,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Русский язык на Украине – родной!
  • 6 апреля 2012 |
  • 11:04 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 2492
  • |
  • Комментарии: 9
  • |
+9
Удивительно, но из всех республик бывшего СССР проблема статуса русского языка, пожалуй, острее всего стоит на братской и близкой к русским по языку Украине. Это подтвердила и Вторая Международная практическая конференция «Русский язык – язык межнационального общения» (23-24 марта). Выступления заместителя председателя Севастопольского горсовета А.С. Антоненкова, председателя Российской общины Севастополя Р.Ф. Телятниковой, депутата Севастопольского горсовета от «Русского Блока» Д.А. Белика прямо противоречили недавнему заявлению президента Украины В. Януковича, что на Украине «языковой проблемы нет».
Неслучайно в итоговой резолюции конференции содержалось требование придать русскому языку статус второго государственного, а не «языка межнационального общения» или т. н. «регионального». И впрямь: ведь русский язык на Украине не какой-то технический «язык межнационального общения», и не «региональный», а родной, о чем пытаются заставить забыть народ Украины всевозможные «наши украинцы», «руховцы», «бютовцы» и «свободовцы». А теперь и «пророссийский» президент Янукович к ним присоединился!

Еще во времена «толерантного» Кучмы, в 1996 году, украинское Общество «Просвита» имени Шевченко, возглавляемое неутомимым русофобом М. Мовчаном, вместе с Гостелерадио и министерством информации Украины организовали круглый стол «Государственный язык - в информационное пространство Украины», на котором была выработана поразительная рекомендация Кабинету министров:

«Считать вещание и печатные издания на негосударственном языке показателем, который по своим негативным последствиям составляет угрозу национальной безопасности не меньшую, чем пропаганда насилия, разврата, а также различных форм антиукраинской пропаганды».
Другими словами, употребление «негосударственного языка» (какого, гадать не надо) в СМИ и книгоиздательстве предлагалось приравнять к уголовному преступлению!

Да здоровы ли были пан Мовчан и киевские чиновники психически? - первый вопрос, который приходит в голову. И что же вы думаете - Кучма, обещавший до избрания президентом (как и ранее Кравчук, а позднее Янукович) сделать русский язык вторым государственным, пожурил зарвавшихся ксенофобов? Ничуть не бывало: автор книги «Украина - не Россия», ознакомившись с рекомендациями «круглого стола», дал аж 12 поручений Кабмину о «контроле за внедрением украинского языка».

Сегодня, спустя 16 лет, результаты сей «державной заботы» налицо. По сообщению киевского корреспондента радио «Вести-FM» В. Синельникова, в программе украинской школы отсутствуют произведения всемирно признанных писателей, родившихся на Украине и прославивших ее своими книгами – Николая Васильевича Гоголя и Михаила Афанасьевича Булгакова. Украинские издательства не выпускают их книг (кроме чудовищного перевода «Тараса Бульбы», в котором слово «русский» везде заменено на «украинский»), а театры не ставят их пьес. Что же касается украинских писателей-националистов, то они порой вспоминают о Гоголе, но исключительно в подтверждение тезиса, от коего за версту несет черной завистью: мол, вся так называемая великая русская литература создана инородцами (украинцем Гоголем, «негром» Пушкиным, татарином Карамзиным, «литвином» Достоевским и т. п.).

Может быть, украинские «письменники» замалчивают творчество Гоголя в отместку за то, что тот писал по-русски? Но ведь на большей части Украины (исключая Западную) редко встретишь в продаже книги на «державной мове». Где обещанное много лет назад академическое собрание сочинений Тараса Шевченко? Зато книжный рынок завален скороспелой стряпней по-русски: Донцова, Маринина, Акунин, Абдуллаев – несть им числа… Получается, они лучше Гоголя и Булгакова, что ли? Абсурд!

Но кое в чем «самостийники» правы, хотя открыто не признаются в этом. Дело в том, что пока большинство граждан Украины читают по-русски, книги на украинском языке в принципе не могут конкурировать с книгами на русском. Наблюдательнейший Булгаков верно подметил в очерке «Киев-город» слабую структурированность украинского языка (виной которой, конечно, его молодость – ведь еще во времена Переяславской рады в Малороссии говорили на наречии, без сомнения, являвшемся диалектом русского языка): «Нужно, наконец, условиться, как будет называться то место, где стригут и бреют граждан: «голярня», «перукарня», «цирюльня» или просто-напросто «парикмахерская». Мне кажется, что из четырех слов – «молошна», «молочна», «молочарня» и «молошная» - самым подходящим будет пятое – «молочная». Если я заблуждаюсь в этом случае, то в основном я все-таки прав: можно установить единообразие. По-украински, так по-украински. Но правильно и всюду одинаково».

А ведь в русском языке подобная работа была уже проведена в XVIII – XX веках!


Так может, надо не изгонять братский язык из Украины, а изучать законы его развития, чтобы не придумывать нелепых и смешных слов типа: «хмарочес» (небоскреб), «вiдсотка» (процент), «слухавка» (телефонная трубка), «пихнознатец» (гинеколог), «самовисуванец» (самовыдвиженец) и т. п.?

Жители центральной Украины переглядываются и чешут в затылках, слушая киевских телеведущих: «Що це за мова?». Я сам наполовину украинец, неплохо понимаю и читаю по-украински, но не могу отделаться от впечатления, что современный официальный украинский - это какая-то ёрническая пародия на звучный, колоритный язык замечательных малороссийских народных песен «Ой, на горi та жницi жнуть» или «Iхав козак на вiйноньку».

Когда несколько лет назад напечатал статью на эту тему «Гоголь, Украина и Россия» в «Литературной газете» (№ 10 за 2007 год), она вызвала оживленную и продолжительную дискуссию в Интернете. Меня порадовал её уровень, весьма высокий по сравнению с аналогичными обсуждениями на украинских форумах (например, газеты «Украинская правда»). Правда, я считаю необходимым отметить, что и мои сторонники, и мои оппоненты не приняли, похоже, в расчет одну из главных моих мыслей: что Украине необходимо официальное двуязычие. Каковы бы ни были причины и обстоятельства возникновения украинского языка, я искренне считаю его удаление из жизни Украины невозможным и нежелательным. Но столь же невозможным и нежелательным я считаю удаление русского языка из украинской жизни.

Приверженцы идеи «Украина – не Россия» всегда напоминали мне детей, с серьезным видом играющих во взрослую игру, смысла которой они не всегда понимают.
Вот Люся Снежок из Воронежа – видимо, этническая украинка. «Жители Центральной Украины переглядываются и чешут в затылках, слушая киевских телеведущих: «Що цэ за мова?» - цитирует она меня и отвечает: «Вся беда в том, что большинство жителей Центральной Украины, да и Киева тож, говорит на хохлячьем суржике, а литературного украинского просто не знает. Сама неоднократно была свидетелем того, как «чистокровные» украинцы говорят «конхвэта» (правильно «цукерка»), «больныця» («лiкарня»), «недiля» в смысле «неделя» (правильно – «тиждень», а «недiля» - это воскресенье). Так что чем репу чесать, язык бы лучше учили».

Но какой именно литературный язык не очень вежливо призывает учить Л. Снежок «чистокровных» украинцев? (Видимо, она их не считает таковыми, отсюда и кавычки). Язык основателя украинской литературы Тараса Шевченко? Так он писал на том же «хохлячьем», по выражению Л. Снежок, суржике. Возьмем самое известное сегодня четверостишие Тараса Григорьевича, поскольку оно напечатано на стогривенных банкнотах: «Свою Украïну любiть, / Любiть iï… Во время люте, / В остатню тяжкую минуту / За неï Господа молiть». Разберем его методом Люси Снежок, щелкающей «по репе» своим, как я понимаю, землякам. Шевченко пишет «во время» (тогда как на современном украинском правильно «у час»), «в остатню тяжкую минуту» (надо – «в останню тяжку хвилину»), «Господа» (вместо «Пáнове»), «молiть» (а не «благать»). Семь ошибок в четырех строчках! «Единица», Тарас Григорьевич! Язык бы лучше учили! Теперь проведем компьютерный эксперимент: введём это четверостишие в электронный украино-русский словарь и нажмем кнопочку «Перекласти». «Результат перекладу»: «Свою Украину любите, / Любите её… Во время свирепое, / В остатню тяжкую минуту / За неё Господа молите».

Так на каком же языке или наречии написал эти стихи Шевченко? Даю ответ на основании чистой логики и здравого смысла: поскольку оригинал на 70 процентов совпадает с русским переводом, и на 60 процентов не совпадает с обратным его переводом на современный украинский язык, то данное четверостишие написано на малороссийском диалекте (наречии) русского языка. А Люся Снежок и читатели могут делать свои выводы.

В ходе дальнейшей дискуссии случайно возникла интереснейшая тема: «Кстати, на каком языке писал Сковорода?»

Вот справка, полученная мною от компетентного человека (писателя Ю.М. Лощица, украинца, автора книги «Сковорода» в серии «ЖЗЛ»): Григорий Саввич Сковорода за всю жизнь не написал ни строчки на языке, называемом ныне «мовой».
А те его труды, что печатаются сейчас на украинском, являются переводом с русского – без указания переводчика.

Я думаю, любопытно также выяснить: а на каком языке написаны украинские летописи и книги XVI – XVII века? На Украине на этот вопрос ответ не получишь, как и на тот, на каком языке писал Сковорода. А было бы интересно! Вот, например, цитата из киевского «Летописца», 1577 год: «Гетман был славный козак Подкова; сей произведен на господарство Волоское, но потом ляхи, з наущения волохов, Подкове помянутому голову усекли во Львове; тело же его козаки в Каневском монастыре погребли». А вот оглавление Острожского издания 1598 г. «Книжица в 10 разделах»: «Первое. Свидетельства вкратце собранные от Божественных писаний, и святых богословцев, и вселенских учителей. Об исхождении Святаго и Животворящого Духа от Единого Отца, яко от начала искорени Божества, от Него же Сын родися, и Дух происходит». На каком языке это написано? Ясно, на каком: на литературном языке Западной Руси того времени – русском! Причем «москали» к изданию этих книг никакого отношения не имели.

Наконец, именно на Украине, в Киево-Печерской лавре, был создан архимандритом Иннокентием (Гизелем) первый учебник русской истории «Синопсис» (1674), по которому учились в школах Российской империи вплоть до начала XIX века, причем без всякого перевода! И в этом «Синопсисе» утверждалось, что малороссияне, белорусы и великороссы – один народ!

В изданной в Донецке в 2005 г. книге Юрия Фролова «Русские и украинцы: тысячу лет вместе» убедительно доказано, что русский литературный язык – это язык не одних великороссов, но также украинцев и белорусов.
Фролов снова вводит в исторический и культурный оборот понятие «общерусский язык», активно применявшееся в XIX в. Причем автор показывает, что «общерусский язык» формировался при значительном участии духовных писателей из Малороссии (существовало даже понятие «южно-среднерусское наречие»), а следовательно, появление в русской литературе Гоголя было вполне естественным делом.

Достаточно даже поверхностного знания украинского языка, чтобы видеть, как малороссийское (южнорусское) наречие XVII–XVIII вв. участвовало в создании общерусского литературного языка, окончательно сформировавшегося во второй половине XIX в. Об этом говорит количество т. н. непрямых заимствований в общерусском языке из малорусского. Например, в современном русском языке нет украинского слова «уряд» в значении «власть», зато есть (точнее, было) слово «урядник»; нет слова «кут» в значении «угол», но есть слово «закут»; нет слова «громада» в значении «мир», «общество», но есть слово «громадный»; нет слова «хмара» в значении «туча», но есть слово «хмурый»; нет слова «кошт» в значении «состояние», но есть слово «кошелек»; нет слова «яловичiна» в значении «говядина», но есть слово «яловый»; нет слова «будинок» в значении «дом», но есть слово «будка»; нет слова «хiжа» в значении «жилище», но есть слово «хижина»; нет слова «боротьба», но есть слово «борьба», нет слова «чекати» в значении «ждать», но есть слово «начеку»; нет слова «корись» в значении «польза», но есть слово «корысть» в значении «алчность». И таких примеров – тысячи, просто их никто толком не исследовал!

Изнемогая в борьбе с «пропагандой насилия и разврата» в виде употребления русского языка, пресловутое общество «Просвита» отнюдь не борется за чистоту украинского языка от полонизмов и американизмов в электронных СМИ. Результат уже есть: раньше американские фильмы с этим самым насилием и развратом показывались по ТВ в русском переводе, а теперь - в украинском. В этой своей «священной» борьбе «письменники» совершенно забыли и о собственно украинской литературе.

Известно ли нам хотя бы одно выдающееся произведение на украинском языке после 1991 года? Наиболее успешными писателями Украины считаются Андрей Курков и фантасты Марина и Сергей Дяченко, пишущие на русском, «составляющем угрозу национальной безопасности» языке.

В чем же дело? Может быть, в том, что на Украине часть населения хоть и говорит по-украински, но мало кто по-украински читает? Тогда почему мало читают? Ведь внедряли-внедряли «державную мову» - и Кравчук, и Кучма, и Ющенко…

Еще в 1851 году на эти вопросы ответил… Гоголь, но слова его замалчивали даже в советское время, видимо, усматривая в них «панславизм» или «великорусский шовинизм».

За 4 месяца до смерти Николая Васильевича его посетили в Москве два земляка: профессор Осип Максимович Бодянский и начинающий писатель, в ту пору чиновник министерства народного просвещения Григорий Петрович Данилевский. Бодянский являлся как бы прообразом нынешних украинских «письменников»-националистов. Он первым из них подверг сомнению подлинность «Слова о полку Игореве»: потому, очевидно, что язык «Слова» больше походит на русский, чем на украинский. (Кстати, если у нас в школе синхронно изучают и оригинальный текст «Слова», и перевод его на русский язык, то на Украине - только украинский перевод).

Сказав Бодянскому о том, что в стихах Тараса Шевченко «дёгтю больше, чем самой поэзии», Гоголь продолжил: «Нам, Осип Максимович, надо писать по-русски, надо стремиться к поддержке и упрочению одного, владычного языка для всех родных нам племен. Доминантой для русских, чехов, украинцев и сербов должна быть единая святыня - язык Пушкина, какою является Евангелие для всех христиан, католиков, лютеран и гернгутеров… Нам, малороссам и русским, нужна одна поэзия, спокойная и сильная (…), - нетленная поэзия правды, добра и красоты… Русский и малоросс - это души близнецов, пополняющие одна другую, родные и одинаково сильные. Отдавать предпочтение, одной в ущерб другой, невозможно…» (Данилевский Г.П. Знакомство с Гоголем).

Какая ясность, глубина, логичность мысли! Как эти слова мало соотносятся с досужими сплетнями о «ненормальности» Гоголя в последние годы жизни! Гоголь был слишком неудобен многим недоброжелателям России - отсюда и «ненормальность». Вот, кстати, Бодянский - как он себя повёл после блестящего монолога Гоголя о русском языке? Хотя Гоголь вовсе не тяготился посетителями, говорил с ними увлечённо и долго, Бодянский отреагировал так: «Ну, мы вам мешаем, пора нам и по домам!», а уже на бульваре сказал Данилевскому: «Вот уж, видно, не с той ноги сегодня встал».

Да с той ноги встал Гоголь, с той! Это вы уже второй век не на ту ножку хромаете!

В дореволюционное, да и в советское время русский язык был для восточных славян тем, чем является «хохдойч» для немцев с их многочисленными диалектами. Возможно ли появление в современной Германии значительного произведения на баварском диалекте?
Вопрос даже не требует ответа, настолько он бессмыслен. Но интересно другое: возможно ли появление такого произведения в самой Баварии? Едва ли: после создания Лютером «хохдойча» выдающихся литературных произведений на диалектах в Германии не писалось, и понятно, почему - это было бы идейным возвращением в средневековье, к германской раздробленности. А вернуться после Гоголя к моноязычной украинской литературе означало бы примерно то же самое, что вернуться от Христа к ветхозаветным пророкам. Подавляющее большинство произведений русских классиков создавалось в те времена, когда украинцы считали себя ветвью единого русского народа! Пушкин даже не выделял их в своём «Памятнике», назвав «гордым внуком славян» и малоросса, и белоруса, и великоросса. А теперь прикажете «украинскому правнуку» отказаться от идей и образов нашей общей литературы? Это не что иное, как духовная кастрация украинского народа, другого выражения не подберу. Потому что Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Лев Толстой, Достоевский, Чехов - часть культурного сознания украинцев, пока еще способных читать книги русских классиков без посредников, на языке оригинала.

Только равное, без культурной экспансии, существование на Украине двух обогащающих друг друга языков, двух литературных традиций в рамках единой украинско-русской литературы способно обеспечить ее подъём, как это было в XIX и в начале XX века.

Но и Россия не должна оставаться пассивной. Что же она – так и будет наблюдать, как выжигают всё русское из народа одного с нами корня? В книге Алексея Орлова «Украинская матрица. Перезагрузка» есть любопытное предложение. «Что должна делать Россия для преодоления искусственно созданной пропасти между двумя частями русского народа – русскими и «украинцами»? – спрашивает автор. – Твердо сказать: «Ау, «украинцы»! Просыпайтесь! Вы – русские! Приступаем к перезагрузке. Вкл.».

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх