,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Мистика: понятие и сущность
+3
Большое значение в мистическом эмоциональном контексте играет такое психическое явление как вера, суть которой рассматривается в статье Доверие, уверенность, вера и естественное уважение непознанного (высокая значимость), возможно таящего опасность или удачу: религиозное чувство, о котором писал Эйнштейн, см. статью О религии. (Ограничить определение религии как апелляции к высшей силе (обращение к некоей определенной силе, личности, первооснове) не всегда оправдано потому, что объектом религиозного не обязательно может быть нечто осознаваемое. Вообще провести четкую границу между понятиями мистика и религия не удается, и во многих случаях нет никаких признаков, позволяющих разделить их, хотя религия всегда является частным случаем мистики.)

Формирование эмоционального контекста, как место накопления жизненного опыта в условиях неопределенности и с уверенностью в (не)успехе, превышающей обусловленную недостаточностью этого опыта, т.е. верой, которая поддерживается базовой значимостью таинственного и непознанного - "религиозным чувством" и есть коррелят мистики в механизмах психики.

В статье Невыразимое очарование сокровенного описывается Период активного познания, когда возникающие идеи, мечты, призрачные миры, порождаемые фантазией и раздуваемые как огонь естественными половыми особенностями этого возраста, кажутся самым заманчивым, желанным и не заменимым из всего вообразимого, без чего нет смысла и целей (смысл - личная значимость, мечты - отложенные цели)...
Но это же способствует и развитию творчества, в том числе и научного.
...субъективная привлекательность текущего состояния пока еще не подтвержденных реальностью идей, кажущаяся их незыблемость, вовсе не предполагает то, что на самом деле даже тот же человек не способен воспринять или развить еще более зрелые интересные идеи, но далеко не каждый способен перешагнуть ту границу убежденности, которой он огородил существующие свои представления, а если эта граница - предельно высока - вера, то сам он этого не сможет седлать никогда. Его могут вынудить к этому только очень сильные обстоятельства, которые нарушат такую границу.
Упомянутые различия в обстоятельствах развития и индивидуальных особенностях (см. Наследование признаков) приводят к тому, что люди начинают делиться на тех, кто оказывается в плену высокой убежденности и даже веры - мистиков и тех, кто более адекватно способен соотносить свои идеи с действительностью - реалистов.
...невыразимое очарование мистики - вполне объяснимо началом постижения новых сторон именно реальности, или же остается реликтом этого этапа развития, но в виде веры, утратившей ту яркость наивного восприятия, которая так мотивировала познание, но с возникновением веры тускнеет яркость восприятия и остается лишь непреодолимо высокий барьер догматических убеждений, которые заменяют собой все. В самом деле, будь даже возможен чудесный мир волшебства, он был бы чудесным лишь для тех, кто вступает в него, но не тех, кто там уже давно прижился (см. Чудо). Для таких все это становится обыденностью, как тоскливые картины рая, которые с такой страстью пытались живописать, ни никогда не получалось что-то привлекательным.

Существуют условия, которые особенно провоцируют образование и развитие такого контекста, как любого другого эмоционального контекста:

- все, что оценивается личностью с повышенной значимостью, в данном случае - восприятие всего, что вызывает ощущение чуда;

- или как адекватно воспринимаемое, но в чем-то противоречащее прежнему опыту и поэтому оцененное с большой новизной и значимостью;

- или - одно из огромного количества иллюзий восприятия, трактуемых как "религиозный опыт" (см. Мистический опыт дает грибной наркотик и Мистический опыт монашек исследовали нейробиологи).



Всякий раз, когда мы вынуждены использовать недостаточно проверенную закономерность, полагаясь на прошлый опыт, мы рискуем, мы понимаем, что рискуем, но вынуждены идти на этот риск, с трепетом надеясь, что удача опять будет сопутствовать. В простейшем случае мы почти бездумно доверяемся результату первого опыта, но, как это бывает с любыми поведенческими цепочками, в случае последующего несоответствия, когда вдруг не получилось удачного результата, но нет и резко отрицательного, способного решительно отбросить этот вариант реагирования, начинается поиск того, что должно бы сделать удачный результат более воспроизводимым. Так, если стрела попадала в цель 3 раза подряд и стала "счастливой", а потом вдруг был промах, то в этой новой ситуации опять включается режим приобретения нового опыта с использованием личной методики исследовательского поведения (она развивается как и любой другой жизненный опыт). После того, как наконечник был ласково приглажен пальцем стрела опять попала в цель. И приглаживание пальцем становится необходимым ритуалом. В конце концов, первопричина ритуала может быть давно забыта, но сам ритуал остается. Хорошие иллюстрации - памфлет Феликса Кирсанова Как возникают традиции и очерк Ричарда Фейнмана Наука самолетопоклонников.

Мистика: понятие и сущность


В статье Мистика и наука показано то, какое влияние оказывает степень развитости личного опыта исследования на мистичность выводов:

Вместе с отработкой приспособительных навыков, отрабатывается и опыт наиболее эффективного выбора вариантов поведений, чтобы не было нужно перебирать все возможные виды поведения и смотреть результат (метод бездумных проб и ошибок), а суметь сразу выделить наиболее многообещающие. Так, чтобы перепрыгнуть через лужу нужно было бы начать с самого малого усилия, если недопрыг - добавить еще квант усилия и так до тех пор пока прыжок не окажется удачным. В самом раннем возрасте примерно так и происходит (можно понаблюдать за становлением двигательных навыков котят, это происходит достаточно быстро), но затем опыт самых разных движений уже подскажет с какого усилия стоит начать и число опытов окажется минимальным.
Выделение самого многообещающего оказывается достаточно простым в тех случаях, когда признаки условий четко выделяются восприятием, и они реально соответствуют тому результату, который является следствием выбранного поведения. Так, из любых попыток быстро становится ясно, что камень будет лететь настолько далеко, насколько сильно и высоко его бросить потому, что в этом проявляется реальная закономерность природы, которая всегда воспроизводится в одних и тех же условиях. Но если перед броском плюнуть на камень, то это не поможет ему улететь дальше и попасть точнее в цель потому, что нет такой реальной закономерности. Хотя человеку, который попробовал плюнуть, и первая же попытка оказалась удачной, может показаться, что все другие попытки станут тоже удачными, и эта уверенность в самом деле во многом ему помогла бы.
Вот эта степень зрелости личного опыта важна, - степень уверенности: сразу ли поверить или попробовать еще и еще - составляет важную характеристику личного опыта.
Понятно, что

1) человек, жизнь которого прямо зависит от меткости бросания камней, отнесется к выработке методики более тщательно,

2) те, кто будут склонны к ошибкам, не получат преимуществ в выживании. Но они вполне могут оставаться со своим порочным методом в тех условий, которые позволяют им выживать, несмотря на ошибки, например, за счет других соплеменников.

Чем отличались два приведенных в примере метода познания?
Первый базировался на совершенно реально воспроизводимой закономерности (но это пока неизвестно личности) и характерен тем, что признаки условий для их учета в выборе поведения - хорошо определены и однозначны (аксиоматичны). При попытке передачи такого опыта будет показано, что чем сильнее бросить камень, тем он дальше полетит и при этом лучше всего бросать под углом 45 градусов к земле.
Второй базируется только на собственном представлении, не имеющим реального соответствия с действительностью (что пока неизвестно), и этот метод не имеет определенно выделенного признака условий для выбора поведения. При попытке передачи такого опыта будут трудности в том, как нужно плюнуть, растирать ли или дать высохнуть и т.п. неопределенности, которые каждый неизбежно будет трактовать по-своему.

Те люди, которые находили "счастливые" предметы получали преимущество настолько значительное в среде соплеменников, что, подчас, становилось неважным, действительно ли эти предметы проявляли свои счастливые свойства. Умение применять это преимущество развивалось, как и любое другое приспособительное качество, так, что наряду с действительно полезными знаниями обладало соизмеримой эффективностью в получении преимуществ в социуме.

Кроме тех, кто специализировался на каком-то реальном умении, появились и те, у кого мистическое "знание" значительно преобладало над знанием адекватным объективной реальности: знахари, колдуны, шаманы... Они всегда использовали наиболее эффектные найденные закономерности объективной реальности, но не для их практического использования, и даже намеренно скрывали их суть от соплеменников, а для поддержания действенности мистических ритуалов. Так шаманы, жрецы, священники становились монополистами как научного знания так и мистического

Мистика: понятие и сущность


Именно такая "профессиональная" деятельность и развивала все наблюдаемые проявления мистики, как религиозные (обращенные к некоей определенной силе, личности, первооснове), так и нерелигиозные. Ими создавались, развивались и сохранялись в поколениях мистические культуры и субкультуры этносов.

Наиболее древними формами были халдейская мистика, астрология, мантика, каббала.

Основоположником мистицизма нового времени признают немецкого мистика Якоб Беме (1575-1624), его самый известный последователь - Эммануил Сведенборг (1688-1772).

О конкретных формах проявлений мистики существует столько широкодоступных материалов, что нет никакой необходимости здесь приводить даже короткие описания. Мировоззренческие основы мистики могут резко различаться в зависимости от социальных и религиозно-конфессиональных условий (см. Различия религий). Во всех религиозных учениях присутствует непознаваемая связь бытия и декларируемых духовных последствий, все религии начинают "объяснять" мир с его первоосновы или сотворения, не приводя никаких определений этому (в отличие от науки, которая всегда описывает мир, начиная с уже хорошо познанного, аксиоматики, исследуя его в направлении непознанного).

Но как бы ни была интересна и поучительна история становления мистики, для нас существенно то, что воздействует сегодня. В этом плане, в подборке наиболее часто встречающихся мистических высказываний, в попытках обосновать мировоззренческую состоятельность мистики приведены разумные соображения, призванные преодолеть недостаточность уровня мировоззрения тех, для кого такие доводы являются откровениями (производят впечатление неотразимых по логике мыслей). См. Мистика.

Все проявления мистики, все ее виды и особенности имеют одно и то же основное свойство психики: метод использования оценки прогноза результатов недостаточно определенного опыта, задаваемый мистическим эмоциональным контекстом, переход в который провоцируется специфическими условиями восприятия-действия. Чем жестче условия существования предъявляют требования к адекватности реакций, тем менее мистическим (содержащим не понимаемые взаимосвязи) будут реакции. Мистика напрямую способствует неадекватности и возможна в тем большей степени, чем общество более способно демфировать эти неадекватности, не делать их фатальными. Обеспеченное (особенно паразитическое) существование - наиболее благоприятные условия для ничем не сдерживаемого развития мистики во всех случаях когда обстоятельства позволяют не слишком критически относиться к ситуации. Действительно, попробуйте подурковать с магией файерболов перед реальной опасностью. Вы просто не переживете ее, если только заранее не убедите противника в их неотразимости, и тогда победить станет возможно не самим файрболом, а лишь угрозой его применения (шаманы реально убивали провинившихся, просто внушая им неминуемую смерть от их проклятия тем, кто уже был хорошо подготовлен ими и безусловно верил действенность такого проклятия).

Искусство использования мистики в обществе развивается как адаптивные реакции приспособления к среде существования и в настоящее время паразитизм мастеров мистификации достиг высот высочайшего искусства (см. Об авантюристах, фальсификаторах и мошенниках). Несмотря на то, что слово мистификации по Далю понимается как "дурачить, тешиться обманом, вводить в длительное заблуждение, для одной забавы". При этом множество традиций, ритуалов, этических правил имеют мистические корни и составляют неотъемлемую часть культуры. И чтобы быть понятым и принятым в обществе нельзя их игнорировать.

Неопределенность опыта, прежде всего, означает, что получен опыт только в каких-то определенных условиях (или же даже просто авторитарно) и, в случае мистического контекста восприятия, он распространяется гипотетически на все другие условия. Строго говоря, если есть безусловное внутренне убеждение (вера), то его границы не определены и предполагаются для любых условий. Но даже в данных условиях этот опыт недостаточно достоверен, так как не имеет достаточной статистики и оценка основывается на одном или нескольких эпизодах.

Определение границ утверждения - очень важное условие достоверности этого утверждения. Так, выражение 2+2=4 неопределенно до тех пор, пока не будет определен смысл операции "+" и "=" , пока не будет определен формат операндов (в какой системе счисления), пока не будут вообще определены символы данного выражения и т.п. Все это в обыденном понимании присутствует в контексте наиболее употребительного использования этого выражения. Но для того, кто в первый раз видит эти значки, вообще не понятно их назначение (и может даже ускользать от внимания, не быть выделено сознанием). Закон Ньютона имеет смысл только в заданных границах его применения, смысл любых других формальных утверждений также зависит от косвенно или прямо определенных границ.

Все понятия, используемые в мистике принципиально недоопределенны, соответствуют тому, что в материалах сайта Форнит называется виртуальными шаблонами понятий или методом Аристотеля.


Любое понимание чего-либо определяется текущим эмоциональным контекстом, в котором доступен жизненный опыт оценки значимости - понимания, определяющий специфику стиля восприятия-поведения. Для мистики характерно отсутствие строго определенных признаков условий, для которых выработанные личные предположения могут связывать явления в личном представлении (формализации), придавая этим строго определенный смысл (значение). Мистический контекст понимания находится, тем самым, в отрыве от определенных условий объективной реальности, нет жизненного опыта соответствия ей, он не соответствует (не адекватен) объективной реальности.

Это можно проиллюстрировать тем, как если бы для какой-то ситуации изобретались бы гипотезы, но, даже не проверив как срабатывают такие гипотезы на практике, на их основе продолжают строиться новые предположения. В этом мистические описания отличаются от научных, которые являются описаниями аксиоматики объективного мира. Предположения в науке необходимы, и они строятся творчески по тем же механизмам, что и мистические предположения, но их ограничивает научная методология и они становятся научным фактом только когда их обоснованность достигнет уровня аксиоматики - как основа новых предположений.
Если ученый сопоставляет "вероятность" (точнее правдоподобность) гипотетических вариантов и из всей существующей системы хорошо установленных фактов (аксиоматики) выбирает один из них (эта способность напрямую зависит от его жизненного опыта научных исследований и уже сложившегося мировоззрения), то это в корне отличается от подхода мистика, который выбирает тот вариант, который наиболее соответствует именно его значимой идее, его предвзятой вере, наперекор любым фактам, которые он будет истолковывать в пользу идеи самым изощренным образом, вплоть до не замечаемого им абсуррда или просто не станет замечать эти факты.

Вот примеры субъективно сгенерированных фантазий мистиков, имеющие для них наивысший приоритет значимости (то, что называют идеи-фикс): Мессии, провидцы и чудо-ученые сайта Fornit. И буквально любые такие идеи, какими бы абсурдными они ни были, находит своих благодарных доверчивых последователей, чем и пользуются мошенники: всем хватает своей паствы. Так, на полном серьезе патентуются такие изобретения как Способ предотвращения катастроф и устройство для его осуществления и в правительственные коридоры проникают такие консультанты как Грабовой. А чтобы дурить было легче, за приемлемую плату любой может стать академиком.

Мистическая же неадекватность может все больше нарастать, никак не корректируясь объективной реальностью, и мистический контекст способен подменить все остальные контексты восприятия вплоть до проявления психозов, истощения и смерти. Причины такого развития, склонности к такому развитию описаны в статье Блаженные, а клинические данные - в Психические расстройства с религиозно-мистическими переживаниями.



В мистике нет ничего таинственного :) механизмы и условия ее возникновения естественно вытекают из известных механизмов психики. Таинственность, особую неисповедимость, значительность и сложность специфических мистических и религиозных проблем создают сами мистики. Они на словах говорят о консолидации с наукой, а на деле воюют с ней. Аминь.

Источник

http://www.scorcher.ru



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх