,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


«Ленский расстрел»: бодалась правда с политикой
  • 2 апреля 2012 |
  • 10:04 |
  • JheaD |
  • Просмотров: 1019
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
Станислав Смирнов о событиях, произошедших 100 лет назад на Ленских золотых приисках …
Сто лет назад на Ленских золотых приисках разразился острейший трудовой конфликт. Из-за вмешательства политиков он перерос в лобовое столкновение бастующих с властями. А затем стал инструментом борьбы против российской государственности.

Золото Гинцбургов

Ленское золотопромышленное товарищество («Лензото») давало свыше трети всей золотодобычи Российской Империи. Хотя компания была частной, она имела стратегическое значение для государства: здесь копился золотой запас Империи. После введения золотого стандарта из сибирского благородного металла чеканили царские червонцы и империалы. Казна не раз выделяла «Лензото» крупные кредиты, и вряд ли это объяснялось лишь ушлостью ее хозяев, банкиров Гинцбургов. Приисками владел крупнейший в России банкирский дом, основанный бывшим держателем винных откупов Евзелем Гинцбургом. После его смерти бразды правления принял сын Гораций. Собственно, он и учредил в 1896 году «Лензото», а 12 лет спустя, вместе с английскими компаньонами, создал финансовое общество «Лена Голдфилдс». Непосредственное управление Ленскими рудниками осуществляло «Лензото» в лице Горация Гинцбурга. В правление, избранное в июне 1909 года, входили его сын Альфред Гинцбург (директор-распорядитель), директора правления М.Е.Мейер и Г.С.Шамнаньер, члены ревизионной комиссии В.В.Век, Г.Б.Слиозберг, Л.Ф.Грауман, В.3.Фридляндский и Р.И.Эбенау, кандидаты в члены правления В.М.Липин, Б.Ф.Юнкер и А.В.Гувелякен. Однако, например, немецкий историк М.Хаген, автор монографии об Иркутской трагедии, именно Горация Гинцбурга именует «руководителем фирмы».

«Ленский расстрел»: бодалась правда с политикой


Прибыль любой ценой

Владельцы сделали много для модернизации приисков. Появились новые технологии, первая в бассейне Лены электростанция, телефон. Но условия труда были тяжки. Вначале для успешной вербовки рабочим назначили жалованье в 55 рублей в месяц – вдвое выше, чем в Москве или Петербурге. От желающих не было отбоя. Добившись переизбытка рабсилы, администрация принялась закручивать гайки. Оплата урезалась, жильем служили примитивные бараки, один врач приходился на 2500 работников. Рабочих принуждали отовариваться в лавках компании, выдавая часть зарплаты продуктовыми талонами. При этом в карманы акционеров шли огромные дивиденды! Впечатление такое, что администрация приисков намеренно обостряла отношения с наемными работниками, ехавшими сюда со всей России. В начале 1912 года были предприняты меры по насильственному выселению рабочих из жилья. Вовсю использовался почти дармовой женский труд, хотя фабричное законодательство его воспрещало. Непосредственной причиной взрыва послужила выдача рабочим некачественных продуктов питания.

Марксисты-поджигатели

Сибирь - обычное место политических ссыльных. На Ленских приисках таких было много, и они упорно склоняли малограмотных рабочих к непомерным экономическим и политическим требованиям. В злополучном 1912 году именно большевики составили ядро забастовочного комитета на «Лензоте», хотя в него вошли и эсеры, и анархисты, и меньшевики. Особую прыть проявлял некий П.Н.Баташев – член Госдумы 2-го созыва, уже отбывший каторгу за участие в боевой организации РСДРП(б). «Все эти пламенные революционеры, - пишет в книге «Покушение на русское царство» историк Олег Платонов, - хотели использовать недовольство рабочих в своих политических целях». В начале марта стачком поднял на забастовку 6 тыс. рабочих. Почти на месяц на приисках воцарилась анархия.

Кульминация

Правительство требовало порядка. Из казенных лавок убрали водку. Полиции едва хватало, чтобы охранять склады с динамитом. По приказу из Петербурга жандармский ротмистр Николай Трещенков взял под стражу часть членов стачкома. Но другие развили бешеную агитацию, и 4 апреля собралась огромная толпа. Около 2000 двинулось к Федосьевскому прииску, где находились администрация и Народный дом с арестованными. Путь шествию преградила полурота солдат под командованием ротмистра Трещенкова и армейских офицеров Лепина и Санжаренко. Около 300 солдат.

А дальше произошло то, по поводу чего ни тогда, ни сегодня нет полной ясности. Многотысячная толпа двинулась вперед, грозя смести немногочисленный строй пехотинцев. Позднее в донесениях чинов полиции и жандармерии будут утверждать, что толпа (или ее активное ядро) вела себя агрессивно, у многих в руках были колья, камни. Оппозиция же в один голос утверждала, что стрельба была неспровоцированной, что мол, царизм повторил избиение мирных рабочих по примеру «кровавого воскресенья». В своем выступлении перед членами Государственной думы министр МВД Александр Макаров заявил: «Цель скопища 4 апреля заключалась в том, чтобы захватить оружие, смять войска и разгромить прииски». В 1917 году он повторит ту же мысль перед членами Чрезвычайной следственной комиссии: «Если на маленькую воинскую часть, которой поставлена задача охранять порядок, наступает громадная толпа в несколько тысяч человек, то она находится в таком положении, что может быть этой толпой смята, и ей приходится стрелять».

Нам представляется, что случилось трагическое стечение обстоятельств. Ситуация могла разрешиться, как угодно. По всей видимости, Трещенков принял ошибочное решение, хотя формально действовал по уставу.

Буря в печати

Кадетская «Речь», кадетствующее «Русское слово», не говоря уж о ленинской «Звезде» соревновались друг с другом в нагнетании истерии. Рисовались неслыханные масштабы кровопролития. Во всем винили Царскую власть, помалкивая о первопричинах забастовки и поджигателях конфликта. Целый ряд газет, словно по команде, растиражировал известия все того же Баташева, со злорадством сообщившего о 270 убитых и 250 раненых. С тех пор эти цифры кочуют по статьям и учебникам.

Каковы истинные цифры жертв? В рапортах офицеров Трещенко и Лепина сообщалось о 107 убитых и 83 раненых. В официальном докладе сенатора С.С.Манухина, по поручению Николая II в мае-июле 1912 г. посетившего Приленский край для следствия, сказано лишь о 202 раненых. Даже большевистская «Звезда» сообщала сначала о 170 убитых и лишь позже повторила цифры 270/250. Как ни странно, в книге «Ленские прииски», вышедшей в 1937 году в серии «История заводов», сообщено о 150 убитых и 100 раненых, что ближе к донесению ротмистра Трещенко. Но при Царе еще не было однопартийной монополии прессы.

Трагедия на Лене получила всестороннее освещение. Консервативное «Новое время», например, не пошло на поводу у революционной общественности. Прежде всего, газета А.С.Суворина была едва ли не единственной, озвучившей и иной взгляд на произошедшее: Толпа, вооруженная кольями, кирпичами и камнями, стала угрожающе надвигаться на воинскую часть, которая вынуждена была дать несколько залпов». Но помимо этого «Новое время» пыталось докопаться до глубинных причин конфликта, разрешившегося обильным кровопусканием. В статье под заголовком «В царстве Гинцбургов» вновь ставился вопрос: «Кто виноват?». Но ответ звучал в унисон с леволиберальной пропагандой: «Кровавые эксцессы возникают лишь тогда, когда в дело вмешиваются темные силы, позволяющие себе спекулировать на человеческой крови — в интересах необузданного экономического хищничества или в интересах политической агитации». Автор статьи писал, что требования рабочих были умеренны, поначалу не выходили за рамки закона. Однако руководство «Лензото», которое вело себя как государство в государстве, требовало подавления стачки силой.

«Ленский расстрел»: бодалась правда с политикой


Черный миф

В историографии той кровавой драмы реальные факты переплелись с политическими спекуляциями. Последние оказались особенно живучи. Сегодняшние интернет-сайты пестрят тенденциозным изложением Ленской трагедии. Даже изданный в 2005 году «Новый энциклопедический словарь» слово в слово повторяет упрощенный штамп: «Ленский расстрел, расправа над участниками мирного шествия забастовщиков». Трактовка до чудовищности упрощенная, вполне простительная советскому агитпропу, выполнявшему политический заказ на очернение Императорской России, но достойная удивления, когда исходит из уст современных историков.

Как бы то ни было, по меньшей мере, доля вины за иркутскую трагедию лежит на золотопромышленниках, жадных, как писала газета «Новое время», «до русского золота и не особенно ценивших русскую кровь». А также на политиканах, которые, действуя по принципу «чем хуже, тем лучше», сознательно вели дело к кровавой развязке. Существует версия о масонском следе в событиях на Ленских приисках, но она не исследована.

Кого наказали? Министр лишился своего поста. Николай Трещенков был разжалован в рядовые. Кстати, в 1914 году, когда началась 2-я Отечественная война, он упросил послать его на фронт. Там затравленный офицер явно искал смерти. Подняв батальон в атаку, подполковник Трещенков был убит немецкой пулей в лоб 15 мая 1915 г. Посмертно Высочайше награжден Георгиевским оружием.

Власть стреляющая

В советской пропаганде Ленская трагедия 1912 года стояла одной из первых в ряду «ужасов царизма». Это не помешало в 1925 году, следуя заветам Ленина о концессиях, сдать компании «Лена Голдфилдс» в аренду золотые месторождения Восточной Сибири. Доля соввласти в концессии была всего 7 процентов. Об этом историки-марксисты вспоминать не любят. Как и о втором «Ленском расстреле», случившемся в 1938 году. О нем стало известно лишь недавно, благодаря исследованию иркутских историков А.Л.Александрова и В.Г.Томилина.

Вкратце суть такова. В конце 1937 года Сибирь явно отставала в корчевании «врагов народа». Наверстать упущенное на Ленских приисках поручили эмиссару НКВД по фамилии Кульвец. «В Бодайбо большой контингент врагов, которым надо дать почувствовать силу советской власти», - докладывал он начальству. В итоге были арестованы тысячи. Переполненные тюрьмы, пытки. Только в 1938 году в Бодайбо расстреляли 948 человек. Это в 4 раза больше жертв трагедии 1912 года, даже если принять цифирь большевистской «Звезды». Кто-то написал: «В 1912 году погибло от 120 до 250 человек. В 1937 одна "тройка" НКВД в день получала вчетверо больший результат». Первый «Ленский расстрел», писала «Восточно-Сибирская правда», запустил механизмы тогдашнего гражданского общества (Дума, пресса), второй вершился скрытно, в форме террора против собственного народа, на основе партийных догм.

В целом Коммунистическая партия, муссируя Ленскую трагедию и демонизируя Царскую власть, армию и полицию, не раз прибегала к массовым расстрелам населения. Достаточно вспомнить о расстреле в Новочеркасске, случившемся летом 1962 года. То были массовые протесты против роста цен на мясо и масло. По толпе открыли огонь автоматчики, 24 человека убито, 87 ранено. Позднее 7 человек были расстреляны и 107 получили тюремные сроки.
Станислав Смирнов, журналист (Нижний Новгород)



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх