,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Опасности будущего с точки зрения кога...
+7
НЕМНОГО О НЕОБОСНОВАННЫХ НАДЕЖДАХ ТЕХНОРОМАНТИКОВ
Сегодня мы то и дело слышим о том, что ничего страшного не происходит. США, дескать, имеют резерв – новый мощный технологический рывок. Он, как нам говорят многие, спасет капитализм – а заодно и цивилизацию. Мол, в Америке – почти 5 миллионов ученых, они еще могут рвануться вверх. К полностью роботизированным производствам. И вообще – к капитализму-2.0.
(Вот только почему-то на рынке не видно телевизоров американского производства, которые якобы собирают в США полностью роботизированные заводы, что-то не летают в воздухе сотнями тысяч аэромобили «мейд ин Ю Эс Эй», а темпы НТР в Америке, как мы видели, замедляются по мнению самих американцев).
Нам рисуют идиллические картины того, как люди, отказавшись от государств как таковых, живут самоуправляющимися общинами. Информационные сети позволяют им вести дела напрямую друг с другом (peer-to-peer, person to person). Это позволит заменить собой банки, это позволит любому продавцу или производителю найти любого потребителя – и наоборот. Поселения людей автономны: им не нужны централизованные сети жизнеобеспечения. В воздухе летают стаи веселых авиеток-аэромобилей…
Прекрасно! Допустим, Западу удалось избежать губительного влияния деиндустриализации на свою науку, получилось защитить ее от волны новых варваров, от порчи системы образования. Допустим, он смог собрать в своих университетах и исследовательских центрах лучшие мозги из Индии, Китая, с развалин Советского Союза. Допустим, технологический прорыв Запад успеет совершить.
Но только как дожить до этой поры прекрасной, если на пути к ней новые технологии – Шестого и Седьмого технологических укладов – превратят в лишних 80-90% населения? Что с ними делать? Ведь при сохранении капиталистических порядков людей просто выставят вон. Ну, не нужны они ни в производстве, ни в торговле, ни в строительстве. Роман Уэллса именно об этом и предупреждает.
Действительно – а что делать с высвобождающимися людьми, коли новые технологии оставляют всего 1-2 работников там, где сейчас требуются десять? Причем везде – и в туризме, и в сфере услуг тоже? При капитализме возможно ограниченное число решений проблемы.
Первое – просто забыть об этих людях. Пусть вертятся, как могут.
Но в этом случае они моментально превращаются в озлобленных новых варваров, отрезанных от источников зарабатывания денег. Конечно, кто-то перейдет на натуральное сельское хозяйство. А часть собьется в стаи, начнет добывать оружие – и начнет разбойничать, мстить, нападать на благополучных. А то и воевать.
Второе решение – забрать этих людей в армию. И начать войны – но не для того, чтобы реально что-то завоевать, а просто ради «сжигания» в битвах и многолетних кампаниях миллионов ненужных двуногих.
А это может завести слишком далеко. Мир просто озвереет от чудовищной жестокости и умопомрачительного кровопролития. Один шажок – и война может перейти во всеразрушающую, апокалиптическую фазу. Ведь ты же не заставишь людей воевать кремневыми ружьями и копьями, имея современный набор технологий. Да и война может быстро перекинуться внутрь воюющих обществ, стать гражданской. Уэллс о том же, кстати, предупреждает.
Третье – загнать лишних в лагеря смерти, в Освенцимы или Майданеки нового времени. Или принудительно стерилизовать лишнюю биомассу, Заодно устроив ей пандемии, дабы выкосить ненужные миллиарды двуногих.
Вариант, знаете ли, стремный, чреватый непредвиденными сбоями в программе. Да и опасный ответной реакцией обездоленных, надо сказать.
Есть и четвертый, гуманный вариант. Основная масса людей превращается в люмпенов. Им придумывают бессмысленную работу и дают продовольственные и вещевые пайки, поощряя бездетность. Но они превращаются в неполноправных, лишенных права голоса. В стадо для полноправных граждан-пастухов.
Но это – прямой путь в новые Темные века!

ЦАРСТВО ЛЮМПЕНОВ
Вы можете себе представить, что ожидает несчастное общество, где 80% живущих вынуждены бить баклуши? Где им скучно и нечего делать?
Посмотрите на нынешних двуногих обывателей. Что в Америке, что в Европе, что у нас. Вот отнимите у них необходимость ходить на работу – что они будут делать? Они ведь уже – новые варвары. Читать они не хотят. Творить? Творчество недоступно большинству. Какая-то часть удовлетворится тем, что будет разводить цветы или что-то мастерить. Но большинство станет сутками напролет щекотать себе нервы, просиживая в онлайн-играх и в виртуальной реальности. Ну, кто-то не будет вылезать из свингер-клубов и БДСМ-салонов. Они станут аналогом римской черни, требующей хлеба и зрелищ. Они захотят «реала».
Скука – вот бич современных нам новых варваров. Им нечем себя занять. Все быстро приедается. Все время хочется чего-то нового, щекочущего нервы. Как все новой и новой дозы наркотика. Праздность толкает к поискам все более и более «остренького». Вроде реальной охоты на людей (вспомним, как хорваты устраивали туристические поездки для пресыщенных западников: пострелять по живым сербам из засады). А напомнить вам, какой бизнес делался на продаже видео настоящих пыток и убийств из суверенной Чечни в 90-е?
А пример Ливии до 2011 года? Каддафи дал ливийцам все: возможность не работать, давал пособия на каждого ребенка, почти даровой кредит на покупку жилья, огромные подъемные молодым семьям. Ливийцы жили – простите за каламбур – как у Христа за пазухой. Но им было скучно. И они начали бунтовать. Чернь так устроена: то, что ей дают, только сначала кажется благодеянием – и принимается с благодарностью. А дальше люмпен считает, что это – его неотъемлемое право. Что так было и будет всегда. И хочет чего-нибудь «интересненького».
Свято место пусто не бывает. Обязательно кто-то воспользуется этой массой изнывающих от скуки бездельников.
Мышление нового варвара, так сказать, «голливудно». Вот простой пример: русский националист Дмитрий Демушкин съездил в Чечню и посмотрел на месте, что там происходит. Нашел, чему можно поучиться у Рамзана Кадырова. Например, тому, как можно за те деньги, за какие в Питере строится один стадион, в Чечне – три стадиона возвести. Естественно, на Демушкина обрушилась волна дерьма из стана молодых националистов (среди которых тупого быдла и новых варваров – хоть отбавляй).
Пытается Демушкин общаться с такой аудиторией. Встает молодой и заявляет: «Чечню надо забросать атомными бомбами, а потом – танками раскатать!». Дмитрий чуть не поперхнулся. Попытался он доказать молодым визави: вы понимаете, что радиоактивные следы от нескольких десятков взрывов (а меньше в горной республике не получится) накроют собственно русские регионы? Да вы понимаете, что тогда РФ станет олицетворением мирового зла, ее начнут душить экономическими санкциями, причем вы, молодые, лишитесь многих вещей, к которым уже привыкли. Ну, вроде электронных штучек, которые идут из-за рубежа. Но из зала продолжали тупо твердить: атомными бомбами… Гусеницами!
Когда я рассказал об этом Михаилу Делягину, тот невесело усмехнулся:
- Демушкину – 32 года? Он в 1979-м родился? Значит, учился еще с советской школе. Да-да, в 90-е, после формальной гибели СССР, еще сохранялось его среднее образование. То есть, он обладает логическим мышлением, научен представлять последствия своих действий. А эти молодые – у них нет того образования. Они не представляют последствий того или иного действия. Они воспринимают все как электронную игру, как боевик, как киношный «экшн»…
Хотя пример относится к практике РФ, но таких недоумков полно и на Западе. И вот им не нужно будет работать для пропитания. У них – уйма свободного времени, которое надо убить. И в голове – две извилины. Что делать? Сексом заниматься? Мало. Начнут сбиваться в ночные стаи – и убивать из удовольствия. Но и этого будет мало. Новый варвар легковнушаем. Еу можно навешать на уши любую лапшу: он невежествен. Значит, завтра кто-то внушит праздным придуркам: нужно убивать ученых. Они, видите ли, хотят сделать из нас киборгов! И вообще на божественное замахнулись!
А дальше эту массу легко подбить на беспорядки и бунты. Ибо скучно! И нечем заняться. А психология, образование и потребности – на уровне питекантропов.
Ну хорошо, с этой массой люмпенов-троглодитов как-то справились. Но что ждет их пастухов? Тоже деградация. Нельзя оставаться островами нормальности среди моря праздных дегенератов, которым просто нечем заняться. Это и развращает, и наводит на мысли о сбросе лишней биомассы. «Востребованным», образованным обитателям неизбежно изолированных от люмпенов поселков будет не до какой-то там космической экспансии и не до великих научных открытий. Они тоже начнут дегенерировать, двигаясь к некоему новому идеалу: лишних – уничтожить, а самим – замкнуться на Земле, причем каждому – рабов и поместье этак по тысяче гектаров. Так, чтобы жить в одиночку, не сталкиваясь с соседом.
Человечество превратится в немногочисленное собрание «элитных» недоумков. Развитие остановится. И это тоже будут новые Темные века. Если же в такой своеобразной цивилизации кто-то достигнет физического бессмертия, но неизбежно столкновение бессмертных постлюдей и смертных сапиенсов.
Да, выход из глобального кризиса лежит через развитие технологий Шестого уклада. Да, в этом – спасение от нового варварства. Для всех – для нас, для Европы и для США.
Но это будет означать гигантские политические потрясения. Такой переход – сам по себе опасный кризис. Ведь ресурсо- и трудосберегающие технологии следующей эры сделают ненужными гигантские массы людей. Там, где сегодня нужны десять работников, «шестоукладные» технологии оставят одного-двух. И переход этот можно осуществить только в одном случае: если одновременно будет создано новое общество.
Счастливый Мир…

ИНОЕ ДАНО

Черты Счастливого Мира можно отыскать в «Туманности Андромеды» Ивана Ефремова, в прекрасных, сверхчеловечески сильных землянах из «Часа Быка» – в Фай Родис, Вир Норине, Чеди Даан, Грифе Рифте…
«…Гигантские машины, автоматические заводы и лаборатории в подземных или подводных помещениях. Здесь, в неизменных физических условиях, шла неустанная работа механизмов, наполнявших продуктами дисковидные здания подземных складов, откуда разбегались транспортные линии, тоже скрытые под землей. А под голубым небом расширялся простор для человеческого жилья. Тормансианам открылись колосальные парки, широкие степи, чистые озера и реки, незапятнанной белизны горные снега и шапка льда в центре Антарктиды. После долгой экономической борьбы города окончательно уступили место звездным и спиралевидным системам поселков, между которыми были разбросаны центры исследований и информации, музеи и дома искусства, связанные в одну гармоническую сетку, покрывавшую наиболее удобные для обитания зоны умеренных субтропиков планеты. Другая планировка отличала сады школ разных циклов. Они располагались меридионально, предоставляя для подрастающих поколений коммунистического разнообразные условия жизни…».
На самом деле, первые ласточки Шестого техноуклада, высвобождающего миллионы работников, уже полетели. Нанотех уже позволяет применять новые материалы – замену стали. Новые неантибиотические лекарства (антибиотики становятся бесполезными против болезней. Массой приобретающих вирусную основу) – провозвещают конец прежней фарминдустрии. Новые агротехнологии уже требуют гораздо меньше рабочих рук, чем осталось даже в обезлюдевшей русской деревне. С огромными автоматизированными свинокомлексами справляются пять-шесть человек. Созданные образцы одностадийных нефтеперегонных заводов сокращают надобность в персонале в десятки раз. Современные станки-обрабатывающие центры заменяют собой по 15-20 рабочих на отдельных станках. Про гибкие роботизированные линии производства уж не говорим.
Меняются и стереотипы поведения людей. Кризис остановил бездумные траты на ненужные вещи типа смартфонов (раз в полгода) и на барахло с брэндами. Теперь народ хочет тратить средства на здоровье, на долговечные вещи, на недорогие, но экономичные автомобили. И это тоже высвободит миллионы работников, дотоле пахавших на производство массы ненужно-одноразовой ерунды, на выпуск избыточных автомашин. Уничтожение спекулятивного финансового сектора (он просто отмирает) выбросит на улицы новые рати ненужных «специалистов» и всех, кто их обслуживал.
Обеднение людей и крах государства всеобщего соцобеспечения на Западе сократит туристическую индустрию. Люди будут меньше ездить по планете.
А дальше – подобного будет все больше и больше…
Перемены неизбежны. Вечно сдерживать технологический прогресс невозможно. Но если его перестать сдерживать, то новые технологии покажут свою полную несовместимость с капиталистическим строем. Они начнут его ломать, усугубляя кризис старой формации. Так уже было в истории – так будет и на сей раз. Новые производительные силы порождают могильщиков старого общества.
Но, видишь ли, читатель, некапитализм – хотя бы изначально – может быть очень разным. С помощью одних и тех же прорывных технологий можно создать и коммунизм, и новый феодализм, и самый лютый нацизм. К новым технологиям нужны и соответствующие общественные отношения. Последние не могут существовать без прорывных технологий (невозможно строить более совершенное общество на технической базе вчерашнего дня), но точно так же и весь потенциал таких технологий не откроется полностью там, где нет походящего общественного устройства.
И тут новые технологии грядущей эры – дар и живительный, и весьма опасный одновременно.
Напряжение в мире нарастает. Новые технологии, создавая избыточные экономические возможности и высвобождая целые армии людей, уже воздействуют на историю. Даже теперешняя техника вызывает бурный демографический рост на бедном Юге, плодя экстремизм и ускоряя начало Великого переселения народов. Технологии Шестого уклада роднятся с оружием. С помощью новых материалов и интеллектроники можно даже нынешние виды неядерных вооружений делать сверхэффективными.
Только новый строй, который одни назовут коммунизмом, другие – нейромиром, а третьи – когнитивной эпохой – в силах превратить технологический прогресс в совершенное благо.
Только строй, что не ставит во главу угла прибыль, способен на такое. Лишь тот строй, для коего мерило всего – Человек.
Даже весьма несовершенный СССР гораздо лучше мог бы распорядиться прорывными технологиями. Ему было под силу зажечь мечтой миллионы сердец – и переучить, переподготовить миллионы высвобождающихся людей. И создать для них новые сферы приложения их сил, умений и талантов.
Можно невиданно расширить сферу образования: так, чтобы один учитель приходился не на тридцать, а на десяток детей. Да придать школам еще и «учителей игр», создав, по сути, «человекостроительные долины». И тогда мы получили бы сверхобразованное, гармонично развитое потомство. Тесно примыкает к этому сфера здраворазвития.
А гигантское новое строительство? А новая урбанизация с созданием футурополисов – усадебных городов и городов-домов нового типа? А гелиотектура, как у Сергея Непомнящего? А восстановление мертвых земель и превращение пустынь в орошаемые сады и житницы? А освоение материкового шельфа? А гигантская сфера научных исследований, сулящих фундаментальные прорывы – и требующих построения целой индустрии добычи знаний? Там ведь – и гигантские ускорители, и грандиозные лаборатории. А сфера освоения космического пространства, требующая не только своей промышленности и мощнейшей науки, но и поистине религиозного рвения (вроде движения крестовых походов) для осуществления дальних миссий? Сюда можно направить высвободившиеся ресурсы, мозги и рабочие руки.
Здесь же – тесно сцепленный с космическим второй Суперпроект: создание нового человечества, следующей расы, достижение физического бессмертия.
А дальше – пусть еще не столь грандиозная, но крайне важная сфера философии. Создания смыслов для человечества. Получение ответов на вопрос: а зачем мы живем во Вселенной, в чем – наша миссия? Ибо умным людям понятно, что наука, игравшая ведущую роль в развитии с семнадцатого века, вскоре уступит место лидера философии. Это неизбежно. Сначала люди должны будут отвечать на вопросы смысла жизни и деятельности, и только потом подтягивать на помощь науку и технологии.
Я не зря привел отрывок из Ивана Ефремова. Тот, кто читал его романы о коммунистическом будущем, помнит, какая сложная гуманитарная структура нарисована в его обществе звездолетов и высоких энергий. Разветвленная и разносторонняя система образования/воспитания. Система инициации юношей и девушек: ввод их во взрослую жизнь через систему подвигов и деяний. Академия Горя и Радости. Надеюсь, вы понимаете, к чему это и зачем.
И это – строй более высокой ступени развития, нежели капитализм. Только он позволит превратить научно-технический прорыв во благо человеку, а не в его погибель. Вот оно, настоящее спасение от Темных веков и волны отвратительного «вторичного варварства».

Максим Калашников



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх