,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Александр Никонов Опиум для народа.
+3
В общем, все вышеуказанные открытия конца XIX — начала XX века произвели тяжелое впечатление на церковь и весьма развеселили светскую Европу, элита которой к тому времени давно уже была безбожной. А почему, кстати, безбожной?… Ответ на этот вопрос тоже связан с психологией.

Наверняка вы в детстве читали древнегреческие или древнеримские мифы. Чем они удивляют современного человека? Тем, что боги там действуют, как люди, и несут все черты человека той эпохи. Они антропоморфны, ревнивы, злобны, мстительны, алогичны, крайне примитивны в своих проявлениях и необыкновенно жестоки. Олимпийские боги едят, пьют, мстят за мелкие обиды, занимаются сексом… Их примитивизм прекрасно виден нам, но был совершенно незаметен людям древности, еще не развившимся психологически и умственно до высот современности. Боги древности были прямым слепком и отражением психотипа древности. По поведению олимпийских богов можно изучать психологию примитивных аграрных народов. Да и скотоводческих гоже, если вспомнить про Ветхий Завет. Потому что бог Ветхого Завета тоже несет в себе отражение примитивного психоти па — он жесток, мстителен, алогичен, примитивно хи-тер, забывчив, необыкновенно лжив. Его поведение — точно гак же, как и поведение дикаря, отличается внезапными вспышками эмоций, во время которых он совершает иррациональные действия. Все это мы вскоре увидим и еще не раз этому ужаснемся.

Немецкий историк Древнего Востока Фридрих Делич так писал о совпадении психотипов божеств и людей: «Одинаково наивные представления о божестве — подобно тому, как в Вавилоне боги едят и пьют, предаются отдыху, так и [библейский] Яхве, пользуясь вечерней прохладой, прогуливается в раю или наслаждается приятным запахом жертвы Ноя и спрашивает Валаама, кто гости, которых тот принимал. И здесь, как и там, тот же мир чудес и знамений и непрерывных откровений божества человеку во время его сна. И как в Ветхом Завете Иегова говорит с Моисеем, Аароном и пророками, так и вавилонские боги разговаривают с людьми или непосредственно, или через жрецов и боговдохновен-ных пророков и пророчиц».

Библейский бог не просто ходит ногами, простирает руки, кричит, но иногда даже дерется с людьми! Он забывает и вспоминает, раздражается, сердится: «Вы раздражали Господа, и прогневался на вас Господь…» Он и внутренне устроен, как все прочие млекопитающие, у него, например, есть мышцы, о чем неоднократно говорит Библия: «Такая ли у тебя мышца, как у Бога? И можешь ли возгреметь голосом, как Он?» (Иов, 40:4)

Бог древности — это, по сути, племенной шаман или вождь, только очень большого размера и владеющий магией, то есть умеющий совершать чудеса — летать, становиться невидимым, безнаказанно убивать, кого захочется, и в любой момент насылать болезни.

Однако по мере развития технологий развивались и люди. Не все, правда. Только элиты. А необразованные крестьяне во все века оставались примерно одинаковыми: суеверными, темными, обладающими крайне низкими способностями к аналитике… Дети природы. Вспомните опыты Лурии…

Зато элиты, то есть носители знаний, — это совершенно иные люди! Их психотип уже не столь примитивен, крестьянскими сказками про курочку Рябу и мелочно-мстительных, раздражительных богов их не проймешь. Разве древнеримский инженер, укрощающий стихию воды и камня, строящий многокилометровый акведук, производящий сложные математические расчеты, может поверить, что бог виноделия Вакх родился из бедра Юпитера? Почему из бедра? Это же белая горячка какая-то, которую без вопросов и критики может принять только ребенок. Или дитя природы.

Видимо, существует некий уровень развития человечества — я имею в виду уровень материальной культуры и соответствующий ему уровень жизни, — при котором вера в древние мифы сама собой растворяется. Уровень прежней мифологии перестает соответствовать уровню внутренней сложности наиболее продвинутых людей, далеких от крестьянского труда. Можно даже попытаться сказать, при каком уровне развития это происходит.

В период максимального взлета империи элита Древнего Рима стала практически безбожной. Образованные римляне с иронией относились к древним мифам. Потом настала страшная тьма Средневековья, и уровень жизни, аналогичный древнеримскому, был достигнут в Европе только в XVIII веке. Именно этот век и славится возрождением атеизма, торжеством идей Просвещения и самыми яркими нападками наиболее образованной части европейцев на Бибблию и религию.

Другое дело, что свое неверие элиты старались темным массам не показывать. Древние римляне прямо говорили, что религия предков хоть и глупа, но полезна как идеологический инструмент для удержания черни в рамках. Точно так же полагали и позже… Фридрих Делич, цитата которого приведена выше, прославился на всю Европу тем, что ездил и ч итал лекции о параллелях библейской и вавилонской мифо-логий. Тогда открытие вторичности Библии было в новинку, и потому лекции Делича воспринимались образованной публикой на ура. Делич даже прочел индивидуальную лекцию для императора Вильгельма. Сведения об этом просочи-ились в прессу — равно как и о том, что император хохотал и вос-торженно аплодировал ученому. И вот это было уже совсем некстати! Вильгельму пришлось даже опровергать эти сообщения, чтобы не подорвать авторитет официальной идеологии.

Император-то открестился, но образованной публике вывод был уже ясен: Библия — никакое не самостоятельное произведение и уж тем более не Откровение Божие, а случайная компиляция из разных источников. «А мы-то верили евреям!» — улыбалась интеллигенция…

Но, быть может, евреи хотя бы придумали единобожие, обскакав тем самым древнейших вавилонских и прочих язычников? Увы, и это миф. Во-первых, Ветхий Завет полон упоминаний богов, а не бога, о чем мы еще поговорим. А во-вторых, идея единого бога была прекрасно знакома человечеству задолго до того, как евреи вообще появились на исторической сцене. Так, некоторые древневавилонские псалмы прямо провозглашают, что есть на небе единый великий бог: «Отец, созидатель всего, взирающий на все живое… Владыка, выносящий решения на небе и на земле, который держит в руках огонь и воду, управляет живыми существами… В небесах кто велик? Ты один велик!» И провозглашается это за полтыщи лет до еврейского единобожия.

О том же говорит и египетская Книга Мертвых, найденная в гробницах фараонов: «Ты един еси, Господи, от начала времен. Наследник бессмертия. Несотворенный, Саморожденный; Ты создал Землю и сотворил людей». Книга Мертвых датируется третьим тысячелетием до нашей эры. Иными словами, она написана за пару тысяч лет до библейских заветов. Возможно, идею Главного-Бога-Создавшего-Все-Сущее евреи позаимствовали у египтян во времена Эх-натона — фараона, проводившего в Египте масштабную религиозную реформу. Эхнатон стремился заменить весь сонм разнокалиберных египетских богов неким более абстрактным и единым божеством. (Об этой попытке религиозной унификации подробнее можно прочесть в моей книге «История отмороженных».)

Так что и в изобретении единобожия евреи первыми не были. Напротив, в иудейских заветах постоянно мелькает самое неприкрытое многобожие, то есть чистое язычество.

Евреи к своему богу в Библии обращаются примерно так: «Кто равен Тебе среди богов?».

Древние евреи, как видите, вовсе не были единобожника-ми. Напротив, они спокойно верили во многих богов! А все их хваленое «единобожие» состояло только в том, что своего племенного бога они просто считали самым крутым и са-м ым сильным по сравнению с богами других народов. Вся Библия — это история конкуренции еврейского бога с про-чими идолами-кумирами-ваалами-тельцами. Точнее говоря, история конкуренции одних жрецов с другими за налоги с народа…

Ну, а если по гамбургскому счету, то все разговоры о монотеизме и язычестве вообще не имеют особого смысла, поскольку разница между единобожием и многобожием до-статочно условна. Не верите?…

Давайте по порядку… В одной из библейских книг праведник, спустившись с горы, сообщает своим еврейским соплеменникам, что беседовал там с богом. «А с каким богом? — задают резонный вопрос соплеменники. — Как его имя-то?»

Я назвал их вопрос резонным. А мог бы — странным… Потому что резонен он только в том случае, если евреи полагают, что богов много, и хотят уточнить, с каким именно говорил их друган. А странным этот вопрос является в ситуа-ции, если евреи — единобожники. Откуда у единственного в мире бога возьмется имя? Зачем оно единому богу?

Для чего вообще существуют имена?

Имя — это персональный позывной, чтобы выделять один объект (субъект) из ряда других, схожих. И если у бога есть собственно имя, он уже не один на небе. То же самое касается и божьей личности: если создатель вселенной — личность, а не просто мертвый закон природы, это означает, что он не один. Ибо «личность» — то, что «отличает» один субъект от множества схожих с ним. Личность формируется в общении с себе подобными. И если бог — один-одинешенек, как личность он просто не существует.

…Сколько же богов существовало в те далекие времена в представлении древних скотоводов? И как звали самого правильного и могучего — того, который покровительствовал евреям?

На этот вопрос Библия дает нам целых два прекрасных ответа. В одних местах Библия говорит своим читателям, что собственное имя создателя Яхве, в других его зовут Элохим. Неужто имя и фамилия?…

После Первой мировой войны начались раскопки древнего финикийского города Угарит, которые подтвердили то, что ученые к тому времени уже знали, — множественные совпадения финикийской мифологии с библейской. Были найдены финикийские мифы — более древние, нежели еврейские. В них неоднократно упоминается бог Эл, ставший у евреев Элоахом. Он же упоминается и в Библии, но во множественном числе — «элохим». Собственно говоря, Библия начинается совершенно по-язычески: «В начале боги (элохим) сотворили небо и землю…»

Кроме того, в древнефиникийских источниках упоминаются по именам и другие боги — Алийан и Шадид. Они же, в слегка измененном виде — Эль-Эльон и Шаддай — фигурируют и в Библии. Кроме того, в. Библии бога называют еще Адонаем и Саваофом. «Адонай» с иврита переводят как «мои господа» (опять-таки множественное число), а «Саваоф» означает «господь воинств» (нечто типа Марса, который тоже был богом войны).

Любопытный момент. Известен общий генезис иудаизма, христианства и ислама — на эволюционном древе религий эти три ветки растут из одного места. И слово «аллах» есть не что иное, как слегка искаженное древнееврейское «элоах». Да и всем известный мусульманский запрет изображать животных и людей также пришел в ислам от евреев. Равно как и нелюбовь к свинине и любовь к обрезанию. А теперь они враги страшные — евреи и арабы. Развела жизнь, понимаешь.

Так почему же евреи считаются основателями единобожия, если вся Библия полна рудиментов язычества? И являются ли монотеистами христиане?… Внимательный взгляд показывает, что многобожие никуда не ушло из христианства, оно просто хитро замаскировалось.

http://lib.rus.ec/



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх