,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Тихоокеанский демарш Вашингтона
-1
Л.Савин, главный редактор журнала «Геополитика»: В последнее время США заметно активизировались на тихоокеанском направлении. Несмотря на то, что Госдепартамент объясняет это растущим экономическим значением региона, очевидно, что интерес Вашингтона к АТР - всего лишь прикрытие планов строительства «нового мирового порядка».


Збигнев Бжезинский предложил Соединённым Штатам стать «региональным балансировщиком» в Азии, выступая посредником в разрешении конфликтов и устраняя военный дисбаланс. Иными словами, США, хотя и не являются азиатской державой, хотят разоружить регион и в то же время укрепить там свое присутствие[1].

Китай - одна из очевидных целей в этой игре, и США, используя любые возможности, пытаются переформатировать взаимоотношения со всеми игроками восточноазиатской зоны – от Малайзии до Австралии. «Австралия приютит 2000 морских пехотинцев из США, - пишет Вusinessinsider. - А на Филиппинах американские военные будут обучать своих коллег. Сейчас войска США временно находятся в этой стране по просьбе правительства, но обсуждают возможность создания совместной базы. Кроме того, ввиду угрозы действий местных ячеек «Аль-Каиды» на юге страны филиппинские ВВС получают от США техническую помощь. На о. Гуам планируется разместить 4700 морпехов, такого количества военных там не было со времен Второй мировой войны …»[2].

При этом Вашингтон искусно использует трения и противоречия между странами региона. Так, наличие спорных акваторий в Южно-Китайском море уже привело к тому, что в стане недоброжелателей Китая может оказаться коалиция государств от Вьетнама до Филиппин. Китай, правда, достиг соглашения с Вьетнамом по ряду вопросов. В октябре 2011 г. оба государства создали рабочую группу по демаркации и разделу Тонкинского залива возле спорных Парасельских островов[3]. Тем не менее в марте с.г. китайцы в очередной раз задержали два рыболовецких вьетнамских судна, в связи с чем Ханой выразил протест Пекину.



10 апреля с.г. произошел очередной инцидент между Китаем и Филиппинами, когда военный корабль КНР вошел в филиппинские территориальные воды, чтобы не допустить задержания рыболовецкого китайского судна. Это привело к эскалации напряжения между двумя странами: Китай отправил в зону конфликта патрульные катера, а Филиппины выслали судно береговой охраны.

25 апреля прошли совместные американо-филиппинские маневры по условному захвату острова в Южно-Китайском море. Чтобы максимально приблизить учения к реальной обстановке, они отрабатывались на о. Палаван, который граничит с зоной конфликта. США и Филиппины ссылаются на юридическое обоснование такого рода маневров: в 1951 г. они подписали соглашение о взаимопомощи в сфере обороны против внешней агрессии или во время войны.

Стоит также отметить: последний саммит ASEAN, который состоялся в столице Камбоджи Пномпене в начале апреля с.г., не привел ни к каким результатам по вопросам спорных территорий в Южно-Китайском море. Так что у других претендентов на участки моря нет дипломатических инструментов для скорейшего разрешения этой проблемы.

Надо сказать, претензии Китая вполне обоснованы, ведь невозможно же отрицать усилий США по милитаризации региона. На данный момент Соединенные Штаты проводят модернизацию взлетно-посадочных полос на Кокосовых островах между Австралией и Шри-Ланкой. Это значит, что готовится плацдарм для возможной будущей атаки. А новая база на Филиппинах по замыслу американских стратегов могла бы обеспечить ряд преимуществ, а главное – сдерживать попытки ВМС Китая расширить периметр обороны. Это в свою очередь позволит осуществлять быстрое и многостороннее военное реагирование в случае конфликта с Тайванем, а само присутствие американских военных создаст противовес Китаю при работе с другими странами, имеющими выход в Южно-Китайское море, в том числе и с Вьетнамом[4].

Одной из наиболее удобных баз для будущего американского присутствия в регионе является Австралия, где уже давно местными консерваторами муссируется тема «китайской угрозы». В австралийский город Дарвин, где находится военная база, прибыли первые подразделения морской пехоты США. Официально о создании новой американской базы объявлено не было, но руководство обеих стран подтвердило, что между ними будет установлено постоянное взаимодействие. Редактор The Atlantic Макс Фишер в статье «Пять уроков из плана постоянного военного присутствия США в Австралии»[5] видит следующие мотивы новой стратегии Вашингтона:

1. Необходимость сдерживания Китая; размещение в Дарвине военнослужащих расширит возможности США в Тихом океане и, что самое главное, обеспечит военное присутствие в западной части Тихого океана.
2. Облегчение процесса ухода США с Ближнего Востока и Центральной Азии, охваченных антиамериканскими настроениями, в Восточную Азию.
3. Стремление Обамы уйти из Афганистана.
4. Желание компенсировать трения из-за американской базы в Японии: база в Дарвине будет служить «запасной площадкой», позволяющей сохранить приоритеты в обеспечении региональной безопасности.
5. Возможность сделать новым клиентом США Австралию (по аналогии с Саудовской Аравией), учитывая поддержку Австралией всех войн, которые вели США, начиная с Вьетнама.

Тайвань и Южная Корея традиционно следуют в фарватере американской политики. Джордж Фридман, анализируя ситуацию в Южной Корее, обосновывает присутствие американских военных в этой стране наличием северного соседа – КНДР. Он пишет, что Китай является хорошим прикрытием для Пхеньяна, и их сотрудничество выгодно обеим странам. Пекин использует КНДР как буферную зону, а Северная Корея во многих случаях, включая ядерную программу, обращается к Китаю за дипломатической помощью. Но в целом Пхеньян ведет себя по отношению к Южной Корее осторожно, и присутствие американских войск на юге Корейского полуострова не является, по мнению Дж. Фридмана, столь уж необходимым[6].

Одна из ключевых стран для проникновения США в АТР - Мьянма. Достаточно взглянуть на географическую карту, как всё станет понятно. Хотя Мьянма не имеет выхода к Тихому океану, но протяженное побережье Бенгальского залива и общая граница с КНР позволяют рассматривать её как тыловой плацдарм для американской экспансии на китайском направлении. Во время Второй мировой войны США уже пытались построить так называемую Бирманскую дорогу, чтобы достичь провинции Юньнань и снабжать войска Чан Кай-ши[7]. На тот момент из-за труднопроходимости территории это не удалось, однако современные военно-технические средства позволяют сделать много больше. И вовсе не обязательно прибегать к прямой агрессии. Расположение здесь американских радарных систем, ракетных комплексов или военных баз с ударными военно-воздушными группами будет в любом случае сковывать Китай.

США также «планирует открыть дорогу для неправительственных организаций, чтобы они расширили свою активность в Мьянме»[8]. Джордж Сорос еще ранее заявлял о намерении учредить в Мьянме свою постоянную миссию, что «позволит создать условия для перехода к открытому обществу»[9]. Совместная игра Уолл-стрит, Белого дома и американских ТНК, таким образом, через некоторое время сможет поставить эту страну под контроль Вашингтона.

Помимо «демократизации» инструментами давления на руководство Мьянмы являются вопросы безопасности (внимание акцентируется на атаках повстанцев из числа этнических меньшинств, грозящих дестабилизировать границы с Таиландом, Индией и Китаем), а также подозрения в импорте ядерных технологий из Северной Кореи. Причём одним из требований США к руководству Мьянмы является прекращение военного сотрудничества с Китаем.

Американские аналитики отмечают важность Мьянмы для США по причине запасов нефти, газа, других природных ресурсов, а также как потенциального рынка сбыта[10]. В настоящее время основные доходные отрасли страны, начиная с лесозаготовок и заканчивая производством драгоценных камней, находятся под контролем военной хунты, но развитие ситуации может привести к активному вхождению в Мьянму внешних игроков и перераспределению сфер влияния. Под знаменем демократизации, рыночных реформ и обещаний всевозможных благ для 48-миллионного населения неолибералы могут приватизировать ресурсы и взять под контроль всю внешнюю торговлю страны. Ко всему прочему Мьянма – мировой лидер по производству риса. При угрозе голода, прогнозируемого ООН, Мьянма становится лакомым куском. А в более широком плане наличие у неё общих границ с Индией, Бангладеш, Таиландом и Лаосом может сделать ее главным источником «демократизации» всей Юго-Восточной Азии, как о том недавно заявил Роберт Каплан на сайте «Стратфор»[11].

Впрочем, и Китай, и Россия не оставляют этот регион без внимания. Их совместные военно-морские учения «Морское взаимодействие 2012», состоявшиеся с 24 по 29 апреля с.г. в Южно-Китайском море, прошли как нельзя кстати. Вашингтон пока не имеет четкого представления о дальнейших планах российско-китайского взаимодействия, к тому же американцы сбиты с толку хорошими российско-вьетнамскими отношениями, в частности недавним соглашением вьетнамской нефтегазовой компании PetroVietnam с Газпромом о совместном освоении двух месторождений в спорной акватории Южно-Китайского моря. Политолог Майкл Ослин озабоченно цитирует своих американских коллег: «Что это, попытка запугивания Токио и Сеула? Открытие своеобразного нового фронта в противостоянии авторитарных и демократических государств в районе Тихого океана? Претензия Китая и России на монопольное господство в регионе, которое позволит им блокировать морские коммуникации всех прочих держав? Если это, напротив, превентивная мера, то чего Пекин и Москва опасаются, какие угрозы хотят предупредить?»[12].

Как видим, эпизодическая демонстрация силы полезна. Однако разработанная на перспективу стратегия - предпочтительнее.

источники



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх