,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Что такое гезелевские деньги И почему Лембергс — не дурак
-1
Недавно товарищ Лембергс огласил и, не откладывая в долгий ящик, произвел выпуск собственной денежной единицы «вентс». Все уже и пошутили, и поиздевались над инициативой одиозного мэра, но…

Возможно, в этой провокационной пиар-акции есть нечто достойное внимания тех, кто всерьез понимает глубину современного системного и, прежде всего, финансового кризиса и думает о возможных путях его преодоления.

Для понимания возможных вариантов развития нам придется сначала разобраться в сути денег и механизмах их функционирования в современном мире. В центре современной социальной управленческой модели лежит понятие денег.

Какие же функции выполняют сегодняшние деньги?

Отец современного Forex Exchange, прародитель системы экю (и в дальнейшем евро), эксперт в области государственной экономической политики, консультант ЦБ Бельгии, признанный гуру в управлении хеджинговыми фондами и профессор в Стэнфорде (весь в погонах и лампасах :-)) Бернар Лиетар обозначает следующие функции денег:

— «Стандарт измерения ценности». Эталонная экономическая мера, через которую можно сравнивать различные объекты.

— «Средство обмена (расчетов)», которое более эффективно, чем другие формы — бартер, например.

Иногда в прошлом деньги, как и сегодня, выполняли три другие роли:

— «Хранитель богатства». Исторически эту роль деньги выполняли редко. К примеру, слово капитал (eng. Capital) происходит от латинского capus, capitis, что означает голова. Имелись в виду головы скота — до сих пор в Техасе или среди тутси в Африке говорят: «У него состояние в 1000 голов». Другой пример: в Египте позднего царства и в Европе со Средних веков и вплоть до второй половины XVIII века богатство хранили в основном в земельных участках и их постепенных улучшениях (дамбах, системах ирригации и мелиорации.)

— «Инструмент спекулятивного дохода», что проявляется наиболее выразительно в наши дни, когда 95% всех валютных операций в мире проводятся лишь с целью спекуляций; и менее 5% всего валютного обмена проводится для дальнейшей торговли товарами и услугами (дневной оборот на бирже Forex Exchange — 4 триллиона ежедневно.). Это стало системой только после августа 1972 года, когда президент Никсон создал «бессистему» плавающих курсов, с которой мы живем сегодня (за основу была взята разработанная Б.Лиетаром в 1970 году система плавающих обменных курсов для экзотических валют).

— «Инструмент империи» или инструмент контроля (примеры: влияние Federal Reserve Bank of USA через печать основной резервной валюты мира на всю мировую финансовую архитектуру и т.д.).

Причем первые две функции присущи деньгам любого типа, в то время как последние три необязательны. Более того, выполнение деньгами какой-либо из необязательных функций ведет к ухудшению выполнения ими как минимум одной из основных. Функция «Хранителя богатства» существенно вредит функции «Средство обмена», поскольку существенно искажает процессы обмена.

Когда деньги вступают в конфликт с самими собой

Во время кризисов (мнимых или реальных) все стараются перевести свои активы в деньги и придержать их (кто в чулке, а кто в специальных финансовых инструментах), что автоматом создает нехватку ликвидности в реальной экономике и усиливает кризис.

В годы «потребительского благодушия» участники имеют тенденцию к распечатыванию «кубышек» и большим тратам (как обоснованным, так и ситуационным), что ведет к разгону инфляции. Функция «Инструмент спекулятивного дохода» очевидно подрывает «Стандарт измерения ценности».

Как «Инструмент империи» деньги, являясь обобщенным инструментом управления, выражают нравственность управленцев «империи» и в этом смысле могут приводить как к позитивным, так и к негативным последствиям. К сожалению, как мы видим, сегодняшние претенденты на имперский трон высокой нравственностью не блещут.

Антагонизм функций денег ухудшает ситуацию, но отнюдь не является первопричиной проблем. Первопричиной является ростовщический процент, сегодня уже почти повсеместно принятый в обществе как норма (надо отметить, что проводники ростовщичества проделали огромную работу на протяжении очень долгого времени, дабы внедрить эту норму). Ростовщичество — это встроенный механизм, который в автоматическом режиме перекачивает покупательскую способность от всех участников в руки ростовщиков разного рода и калибра.

В чем причина роста благосостояния финансовых структур

Обширное исследование результатов распределения ростовщического процента в германском обществе провела доктор экономики Маргарет Кеннеди, ей слово: «Выясняется, что первые 80% населения больше платят по процентам, чем получают, 10% получают несколько больше, чем платят, а последние 10% получают в два раза больше, чем платят.

Это в совокупности и есть та часть, которую потеряли первые 80% населения. Этот факт превосходно объясняет сущность механизма, может быть, самого важного, позволяющего богатым становиться все богаче, а бедных делающего все беднее.

Если мы более пристально посмотрим на последние 10% населения
относительно их доходов от процентов, то снова столкнемся с феноменом показательного роста. Для последнего 1% населения столбец доходов от процентов следует увеличить в 10 раз, а для последних 0,1% — более чем в 100 раз».

Надо учитывать, что каждый из нас платит проценты вне зависимости от того, есть ли у нас персональные кредитные обязательства, поскольку оплата процентов по кредитам заложена в цену каждого продукта по всей длине производственной цепочки. Вот, собственно, простое и внятное объяснение причины постоянного роста благосостояния, казалось бы, второстепенно посреднических по сути финансовых структур и их владельцев.

Бери от жизни все, а после нас хоть потоп...

Стоит упомянуть, что в современном обществе и главный инструмент управления экономикой — эмиссия средств обмена — находится в руках группы частных финансовых олигархов. Ростовщический процент выкачивает средства из реальной экономики, создавая дефицит платежных средств и тем самым повышая роль ростовщиков-банков на всех уровнях управления.

Банки же эмитенты управляют макропроцессами мирового масштаба, и их всего несколько на весь мир (Латвийский ЦБ не является эмитентом, а лишь вассалом ЕвроЦБ, который, в свою очередь, — вассал ФРС). Тем самым мы стали свидетелями невиданной доселе концентрации экономической власти. Информация об этом иногда в неожиданной форме прорывается там и сям (вот так, например).

В соответствии с идеей «невидимой руки» Адама Смитта каждый индивид действует с такой целью, чтобы максимизировать свой «выигрыш» в рамках текущих правил игры. Функции денег и ростовщический процент задают общие правила игры, в которых осознанно, а чаще бездумно, по традиции, участвуют все без исключения участвующие в продуктообмене индивиды.

Сегодняшние негласные правила мотивируют к деятельности по принципу «бери от жизни все, а после нас хоть потоп...». А конкретно:

— краткосрочные спекулятивные инвестиции вместо максимально долгосрочных вложений с долгим периодом окупаемости;

— краткосрочность планирования и ошибки, связанные с этим;

— хищническое использование возобновляемых и невозобновляемых природных и прочих ресурсов;

— атомизация (индивидуализация) членов общества и их сталкивание в «войне всех против всех» за дефицитные деньги;

— как следствие ростовщичества — всеобщее принятие модели экспоненциального роста, хотя в природе такой рост — признак болезни и скорой смерти (в том числе рак развивается по экспоненте);

— постановка в центр внимания технократического общества технологий и машин и деградация человека до уровня биоробота для обслуживания этих машин и процессов, следствие — структурная безработица.

Деньги, с которыми легко расстаться

Многие из этих аспектов были предвидены мыслителями прошлого, и некоторые предлагали вполне реальные решения. Одним из таких мыслителей-экономистов-любителей был аргентинец немецкого происхождения Сильвио Гезель.

В своей работе «Естественный экономический порядок» он идентифицировал основные проблемы денежной системы, обозначенные выше, и предложил их элегантное решение, получив за это высокую оценку отца современного экономического порядка Кейнса, который написал, что будущие поколения возьмут гораздо больше у Гезеля, нежели у Маркса.

Суть предложения Гезеля очень проста. Необходимо создать валюту, которая будет выполнять только первые две функции денег. Дабы разделить функции «хранения» и «обмена» и сделать неактуальным ростовщический процент на деньги, необходимо ввести механизм, по которому деньги будут «амортизироваться со временем», как и все прочие товары.

К чему приводит такое маленькое изменение. Предположим, что мы дадим человеку 100 латов, но с одним условием: каждую неделю (скажем, в 24.00 с воскресенья на понедельник) деньги будут терять 1% от своей первичной покупательной способности (1-ю неделю — 100 латов, 2-ю неделю — 99 латов, 3-ю неделю — 98 латов, N-ю неделю — 100-(N-1) латов). Какова будет логика действий человека?

Скорее всего, человек быстро сообразит, что с деньгами лучше расстаться поскорее. Он не будет их копить, а использует по назначению. Если же в данный момент он не захочет что-либо покупать, то с удовольствием даст эти деньги в кредит без процентов, т.е. сегодня даст заем в 100 латов, чтобы через год получить те же 100 латов. В свою очередь, другой человек, получивший такие деньги, будет действовать в том же духе.

В статье «Общественные деньги» Б.Лиетар пишет: «Ключ для понимания концепции этого структурного изменения включает в себя изменение «направления времени» в инвестиционном процессе. В текущей системе чистая приведенная стоимость (Net Present Value) любой инвестиции должна быть выше, чем процентная ставка на безрисковый государственный бонд (гособлигацию)».

Это подразумевает, что все, что создает добавленную стоимость дальше, чем через двадцать лет, сегодня имеет ничтожную ценность. Так создается системный стимул для того, чтобы не беспокоиться о долгосрочных последствиях наших действий.

Доходы в будущем должны стать более ценными, чем доходы сегодня

В предложенной в данной статье системе стимул работает в противоположном направлении: доходы в будущем становятся более ценными, чем доходы сегодня, что автоматически сдвигает приоритет в долгосрочные результаты сегодняшних действий.

Как только будут удовлетворены базовые потребности, логичным в новых условиях станет использование денег в виде инвестиций в то, что снизит затраты в будущем. Это: выплата основной суммы кредита, улучшение теплоизоляции дома, улучшение энергоэффективности, покупка своего огорода и инвестиции в то, что сохранит или увеличит свою ценность с течением времени. Улучшение земли, лесов и всего, что увеличивает ценность со временем. Чтобы собрать деньги на университет для ваших внуков, будет логично посадить рощу, которая станет сберегательным счетом для вашей цели.

Система также способствует замыканию экономической активности на местных предприятиях и поставщиках, создавая дополнительные рабочие места, поскольку выпущенные локально (в муниципалитете или регионе), эти деньги пользуются спросом только у тех, кто в этом регионе живет или как-то регулярно с ним взаимодействует. Тем самым весь дополнительный эффект прироста экономической активности работает на местах, и во многом именно благодаря этой особенности такие «валюты» пользуются популярностью в регионах с депрессивной экономикой. Но не стоит сужать их ареал применения только неблагополучными территориями.

Как это делалось в остальном мире в разное время

Системы гезелевских денег были широко распространены в Европе в 30-е годы. Наиболее хорошо задокументированный эксперимент произошел в городе Вергль в Австрии. Результаты были ошеломляюще успешными, и более 200 городов изъявили желание ввести параллельную единицу обмена у себя, но ЦБ Австрии законодательно запретил выпуск платежных средств.

В современном мире наиболее известный опыт длится уже более 30 лет — в городе Куритиба в Бразилии. Буквально полтора года назад успешно стартовал проект в Шаймуратово, Башкирия. По следам первого башкирского эксперимента его автор Рустам Давлетбаев готовит в сотрудничестве с властями республики масштабный проект, который охватит уже весь регион. Он будет называться АСПИРИН, и организаторы надеются таким образом поддержать экономику региона во время нашествия второй волны глобального кризиса. Недавно прошла серия выпусков локальных валют в небольших городках Италии и Германии.

По оценкам экономистов, использование амортизирующихся денег приводит к увеличению экономики на 25% — и это без учета эффекта быстрого проактивного и неростовщического кредитования. Основной прирост происходит из-за увеличения деловой активности участников и использования незадействованных ресурсов.

В мире дефицитных денег огромный пласт потребностей остается неудовлетворенным из-за нехватки платежных средств. Разность между оденежествленным спросом и общим спросом может выражаться от десятков процентов до нескольких раз, это зависит от насыщенности конкретной экономики деньгами. Именно эту нишу в первую очередь заполняют «быстрые» деньги Гезеля.

Как это можно сделать в Латвии

После ознакомления с предметом вернемся к Латвии. Не знаю, какие именно виды имеет мэр Вентспилса на свою новоиспеченную валюту, но сам факт ее запуска уже потребовал от него определенной смелости, за что ему мое почтение. Кроме того, на инициативу вполне нейтрально отозвался ЦБ Латвии — меняйтесь, мол, фантиками сколь душе угодно. Это тоже уже немало...

Плацдармом для такого нововведения может стать любой муниципалитет Латвии, в ведении которого есть муниципальные предприятия, оказывающие востребованные широкими слоями населения и предприятиями услуги: транспортные, коммунальные и пр.

Вкратце модель может выглядеть так. Муниципалитет объявляет о введении единого электронного универсального скидочного купона, деноминированного в латовом эквиваленте, скажем, один к одному. После чего эмитирует объем купонов, равный той или иной доле получаемых латовых доходов от, например, общественного транспорта или водоснабжения.

Эмитированные средства идут на частичную оплату обязательств самоуправления. Купоны имеют встроенный «ускоритель». Небольшая программа по информированию населения — и вперед. Почти сразу можно говорить о принятии купонов в качестве частичной оплаты в ряде предприятий, которые имеют счета за воду, но не это главное.

Коммунальные платежи в данном случае играют роль гарантированного обеспечения на данной территории. Многие ли даже во времена золотого обеспечения требовали обналичить их купюры в золоте? Нет, не многие. В случае если самоуправление заранее проведет раунд переговоров с местными предпринимателями, то запуск системы может быть еще более слаженным и масштабным.

Учитывая предыдущий опыт, скорость обращения «купонов» может быть в десять и более раз большей, чем оборот обычных денег. Т.е. 25 000 купонов номиналом в 1 лат создадут работы на 250 000 латов. При этом самоуправление получает, скажем, 2% в месяц от всей эмитированной суммы — и снова пускает их в оборот. С укреплением системы количество «купонов» можно увеличить, главное тут, как и везде, знать меру.

Необходимое условие: открытость и выборность участников системы

Предвижу радость критиков, потирающих руки. Вот оно! Вот где слабое место. Значит, система не идеальна и не стоит ею заниматься. Во-первых, это лишь один из вариантов системы, и вполне можно сделать ее саморегулируемой через принципы LETS-систем (желающие могут углубиться в интернете).

А во-вторых, никакое техническое решение не заменит совесть и нравственность того, кто во главе, и единственное противоядие — это полная открытость системы и возможность участников сменить руководство системы путем выборов.

Введение такого рода инструмента в Риге могло бы претендовать на «тихую революцию» в экономике всей страны. Более того, Рижская дума уже имеет свою инфраструктуру в виде э-билета, т.е. запуск цифровой системы — это вопрос политической воли. Прирост оборота в новой единице не только задействует простаивающие ресурсы, но будет тем больше, чем больше будет сокращаться латовая экономика.

Учитывая назревающую, мягко говоря, оптимизацию расходов ЕС в связи с неплатежеспособностью части стран союза и с нашей прямой дотационной зависимостью от Брюсселя и западных банков, думаю, нам очень не помешает «запасное колесо» на черный день. Сегодня РД пытается запустить программу утепления домов, с такой «валютой» ускорение этого процесса неизбежно.

Можно говорить о совместном использовании средств гезелевской валюты, Евросоюза и банков на инфраструктурные и любые другие проекты. Вечно недофинансированное образование наконец сможет обрести какую-то стабильность. Малый бизнес, страдающий не от нехватки спроса, а от дефицита платежеспособного спроса, вздохнет с облегчением.

Системы, базировавшиеся на принципах Гезеля, убедительно доказали свою способность к высвобождению экономического потенциала в самых сложных условиях. Они меняли к лучшему жизнь самых широких слоев населения.

Почему профессор из Индианы посоветовал нам читать Маркса

На последней конференции, устроенной Lattelecom в гостинице Rаdisson Blue (бывшая Latvia), среди всего благодушия и оптимизма выступавших и самодовольства присутствовавших неожиданно и здраво прозвучало выступление доктора экономических наук, профессор Дэвида Россини из Индианы, США. Он призывал к переосмыслению (а лучше даже к личному знакомству и осмыслению, а не через посредников, как часто бывает) трудов Маркса в свете нынешней ситуации в мире. Картинку он нарисовал очень грустную, что явно пошло против шерсти аудитории.

Я задал единственный вопрос (профессора явно пытались поскорее сплавить) о его прогнозах развития событий в США и ЕС на ближайшие пять лет. На что профессор сказал, что зарекся делать прогнозы, но он может сказать, что уже сейчас происходит в США. Люди все более осознают критичность ситуации и в ответ на нее ищут способы выхода из нее, в частности, в США уже действуют около 25 локальных денежных систем разной конструкции и более 100 общественных банков типа шведского JAK Bank.

Американцы — потомки деятельных людей, и в предприимчивости им не откажешь. Может, и нам пора уже вместо отдающих тухлятиной старой бойни советов МВФ и прочих ростовщиков перейти к реальным действиям по защите нашей страны и наших людей?


Использованы материалы: Бернар Лиетар, «Будущее денег», «Общественные деньги»; Маргарет Кеннеди, «Деньги без процентов и инфляции»; Сильвио Гезель, «Естественный экономический порядок».



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх