,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


УПАДОК США, ГЛОБАЛЬНЫЙ ХАОС И ИСЧЕЗАЮЩАЯ УКРАИНА
  • 14 января 2012 |
  • 13:01 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 9224
  • |
  • Комментарии: 11
  • |
+10
Мы не всегда любим правду. А нередко, она способна вызвать у нас ненависть и глубокую истерику. Это происходит, когда правда касается нас самих, когда она не соответствует нашим эгоцентрическим представлениям о себе и когда мы не способны (по той или иной причине) себя изменить. В этих условиях мы просто закрываем глаза на правду, подавляем свою критичность и как маленькие дети всецело отдаёмся психологическому самоудовлетворению, раздувая своё «Я» фантазиями о собственной идеальности и непревзойдённости. Об этом, к примеру, ярко свидетельствует мифология украинства.

Именно поэтому, когда кому-то приходится говорить об Украине как о стране-банкроте, существующей без собственной цели и смысла, «свидоми» патриоты отвлекаются от своих хвалебных од «пупу человечества» – древним «украм», и автоматически записывают его в мерзкие украинофобы. Пару лет назад тех, кто рассуждал о бесперспективности проекта «Украина», они вообще считали московскими «запроданцами», веря в то, что «Нэнька» стремительно приближается к своему светлому будущему (о котором «руховцы» распускали сладостные слухи ещё в 1991 году).

Но когда даже особо тупым стало очевидно, что Украина – это полнейшая бессмыслица, отягощённая неотвратимой летальностью, шароварные патриоты принялись энергично верить в то, что главный смысл Украины сокрыт в её непостижимой бессмысленности.

Однако как прошлое, так и настоящее свидетельствуют о том, что Украина – это лишь квазигосударственный элемент большой геополитической игры между Россией и Западом. Если не закрывать глаза на факты, то несложно увидеть, что бывшая УССР искусственна, неестественна и нежизнеспособна. И как только произойдёт переформатирование вышеуказанной геополитической игры, Украина в той форме, в какой она сейчас существует, исчезнет с политической карты мира. Она просто окажется ненужной в новом глобальном раскладе.

По сути, Украина – это элемент внешнеполитической стратегии Соединённых Штатов (и частично Европы) относительно России. Она – один из рычагов воздействия Соединённых Штатов на Россию. В этом её геополитическая судьба. Поэтому понять действия США в украинском направлении можно лишь в контексте их политики по отношению к Российской Федерации. И только в данной привязке интересы США нуждаются хотя бы в формальном существовании бывшей УССР.

Иначе говоря, Украина необходима Вашингтону для стратегической игры против Москвы. Иного интереса к ней у американцев просто нет.

Но в этой удивительной специфике есть и обратная сторона. Если в один прекрасный момент Соединённые Штаты утратят позиции глобального лидера и не смогут продолжать большую геополитическую игру в Евразии, Украина (как НеРусь и АнтиРоссия) утратит смысл своего государственного существования, а значит его внешнеполитические и внешнеэкономические гарантии.

Сознательный украинец привычно объявит всё вышесказанное «украинофобською маячнэю». Но, как говорится, чего нельзя быку, то позволено Юпитеру. Недавно, горячо обожаемый во Львове Збигнев Бжезинский на страницах «Foreign Policy» опубликовал две статьи, из которых непосредственно следует, что Украина – это слабое государство, неспособное существовать без американской протекции.

Впрочем, посвящены эти статьи не сугубо Украине, а последствиям надвигающегося упадка мировой гегемонии Соединённых Штатов, с которыми столкнутся страны, чья формальная независимость напрямую зависит от американского военно-политического покровительства и финансовой поддержки.

В одной из них, размышляя об упадке США, Бжезинский приводит слова безымянного китайского чиновника, якобы обратившегося с просьбой к своему американскому коллеге не дать «Америке прийти в упадок слишком быстро».

По мнению Бжезинского, китайцы очень переживают, что утрата Соединёнными Штатами глобального лидерства будет иметь негативные последствия для всего мира.

«Индия и Китай растут, - пишет он, - в России усиливаются имперские настроения, а на Ближнем Востоке становится все более неспокойно. Потенциал для регионального конфликта при условии международной пассивности Америки вполне реален. Поэтому надо готовиться к новой глобальной реальности характеризуемой «выживанием сильнейших».

«Неопределенность на международной арене, обострение трений между глобальными соперниками и даже открытый хаос» – таковыми, по мнению Бжезинского, могут быть последствия упадка США.

Советник американских президентов уверен, что после крушения Америки реализуются не чьи-то мечты о демократии, а антидемократические модели «усиленной национальной безопасности, основанные на различных гибридах авторитаризма, национализма и религии».

По его мнению, лидеры таких мировых держав «второго ранга» как Индия, Япония, Россия и некоторых европейских стран, уже просчитывают последствия упадка США.

«Россия, пожалуй, предаётся мечтаниям (и даже злорадству) в связи с неопределенными перспективами Америки. Она почти наверняка присматривается к независимым государствам – бывшим республикам СССР», – полагает Бжезинский.

В отличие от неё, Китай осознает, что к успеху ведёт не резкий крах нынешнего мироустройства, а постепенное перераспределение глобальной мощи. Но если окончательно сформируется напористый китайский национализм, в азиатском регионе предельно обострятся взаимоотношения между Поднебесной и её соседями. Это в итоге приведёт к тому, что «Азия XXI века станет похожа на Европу ХХ века», потрясаемая кровавым насилием, предрекает он.

Ослабление США, также, по мнению Бжезинского, подорвет партнерство американцев с мексиканцами: в Соединённых Штатах усилятся национализм и страх за свою безопасность, а Мексика предъявит Америке территориальные претензии.

Кроме того, ослабнет контроль международного сообщества над морскими путями, космосом, киберпространством и окружающей средой – сферами, где пока что «превосходство и вездесущность американской мощи наводят порядок там, где обычно происходили бы конфликты».

В связи со всем этим, Бжезинский призывает Вашингтон либо изменить свою внешнеполитическую стратегию, либо готовиться к глобальным потрясениям.

Также он уверен, что упадок США опасен и для ряда слабых государств.

В своей другой статье на страницах «Foreign Policy» Збигнев Бжезинский утверждает, что ослабление глобальной мощи США чревато региональными конфликтами с недружественными слияниями и поглощениями. Он перечисляет восемь стран, которые стратегически проиграют от упадка Америки.

Прежде всего, по его мнению, перед «политическим запугиванием и военной агрессией» со стороны России станет крайне уязвима Грузия. Это угрожает «установлением контроля России над южным «коридором» нефтегазового снабжения Европы», возможным «усилением давления на Европу, дабы она смирилась с политическими целями Москвы», а также может вызвать «эффект домино» в Азербайджане.

По мнению Бжезинского, Тайвань станет уязвимее под давлением Китая и будет очарован его экономическими успехами. Поэтому, в конце концов, усилится процесс возвращения Тайваня под юрисдикцию Пекина, на условиях КПК, что способно спровоцировать серьёзный конфликт между США и Китаем.

Южная Корея окажется перед дилеммой: либо смириться с региональным господством Китая, либо укрепить отношения с Японией. Это в свою очередь угрожает «военно-экономической стабильности на Корейском полуострове» и «кризисом доверия Японии и Южной Кореи к существующим обязательствам США».

По мнению Бжезинского, Афганистан уже погрузился в хаос и разруху, а посему, если американские войска будут поспешно выведены из этой страны, весьма вероятен распад Афганистана и начало конфликта соседних стран за контроль над ним. Прежде всего, это угрожает усилением «Талибана», индийско-пакистанской «войной чужими руками» и появлением убежища для международного терроризма.

Под управлением военных, Пакистан способен переродиться в радикальное исламистское государство с комбинированным военно-религиозным правлением или в квазигосударство без центральной власти.

По мнению Бжезинского, это может породить полевых командиров с ядерным оружием либо антизападное пакистанское правительство наподобие иранского, располагающее ядерным оружием. Также, скорее всего, возникнет военно-политическая нестабильность в Центральной Азии, с выплёскиванием насилия на территорию Китая, Индии и России.

Также Бжезинский считает, что не избежит негативных последствий как Израиль, так и «Большой Ближним Восток» в целом. Упадок Америки спровоцирует настоящие «тектонические сдвиги», которые подорвут там политическую стабильность. Это, прежде всего, грозит прямой конфронтацией Израиля или США с Ираном; ростом исламистского радикализма и экстремизма; всемирным нефтегазовым кризисом; а также уязвимостью союзников США в Персидском заливе.

На постсоветском пространстве, по оценке Бжезинского, закат американской гегемонии, во-первых, отразится на Беларуси.

«Заметный упадок Америки даст России шанс безо всякого риска реабсорбировать Белоруссию», – полагает он.

И это, по его мнению, создаст угрозу странам Балтии, особенно Латвии.

А во-вторых, Бжезинский убеждён, что в случае утраты Соединёнными Штатами своих имперских позиций, у Европы ослабнут желание и возможности интегрировать Украину в западное сообщество.

«С упадком Америки, Европа останется без желания и возможности протянуть руку Украине и включить её в расширяющееся западное сообщество, оставив ещё более уязвимой перед российскими схемами».

Бжезинский считает, что это непосредственно угрожает «возрождением имперских амбиций России».

По его мнению, «отношения Киева с Москвой были так же склонны к напряженности, как её отношения с Западом были склонны к нерешительности. В 2005, 2007 и 2009 годах Россия угрожала, либо же фактически останавливала импорт нефти и природного газа на Украину. Кремль продолжает настаивать на необходимости вступления Украины в «единое экономическое пространство» с Россией, одновременно медленно лишая Украину прямого контроля над её основными промышленными активами за счёт слияний и поглощений российскими компаниями», – отмечает Бжезинский.

Фактически речь идёт о том, что на данный момент Россия поступательно поглощает финансово-экономическую систему Украины. В случае же разрушения американской гегемонии и отказа Вашингтона от реализации политики сдерживания по отношению к Москве, Россия вполне способна дополнить финансово-экономическое поглощение Украины политическим, а затем и государственным.

Россия может существовать только как империя, представляющая собой защитную оболочку русской цивилизации. Без Украины и Беларуси, а точнее без Малой и Белой Руси, возрождение российской империи невозможно. О чём в своё время писал Бжезинский. Поэтому в случае исчезновения внешнего военно-политического и финансово-экономического давления, Россия незамедлительно выйдет к своим естественным цивилизационным и геополитическим границам, как это не раз бывало. Похоже на то, что сейчас, после двадцатилетнего периода сжатия, у неё началась очередная историческая фаза расширения.

Европа слишком слаба, чтобы противостоять этому в одиночку. Соединённые Штаты на грани коллапса. Россия же последовательно набирает силу как экономически, так и политически, постепенно осознавая свою имперскую сущность. Об этом как раз и вещает Збигнев Бжезинский.

Интересно то, что по поводу его скорбных дум о судьбах американского отечества и глобальных последствиях его упадка, министр иностранных дел Украины Константин Грищенко отреагировал бодро и оптимистично, заявив, что суверенитет Украины совершенно не зависит от дальнейшей судьбы Соединённых Штатов.

Понятное дело, что подобная реакция настолько же предсказуема, насколько и неадекватна. Однако украинский чиновник – человек подневольный, и редко может говорить публично то, что думает. Поэтому стоит к его высказываниям отнестись с пониманием.

Глава МИДа, конечно же, может не соглашаться с Бжезинским, но куда деть ФАКТ недееспособности Украины, из которого исходит в своих рассуждениях советник американских президентов? Он же не на зарплате у Кремля, ему без причины «гонять порожняк» нет никакой надобности. Бжезинский просто оперирует фактами, публично предупреждая о надвигающейся смене глобального геополитического формата.

Если суверенитет Украины (пускай и формальный) не зависит от дальнейшей судьбы Соединённых Штатов, то от чего он тогда зависит?

От украинского государства?

Так нет его. Не появилось оно за двадцать лет мятежного состояния малороссийской провинции. Возникла лишь неофеодальная система, и встроенный в неё недееспособный административный аппарат, в чью задачу входит систематическая экспроприация местного населения в пользу крупных «феодалов».

На Украине центральные органы так называемой государственной власти – это квазигосударственное приложение к президентской семье. Их главная задача – организация пышных «государственных» церемоний (имитирующих работу высших государственных чиновников), а также защита интересов президентской семьи, её фаворитов и «двора».

Как это ни прискорбно, но на Украине центральные органы так называемой государственной власти – это антураж, подчёркивающий особое положение президента по отношению к другим крупным «феодалам», но они практически не пригодны для защиты интересов народа и страны.

Может украинская армия выступает гарантом суверенитета Украины?

Но на Украине уже давно нет армии. От армейских группировок, когда-то размещавшихся на территории УССР, остался лишь гигантский обоз, которым уже двадцать лет кормятся «паркетные» генералы.

Это может показаться невероятным, но у украинских вооружённых сил нет ни одного дееспособного подразделения, а военная техника и вооружения в лучшем случае пригодны для парада.

Может экономика Украины обеспечивает её суверенитет?

Но у Украины уже давно нет своей экономики. Из развитой экономической системы УССР до сегодняшнего дня частично дожил горнометаллургический комплекс и химическая промышленность. И то, только потому, что они были присвоены украинскими «феодалами».

Однако и эти две отрасли сейчас находятся в полукоматозном состоянии. А вся остальная промышленность отмерла за ненадобностью, в лучшем случае превратившись в разрозненные, мелкие, кустарные ремёсла, использующие советские технологии сорокалетней давности.

У Украины в процессе умирания находится энергетика. Тепловые электростанции, производящие половину всей электроэнергии страны, уже давно выработали свой технический ресурс. На подходе к своему полному материальному износу и атомные электростанции. В ближайшие десять лет страна ощутит нехватку электроэнергии.

Украина не способна себя обеспечить основными энергоресурсами – нефтью и природным газом, а добыча собственного угля с каждым годом становится всё более нерентабельной. В связи с этим, единственное, что может делать украинская власть, это сокращать закупки газа и нефти, а также закрывать угольные шахты.

У Украины нет своего агропромышленного комплекса, способного кормить страну. Украинские чернозёмы варварски используются на истощение, производя рапс и подсолнечник для европейского рынка. Большая часть выращиваемого на Украине зерна – низких, фуражных сортов. Украинские продукты питания либо импортного происхождения, либо производятся из иностранного сырья и полуфабрикатов. Отечественный сельхозпроизводитель пребывает в полузадушенном состоянии.

Может быть, финансовая мощь выступает гарантом Украинского суверенитета?

Но украинские финансы уже давно «поют романсы». Золотовалютные резервы Украины в прошлом году уменьшились с 39 млрд. долл. США (в мае) до 31,7 (в декабре). Впервые за последние годы сводный платёжный баланс Украины за январь-ноябрь 2011 года стал отрицательным — минус 2,3 миллиарда долл. США. А это означает, что Украине уже не удаётся покрывать отрицательное сальдо торгового баланса (которое составило в январе-ноябре 2011 года 12,5 миллиарда долларов США) за счёт новых внешних займов.

При этом на данный момент Украина имеет гигантский долг (более 120 млрд. долларов США), который с каждым годом неумолимо увеличивается. Без иностранных денежных вливаний страна уже не может существовать последние пять лет. Страна уже давно живёт за чужой счёт.

Так что же тогда может гарантировать украинский суверенитет, если он не зависит даже от Соединённых Штатов?

На самом деле в совокупности все вышеперечисленные факторы уже сейчас лишают Украину самостоятельности и превращают её суверенность в условную формальность, полностью зависящую от внешних обстоятельств. О чём, собственно говоря, и написал в своих статьях Збигнев Бжезинский, прогнозируя поглощение Украины Россией в условиях потери Соединёнными Штатами статуса мировой сверхдержавы.

Уже сейчас де-факто Украина лишена самостоятельности и суверенности, а в случае развала существующего на данный момент мироустройства, бывшая УССР, скорее всего, стремительно утратит даже формальные атрибуты своей государственности.

Естественно, что ни в Администрации президента Украины, ни в Кабинете министров, ни в иных украинских государственных структурах подобные угрозы не рассматриваются и такими проблемами никто не «заморачивается».

В связи с этим, позволим себе самостоятельно задать три принципиальных вопроса, на которые каждый из нас должен здесь и сейчас дать себе ответы.

1. Есть ли реальная возможность спасти проект «Украина»?

2. Стоит ли проект «Украина» того, чтобы его спасали?

3. Надо ли бороться с неизбежным?

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх