющегося скота и продуктов, землю и жилища"46.

С другой стороны - разветвленная сеть предателей в республиканских органах внутренних дел. Довершали картину тысячи "легализовавшихся" участников бандформирований, спрятавших оружие и ждавших удобного момента, чтобы ударить в спину Красной Армии.

Терпеть и дальше такое положение было нельзя. На массовые преступления чеченцев и ингушей решено было ответить адекватно - их массовым выселением.

Надо сказать, что высказывались и другие мнения о том, как решать "чеченский вопрос". Например, будущим хрущевским генеральным прокурором и главным "реабилитатором" Р.А.Руденко, занимавшим в то время скромный пост зам. начальника Отдела по борьбе с бандитизмом НКВД СССР. Выехав 20 июня 1943 года в командировку в Чечено-Ингушетию, по возвращении он представил 15 августа 1943 г. на имя своего непосредственного начальника В.А.Дроздова доклад, где говорилось, в частности, следующее:

"На учете в Чечено-Ингушской республике 33 бандгруппы (175 чел.), 18 бандитов-одиночек, дополнительно действовали еще 10 бандгрупп (104 чел.). Выявлены в ходе поездки по районам 11 бандгрупп (80 чел.). Таким образом, на 15 августа 1943 г. действовали в республике 54 банд-группировки - 359 участников. Значатся в розыске 2045 дезертиров. В первом полугодии разыскано 202 человека.
Рост бандитизма надо отнести за счет таких причин как недостаточное проведение партийно-массовой и разъяснительной работы среди населения, особенно в высокогорных районах, где много аулов и селений расположены далеко от райцентров, отсутствие агентуры, отсутствие работы с легализованными бандгруппами.., допускаемые перегибы в проведении чекистско-войсковых операций, выражающиеся в массовых арестах и убийствах лиц, ранее не состоявших на оперативном учете и не имеющих компрометирующего материала. Так, с января по июнь 1943 г. было убито 213 чел., из них на оперативном учете состояли только 22 человека ..."47.

Итак, по мнению Руденко, стрелять можно только в тех бандитов, которые состоят на учете, а с прочими - вести "партийно-массовую и разъяснительную работу". Подобное суждение вполне созвучно возмущенным воплям нынешних правозащитников в адрес российских военнослужащих, которые при зачистке Грозного прежде чем войти в подвал сперва кидают туда гранату, не задумываясь - а вдруг там не боевики, а мирные жители? Если же вдуматься, то из доклада Руденко следует прямо противоположный вывод - реальное количество чеченских и ингушских бандитов было в десять раз больше, чем число "состоявших на оперативном учете".

А вот мнение профессионала - командира 28-й стрелковой Горской дивизии подполковника царской армии А.Д.Козицкого, подавлявшего чеченские восстания 20-х - 30-х годов:

"Несколько слов о методах борьбы на Кавказе. Те мягкие меры, которые мы применяем, отнюдь не влияют на горцев так, как бы они влияли на культурное население. Наоборот, у них возникает впечатление о нашей слабости. Это из сущности быта горцев вытекает ... Взять, например, случай с изуродованным красноармейцем 28-го кавэскадрона в Чечне, когда селение, жители которого замучили красноармейца, не понесло должного наказания, а выискивались отдельные виновники, которых селение укрыло. Данный случай они отнесут к нашей гуманности, которая им непонятна, по условиям их нравов и обычаев (кровавая месть, несоблюдение которой позорит весь род).
Возьмем пример 1925 года, когда я брал шейха Асалтинского в Дае, я заставил аул привести его, и это можно сделать всегда. У них, как ни у кого, круговая порука. У них нет случая, о котором не знало бы все население. Нет скрывающегося бандита, места которого не знает население. По их адатам ответственность несет не преступник-убийца, а весь род и поколение. Мы не разрушили еще этих взглядов, мы считаться с этим должны"48.

В отличие от Руденко, сетовавшего на "недостаточное проведение партийно-массовой и разъяснительной работы среди населения", потомственный офицер Козицкий совершенно правильно понимал психологию горцев. Понимали ее и Сталин с Берией, принимая решение о ликвидации Чечено-Ингушской АССР. Решение, обоснованность и справедливость которого вполне осознавалась самими депортируемыми:

"Советская власть нам не простит. В армии не служим, в колхозах не работаем, фронту не помогаем, налогов не платим, бандитизм кругом. Карачаевцев за это выселили - и нас выселят"49.

Итак, подготовка к операции по выселению чеченцев и ингушей, получившей кодовое название "Чечевица", началась. Ответственными за ее проведение был назначен комиссар госбезопасности 2-го ранга И.А.Серов, его помощниками - комиссары госбезопасности 2-го ранга Б.З.Кобулов, С.Н.Круглов и генерал-полковник А.Н.Аполлонов. Каждый из них возглавил один из четырех оперативных секторов, на которые была разделена территория республики. Контролировал ход операции лично Л.П.Берия50.

В первую очередь необходимо было произвести точный учет населения. 2 декабря 1943 года Кобулов и Серов доложили из Владикавказа, что созданные для этой цели оперативно-чекистские группы приступили к работе. Отмечалось, что за два предыдущих месяца легализовано около 1300 бандитов, скрывавшихся в лесных и горных массивах. Среди них Джеватхан Муртазалиев, который 18 лет руководил бандой и неоднократно провоцировал вооруженные выступления, Амчи Бадаев - главарь вооруженной группы с 15-летним стажем. При этом в процессе легализации бандиты сдавали лишь незначительную часть своего оружия.

В записке Кобулова и Серова обосновывалось предложение использовать в качестве предлога для ввода войск тактические учения в горных условиях. Однако вместо частей Красной Армии в республике будут размещены войска НКВД. Сосредоточение войск на исходных позициях предлагалось начать за 20-30 дней до проведения операции.51.

Разумеется подготовка к операции велась в условиях строжайшей секретности. Тем не менее, полностью избежать "утечки информации" не удалось. Вот что пишет в своей статье А.Витковский:

"По республике уже поползли слухи. Встревоженные выселением карачаевцев и калмыков, ингуши и чеченцы словно почувствовали надвигающуюся на них опасность ... Вновь стали уходить в горы легализовавшиеся бандиты, откапывать припрятанное оружие. Но день шел за днем - все было тихо. Войска ведут себя спокойно, никаких арестов, ни облав, ни обысков. Только снова власти затеяли перепись всего населения. Ну да ладно. В прошлом году тоже переписывали.
И успокоенные бандиты стали спускаться с гор. Вернулся в Итум-Кале Джаватхан Муртазалиев, в Ведено - Кетим Сангиреев, в Назрановский район - Магомед Дагиев. Все они были вызваны к наркомам внутренних дел и госбезопасности ЧИ АССР. От встречи никто из них не уклонился. Более того - пришли точно в назначенное время и просили не считать их врагами советской власти"52.

Отдельно обсуждался вопрос об изъятии денег, которых, по агентурным данным, у некоторых чеченцев и ингушей имелось по 2-3 миллиона. Было высказано мнение: хотя деньги получены в результате спекулятивной продажи сельхозпродуктов, отбирать их нецелесообразно53.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ
тов. СТАЛИНУ
54

17 февраля 1944 г.
Подготовка операции по выселению чеченцев и ингушей заканчивается. После уточнения взято на учет подлежащих переселению 459486 чел., включая проживающих в районах Дагестана, граничащих с Чечено-Ингушетией и в гор. Владикавказе.

Учитывая масштабы операции и особенность горных районов решено выселение провести (включая посадку людей в эшелоны) в течение 8 дней, в пределах которых в первые 3 дня будет закончена операция по всей низменности и предгорным районам


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх