,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Оппозиционность – это психическая болезнь
  • 9 апреля 2012 |
  • 10:04 |
  • Fritz_ |
  • Просмотров: 533
  • |
  • Комментарии: 5
  • |
+5
Американские психиатры давно включили активные протесты против власти в перечень девиантных проявлений. Низкую протестность в США (в отличие от Европы) они объясняют как раз тем, что оппозиционеров фиксируют ещё в детстве и начинают лечить в дурдоме. Всего же склонность к борьбе против власти имеют 3-5% людей.

В 2009 году американский журнал Psychiatric Times вышел со статьёй «ADHD & ODD: Confronting the Challenges of Disruptive Behavior» (Вызывающее оппозиционное расстройство и синдром дефицита внимания с гиперактивностью: борьба с вызовами агрессивного поведения). В ней психиатры рапортовали о новых методах «лечения оппозиции». Эта статья дала повод многим психиатрам США снова вернуться к проблеме «протестного поведения», а также пересмотру такого диагноза, особенно актуального рамках либерализации социально-политических отношений, проводимых президентом Обамой.

Вызывающее оппозиционное расстройство в статье определялось как «модель негативистского, враждебного и демонстративного поведения без серьезного посягательства на основные права других людей, которое проявляется в поведенческих расстройствах». Среди симптомов этого заболевания «частый вызов или отказ выполнять просьбы и правила взрослых», а также «частые споры со взрослыми».

Исследования показали, что детей с таким симптомом насчитывается 3-5%, взрослых – 4% (с тенденцией понижения численности к старости). 40-45% таких личностей имеют склонность к алкоголизму.

Американский доктор философии и психиатр Брюс Левин не так давно подробно разобрал, что кроется за диагнозом ADHD & ODD.

Он упоминает, что за время своей длительной практики сталкивался с сотнями таких «больных». «Меня удивило, как много среди них людей, настроенных против авторитарной власти», – вспоминает он. «Больные» ставят под сомнение легитимность любой власти, прежде чем воспринимать её всерьез. Нормальность власти определяется ими так: знает или нет эта власть то, о чем она говорит, честна ли она, заботится ли она о людях, которые уважают власть. И если «больные» видят, что на эти вопросы даются ответы «нет», они начинают ей сопротивляться.

Чтобы совсем наглядно представлять, кто такой «оппозиционный больной», можно вспомнить книгу и фильм «Пролетая над гнездом кукушки». Там персонаж Рэндл Патрик Макмерфи, восстающий против Системы (в лице медсесеры и в целом дурдома) по американским психиатрическим меркам – типичный оппозиционер.

«Некоторые активисты жалуются, что таких оппозиционеров мало в США. Одна из причин этого состоит в том, что многих естественных противников власти в настоящее время определяют на лечение к психопатологам, и назначают им лекарства ещё до того, как у них появится политическое осознание и представление о гнёте властей над обществом», – пишет Левин. Очень большую роль играют родители – большинство из них своевременно рассматривают в ребёнке оппозиционера, и отправляют его на лечение к психиатрам.


В лечении оппозиционеров надо идти до конца, напоминает Левин. Он припоминает много случаев, когда излечение останавливалось на полпути. «У таких людей была тревога, что неуважение к власти приведет их к финансовой или социальной маргинализации. Одновременно они страдали, что приходится уступать авторитарной власти», – сокрушается психиатр.

Излечение оппозиционеров проводится с помощью таких лекарства, как Аддерал и Ксанакс. Но примерно 30% больных так и не поддаются лечению. В общей сложности это примерно 1,5% от взрослого населения (среди них преобладают мужчины – примерно 1,2% от числа населения). Брюс Левин говорит, что есть способы и их отвлечь от борьбы против власти – это творчество. Ещё один способ – уже в детском возрасте платить им за какую-либо домашнюю работу или даже за чтение Библии. Деньги и индивидуальное творчество – вот две ниши, с помощью которых «больных» можно отвлечь от оппозиционной деятельности.

Впрочем, напоминает Левин, такие «больные» на переломных этапах истории принесли много хорошего Америке: это и отцы-основатели США (которых сегодня стали бы лечить Ксанаксом) и общественные деятели конца 1960-х. Т.е. в определённых, регулируемых сверху количествах такие люди нужны (плохо – когда их много). «Американцам крайне нужны антиавторитарные властеборцы, которые будут ставить под сомнение, бросать вызов и оказывать сопротивление нелегитимным властям и восстанавливать веру», – резюмирует Левин.


Стоит добавить, что в СССР в 1960-80-е психиатры (видимо, под напором властей) придерживались тех же взглядов, что их коллеги из США – оппозиционная, диссидентская (в случае СССР) деятельность является психическим заболеванием. Как правило, таким «больным» ставился диагноз «вялотекущая шизофрения», чуть реже – «гебоидное расстройство» (обычно – у молодёжи).

Можно напомнить, как определяли тогда психиатры больных «вялотекущей шизофренией»:

«Данные больные имеют поверхностные контакты с окружающими, оппозиционное к ним отношение (в том числе и к членам семьи), причём оппозиционность, негативизм принимают гротескный, утрированный характер; поведение отличается неадекватностью, обычно включает элементы дурашливости. Мышление носит аморфный, иногда паралогичный характер. В поведении больных отмечаются расторможенность (в том числе и сексуальная), извращение влечений, нередко импульсивность, стремление к бесцельному времяпрепровождению. Инфантильные и внушаемые больные легко входят в антисоциальную среду, обычно склонны к злоупотреблению алкогольными напитками и наркотическими средствами, бродяжничеству, беспорядочным сексуальным связям. В связи с этим раньше их относили к группе так называемых нравственно помешанных».

Впрочем, по прошествии времени оказывалось, что многим советским диссидентам, которые признавались психбольными якобы за свою политическую деятельность, на Западе подтверждали такие диагнозы. Вот ряд таких примеров:

«Есенин-Вольпин после выезда из СССР подвергался лечению в психиатрической больнице Рима. Когда же по выходе из этой больницы он подал ходатайство о выезде на жительство в США, у него возникли трудности в связи с тем, что американский иммиграционный закон не допускает въезда в страну умалишённых. Цукерман, приехав в Тель-Авив, снова попал в психиатрическую больницу.

Титов по выезде за границу лечился сначала в итальянской, затем в парижской психиатрической больнице. Якобсон находился на излечении в психиатрической больнице в Израиле. Файнберг лечился в психиатрической больнице в Париже. Строева лечилась там же, а после выхода из психиатрической больницы в новом припадке душевной болезни покончила с собой».


Власти России, с поспешностью восстанавливающие сейчас карательные атрибуты СССР (ЛТП, «химия», политические статьи, политруки в виде священников, и т.д.), наверняка возродят и ещё один реликт – принудительное психиатрическое лечение для оппозиционеров. Возможно, многие из них и вправду больны и заслуживают госпитализации в дурдом. Но по старой русской привычке в смирительную рубашку будут одевать всех скопом («потом как-нибудь врачи разберутся»).

А родителей, как это происходит в США, будут убеждать вовремя обращать на странности своих детей и принуждать обращаться к психиатрам.

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх