,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Мифические миллиарды Путина
  • 25 февраля 2012 |
  • 23:02 |
  • edmund |
  • Просмотров: 728
  • |
  • Комментарии: 11
  • |
+2
Главный посыл: через нефтетрейдера Тимченко проходит на экспорт вся Российская нефть. Обывателю рассказывают страшную историю о том, что Тимченко покупает нефть у России на 5% дешевле, чем продает контрагентам. Обыватель, естественно, вычисляет, сколько будет 5% с тонны нефти, затем умножает на количество поставляемой нефти за рубеж и приговаривает «Ну, не фига ж себе?!!!! Скоко денех!!!».

Правда, обыватель ничего не смыслит в нефтетрейдинге и даже не знает слова «хедж», а уж о рисках колебания цен на нефтепродукты он может мыслить только в контексте «Если цена на нефть упадет ниже $50 за бочку — нам всем пипец настанет!!!».

Однако в 2008-9 гг не настал почему-то и мало кого интересовал этот вопрос — почему ничего страшного тогда не произошло? А не произошло потому, что некто Тимченко захеджировался от падения цен на нефть и реально Россия почувствует это падение не ранее чем через год. Т.е. только через год, если цены на нефтепродукты продержатся ниже определенного уровня, начнутся сложности с бюджетом. А за год можно будет предпринять некоторые аварийные действия.

Как это реально происходит? С помощью хеджирования — защиты от рисков.

Т.е. предположим, что необходимо поставить 240 млн тонн нефти по 20 млн в месяц. Текущая цена на нефть сорта Brent $110-120 за бочку, условно посчитаем, что в тонне 8 бочек, т.е. цена нефти ~ $880-960/тонну (возьмем 900 для удобства расчетов). Что надо сделать, чтобы защитить себя от резкого падения цен на нефть (ниже $100/бочку)? Самое простое — это купить опционы на соответствующие месяца поставки. За опционы надо заплатить. Стоимость опционов зависит от многих факторов, но не будем сейчас этим заморачиваться и предположим, что в среднем опцион обойдется в 2-3%. Т.е. хедж на месяц обойдется (20млн*800*0.025=$400млн) — это только защита от резкого падения. Защиту от резкого повышения рассматривать не будем здесь.

В случае, если цена не упадет в этот месяц ниже отметки $100/бочку, эти деньги пропадают, т.е. это что-то вроде страховой премии. Если же цена падает ниже $100/бочку, тогда покупателю опциона выплачивается премия, которая равна разнице между $100 и ценой нефти на момент погашения опциона. Т.е. все убытки от падения цены компенсируются. Предположим, что цена упала до $80/бочку — тогда покупатель опциона получит $160*20млн = $3млрд200млн. А если цена упадет до $50/бочку, тогда покупатель опциона получит за него $400*20млн = $8 млрд.

Кто такие суммы заплатит? Продавец опциона — это, как правило, банки высшей категории надежности (ААА). А если низкая цена продержится несколько месяцев? Умножим 8 млрд на количество месяцев. Т.е. покупая опционы нефтетрейдер вынужден тратить некоторые средства со своей прибыли, но, таким образом, защищает себя от рисков рыночных колебаний.

А теперь подумаем, что будут делать банки, продавшие такое количество опционов? У меня есть подозрение, что они будут поддерживать высокие цены на соответствующий товар, с тем, чтобы забирать себе премию и невыплачивать, как можно дольше страховку.

И вот что интересно. Если вы поинтересуетесь движением цен на нефть сортов WTI (американская) и Brent (европейская) — ко второй привязяны цены на нефть сорта URALS — то вы сможете увидеть, что до некоторого времени нефть сорта WTI была всегда дороже нефти сорта Brent. А потом все стало с точностью до наоборот. Связать время этого переворота и время образования и начала работы некоего нефтетрейдера в Швейцарии вы можете самостоятельно.

Что получается в итоге? Во-первых, сделки по продаже нефти на экспорт хеджируются для снижения рисков резких колебаний цен, что уже хорошо и позволяет создать некоторую подушку безопасности от резких падений. Во-вторых, эти сделки автоматически держат цены на нефть высокими, т.к. крупнейшие банки стараются эти цены поддерживать, дабы не выплачивать сильно большие деньги в случае падения цен. Поскольку эти банки обладают очень большими деньгами, то им это сделать несложно.

Так что вынужден разочаровать обывателя — нет у Путина никаких мульярдов. Все эти деньги просто идут на то, чтобы страховать риски и поддерживать высокие цены на нефть, а значит, и высокие доходы государства от продажи этой нефти на экспорт.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх