,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Все было именно так…
  • 8 мая 2012 |
  • 11:05 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 987
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
+2
Олег Николаевич Трикаш ушел на войну лейтенантом после окончания архитектурного факультета Харьковского инженерно-строительного института. Победу встретил на Одере. После войны работал в Киеве – в НИИ «Гипроград», затем в Госстрое Украины, был членом Союза архитекторов.
Его дочь, научный сотрудник одного из столичных институтов, бережно хранит рукописные и напечатанные на машинке странички военных воспоминаний отца. «Рассказывал он и очень страшные вещи о войне, — говорит Ирина Олеговна, — а вот записывал не то, что рвет душу, а то, что ее возвышает». Вот некоторые из военных зарисовок Олега Трикаша.

Сталинградское поле

ГОДЫ уходят, в памяти стирается и тускнеет многое из пережитого, но яркими всплесками на этом фоне давности всплывает, как кадры в кино, то, что в свое время поразило меня навсегда.
Ярко, осязаемо вижу поле… Сталинградское поле. Уже волной прошли первые степные морозы. Поле не сжато, забыто. Ушли куда-то люди его растившие, и колышутся на ветру крупные пшеничные колосья, образуя золотые волны. Колоски ударяются друг о друга… Звук металлический, щемящий, непередаваемый. Иду по этому полю по тропке из мятых стеблей… Вот лежит отделение наших солдат, лежит как положено по уставу... Лежат солдаты как живые, потому что уже скованы льдом. Командир отделения в белом маскировочном халате, совсем юный. Сколько ему – 18-20? И капли застывшей крови на золотых колосьях. Можно ли это забыть? Можно ли допустить, чтобы это еще повторилось?

Волк

ВО ВРЕМЯ жестоких боев за Сталинград командованию наших войск стал известен план Гитлера, который хотел после победы в Сталинграде направить свои войска вдоль Волги на север, чтобы отрезать Урал и Сибирь от центра. Было признано необходимым срочно соорудить оборонный рубеж от Волги до Дона. На это строительство направили и часть, в которой я служил. Мы пробирались узкими полевыми дорогами среди некошеной пшеницы. К вечеру остановились в небольшом яру, выкопали землянки, и под канонаду с линии фронта ушли спать. Наша землянка была крайней в ряду. Каково же было удивление, когда утром в нескольких шагах от входа в нее увидели волчью нору со свежими следами волчьих лап на песке… Так мы и жили в мире и согласии рядом с волком, пока не уехали на новое задание.

В Кракове

...ИЗБЕГАЯ угрозы окружения, немцы поспешно бежали из Кракова. Но Гитлер приказал снова занять город, и возникла потребность строительства оборонного рубежа возле Кракова. Жил я с товарищем в польской семье. В том же доме мы приметили двух красивых девушек. Это были сестры Стефа и Казя. Знакомство переросло в дружбу. Каждый вечер собирались в комнате одной из сестер, вместе пели наши фронтовые песни, беседовали. Узнали историю любви Стефы и юноши-бельгийца Макса. Он попал в Краков как пленный и во время работ познакомился со Стефой. Но немцы, отступая, забрали Макса. Стефа тяжело переживала разлуку. В один из вечеров то ли по неосторожности, то ли от отчаяния она упала с балкона второго этажа. К счастью, обошлось легкими повреждениями. А Макс сбежал от немцев, где-то прятался, и когда вступили в Краков наши войска, вернулся к Стефе...
Прошло время. Когда после окончания войны наша часть из Европы отправлялась на Родину, маршрут пролегал недалеко от Кракова. Один из офицеров должен был заехать в город с поручением. Я попросил его, если будет возможность, зайти к нашим знакомым. Он привез письмо от Кази. Она рассказывала, что Макс вместе с интернированными итальянцами, попал в Одессу, потом был отправлен домой. Оттуда неимоверными усилиями он сумел достать для Стефы разрешение на отъезд в Бельгию. У родителей Макса они сыграли свадьбу. Любовь и порядочность победила все.
Дальше Казя с теплотой вспоминала наши встречи, беседы, песни. Когда я прочел подпись «Запам’яна Казя» (забытая Казя), что-то защемило в груди. Это, наверное, было сердце. А мы все удалялись от Кракова. С нами ехал и наш неизменный политрук, который еще в Кракове, узнав о нашей дружбе с польскими девушками, все нас предостерегал. И предостерег… Может, от судьбы.

Весна на Одере

...ВЕСНА 1945 года. Наша военная часть выполняла задание в зоне боевых действий возле города Бреслау (ныне Вроцлав) на реке Одер, где в окружении находилась немецкая группировка. Там нас и застала добрая весть об окончании войны. В тот день меня вызвали к главному инженеру, и вместе с ним на трофейной тачанке мы поехали к находившемуся в нескольких километрах месту разборки одного из мостов. Ехали туда по шоссе вдоль лесозащитной полосы, отделявшей дорогу от Одера. Когда выполнили задание и должны были возвращаться, у меня появилась мысль, что хорошо бы в такое прекрасное майское предвечерье добраться к месту нашего расположения на лодке.
Главный инженер немного подумал и согласился. Возле моста было много разных лодок, мы выбрали маленькую и поплыли вниз по реке. Но все оказалось не так просто. Бурное течение то бросало нашу лодчонку из стороны в сторону, то вертело на месте. Решили пристать к берегу. Но там я, наверное, от волнения забыл придержать лодку, и когда мой напарник, человек крепкого телосложения, спрыгнул на берег, лодка сдала назад и уплыла по течению. А мы остались на берегу, опутанном разной проволокой, в том числе и колючей. А на границе лесополосы белели таблички с надписью «MINA». У нас был только один выход, одна дорога – перейти эту заминированную лесополосу и выбраться на шоссе.
Вышли мы на него, когда уже совсем стемнело. Как получилось дойти? Это, наверное, известно только Богу. Гимнастерки были такими мокрыми, словно мы попали под ливень. Каким же было удивление командира роты, разбиравшей мост, когда поздно вечером он увидел нас на пороге своей квартиры! Так закончилось наше весеннее путешествие по Одеру.
…«В этих воспоминаниях нет ни единого слова, которое бы не отвечало действительности, — написал в конце одной из своих зарисовок Олег Николаевич. – Все было именно так».

Автор: Валентина СИМКОВИЧ
My Webpage

Все было именно так…

Все было именно так…



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх