,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Межигорье в Качановке, или Все пропало
  • 25 января 2012 |
  • 18:01 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 937
  • |
  • Комментарии: 8
  • |
+9
Когда-то Юлия Тимошенко считалась плохим стратегом, но хорошим тактиком. Так оно, собственно говоря, и было. Тактически правильным было сотрудничество с Павлом Лазаренко, но стратегически совершенно ошибочным: то время тактических побед и легких денег до сих пор темным пятном лежит на светлом образе Юлии Владимировны.

Когда, тактически ловко сыграв на волне революции радостного цвета, газовая принцесса уселась в премьерское кресло, то стратегической перспективы не учла, и кресла лишилась.

Тактически правильно Юлия Владимировна привлекала в свои ряды килограммы долларовой наличности (без который в украинской политике никуда), т.е. крупных бизнесменов, но в стратегической перспективе получила не соратников, а случайных попутчиков, которые при первых же признаках грандиозного шухера косяками повалили от пассионарной дамы в тихие заводи властных коридоров.

Но все это было бы не фатально (в конце концов, Тимошенко уже много раз как птица Феникс возрождалась из пепла), если бы ей не стало изменять уже и тактическое чутье. Эта измена пострашнее десятков измен соратников. Ведь утрата этого качества вкупе с патологическим неумением видеть стратегическую перспективу, скорее всего, поставит жирный крест на политической карьере самого любопытного персонажа украинской политики.

Итак, первые признаки болезни, которую можно условно назвать «дефицитом тактического чутья» у Тимошенко начали проявляться еще в 2009-м году. Случился тогда эпизод, о котором широкая общественность, занятая свежими скандалами, успела немного подзабыть, а Юлия Владимировна наверняка дала бы отрезать себе руку или даже косу за то, чтобы этот эпизод вообще никто и никогда не вспоминал. Речь идет о несостоявшейся широкой коалиции между «Батькивщиной» и Партией регионов. Знаменитое тимошенковское «Все пропало!», появившееся в Ютубе, как нельзя лучше характеризовало ситуацию со стороны Тимошенко. И не знала тогда Юлия Владимировна, что пропало действительно все, и за этим провалом последуют другие. Например, президентские выборы, которые она проиграла, в том числе благодаря многим «соратникам», которые, скинувшись на билборды, сочли, что сделали все для победы, и попросту забили на работу в регионах.

После этого последовал еще один громкий провал - суд, результатом которого для Тимошенко стала пусть и необычайно комфортная, но все же тюрьма. На суде Юлия Владимировна применила все свои лучшие качества: язвительное красноречие, пассионарность и железную волю. Правда, применила не туда. Тактическое чутье в очередной изменило Тимошенко. Она как будто забыла, что на дворе вовсе не 2004-й, и публика уже не падка на разглагольствования про «злочинну владу». И выходить на Майдан бесплатно, во имя светлой идеи «Свободу Тимошенко!», желающих уже нет. И грань между стремлением «клеймить позором несправедливый суд» и обычным хамством видят все больше людей. И заграница уже не поможет, потому как у этой заграницы и своих проблем навалом. Да и проявлять излишний энтузиазм по поводу политика, ранее замешанного в громких коррупционных скандалах, рафинированным еврочиновникам как-то не комильфо.

В общем - поведение Тимошенко на суде и тактика защиты под названием «нагадим на голову судье, а заодно и политическим оппонентам» была стопроцентно мимо. Приговор стал закономерным итогом фатально неправильной оценки ситуации и серии тактических ошибок Тимошенко. Казалось бы - все. Точка. Можно в тиши камеры поразмыслить над происходящим, сделать работу над ошибками и продумать если не дальнейшую стратегию, (на это Тимошенко, даже находясь в лучшей форме, была не способна) то, по крайней мере, дальнейшие тактические шаги. Вместо этого, Тимошенко опять делает то, чего делать при здравом размышлении не должна.

Речь идет о линии поведения под названием «Власть меня убивает». Педалирование темы здоровья Тимошенко с одной стороны вроде как бьет в точку: народ у нас сердобольный. Тюрьма, да еще и приключившиеся в связи с этой неприятностью хвори должны вызывать сочувствие. Но рейтинг «Батькивщины» с момента ареста Тимошенко вырос всего-то в пределах статистической погрешности. Почему же народное сочувствие в политические пристрастия никак не конвертируется? Возможно потому, что жалости этой не так уж и много. Как можно сочувствовать человеку, условия жизни которого в заключении лучше, чем у многих украинцев на воле? Украинская пенитациарная система несколько раз радовала общественность наглядной иллюстрацией «застенков», в которых томится Юлия Владимировна. Разница между условиями содержания обычных зеков и Тимошенко примерна такая же, как между условиями жизни жителей хрущевок и обитателей «Межгорья».

Так обычный гражданин, что в случае первого сравнения, что в случае второго, лишь утверждается во мнении, что властители государства и на вершине властного олимпа, и под ним, проживают в условиях, простым смертным недоступных. Так откуда взяться массовому сочувствию к Тимошенко, если в глазах многих украинцев, ее тюремная камера стала своеобразным «Межгорьем», т.е. символом издевательской далекости от народа?

Здоровье Юлии Владимировны это отдельная тема, и на первый взгляд, беспроигрышная: даже ее оппоненты особо не рвутся комментировать ситуацию с болезнями Тимошенко, потому как ситуация скользкая, как к ней ни подойди: можно или прослыть в глазах общественности бессердечным циником, или в глазах однопартийцев сочувствующим врагу. Так что главные спикеры темы - ближайшее окружение Тимошенко, фактически лишенные оппонентов, стараются по полной программе, информируя общественность о состоянии здоровья Юлии Владимировны. Если послушать Власенко и Турчинова, то жизни Тимошенко угрожает смертельная опасность, и не сегодня-завтра лидер оппозиции имеет все шансы сделать то, чего не удавалось на всем протяжении судебного процесса - собрать более-менее многочисленный майдан сторонников. Правда, придут сторонники не слушать своего лидера, а скорбеть о его безвременной кончине.

Но такой вариант развития событий вызывает серьезные сомнения. Причина проста - когда человек чувствует, что состояние его здоровья критическое или приближается к таковому, он начинает всерьез бороться за жизнь, и никакие политические или имиджевые соображения не могут перевесить инстинкт самосохранения. А Юлия Владимировна не пускает к себе врачей. Конечно, можно предположить, что медицинские светила - директора институтов неврологии и терапии, от чьего осмотра отказалась Тимошенко, поддадутся на давление власти, и поставят диагноз «здорова» вопреки реальному состоянию главного оппозиционного организма страны. Только версия эта уж очень отдает паранойей.

Например, директор Института неврологии и психиатрии Петр Волошин, который должен был войти в комиссию МОЗ, созданную для осмотра Тимошенко, кроме всего прочего, является членом правления Европейской ассоциации неврологов, членом Международного научного совета Европейского общества клинической нейрофармакологии, действительным членом Американской академии медицины и психиатрии и академиком Нью-Йоркской Академии наук. Т.е. человек этот известен далеко за пределами Украины, и вряд ли власть решилась бы давить на ученого с мировым именем, который им, несомненно, дорожит.

Директор Института терапии, Олег Бабак, тоже ученый высокого уровня - профессор и доктор наук, автор более 600 научных публикаций, главный последователь легендарного врача и ученого Любови Малой, чьим именем назван возглавляемый им институт. Представить себе, что эти люди могли бы запятнать свою репутацию, не выполнив врачебного долга, - невозможно. В том, что их диагноз был бы верен - нет никаких сомнений. Зато есть очень серьезные сомнения в том, что этот диагноз был бы неблагоприятным для имиджа «тяжелобольной Жанны д'Арк». Иначе - зачем ей было отказываться от осмотра? Вывод напрашивается сам собой: после правильного диагноза, слова Власенко и Турчинова о слабости здоровья лидерки будут звучать уже не драматично, а комично.

И, коль скоро речь зашла о комичности, нельзя не упомянуть об истории с массажистом. Понадобился заключенной Тимошенко массажист. Эка невидаль - массажист для заключенного! Можно сказать - обычная ситуация. В тюрьмах и колониях арестанты то и дело получают массаж, спросите хоть у знакомых сидельцев. Предоставили ей массажиста. Но одержимая недобрыми намерениями «преступная власть» массажного стола к массажисту не приложила. Или наоборот. Как бы там ни было, бедная заключенная, сломленная таким коварством, была вынуждена отказаться от целебной процедуры. Смешно? Очень! А еще смешнее, что находятся люди, которые и в этом готовы усмотреть «происки преступной власти».

Впрочем, им самим, очевидно, нужен врач. Академика с мировым именем им не получить, для этого нужно быть, как минимум, экс-премьером за решеткой, но диагноз подобным гражданам с легкостью поставит обычный районный психиатр.

В общем, вся эта возня со здоровьем, условиями содержания и т.д. - грубейший тактический просчет, который наводит на мысль, что авторы подобной тактики просто утратили связь с реальностью. Причем утратили эту связь настолько, что их заявления все больше напоминают бред. Речь идет о версии отравления Тимошенко таллием. Правда, эту версию озвучил не вездесущий Власенко, а некий «эксперт», даже обремененный званием кандидата наук. Но звание вряд ли заставит убрать из слова «эксперт» кавычки, т.к. ни один врач не возьмется ставить диагноз по данным о состоянии здоровья, полученным из СМИ. Так что врач-токсиколог, озвучивший этот бред, либо одержим манией заговора, помноженной на манию публичности, либо врачебные теоретизирования на тему «что это могло бы быть» были с подачи окружения Тимошенко поданы как некое экспертное мнение. (Вспоминается диагноз «проказа», подобным же дистанционным образом поставленный неким анонимным доброхотом Виктору Ющенко - прим. ред.).

Все эти тактические просчеты были бы не важны: в конце концов, люди верят в то, что хотят, и в молодой украинской демократии «пипл хавал» и не такое, если бы не фатальные последствия для Тимошенко. Нет, Тимошенко как организму, скорее всего, ничего не угрожает. А вот Тимошенко-политик, похоже, находится при смерти. Потому что за всеми этими тюремно-болезными информационными потоками Тимошенко как политик практически исчезла. Она находится в тюрьме, но не в полной изоляции. К ней ходят посетители, она наверняка пользуется мобильным телефоном, а возможно, даже интернетом (да, это запрещено, но сейчас мобильные телефоны в камерах себе позволяют даже заключенные, не помышляющие о собственных массажистах). При этом собственно политических заявлений Тимошенко во время своего заключения не делала, если не считать заявления по поводу голосования соратников, когда принимался закон про выборы народных депутатов.

Таким образом, Тимошенко из активного субъекта политики уже перешла в объект. В объект посягательств на здоровье со стороны «преступной власти». И даже в объект насмешек. Власти это рейтинга, конечно, не добавляет, но и Тимошенко с «Батькивщиной» - тоже. Потому что каждый избиратель, умом он голосует или сердцем, с голосованием связывает какие-то надежды. Какие надежды можно связывать с партией, во главе которой стоит недееспособный политик? Тем более, что и с дееспособными-то политиками большинство украинцев уже не связывает никаких надежд.


Денис Азаров, специально для Полемики



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх