,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Как историки превратили украинцев в антисистемных крестьянских неудачников
  • 9 апреля 2012 |
  • 23:04 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 1591
  • |
  • Комментарии: 7
  • |
+7
На Захид.нет интересная статья "Преступники, стукачи, сексоты и гражданское общество" об исторических корнях украинского менталитета, а также о том, почему во время короткого периода независимости украинцы превратились в нацию пораженцев и неудачников.

Прошу также обратить внимание на то, что из подсознания автора так и лезет то, что речь идет, г.о. о Западной Украине :)


"...речь идет отнюдь не о пикантных особенности украинских неписаных законов, а скорее об истории отношений на линии: украинцы - власть, украинцы - государство. Ни для кого не секрет, что украинцы почти всегда считали власть чуждой и враждебной, такой они ее считают и сейчас. Не стоит далеко искать примеры, достаточно только заглянуть в школьные учебники по истории и мы увидим, что изначально «чужая» власть только и делала, что пыталась закабалить крестьян, т.е. украинцев. Те крестьяне, которые покорно воспринимали этот гнет, украинцами не были и за независимую Украину не воевали. Так же как и эксплуататоры по определению не могли быть украинцами, потому что богатые, поменяли конфессию на одинаковую с королем, потому что ... имели властные полномочия. Таким образом, украинскость редуцируется к одному социальному слою, а все остальные состояния и даже этно-конфессиональные группы исключаются из этой «стройной» концепции.

Историки могут возразить, что это только один подход и характерен так называемой народнической школы в украинском историоописании. С ними можно согласиться, если бы именно эта концепция не стала нашим национально-историческим каноном, если бы именно ее положили в основу школьной программы. А, как известно, история у нас и в дальнейшем остается средством воспитания будущих патриотов. Итак, наши будущие патриоты должны равняться на национальных героев из прошлого, должны им подражать.

Но если внимательнее присмотреться к тем историческим персонажам и движениям, которые положительно маркированы в нашем прошлом, то почти всех их характеризует: антигосударственность, классовая (национальная, поскольку речь идет о нации одного класса) нетерпимость, ненависть ко всем неправославным христианам, иудеям и мусульманам. Все эти характеристики и подходы так или иначе «зашиты» в школьных программах по истории. Это при том, что современная Украина - это общественный конгломерат, где никто не смеет указывать, например, крымским татарам, полякам, или евреям, что они имеют какое-то «неправильное» происхождение. А вот школьная программа по истории, которая касается всех без исключения школ, почему-то указывает на «неправильность» предков современных крымских татар, римо-католиков и иудеев. Я очень сочувствую учителям истории в крымско-татарских школах, когда они объясняют своим ученикам тему «Национально-освободительная война украинского народа под предводительством Богдана Хмельницкого». На кого должны ориентироваться крымско-татарские дети в этой истории? Как должны чувствовать дети из протестантских семей или те же римо-католики? Но возьмем даже менее экстремальный случай - современных греко-католиков. Просмотрев советский пропагандистский фильм «Богдан Хмельницкий», верующие греко-католики должны сделать кардинальный выбор: либо отказаться от своей униатской традиции, или возненавидеть казаков. Сейчас удается балансировать, скрывая отдельные факты, но на лжи долго не продержишься.

Довольно часто приходится слышать жалобы историков, а еще чаще политиков на то, что украинская история - это история сплошных поражений и страданий. Вероятно, да. Когда за исторический канон взять, к примеру, историю немецкого крестьянства, или французского, то это также будет история неуспеха и поражений, бунтов и даже войн. Такова общественная природа. И даже когда в 1917 году в России к власти формально пришел рабочий класс, то даже он не обошелся без «старых кадров», а впоследствии сам не структуризувався на отягощенную властью управленческую элиту и рабочий люд. Проблема в советской идеологической доктрине существовала и с крестьянством, и даже с «трудовой интеллигенцией». То есть теперь уже в другой форме, но общество снова разделилось на эксплуататоров и эксплуатируемых, на тех, кто материальных благ не производит, но потребляет. Социального освобождения не произошло. Таким образом, украинская крестьянско-казацкая и опять крестьянская национальная идея была просто обречена на поражение.

Такая трактовка своего исторического прошлого закрепило в общественном сознании четкий образ украинца: угнетенный крестьянин, преследуемый православный священник и ... социальный бунтарь-повстанец. Гетманов также не всегда учитываем, поскольку они часто предавали с «чужой» властью «свой» народ. Казацкая старшина также или полонизировалась или русифицировалась будто оно могло быть иначе, как существовала хоть какая-то украинская власть. Даже если попытаться оценить такой подход к истории по морально-этическим меркам, и как бы нам при этом не было жаль несчастных крестьян, все равно придется учитывать отношения между властью и населением. Наши личные симпатии могут быть на стороне самых полулегендарных героев прошлого - Олексы Довбуша, Устима Кармалюка, Максима Кривоноса, Северина Наливайко, Ивана Подковы и других, но государственнической традиции на этих лицах не построить. Вся их деятельность была антигосударственной и антисистемной.

Предлагаю взглянуть на эту проблему еще под таким углом зрения. И русских, и австрийцев, а тем более поляков мы считаем оккупантами. Почему? А может, было украинское государство, которое они захватили, уничтожили и оккупировали? Насколько мне известно, Галицко-Волынское государство очень трудно назвать украинским, и его упадок произошел не в одномоментном открытом бою, где протоукраинци проиграли битву протополякам, попав в игу последним. Запорожскую Сечь также со всеми натяжками смешно квалифицировать как украинскую государственную информацию. Когда происходили разделения Речи Посполитой, то также делили не Украину. И самое главное, в основе тогдашних государств лежал не национальный, а династический принцип. И даже принцип легитимности власти должен быть строго соблюден. Таким образом, территория Восточной Галиции попала во владения Габсбургов на основании того факта, что когда-то входила во владения венгерской короны.

Принцип отождествления украинской нации исключительно с крестьянством (и то только с его мятежной, социально-активной частью) и со священниками (национальная церковь) сильно сужает понятие украинской нации. Вне этого круга остается вся руководящая верхушка русско-украинский этно-конфессиональной группы в Средневековье и в раннемодерных время. Вне этого процесса остаются все русские князья в Российской и Австро-Венгерской империях, вне этой среды оказывается также весь украинский партийно-бюрократический аппарат советской эпохи. Кто имеет право принадлежать к этой исторической нации? Крестьянские повстанцы, запорожские казаки (желательно - не реестровые), гайдамаки, члены УВО, ОУН и воины УПА.
...
Крестьяне-повстанцы протестовали не потому, что хотели образования своего национального государства, они добивались ослабления гнета и расширение своих прав и свобод. Запорожские казаки и государство понятия почти несовместимые. То, что им пришлось ввести четкие принципы внутреннего общежития, было продиктовано желанием выжить и не стать жертвой своего же собрата. Жили они, как правило, с грабительских походов. Им было все равно, в каком направлении осуществлять эти походы: против татар, или на мирные городка Волыни и Подолья. При этом следует все же отметить, что определенную солидарность казаки чувствовали только с одной этно-конфессиональной группой - православными русинами. Правда, если те не были особенно богаты и соглашались присоединиться к их движению.

Члены УВО и ОУН сами себя считали террористами-революционерами. Они выбрали себе как средство достижения цели тактику революционного террора и призыв национальной революции. Их мироделение четко отмежевывало польскую власть от украинских патриотов. Определение действующей власти как польского (захватнической), решало руки молодым националистам, чтобы применять против нее любые средства, поскольку для них она была чужой и нелегитимной, она была главным препятствием на пути к самостоятельной Украины. Все украинцы, которые не разделяли методов террора и допускал возможность участия в работе государственных органов, именовались хрунями и предателями. Их также трактовали как враждебный элемент, поскольку своими действиями отдаляли приход национальной революции. А потому также часто становились жертвами украинского революционного террора. В этих тонкостях тактики ОУН было невозможно разобраться обычным украинцам. Поэтому, когда члены ОУН Д.Данилишин и В.Билас совершили грабительское нападение на почту в Городке, их задержали и избили до полусознательного состоянии украинские крестьяне, считая их «обычными» грабителями.


...
Приход советской власти 1944 также не был воспринят ОУН как освобождение, а как очередная оккупация. Тех украинцев, кто согласился на сотрудничество с новой властью, жестоко преследовала ОУН. С другой стороны, репрессивно-карательная деятельность советской власти на Западной Украине снова закрепила убеждение, что власть и украинская находятся на разных полюсах. Не помог даже последующий период «социалистического строительства», в которое активно включилось местное украинское население.

В 70-80-х годах местные Украинцы все чаще оказывались на высоких руководящих должностях, массово вступали в ряды КПСС, становились высокими офицерами в органах внутренних дел, судьями. Однако власти в массовом измерении и впредь считалась «москальской», то есть чужой. А поэтому действовали неписаные правила, государственное и коллективное имущество - ничейное, его можно воровать, и это не считается воровством. Считалось, что власть несправедлива к украинским, а потому можно принимать незаконные решения, а также выносить правовые приговоры, особенно если за это как-то было вознаграждены.

Уже давно местные ребята из окрестных сел одели милицейскую или прокурорскую форму, а то и судейскую мантию, власть все равно оставалась для местных украинский чужой. Провозглашение государственной независимости Украины сопровождалось настоящей эйфорией, но не вызвало серьезных системных изменений в украинской власти. Большинство старых / новых чиновников трактовали власть как выгодный источник для личного обогащения. Не исчезла, а наоборот, просто расцвела коррупция. Исчез страх быть наказанным «чужой» властью, но не появилось новой правового сознания. Появилось ложное убеждение, что своя, украинская, власть не наказывать украинский, что законы существуют для всех, кроме меня и моей семьи. То есть возникло просто перверзивне представления о государственной власти не как эффективный управленческий механизм, не как средство контроля или форму справедливого судопроизводства, но как средство легкой наживы.

Украинцы так долго шли к своей государственности, что забыли, для чего им государство. Они забыли, что такое социальные гарантии, забыли, какая на самом деле должна быть функция в правоохранительных и судебных органов. Когда-то мой добрый коллега, проходя мимо милицейский участок, постоянно сравнивал украинскую милицию с украинскими казаками. В этом что-то есть. Возможно, и не без того, что в своей национально-исторической традиции мы оставили только повстанцев, разбойников, анархистов, но в ней не нашлось места для людей творческих, ответственных и строителей".

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх