,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Путин и национальная идея России
  • 8 мая 2012 |
  • 10:05 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 1345
  • |
  • Комментарии: 16
  • |
Сегодня Владимир Путин снова выйдет на работу в качестве нового старого президента России. Прошли инаугурационные пышности. Отгремел «Славься!». Отстучали копытами рысаки кремлевской гвардии. В том, как была построена церемония, и ЧТО говорил в своей речи ВВП, многие наблюдатели усмотрели явные имперские нотки. Эпоха как бы либерала Медведева закончилась. Настало время консолидации общества вокруг великорусской идеи, считают они. Впрочем, знающие эксперты успокаивают: Путин лишь делает то, что должен делать, отзываясь на вызовы общества, четко продемонстрированные во время выборов.

Если до вчерашнего дня у кого-то и возникал вопрос, есть ли разница между Дмитрием Медведевым и Владимиром Путиным, то, посмотрев вчерашнюю инаугурацию, он сам себе ответил на него положительно. Разница есть. И она заключается в том, что Медведев был экспериментальным президентом для России периода экономического расцвета. Он отражал тогдашнюю тягу общества к либерализму. Но мировой кризис заметно потушил эйфорию, а дальнейшая стагнация поставила перед страной новый блок проблем. И тогда пришел Путин, чтобы взять бразды правления в свои руки.

Путин и национальная идея России


В этом плане интересно перечитывать публикации в западной прессе четырехлетней давности. Взять, к примеру, The Guardian от 08.07.2008. Статья называется «Либеральная Россия Медведева: реальность или риторика?».

Английский журналист пишет, что молодой питерский юрист вскружил голову Западу. «Мы слышали о кожаном пиджаке Дмитрия Медведева и его любви к Deep Purple, о том, что он был юристом, а не агентом КГБ. Он представитель нового поколения, говорят нам. Сигналы, подаваемые новым человеком в Кремле, звучат, безусловно, многообещающе: война правовому нигилизму и коррупции; поддержка свободы СМИ и, наконец, сделанное в прошлый четверг заявление о том, что Россия готова... идти навстречу Британии.

Именно за такие речи политическая элита России и выдвинула Медведева в президенты: это часть продолжающейся кампании по улучшению образа страны на Западе. За последние годы Кремль запустил англоязычный новостной телеканал, нанял европейские и американские пиар-агентства, создавал сайты и приложения к западным газетам…».

Путин так же верно сделал ставку на Медведева, как Ельцин в свое время на него самого. Россия пожинала плоды высоких цен на нефть и газ, в обществе назревали либеральные стремления, хотелось молодого и модерного лидера, не связанного в народной памяти с чеченской войной, трудностями 90-х и всем тем плохим и тяжелым, о чем хотелось забыть. Помню, как в тот период одна моя подруга-москвичка сказала: «Когда я смотрю на Путина, то вспоминаю «Норд-Ост» и дома на Каширском шоссе…».

Медведев же ни с чем таким не олицетворялся. В статусе вице-премьера он отвечал за реализацию нацпроектов и судебно-правовое реформирование. То есть за будущее развитие России. А став президентом, своей риторикой и стилем поведения, скорее, походил на западных лидеров, чем на типичных представителей российской элиты.

Но время шло, причем достаточно быстро. Сезон экономического благополучия закончился, начался кризис, который ощутимо ударил по России падением цен на энергоносители. Настроения в обществе начали меняться. И Медведев тоже менялся, но металл в его голосе звучал не так органично, как слова «мочить в сортире» в устах Владимира Путина. Наблюдая за коррекцией имиджа лидера, российские политологи то возмущались, то недоумевали. Но, в конце концов, нашли этому логичное объяснение.

«Обескураживающе резкий поворот президента Дмитрия Медведева от провозглашения либеральных догм к консерватизму был обусловлен углублением мирового экономического и угрозой национального политического кризиса, – писал в «Независимой газете» директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. – В западном мире сейчас тоже начинается постепенный отказ от либеральных догм…».

Впрочем, до конца от либеральных идей Медведев не отошел. И, как ни парадоксально, очень скоро его стали ругать именно за либеральные шаги. Подписал изменения в Уголовный кодекс (смягчение наказаний вплоть до двух месяцев лишения свободы за «нанесение тяжких телесных повреждений, повлекшее по неосторожности смерть пострадавшего») – поставил под угрозу безопасность общества. Подписал сверхлиберальный закон «О бюджетных организациях» – создал угрозу деградации социальной сферы.

Ситуация с полулиберальным Медведевым очень скоро зашла в тупик, поскольку с одной стороны его начали критиковать те, кто еще недавно кричал о западных ценностях и необходимости цивилизационной модернизации России. С другой – на фоне ухудшающейся экономики в регионах нарастало недовольство политикой Кремля, направленной на возрождение национальных окраин.

В итоге, как водится, все перемешалось, и Россия получила новый вид протестной идеологии – таких себе либеральных националистов, собиравших митинги прозападно настроенной публики с айфонами под лозунгами «Хватит кормить Кавказ!». С подобной кашей в голове, считают эксперты, можно далеко зайти. Поэтому возвращение Путина в нынешней ситуации – историческая необходимость. А его великороссийские интерьеры – попытка предложить обществу национальную идею, оптимальную для текущего момента.

«То, что в обществе назрело стремление к осмыслению исторической миссии России, очевидно, – говорит директор Украинского филиала Института стран СНГ Владимир Корнилов. – Об этом говорит тот факт, что «Единая Россия» набрала меньше голосов в исконно русских регионах при максимуме поддержки в национальных окраинах. Это результат того, что «вопрос российскости» не получал четкого ответа от власти. Медведев в своей либеральной риторике упустил момент возникновения серьезных проблем в части взаимоотношений коренного русского населения с возросшей миграцией.

Этот вопрос насущный и актуальный для всего мира, для Европы. И сейчас болезненный для России. Путин приложит максимум усилий, чтобы установить золотую середину. Перед ним стоит задача найти аргументы для людей, проживающих в России, чтобы объяснить им: в условиях падения численности населения приток трудовых мигрантов из более бедных государств неизбежен. Но необходима политика, которая ставит людей с другой ментальностью под госконтроль, дает возможность обучения их российской культуре и традициям. И таким образом сглаживает возможные конфликты…».

Слова Владимира Корнилова подтверждаются фактами. «Единая Россия» не получила большинства голосов в семи из 12 регионов. Это Нижегородская, Оренбургская, Курская, Кировская, Тверская и Калининградская области. То есть сугубо российские территории. А также в Ханты-Мансийском автономном округе, где голосовали нефтяники-вахтовики. Как правило, тоже уроженцы центральных областей.

Именно эти люди, считает социопсихолог Елена Воробьева, являются целевой аудиторией для так называемого имперского антуража, в котором прошла инаугурация Владимира Путина.

Хотя формально торжественная процедура соответствовала тому же сценарию, что и в 2004 и 2008 годах, наблюдатели отметили небольшие, но важные изменения. Например, был радикально реконструирован сад Московского Кремля. Ему почти полностью вернули облик парка времен императора Николая II. Все работы проводились по фотографиям конца XIX – начала XX веков.

Музыка, под которую Владимир Путин шел по парадным палатам московского Кремля мимо 2 тыс. приглашенных на смотр парада почетного караула, также не случайна. «Славься!» – это династический царский гимн, написанный Михаилом Глинкой для прославления рода Романовых. После революции текст гимна, который исполняется в финале оперы «Иван Сусанин», изменили. И под сводами советских оперных театров и концертных залов звучало «Славься, славься, великий наш русский народ!». Хотя в оригинале слова другие: «Славься, славься, Русский Царь!».

Путин и национальная идея России


Наконец, почти все обратили внимание, что после завершения инаугурации Владимир Путин получил благословение от Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла, который совершил праздничный молебен в Благовещенском соборе Кремля.

«Педалирование великорусской и тематики и имперских атрибутов – это палка о двух концах, – считает Елена Воробьева. – С одной стороны, это поднимает дух общества, выводит его из депрессии, чертит ориентиры и цели. С другой – возбуждает радикально настроенных индивидуумов, у которых гордость за Россию может перерасти в неадекватное поведение. То есть я допускаю активизацию всяких ультранационалистических движений и разного рода скинхедов».

Владимир Корнилов в свою очередь не усматривает в этих штрихах никаких имперских ноток и не видит опасности в идеологической фишке, избранной ВВП. «Не знаю, кто там что нашел, но традиция инаугурации сложилась еще при Ельцине, – говорит он. – И Путин ее не нарушал. Тот же антураж, тот же Глинка (да, сначала был гимн, потом поменяли, стали исполнять «Славься!»), тот же караул в исторической форме. Да и в молебне Путин участвует уже третий раз. Это сложившаяся и укоренившаяся традиция вступления в должность нового президента России, которая возникла посла распада СССР. Что же касается националистических настроений, то в России, в отличие от Украины, со скинхедами никто не заигрывал. И такие партии, как наша «Свобода», политических перспектив в РФ не имеют. А то, что Путину придется искать ответы на вопросы, которые поставили избиратели перед ним и «Единой Россией», так это очевидно…».

По словам Корнилова, аналогичные вызовы стоят также и перед Украиной. Но беда в том, что если в России эти проблемы признают и обсуждают, то у нас они просто не артикулируются. Что при отсутствии четко сформулированной национальной идеи, возможно, еще опаснее.

Галина Акимова
Источник: Версии



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх