,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


У России и Белоруссии может появиться единая валюта
  • 4 мая 2012 |
  • 14:05 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 1441
  • |
  • Комментарии: 12
  • |
+7
Гость – Григорий Рапота, госсекретарь Союза России и Белоруссии. Ведущие – Александр Гамов, политический обозреватель «КП»; Александр Яковлев.

Гамов:
– Григорий Алексеевич, я предлагаю начать с острых вопросов, потому что мы давно уже живем в союзном государстве, поэтому мы имеем право говорить об остроте ситуации, которая складывается, о плюсах и минусах нашего союзного государства. И у меня сразу возник вопрос – почему, хотя мы и союзное государство, случаются разного рода конфликты, эксцессы? Вот последнее или недавнее – по авиаперевозкам между Москвой и Минском, а были еще и молочные, и газовые. Говорят, что вы были среди первых пострадавших от отмены рейсов из Минска. Это правда?
Рапота:
– Был грех, да. Я улетел как раз нормально. Дело в том, что мы должны были в Ростове-на-Дону встретиться с министром сельского хозяйства Беларуси, но он не прилетел, поэтому наша встреча не состоялась, в этом смысле я пострадал, конечно. Потом мы решили тот вопрос, который был у нас запланирован, так что в общем все решаемо. Дело в том, что в данном случае мы имеем дело со спором хозяйствующих субъектов и вообще таких споров бывает очень много. И не только на межгосударственном уровне, но и внутри государства. Это семья, это неизбежно, когда взаимодействуют разные бизнес-единицы или там хозяйствующие субъекты, как мы их называем; время от времени между ними возникают какие-то споры. Сам по себе спор – это дело разрешимое, в конечном счете он и разрешился. Плохо другое – когда это выплескивается в какую-то политическую плоскость и плохо, когда от этого страдают конкретные люди. В данном случае пострадали конкретные пассажиры. Вот это плохо уже. То есть, нельзя доводить наши споры до такого состояния. А то, что они случаются, так у нас и внутри России таких споров сколько хочешь и внутри Беларуси. И все это решается либо через федеральные органы власти, либо через судебные, если уж дело до этого доходит.
Гамов:
– Слава богу, что нет сейчас каких-то молочных, газовых споров?
Рапота:
– В данный момент нет.
Гамов:
– Я вот заметил, что меньше стало таких споров с политической подоплекой, да?
Рапота:
– Да, конечно. И потом, понимаете, вообще подводить политическую подоплеку – это не очень благодарное дело. Потому что так ведь можно вообще остановить весь процесс. Кому-то что-то где-то не понравилось и можно ведь вообще остановить весь процесс. Но, к счастью, у нас развитие интеграционных процессов идет в большинстве случаев вне какой-то конъюнктуры.
Гамов:
– Это ж здорово! Ваш предшественник на этом посту любил называть цифры, фантастические совершенно, касающиеся бюджета союзного государства. Якобы он за 10 лет увеличился с 6,9 миллиарда долларов в год до 35 миллиардов. Вы когда стали госсекретарем союзного государства и провели ревизию всех показателей и результатов, достижений и упущений, вообще все ли сошлось в нашем хозяйстве?
Рапота:
– Я не буду комментировать выступление моего предшественника, тем более что я действительно не помню, что конкретно говорилось, у меня нет в руках записей его. Я могу сказать, что бюджет союзного государства на этот год составляет 4,8 миллиарда рублей. Примерно вот такая цифра у нас сохраняется последние 3 года. Значит, когда этот бюджет начал формироваться, а это было начало 2000 годов, то бюджет составлял где-то порядка 2,5 миллиарда рублей. То есть он увеличился в два раза. Может быть, Пал Палыч имел некую суммарную, так сказать, составляющую, вот за это время сколько денег через союзный бюджет прошло и тогда, в общем, эти цифры бьются, как говорится, или совпадают.
Яковлев:
– Если можно от бюджета перейдем конкретно к деньгам. Еще 8 лет назад, если мне память не изменяет, Александр Лукашенко заговорил о единой валюте. На дворе 2012-й – стоит ли ждать единую валюту?
Рапота:
– Это не Александр Лукашенко заговорил, это вообще-то у нас как бы в наших документах упоминается. У нас в проекте конституционного акта об этом сказано. Пал Палыч как государственный секретарь озвучил просто то, что происходит на этой поляне. Сейчас этот вопрос пока неактуален, по крайней мере, мы никаких поручений на этот счет не получали. Я думаю, еще и потому, что происшедшие в Западной Европе события заставили по-новому взглянуть вообще на идею создания единой валюты в каком бы то ни было интеграционном образовании. Потому что то, что происходило в Греции, сейчас происходит в Испании, Португалии и т. д. И то, что ложится бременем на плечи других государств, заставляет просто вновь взглянуть на этот институт единой валюты. Это мое предположение такое. Этим занимаются центральные банки, это их прерогатива, они сейчас работают в тесном контакте и работают над многими вопросами, связанными с гармонизацией валютно-финансовой политики в двух государствах. Этот вопрос перед нами не ставился, как требующий своего немедленного решения.
Гамов:
– Курс белорусского рубля к российскому сейчас составляет 270 к 1, да?
Рапота:
– Да, такой порядок где-то.
Гамов:
– Так вот, когда заходит речь о строительстве наших союзных государств, вспоминают разные вещи. Одно время я даже слышал от первого вице-премьера Игоря Шувалова такую информацию, что некоторые белорусские предприятия при расчетах перешли на российские рубли. В последнее время как-то вот не слышно – то ли отказались, то ли, наоборот, это уже в порядке вещей?
Рапота:
– Это действительно так, я подтверждаю то, что сказал Игорь Иванович. Если взять наш торговый оборот, то примерно 90% белорусского экспорта в Российскую Федерацию оплачивается рублями. Примерно 45% российского экспорта в Белоруссию оплачивается рублями страны Белоруссия, поэтому в общем-то это достаточно в ходу. Часть товаров, может быть, не такая большая, оплачивается белорусскими рублями. Поэтому у нас сейчас все больше и больше во взаиморасчетах присутствует валюта национальная.
Гамов:
– То есть, если говорить в образом плане, единая валюта так постепенно вводится, да?
Рапота:
– Может быть, через такую практику мы и придем к каким-то решениям.
Гамов:
– Может быть, об этом как-то погромче говорить?
Рапота:
– Я уже сказал достаточно громко. Хотя я опять повторяю – я не специалист в этой области, этим занимаются центральные банки и, конечно, если им задать этот вопрос, они более квалифицированно, более подробно и более точно ответят на этот вопрос. Я вам просто привожу некоторые цифры…
Гамов:
– По крайней мере, лет семь говорят о том, что нашему союзному государству нужна конституция, основной закон, ив различных вариантах готовился конституционный акт и даже назначали какие-то временные рамки, сроки, когда это будет согласовано между Россией и Белоруссией и будет некий такой документ принят. Вот насколько вообще остра необходимость в принятии такого документа, какие здесь могут быть варианты и когда его ждать? И чего ждать вообще? Что это будет?
Рапота:
– Здесь есть два обстоятельства. Первое – у нас нет сейчас поручения как-то форсировать работу над конституционным актом. Тем не менее, мы ведь специалисты, мы должны сами свое мнение какое-то составить и мы сейчас изучаем все аспекты конституционного акта и смотрим, что можно из того, что есть в конституционном акте ввести в жизнь, не дожидаясь принятия этого документа. И там очень много таких элементов. Поэтому мы идем двумя путями. Мы двигаем вперед интеграцию в соответствии с теми позициями, которые заложены в конституционном акте и в других документах и ждем каких-то политических решений, если таковые состоятся, то как дальше с этим документом поступить.
Яковлев:
– Григорий Алексеевич, вы уже дважды упомянули – поручений нет. А какие поручения есть и что сегодня является приоритетом?
Рапота:
– У нас поручений много. Во-первых, мы сейчас реализуем 13 союзных программ. Это, так сказать, поручение, над которым мы работаем. Мы работаем примерно над полутора десятком программ, которые мы хотим начать в этом и в следующем году – такое поручение есть. Мы работаем над совершенствованием законодательства в сфере, скажем, сейчас ведем анализ в сфере малого и среднего бизнеса, как гармонизировать наши законодательства с тем, чтобы мы, во-первых, обеспечили комфортную общую поляну для среднего и малого бизнеса – и белорусского, и российского – на территории союзного государства. И во-вторых, чтобы это как-то вписывалось в те требования, которые предусмотрены правилами ВТО, поскольку, вы знаете, Россия вступила в ВТО. Да у нас масса поручений. Мы сейчас работаем над организацией каких-то текущих мероприятий, которых достаточно много. Есть даже такое, как «Славянский базар». Я не хочу на этом уж сильно концентрироваться, потому что это уже отработанная такая схема, она достаточно понятна и не требует таких уж титанических усилий. То есть, есть решение союзного государства на уровне совета министров, на уровне высшего государственного совета и мы как бы по этим решениям идем. Но помимо этого мы и сами пытаемся быть инициаторами каких-то вещей. Сейчас мы, например, для себя должны определить и еще раз посмотреть, какова стратегия развития союзного государства. Вот это то поручение, которое мы дали сами себе. Через какое-то время, может быть, мы сможем на это ответить в новых условиях уже. У нас сейчас есть единое экономическое пространство, заявлено. Россия вступила в ВТО. То есть, принципиально новые условия возникли. И мы сейчас анализируем эту ситуацию и должны посмотреть, как мы в этих новых условиях должны двигаться вперед.
Гамов:
– Григорий Алексеевич, мы жители одного союза и вот когда едешь в Белоруссию по нашим непролазным российским дорогам и вот, когда оказываешься на территории союзного государства, наших соседей, сразу такой контраст. У них дороги чистенькие, газоны подстриженные, зеленые, никто не мусорит. Чисто так по-европейски. Но есть еще и масса других таких моментов, когда сталкиваешься с тем, что видишь, что мы немножко другие. Вот чему мы могли бы поучиться друг у друга? Я имею в виду не только подстрижку газонов или устройство дорог.
Рапота:
– Вы что, меня наталкиваете тоже на антипатриотические высказывания? Давайте уж, если справедливости ради, поскольку мне как бы посчастливилось, я считаю, работать во многих регионов России, то я вам должен сказать, что и районы и регионы России отличаются друг от друга. Вы можете переезжать из одного региона в другой и столкнуться примерно с таким же контрастом, да. Поезжайте, скажем, в Казань и посмотрите, как она выглядит. Замечательно! Или в Марий-Эл, казалось бы, маленький городишко там – Йошкар-Ола – но посмотрите, как он выглядит! У вас будет очень много удивления. Чебоксары как расцвели… Я не буду называть те города, чтобы никого не обижать, но у нас куча городов в очень неухоженном состоянии. Поэтому у нас тоже есть свои контрасты. Это первое. Нам есть чем гордиться, но нам есть и чему учиться. В том числе и у Белоруссии. Вообще, надо учиться у всех – это правильно. Действительно, вот эта аккуратность, определенные правила поведения на улице, в общественных местах – это действительно характерно для Беларуси и отличает ее в положительную сторону. Я думаю, что здесь два фактора. Во-первых, это уже черта национальная, это в самом характере белорусского народа такая аккуратность, обстоятельность. Во-вторых, административные меры тоже важны. Для этого государственные органы и служат – для того, чтобы был порядок на дорогах, для того, чтобы был порядок на улице, для того, чтобы люди спокойно могли ходить, никого не бояться и т.д. Для этого власть и должна быть.
Яковлев:
– Григорий Алексеевич, вот мы говорим – Россия и Белоруссия. А вот на уровне регионов – регионы налаживают сотрудничество?
Рапота:
– Да, это еще одно поручение, как вы уже один раз сказали, над которым мы работаем – расширять межрегиональное сотрудничество. Во-первых, оно достаточно широкое. Привожу пример. Когда я был полномочным представителем президента в Приволжском федеральном округе, то мы вывозили в Белоруссию экономическую миссию и там были представлены 14 регионов. Вот 14 регионов представили свои пожелания по развитию экономическому, главным образом, социального и культурного сотрудничества, было подписано порядка десятка соглашений, очень много там всяких протоколов – ну, это как бы формальная сторона вопроса. Но на самом деле за этими соглашениями, как я уже потом отслеживал, за ними последовали конкретные действия по налаживанию производственно-кооперационных связей, по созданию совместных предприятий, по закупке какой-то техники, как в России, так и в Белоруссии, по культурным обменам. Во-первых, это очень поощряется и в России, и в республике Беларусь, тут у нас полное совпадение взглядов. Во-вторых, здесь прогресс, несомненно, есть. Особенно в приграничных районах.
Гамов:
– Я был в Елабуге, там трактор «Беларусь» совместно с белорусской стороной… Это вот входит в программу союзную или в межрегиональное сотрудничество? Или это как бы неважно?
Рапота:
– У нас всего сейчас в реализации 13 союзных программ, которые финансируются из бюджета, так сказать, союзного государства. Остальное вне этих программ, ведется огромная работа.
Гамов:
– А можете основные вот программы назвать?
Рапота:
– Я сейчас как раз занимаюсь тем, что пытаюсь поплотнее познакомиться с ними, – есть программа по созданию нового композитного материала. Создан инновационный – что это такое? – это значит лучший в мире, только тогда я его принимаю, как инновационный – инновационный материал, который может быть использован в композитах и сейчас вопрос идет о внедрении этого материала в жизнь. Из композитов на основе этого материала можно делать и авиационную технику, и военное применение, и гражданское применение, это я не хочу углубляться в детали. Буквально на прошлой неделе я был в Минске, знакомился с тремя программами. Одна из них – об использовании стволовых клеток по регенерации тканей, патологии тканей, там различные формы. Одна из программ это по использованию утилизации отходов пищевой промышленности, тоже очень интересная программа. Она связана очень сильно с получением новых, используемых в сельском хозяйстве продуктов, а, во-вторых, с охраной окружающей среды. Вот это очень важно. То есть, те продукты, которые раньше просто не могли быть утилизированы и выливались, грубо говоря, в реку или в озеро, они теперь утилизируются и из них получаются полезные продукты.
Гамов:
– А вот по компьютерам, по телевизорам?
Рапота:
– По компьютерам у нас была реализована программа еще до моего прихода, по созданию суперкомпьютера, который вошел в сотню мировых компьютеров, по быстродействию и по производительности. Сейчас будет продолжение этой программы, которая будет использоваться для изучения земных недр. Прежде всего, при добыче углеводородов, там новый программный продукт принципиальный на основе суперкомпьютера. У нас большая программа сотрудничества в космосе, создается спутник...
Гамов:
– Космонавта белорусского будут запускать?
Рапота:
– Ну, если договорятся, может, когда-то и космонавта запустят, но сейчас речь идет о другом. Сейчас речь идет о совместном создании спутника, который будет использоваться для дистанционного зондирования земли. Это как раз та тема, в которой крайне нуждаются и в РФ, и в республике Беларусь. Один запуск, вы помните, был неудачный, из-за того, что там ракетоноситель сошел с траектории. Сейчас все повторяется и, думаю, мы будем иметь очень любопытный и интересный результат. Так что есть о чем говорить.
Гамов:
– Григорий Алексеевич, мы знаем, что регулярно проводятся коллегии министерств двух государств – России и Белоруссии. В том числе и силовых ведомств… Какие там все-таки принимаются решения, что это дает нашим странам в борьбе с наркоманией, с преступностью, по усилению обороны?
Рапота:
– Да, у нас совместные коллегии проводятся, и не только силовых ведомств, но и гражданских ведомств, где каждый решает свою задачу. По силовым ведомствам – это пограничники, это спецслужбы, это Минобороны. Вот недавно была совместная коллегия Министерства обороны республики Беларусь и Российской Федерации в Минске. Что можно сказать об этом виде сотрудничества? Во-первых, наверное, мало, кто об этом знает и именно в силу того, что здесь сотрудничество идет нормально, без сбоев, без скандалов, без споров, но именно в силу этого обстоятельства это одно из наиболее продвинутых таких областей нашего сотрудничества. Достаточно сказать, что в рамках союзного государства создана региональная группировка войск, которая имеет единое командование и деятельность которого постоянно совершенствуется.
Гамов:
– Большая группировка?
Рапота:
– Я цифр не помню и даже специально не интересовался. Знаете, есть вещи, когда, чем меньше знаешь, тем спокойнее, да, хотя, может, это и не секрет. Но я знаю, что туда входит ряд воинских подразделений с российской стороны, с белорусской стороны и очень много решений, очень много предметов обсуждения как раз касается повышению боеспособности этой группировки войск. Не только боеспособности, но улучшения инфраструктуры и улучшения технического обеспечения. Вот это был один из вопросов, которые обсуждались как раз на коллегии. Там обсуждался такой вопрос, как совместное патрулирование и контроль за воздушным пространством системами ПВО.
Гамов:
– Там же наши системы ПВО в Беларуси находятся?
Рапота:
– Они как бы взаимодействуют активно и, в том числе, те системы ПВО, которые находятся в Российской Федерации, они взаимодействуют с теми, которые находятся в Беларуси, поэтому здесь главное, что создана единая система – вот это важно. Где они территориально находятся, не принципиально.
Гамов:
– Нет единой валюты, зато есть единая система ПВО?
Рапота:
– Да.
Звонок, Пущин Виктор Викторович:
– Я в прошлом начальник департамента информации постоянного комитета союза России и Белоруссии. У меня нет вопроса, у меня, если позволите, небольшая реплика, имеющая отношение к содержанию того, о чем мы сегодня беседуем. Дело в том, что то, что рассказывает ваш гость, в принципе, против этого возражать нельзя, кроме одного – что это не имеет никакого отношения к союзному строительству. Любые достижения, любые проекты, любые планы, которые осуществляются в рамках союза, они вполне могут осуществляться на двухсторонней основе.
Рапота:
– Да, это правда, действительно, очень много делается на двухсторонней основе и всегда есть вопрос – а что делается, так сказать, в рамках союзного государства, а что делается в рамках просто двухсторонних отношений, вне рамок союзного государства. Когда создается коллегия министерства обороны, совместная коллегия заседания решением высшего Госсовета, это значит, что она создается в рамках союзного государства. Об этом мы и говорим. Когда проводятся программы союзного государства в рамках решения высшего Госсовета и для этого выделяются деньги в бюджет союзного государства, это уже деятельность союзного государства непосредственно. Я об этом даже сказал, помните, вы меня спросили, а как развивается межрегиональное сотрудничество? Там очень много, может быть, процентов 90 этого сотрудничества развивается самостоятельно вне рамок союзного государства как такового. А вообще идея союзного государства ведь не в том, чтобы все взять под свой контроль, чтобы по другому и не было. Не в этом дело. Наша задача другая – создать хорошее, удобное правовое поле для жителей обоих государств. Для бизнеса, для жителей, для военных, когда речь идет о военном сотрудничестве, для гражданских, для специалистов.
Гамов:
– Кстати, и президент Дмитрий Медведев, и президент Александр Лукашенко как-то отмечали, что одно из завоеваний союзных, что ли, это то, что уравняли в социальных правах граждан России и Белоруссии. Это пенсионное, социальное обеспечение, медицинское обслуживание можно получить и в Белоруссии, и в России за те же самые деньги или там по страховке. А вот еще, может быть, отвечая нашему телезрителю, который нам позвонил, еще по каким направлениям здесь будет проводиться работа, чтобы комфортно и удобно жилось россиянам и белорусам, именно в социальном плане?
Рапота:
– Во-первых, уже много сделано. Это надо признать. И я, как человек новый, просто обратил на это внимание, естественно. Я, честно говоря, даже сам не представлял, какого прогресса мы здесь достигли. Ведь когда жители обоих государств чувствуют результаты этой интеграции? Они чувствуют ее тогда, когда они не чувствуют себя иностранцами в другом государстве. Чем меньше это ощущение иностранца, тем больше степень интеграции и тем выше, если хотите, достижения этого государства. Вот это основной показатель.
Гамов:
– Ощущение это присутствует, да?
Рапота:
– В чем-то да, но во многом уже нет. Ну, достаточно сказать, что люди пересекают границу без пограничного контроля. Назовите мне еще одну границу в рамках СНГ, где существует такой же порядок? То есть, человек взял, сел в поезд, проехал, его не кошмарят ни таможенный досмотр, ни пограничный контроль, он приехал, вышел из поезда и у него никто не спрашивает паспорта, а если и спросят, он просто покажет паспорт и этого будет достаточно.
Звонок, Ирина:
– Добрый день. Всем известен контракт в развитии сельского хозяйства Белоруссии и России. Он, к сожалению, не в нашу пользу. Вот могли бы посодействовать организации совместных фермерских хозяйств и крупных холдингов на территории России, потому что у нас много простаивает хозяйств, у нас нет инфраструктуры, у нас очень многие районы просто в запустении…
Рапота:
– Вопрос понятный, во всяком случае, это та тема, которая тоже является предметом нашего особого интереса. Это взаимодействие и сотрудничество в области сельского хозяйства или же еще мы называем агропромышленного комплекса, потому что здесь охватывается не только производство сельскохозяйственной продукции, но и сельскохозяйственного машиностроения. Кстати, белорусы в этом смысле очень хорошо продвинулись и вот этот трактор «Беларусь»…
Гамов:
– А он хороший трактор?
Рапота:
– Хороший трактор и пользуется большим спросом, в том числе, на российском рынке. Понятно, что он в жесткой конкурентной среде, потому что у нас в России покупают и иностранные трактора, и частично делают самостоятельно, но белорусский трактор имеет свою очень устойчивую, очень хорошую нишу. Более того, он вообще является предметом экспорта и в другие страны.
Гамов:
– В какие, например?
Рапота:
– Я знаю, что это и Китай, и Индия, и Африка, и Азия, частично и Европа.
Гамов:
– С вашим большим опытом работы в Приволжском федеральном округе и в Южном округе, вы могли каким-то образом способствовать, чтобы вот то, о чем говорила Ирина, побольше чтобы деловых людей из Беларуси к нам приезжали, от нас – туда, свои же какие-то наработки у вас есть?
Рапота:
– Мы и способствовали. Я же вам рассказал о той экономической миссии, которую мы сделали. У нас около 200 бизнесменов представителей регионов поехали в Беларусь и там вот очень много было наработок сделано, которые потом получили развитие. А сейчас? Но, вы понимаете, мы ж не стремимся к тому, чтобы все охватить и все контролировать…
Гамов:
– А, может, надо стремиться?
Рапота:
– Нет, мы нужны только там, где мы нужны, где нужна наша помощь, где нужно создать хорошие условия, где есть препятствия развитию взаимоотношений в правовой области. И тогда, когда назревает этот вопрос, мы работаем над тем, чтобы эти препятствия устранить.
Гамов:
– В Белоруссию очень активно стремятся иностранные инвесторы. Особенно там китайцы, корейцы. Возможно, если начнется энергичная приватизация, именно они обойдут российских наших бизнесменов, вы можете как-то это контролировать?
Рапота:
– Я хочу воспользоваться возможностью и обратиться к нашим бизнесменам быть поактивнее.
Гамов:
– Нашим инвесторам?
Рапота:
– Да, и инвесторам. Потому что это конкурентная среда.
Гамов:
– Может, какие-то механизмы задействовать?
Рапота:
– Это живая конкуренция, тут кто лучше даст условия, тот и получит. Это не только к Белоруссии относится, а к любой стране, в том числе, и к России.
Яковлев:
– Вот скоро Олимпиада, чемпионат Европы по футболу… На Олимпиаде будет две сборные – сборная России и сборная Белоруссии. Вы верите в то, что в ближайшие 2-3 олимпиады появится совместная сборная – Россия и Белоруссии? Или, может быть, единая футбольная команда? Это возможно?
Рапота:
– Я, честно говоря, не думаю, что мы уж так должны к этому стремиться. Ведь при любой степени интеграции Белоруссия остается суверенным государством, которое должно иметь свои какие-то позиции, которыми бы можно было и гордиться, и идентифицировать себя, как независимое государство. Поэтому, я думаю, спорт – это как раз одна из тех тем. Ну, если такая инициатива возникнет со стороны Белоруссии и России, то мы над этим поработаем. Но пока идет достаточно жесткая конкурентная борьба в спорте там, где мы на равных можем выступать. И это хорошо.
Гамов:
– Вот проходила информация, что президент Александр Лукашенко говорил, что собирается попросить денег у России для того, чтобы военные в Белоруссии получали столько же, сколько в России. На этот счет какие-то переговоры ведутся? И вообще, насколько это возможно и необходимо?
Рапота:
– В рамках союзного государства никаких переговоров пока не ведется.
Яковлев:
– У нас в гостях был государственный секретарь союзного государства России и Белоруссии Григорий Алексеевич Рапота. Спасибо большое.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх