,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Польша против украинских ультра
Украина поступает со своим главным партнером по Евро-2012 совсем не по-дружески

После того, как Украине все же удалось подписать Соглашение об ассоциации с Евросоюзом, роль нашего "адвоката перед ЕС", которую вот уже двадцать лет пыталась изображать Польша, понемногу теряет свою значимость (если даже допустить, что она когда-либо ей обладала).

Более того, еще неизвестно, как себя поведет наш "евроадвокат" при более конкретных переговорах о создании углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли. Впрочем, два братских народа всегда смогут договориться - если, конечно же, им кто-нибудь не помешает.

"Отак-то, ляше, друже, брате! Неситії ксьондзи, магнати нас порізнили, розвели.
... А ми б і досі так жили".

Тарас Шевченко - о перспективе украино-польских отношений

Конечно, канонизированный классик украинской поэзии слегка лукавит, обвиняя в "разводе" Украины с Польшей исключительно поляков: роковое для Речи Посполитой восстание в 1648 году начиналось именно как Wojna Domowa (Гражданская война) на восточных землях Польши. Да и сам Богдан Хмельницкий (шляхтич, владеющий землей и "прилагаемыми" к ней крепостными) обрел обостренное национальное самосознание лишь на 54-м (!) году в жизни, в силу исключительно неблагоприятно сложившихся личных обстоятельств.

Зато в другом Кобзарь прав абсолютно: если бы игра польского короля, в которой он пытался использовать казаков против "корольков"-магнатов, не вышла бы из-под контроля - кто знает, возможно, сегодня граница Евросоюза проходила бы значительно восточнее линии Керзона.

Ще як були ми козаками...

Так или иначе, но к новейшему времени (началу 1990-х) Польша все настойчивее пыталась играть по отношению к Украине роль старшей (и более обеспеченной) сестры, протежирующей своей бедной родственнице перед богатыми женихами. Суть подобных перемен вполне понятна: искусственно оторванная от СССР (как тремя столетиями ранее от Речи Посполитой), Украина заменила Польшу в роли своеобразного буфера между Западом и Востоком, которую (с переменным успехом) до этого играла наша западная соседка.

Теперь же в "серой зоне" между новообращенными демократиями Восточной Европы и "дикой" Россией оказалась Украина, "поддерживаемая" с юга полурасчлененной Молдовой. Любопытно, что последняя после распада СССР, также обрела "старшую сестру" в лице Румынии. Правда, в отличие от Украины, Молдове пришлось заплатить за это фактическим отделением индустриального Приднестровья, после чего интерес к оставшемуся аграрному территориальному огрызку как-то сразу упал...

Отношения же Украины с Польшей, к счастью, не были омрачены чем-то подобным, причем благодарить за это сегодня нужно, скорее, Иосифа Виссарионовича и "диктаторский" режим в послевоенной Польше.

Обмен населением - вернее, принудительное переселение этнических украинцев и поляков из приграничной полосы (в СССР - на восток, вплоть до о-очень дальнего, а в Польше - на запад, на Ziemie Оdzyskanie) - не только чувствительно ударил по бандеровцам и АКовцам в конце 1940-х. Это жестокое, но эффективное решение на долгие годы уничтожило очаги возможного сепаратизма, сведя на нет приграничные "районы компактного проживания" национальных меньшинств.

В результате польско-украинским отношениям сегодня, как минимум, не грозит венгерский синдром, а маргинальные украинские националисты (да и некоторые деятели более умеренной оппозиции) попали в забавную ловушку. В своем ускоренном движении в Европу их наиболее пассионарные вожди на словах порой готовы хоть завтра объявить о создании незалежного "Украинского Пьемонта", но на деле не могут не понимать, что подобное абсурдное новообразование обречено на постепенное (вполне мирное) поглощение Польшей - сначала экономическое, а затем и политическое.

Для последнего, кстати, потребуется не более 30-40 лет: после восстановления "этнической демократии" (простого большинства польского и считающего себя польским населения в западных регионах Украины) процесс ассимиляции самой территории пойдет уже гораздо проще. Учитывая подобный вариант развития событий, украинские правые, скорее, предпочтут бороться за мягкие кресла в Верховной Раде (или, как минимум, в обл- и горсоветах), нежели возвращаться в прадедовские схроны...

Таким образом, как ни странно это звучит, Польша сегодня является весомым фактором сдерживания украинских ультра и своеобразным гарантом нашей территориальной целостности. Кстати, за последние двадцать лет (а особенно в период "оранжевой революции") именно наследники Бандеры и Шухевича сделали немалый вклад в охлаждение украино-польских отношений, чем попортили немало крови более умеренным "евроинтеграторам": если между Россией и Польшей стоит призрак Катыни, то между Киевом и Варшавой - не менее страшные видения "Кладбища орлят" во Львове и зверств на Волыни и в Полесье.

Интересные совпадения

Кстати, два года назад Катынь вновь стала поворотным пунктом в польско-российских (и, косвенно, в польско-украинских) отношениях.

10 апреля 2010 года, при перелете для участия в траурных мероприятиях в память о расстреле польских офицеров, в авиакатастрофе погибли президент Польши Лех Качинский, ряд известных политиков и религиозных деятелей, глава Центробанка, а также почти весь высший генералитет.

Неслучайно определенные круги в самой Польше, да и на Западе, пытались обвинить в случившемся "руку Москвы". В одно мгновение погибла практически вся правящая верхушка страны, причем известная своей поддержкой всех инициатив США в Европе, вызывающей позицией по отношению к России и активной "восточной" политикой по возвращению в польскую сферу влияния Украины и Беларуси.

Трагическое стечение обстоятельств - и Польша оказалась на грани политического кризиса: партия погибшего президента потерпела поражение на внеочередных выборах, а главой государства стал Бронислав Коморовский, гораздо более сдержанный в отношениях с Вашингтоном и более прагматичный в отношениях с Москвой.

Примечательно, что изменение баланса сил в самой Польше, сопровождаемое заметным смягчением ее "восточной политики", произошло вслед за окончанием "оранжевого" периода украинской истории и приходом к реальной власти в нашей стране "бело-голубой" команды - политических ставленников национальной промышленной буржуазии, которая склонна к прагматизму уже по самому определению.

Таким образом, как будто сама рука судьбы если и не убирает полностью, то, по крайней мере, заметно смягчает политические противоречия между Варшавой и Киевом, открывая новые возможности для расширения экономического сотрудничества.

Дай руку, ляше, пане-брате!

Результат не замедлил сказаться - уже к концу 2010 г. товарооборот между Украиной и Польшей вырос на 37% (до 4,5 млрд. долл.). Что обнадеживает - украинский экспорт увеличивался опережающими темпами (+47%) по отношению к импорту (+28%).

В январе же 2011-го объем нашего экспорта в Польшу достиг рекордной отметки (180 млн. долл.), а по итогам года двусторонний товарооборот вырос на 30% - до 6 млрд. долл.

К началу 2012 года на долю Польши приходится 4,1% всего украинского экспорта (по этому показателю она уступила только России, Турции и Италии) и 3,9% всех объемов импорта (после РФ, Германии, Италии и Беларуси).

Однако сальдо двусторонней внешней торговли пока складывается не в пользу Украины - согласно данным Госстата, по итогам 2011 года его дефицит составил 389,2 млн. долл., а коэффициент покрытия импорта экспортом (0,877%) оказался заметно выше среднего уровня (0,7) по странам Евросоюза.

Механические и электрические машины, различные полимеры, бумага и картон - вот далеко не полный перечень польского импорта в Украину, за сдерживание которого выступают украинские производители и их парламентское лобби. Не случайно же день в день с парафированием договора ассоциации с ЕС (30 марта) именно "бело-голубыми" депутатами Верховной Рады был зарегистрирован законопроект повышения соответствующих заградительных пошлин...

Теоретически выгода от внедрения этой законодательной инициативы может достичь 250 млн. долл. в год при условии, конечно, если Польша не введет ответных санкций на основные статьи украинского экспорта (черные металлы, изделия из них и т.п.).

Что же касается прямых польских инвестиций в украинскую экономику, то за прошлый год они все же уменьшились (на 57,3 млн. долл.) - до 875,5 млн. долл.

Это объясняется не только общей тревогой инвесторов, вызванной ожиданием очередной волны банковского кризиса в Европе (крупные западноевропейские банки уже чувствительно сократили финансирование своих европейских дочек), но и постепенным "выдавливанием" польского капитала из Украины (особенно из сферы розничной торговли, поставок продуктов питания, автобизнеса и т.п.) украинскими и российскими инвесторами.

Так что сегодня будущее украино-польских отношений снова зависит от того, сумеют ли найти общий язык современные "магнаты" обеих стран, хотя бы накануне ЕВРО-2012, на котором и те, и другие собираются весьма неплохо заработать...

Польша против украинских ультра


Валерий Зайцев, Новости Украины – From-UA



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх