,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Атаман СС
  • 17 января 2012 |
  • 00:01 |
  • MozGoPraV |
  • Просмотров: 1178
  • |
  • Комментарии: 25
  • |
+6
От памятной плиты «коричневым казакам» сегодня остались одни осколки

Атаман СС


Бронзовый четырехметрового роста генерал Краснов стоит на пригорке неподалеку от въезда в станицу Еланскую и со стороны слегка напоминает американскую статую Свободы, только вот вместо факела атаман вознес к небесам увесистую булаву-пернач — символ высшей власти у донских казаков.
Именно здесь, на берегу Дона в Ростовской области, был установлен первый и единственный пока в России частный мемориал «Донские казаки в борьбе с большевиками»


Это наш олигарх Мелихов у себя в имении поставил, — охотно рассказывает местная жительница Тамара Антипенко. — К нам тут на открытие даже из-за границы люди приезжали, ансамбль выступал. Только вы его, этого Мелихова, здесь не найдете, его в Москве в тюрьму посадили.

Действительно, владелец мемориала — директор Подольского ООО «Станица» Владимир Мелихов был арестован по обвинению в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере. И хотя суда еще не было, для всех казаков вердикт давным-давно ясен. «Предприниматель-казак давно мешал и недругам русского народа, и «органам» безопасности антирусского правящего слоя, и алчной властной мафии», — говорится в обращении некой организации «Союз Русского Народа». Мелихов — фигура весьма известная среди националистических кругов. Это именно он построил в своем частном имении в Подольске храм св. Царственных Мучеников, служивший подворьем РПЦЗ в России, а возле этого храма стоит тот самый памятник Николаю II, который уже несколько раз взрывали современные бомбисты-революционеры. Поэтому нет ничего удивительного, что многие «патриоты» восприняли арест Мелихова как некий знак, что гражданская война в России выходит на новый этап.

НЕЗАМЕТНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ

2008 год был богат на всевозможные юбилейные даты, связанные с началом Гражданской войны. Сначала прошла общероссийская панихида по репрессированным казакам, состоявшаяся в день выхода письма ЦК РКП(б) о «беспощадной борьбе со всеми верхами казачества путем поголовного истребления». Одновременно красноярские члены военно-исторических клубов устроили велосипедный поход по пути Великого Сибирского Ледяного похода армии адмирала Колчака.

Атаман СС


В той же самой Ростовской области устанавливают памятник полковнику Василию Чернецову, одному из ближайших помощников донского атамана Каледина. А в турецком городе Галлиполи был заложен первый камень восстанавливаемого мемориала воинам-белогвардейцам армии генерала Врангеля, скончавшимся здесь в начале 1920-х годов от ран, болезней и голода. Что интересно, в состав попечительского совета по восстановлению мемориала, разрушенного после Второй мировой войны, входят и глава РЖД Владимир Якунин, и министр иностранных дел Сергей Лавров. Сам монумент будет открыт в мае. А вот в июне запланирован целый комплекс мероприятий по случаю 90-летия 2-го Кубанского похода Добровольческой армии, который возглавил генерал-лейтенант Сергей Леонидович Марков. Основные торжества пройдут в городке Сальске Ростовской области, где три года назад без всякой помпы власти открыли памятник белому генералу.

Характерно, что все эти памятные события проходят без особого внимания российской публики, которая спустя 90 лет полностью согласна с предложенной некогда генералом Денкиным формулой: «Ныне нет ни белой, ни красной армии, а есть одна армия — русская». Словом, белые ли, красные ли, но все они сражались за величие России, а потому каждый из них достоин уважения и почета.

КУЛЬТОВЫЙ ГЕНЕРАЛ

Но есть и один камень преткновения — генерал Краснов, атаман Всевеликого войска Донского. И одновременно начальник Главного управления казачьих войск Kosaken Leitstelle при Министерстве оккупированных восточных территорий Третьего рейха, где вербовали казаков и пленных советских солдат для 15-го кавалерийского корпуса СС. Поэтому и не случайно, что стоило лишь Верховному атаману Союза казачьих войск России и депутату Госдумы от «Единой России» Виктору Водолацкому сообщить о создании некой «рабочей группы» по реабилитации генерала Краснова, как в обществе тут же поднялась буря возмущения. Настолько сильная, что господину Водолацкому настучали по папахе не только партийные начальники, но и свои — Совет донских атаманов (а это те самые атаманы, что в прошлом году искали адвоката для «чилийского палача» Мигеля Краснова) на специальном заседании постановил, что «все заслуги атамана перечеркиваются его сотрудничеством с немцами во время Второй мировой войны». В итоге атаман Водолацкий был вынужден даже публично покаяться: дескать, «вопрос с Красновым был поднят не вовремя».

— Вопрос о реабилитации Краснова будет подниматься каждый год, — уверен Леонид Ламм, лидер общественной организации «Добровольческий корпус». — Просто потому, что сегодня у многочисленных и довольно разрозненных казачьих организаций нет другой такой яркой иконы для объединения, такого символа сопротивления большевизму. Все остальные казачьи атаманы бледнеют на фоне генерала Краснова, выданного англичанами и казненного большевиками, и его реабилитация должна стать знаком окончательной победы над официальной большевистской историософией.
«ПЛИТА РАЗДОРА»

Именно благодаря Добровольческому корпусу, входившему в Общественный совет по защите и сохранению мемориала «Примирение народов России, Германии и других стран, воевавших в мировых и гражданской войнах», Россия впервые и задумалась о фигуре атамана Краснова. Произошло это еще в 1994 году, когда на территории храма Всех Святых у метро «Сокол» была установлена памятная плита с перечнем всех командиров 15-го кавалерийского корпуса СС. Плиту, правда, не сразу заметили, но через год неизвестные облили ее в знак протеста водостойким клеем. На том и успокоились.

Времена тогда были либеральные, и в 1996 году, как раз накануне очередного визита Бориса Ельцина в Германию, ряд общественных деятелей обратились в Главную военную прокуратуру РФ с просьбой о реабилитации командующего корпусом группенфюрера СС Гельмута фон Паннвица, казненного вместе с казачьими атаманами. Что удивительно, Главная военная прокуратура пошла навстречу и на основании Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» сняла с группенфюрера все обвинения. Именно тогда, наверное, страна впервые и задумалась, что далеко не всех казненных сталинским режимом можно считать «жертвами политических репрессий», а то ведь так можно оправдать и Гиммлера с Кальтенбруннером, которые тоже были политическими оппонентами большевиков. В итоге поднялся скандал, и через два месяца ГВП отменила решение о реабилитации фон Паннвица.

Протесты против «фашистской» плиты вяло продолжались все последующие годы, пока накануне 9 Мая проблема «памятника эсэсовцам» не была решена самым радикальным образом—плиту разбили. С тех пор на единственном оставшемся обломке круглосуточно горят самодельные лампадки и лежат живые цветы.

— Мы все равно будем добиваться реабилитации генерала Краснова, — говорит Леонид Лемм. — Ведь он призывал казаков бороться не с Россией, не с русскими, а с большевиками, которые узурпировали власть в результате переворота 1917 года. Да, он совершил роковую и страшную ошибку, согласившись на сотрудничество с нацистами, но он не знал, что у Гитлера есть планы уничтожения всего славянства. Кроме того, приговор, вынесенный Краснову в 1947 году, по своей сути юридически ничтожен — Петр Николаевич никогда не был гражданином СССР, а поэтому он не мог изменить этому государству. Это и есть главное обоснование для отмены этого сфабрикованного приговора.

— Но, следуя вашей логике, надо реабилитировать и Лаврентия Берию, которого тоже расстреляли по сфабрикованному приговору. Уж кем-кем, а английским шпионом Лаврентий Павлович никогда не был…

— Нет! Возможно, с чисто формальной юридической точки зрения приговор Берии и стоит отменить. Но Берия, как и всякий другой вождь большевизма, является преступником по определению, несущим ответственность за насильственную узурпацию власти, за уничтожение миллионов людей...

— Но вот на «плите раздора» был упомянут некто атаман Иван Кононов. Между прочим, он был членом ВКП(б), вступил он в партию еще в 1927 году, когда никакими репрессиями и не пахло, с отличием окончил Военную академию имени Фрунзе, а о своем «казачестве» вспомнил, только оказавшись в немецком плену. Разве он не предатель? Кстати, еще он и самих казаков предал, когда покинул их перед сдачей в плен и по подложным документам скрылся в Австралии. Его вы тоже хотите реабилитировать?

— Ну, Кононов, конечно, предатель, — тут Леонид Леонидович заметно смутился. — Вообще, знаете, меня в тот момент, когда плиту устанавливали, не было в Москве… И я не знаю, по какому принципу тут имена подбирали. Но мы же и не предлагаем его реабилитировать! Мы выступаем только за тех, кто не был предателем…

НОВАЯ МИФОЛОГИЯ

— Апологеты казачьих атаманов из корпуса СС, наверное, просто не знают, что Кононова презирали даже его «сослуживцы», не говоря уже о самих немцах, — говорит ростовский историк Борис Лапосин, уже много лет собирающий материалы о казачьем движении. — После войны все более-менее заметные власовские организации — к примеру, Союз борьбы за освобождение народов России и Союз воинов освободительного движения, а также все старые казачьи организации отказались принимать его в свои ряды. Когда он попытался опубликовать свои мемуары, на него обрушились гневные отклики эмигрантской печати, которая обвиняла его в «фальсификации казачества». В конце концов он отказался от всех своих амбиций и жил очень замкнуто.

Не выдерживают никакой критики и слова о том, что Краснов якобы ничего не знал о планах Гитлера. В книге историка Вячеслава Науменко «Великое предательство» приводится такой отрывок из письма Краснова: «Мы верим, что всем народам новой Европы теперь ясно, что только полное разделение России-СССР на ее составные части раз и навсегда избавит Европу от вечной опасности и разрушения со стороны Москвы… Русских необходимо запереть в рамки старого Московского княжества, откуда началось продвижение московского империализма...» Между прочим, до того, как заняться историей, Вячеслав Григорьевич Науменко был походным атаманом Кубанского казачьего войска и заместителем самого Краснова на посту начальника Главного управления казачьих войск, а после войны выехал в США, где и начал писать мемуары. Так что вопрос он знает досконально.

— По сути, те, кто сегодня лепит из Краснова и его приближенных героев борьбы с большевизмом вовсе не восстанавливают «белые пятна» истории, — считает Борис Лапосин. — Напротив, они на смену коммунистическому мифу создают новый миф — еще более проникнутый фальшью и идеологией реванша.

РАБОТА НАД ОБЩЕСТВОМ

Однако все доводы историков не смущают нынешних борцов с большевизмом.

— Когда мы выполняли первую часть устава нашей организации, то есть вели кампанию по реабилитации героев Первой гражданской войны, нам тоже говорили, что мы что-то выдумываем, что общество нас не примет, — говорит Леонид Ламм. — Но, как я считаю, наша задача сегодня полностью выполнена и все герои Первой гражданской реабилитированы. Сейчас мы приступаем ко второй задаче устава — реабилитации героев Второй гражданской войны.

— То есть Великой Отечественной?

— Когда более миллиона русских людей встает под ружье, чтобы воевать с правящим режимом, это гражданская война, и никак иначе. Сейчас нам снова говорят, что общество не готово к нашей правде. Что ж, поживем — увидим.

Атаман СС


«КОРИЧНЕВЫЕ КАЗАКИ»

Кто-то из них действительно считал себя борцом с большевизмом, другие же переходом в стан врага спасали себя от смерти или ужасов концлагеря. Но тем не менее все они исполняли немецкие приказы и участвовали в карательных расправах

1915 — командир 2-й сводной казачьей дивизии Петр Краснов за отличие в боях награжден орденом Св. Георгия 4-й степени и произведен в чин генерал-майора.

1918 — Петр Краснов выходит в отставку, уезжает на Дон и становится атаманом Всевеликого войска Донского.

В 1920 году Краснов эмигрирует в Германию, где прославился как литератор.

Иван Кононов Август 1941 — командир 436-го стрелкового полка РККА майор Иван Кононов добровольно переходит на сторону гитлеровской Германии. Генерал Шенкендорф из группы армий «Центр» разрешает Кононову сформировать из советских военнопленных 102-й казачий полк в составе вермахта. Вскоре Кононову присваивается звание полковника германской армии.

Июль 1942 — по инициативе генерала Вейхса, командующего группой армий «Б» в России, происходит массовая вербовка казаков. Атаман Сергей Павлов формирует Донской казачий полк для конвоя советских военнопленных. На Кубани был организован так называемый казачий округ с населением 160 тысяч человек.

Ноябрь 1942 — 73-летний Петр Краснов формально возглавляет Главное управление казачьих войск при вермахте. Фактически казаками командует полковник фон Фрейтаг-Лорингхофен.

Гельмут фон ПаннвицНоябрь 1942 — подполковник Гельмут фон Паннвиц получает командование над всеми казачьими частями и формирует казачью дивизию. По приказу Гитлера, недовольного проектами с участием «низшей славянской расы», дивизия именуется «Кавалерийская группа Паннвица» (Reiterverband Pannwitz).

Декабрь 1942 — казаки в составе 4-й танковой армии участвуют в боях с Красной Армией под Сталинградом. Паннвиц получает из рук Гитлера Рыцарский крест.

Январь 1943 — казаки бегут от наступающей Красной Армии на Украину под Херсон. Уже весной их переправляют в Польшу (Гитлер не доверял предателям и приказал держать казаков подальше от фронта). Под Варшавой формируется 1-я казачья дивизия.

Сентябрь 1943 — казачья дивизия фон Паннвица переводится в Югославию, где принимает участие в операциях против сербских партизан (к примеру, в районе Дубравчака казаки уничтожили более 400 партизан).

Октябрь 1944 — первые сообщения о преступлениях казаков против мирного населения. К примеру, близ города Загреба казаки 1-го полка учинили массовое изнасилование женщин, после чего согнали всех жителей деревни в амбар и сожгли. У городка Вировитицы по приказу Кононова было расстреляно несколько десятков человек.

Декабрь 1944 — на основе казачьей дивизии формируется 15-й казачий кавалерийский корпус СС, в котором все командирские должности занимают немцы. Паннвиц получает звание генерала и чин группенфюрера СС.

Январь 1945 — казачий корпус СС участвует в боях с 133-й дивизией РККА. Полковник Кононов первым из бывших советских офицеров награждается Железным крестом.

Апрель 1945 — Паннвиц и Кононов договариваются с генералом Власовым о слиянии остатков казачьего корпуса с частями РОА. Паннвиц избирается атаманом всех казачьих частей, Кононов убегает от казаков в американскую зону оккупации.

Май 1945 — казачьи части, находившиеся в Австрии и Италии, сдаются британским союзникам. Вскоре британское командование в соответствии с Ялтинским договором начинает репатриацию 50 тысяч пленных казаков властям СССР.

Январь 1947 — трибунал Верховного суда СССР приговорил Паннвица, Краснова, Шкуро, Доманова, Султан-Гирея Клыча к смертной казни через повешение.

Сентябрь 1967
— полковник СС Иван Кононов, скрывающийся в Австралии, гибнет в автокатастрофе.


КАЗАЦКАЯ ПРАВДА

Инициатива по реабилитации атамана Всевеликого войска Донского в 1918 — 1919 годах, генерала от кавалерии, писателя Петра Краснова прожила недолго. Расширенный Совет атаманов Ростовской области принял решение — от реабилитации отказаться. Такое решение, однако, вряд ли ставит все точки над «i».

Атаман СС


Еще вчера атаман Водолацкий говорил: «Реабилитация Краснова станет для нас частичной реабилитацией всего казачьего народа, геноцид которого начался после циркуляра Якова Свердлова от 24 января 1919 года «О расказачивании» и продолжается до сих пор, что выражается в отказе признать казаков отдельным народом». Понятно, что в условиях нынешней «вертикали» отказ от политической реабилитации произошел после определенного давления сверху. Между тем в среде неоказачества идея «восстановления честного имени Краснова» не перестала быть популярной (а также взгляд на Гражданскую войну как на борьбу сионистов-комиссаров с православным казачеством вкупе с идеей особого казачьего народа). Следовательно—с реабилитацией Краснова или без оной — вопрос в самой логике «казачьего возрождения». Звучит он так: а зачем эта реабилитация понадобилась?

Сам характер движения предопределил постоянные поиски идеала в прошлом. Еще в конце 1980-х — начале 1990-х годов новые атаманы и их помощники провозгласили главной своей целью «возродить казачество». И по сей день это понятие остается во всех документах, политических инициативах, публицистических материалах, исходящих из-под пера атаманов российского «нового казачества». Для неоказачьих атаманов тот же Краснов прежде всего «свой», казак. То, что этот казак родился в 1869 году в Санкт-Петербурге в семье офицера Генерального штаба из казачьей среды, а на Дону поселился только в период Гражданской войны, ситуации не меняет. Для «возрожденцев» принадлежность к казачеству — единственное определяющее начало. Не важно, под каким флагом ты выступал в прошлом или в настоящем. Главное, что ты — казак. «Слава, Тебе Господи, что мы — казаки» — главный лозунг «возрожденцев».

Желание говорить о казачестве как некоем едином феномене, некоей вневременной константе — важнейшее следствие такого подхода. Когда нынешние казачьи вожди говорят что-либо о казаках, то не учитывают главного: говорить о казаках как о некоем общем феномене нельзя. В Российской империи на 1917 год существовало 11 казачьих войск, которые были различны по своему происхождению, этническому составу, источникам формирования, целям и задачам.

Не разобравшись во всем этом многообразии, браться за реабилитацию кого бы то ни было — верх легкомыслия. Ведь реабилитация Краснова наверняка возмутит еще живущих ныне ветеранов 5-го Донского кавалерийского казачьего корпуса, которые воевали против «белокурых бестий» и имеют не меньше прав считать себя казаками, чем Краснов.

Стоит напомнить, что атаман Краснов в 1941 году не в первый раз проявил двусмысленность в своем выборе. Во многом именно благодаря его позиции донские казаки вели жесткую конфронтацию с Добровольческой армией Антона Деникина. Они ведь и в Гражданскую занимались построением государства Всевеликого войска Донского, то есть боролись де-факто против лозунга «единой и неделимой России», чем препятствовали созданию единого антибольшевистского лагеря на Юге России. Кстати, в 1918 — 1919 годах Краснов (не в пример Деникину) не брезговал деньгами немецкого кайзера, того самого, что вынудил подписать позорный Брестский мир. А что касается паспорта, то у Деникина (равно как и у многих других эмигрантов, включая казаков) не было советского гражданства, что не помешало им — в отличие от Краснова — наотрез отказаться от сотрудничества с гитлеровским режимом.

Владимир ТИХОМИРОВ
Сергей МАРКЕДОНОВ

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх