,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ОХАИВАНИЕ СОВЕТСКОГО ПРОШЛОГО - ЗАКАЗ ПРОГНИВШЕЙ ВЛАСТИ
  • 12 декабря 2011 |
  • 15:12 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 1373
  • |
  • Комментарии: 11
  • |
Откуда у нас эта ностальгия, почему мы по сей день расходимся в своих оценках недавней истории? Об этом — в интервью «Политком.Ру» размышляет вице-президент Центра политических технологий Сергей Михеев.

— Интересно, зачем социологи, на протяжении всего времени возникновения «новой России», выясняют наше отношение к жизни в Советском Союзе? Скажем, в ноябре 2003-го о распаде СССР сожалело 64 процента сограждан. Да, четыре года спустя, когда опрошенным предложили выбрать лучшую, с их точки зрения, политическую систему, уже лишь 35 предпочли советскую. А в начале нынешнего года выяснилось: около 60 процентов опрошенных хотели бы видеть в России систему, напоминающую советскую. Мы что, будем корректировать то, что именуется «курсом реформ»? Хотим мы того или нет, но из прошлого в нашей памяти чаще всего остается самое лучшее, были же в Советском Союзе люди, сочинившие песню «Хорошо жилось нам при царизме…» на мотив «Иисус Христос – суперстар».

— Власти легче выглядеть красивой и хорошей, создавая кошмарный миф о советском прошлом и показывая нам, что мы же это прошлое клеймим и осуждаем. Это совершенно понятный и примитивный заказ, который исходит от наиболее ретивых людей, обслуживающих власть: к ним примыкают люди, желающие во что бы то ни стало потоптать ногами прошлое. На самом деле – примитивная технология для искажения представлении о недавней истории. Грубо говоря, они от этого отстраиваются, как в свое время советская власть отстраивалась от мифа об ужасно жестоком царизме, при котором, уверяла она, жить было просто нельзя. Сегодня аналогичный миф создают из советской власти, внедряя в сознание людей тупые мысли: жить было невыносимо, всех поголовно хватали-сажали за каждое неправильное сказанное слово. Кампания эта направлена, прежде всего, на молодежь, которая плохо помнит или просто не знает тех времен, ну и на людей среднего возраста, поддающихся внушению. Вам казалось, что жить было не так уж и отвратительно? Вранье, убеждают задним числом, «тогда» нам жить было просто невозможно! Вот так в очередной раз русского человека заставляют топтать прошлое, плевать в память своих предков.

В советские времена были свои серьезные минусы, существовали и свои серьезные плюсы. Это была наша жизнь, и сводить ее лишь к достаточно недолгому на самом деле периоду репрессий во времена Сталина – с одной стороны, упрощение, с другой – элементарная подтасовка. Потому что советская власть в семнадцатом году – одно, в тридцатые годы – другое, в семидесятые – третье, и так далее. Жизнь была многогранной, она менялась. Если сегодня молодым объясняют, что советская власть была по определению плохой, поскольку при ней отсутствовали мобильные телефоны и интернет – ну, значит, нам уже несут полный абсурд и чушь, рассчитанные на совсем недалеких людей. Или, точнее, на то, чтобы сделать людей совсем недалекими. Ведь ни того, ни другого тогда просто физически не было нигде, не только в Союзе. Понятно, если бы советская власть сохранилась, конечно, она каким-то образом бы видоизменялась. В двадцатые-тридцатые народ жил в бараках, а радио слушал из «колокольчика» на фонарном столбе. А в восьмидесятых практически все население жило в отдельных квартирах или домах, имело телевизор, холодильник и массу другой бытовой техники. У многих были дачи и машины. То есть, жизнь не стояла на месте. Однако же ныне мы имеем дело с тупым идеологическим заказом, который все советское прошлое примитивно показывает нам «за колючей проволокой». Примитивно настолько, что, в общем-то, никто особенно в это и не верит.

— Мы не понимаем, что выращиваем поколение людей, которые не просто не будут знать своей истории, но и плевать на нее? В буквальном смысле «Иванов, не помнящих родства»?

— Занимаются этим люди двух категорий. В первую входят те группы элиты, кто сознательно подрывает нашу историческую самоидентификацию, люди, стремящиеся сделать так, чтобы мы действительно не знали своей истории. Вообще никакой. А жили нынешними глобализаторскими мифами. Думаю, что подобные люди в свое время и революцию подготовили. А потом внушили: все, что было до них, включая, скажем, Илью Муромца — лишь «проявления классовой борьбы». Теперь нам предлагают очередную серию этой же байки. Но я говорю о тех, кто знает, что делает. Есть и другие, которые не ведают, что творят, лишь тупо выполняют команды. Им сказали «Фас!» — они рады-радешеньки стараться. Им за выполнение заказа платят деньги, они набирают очки в глазах заказчиков. Больше им и не надо.

— Причины, по которым опрошенные испытывают ностальгию по СССР, называются чисто экономические: время стабильности, социальная защита рабочих и социально незащищенных слоев населения. Любой ценой. Корреспондент канадской «Глоб энд мейл» беседовал с москвичкой, которая, мне кажется, довольно точно определила настроения "ностальгирующих": власть в определенной мере обеспечивала безопасность и социальную сплоченность — что было потеряно, когда общество открылось миру. И, конечно, не мудрствуя лукаво, собеседница журналиста объяснила: „Уже в детском саду мы знали, что все будет бесплатно: детский сад, школа, университет. После получения диплома нам говорили, где мы будем работать“. Другая москвичка дополнила рассказ: „В Советском Союзе пожилые люди могли нормально жить на свою пенсию и ни от кого не зависеть. Теперь это невозможно. Пенсия ничтожно мала“.

— Ответы вполне ожидаемые, не надо из тех плюсов делать минусы. Да, не было сверхбогатых людей, многое было в дефиците – помните такое слово? Но существовала гарантия, что человек будет жить на некоем среднем социальном уровне, и о завтрашнем дне, что очень важно, беспокоиться не приходилось. Человек не чувствовал себя загнанной лошадью, существом, по которому все ходят ногами, а более-менее уверенным за свой завтрашний день, как и за будущее своих детей. Вспомните: люди неплохо жили в семидесятые и в начале восьмидесятых годов. Основные социальные гарантии у них присутствовали, неудивительно, что они об этом сегодня воспоминают. Сейчас их затиранили и „закошмарили“, к примеру, всевозможными кредитами, которые они не в силах вернуть, невозможностью купить жилье. Сначала кризис девяностых, затем людям стали навязывать кредиты, теперь объясняют, что мы дураки. Дураки – потому что это ведь нас уговорили взять деньги под проценты. На улицу страшно выпускать детей. Бандиты ничего и никого не боятся. Коррупция позволяет им решать любые проблемы. А простому человеку остается только в петлю залезть – „вешайся лох“.

Наши люди уже долго находятся в состоянии перманентного психологического стресса, причем, думаю, этот „прессинг“ куда сильнее давления, которое испытывают на себе граждане западных стран. Интересно, что при этом власть еще строит на этих людей какие-то грандиозные планы. А многие просто уже не способны ни к чему, кроме как забиться в свою нору и оттуда изредка кусать прохожим за пятки. Это те, кто в возрасте. А те, кто помоложе, как раз хорошо усвоили пропаганду 90-х – „наши предки работали, потому что были тупыми совками, а мы уже продвинутые, нам по телеку все рассказали, пусть трактор пашет – он железный, а думает пусть лошадь – у нее голова большая“.

— Значит, мы идем „неверным путем“? Сегодня, опять же, согласно опросам, так считает больше половины граждан страны. Мы не уверены, как пояснила наша соотечественница, нужно ли нам для счастья 100 сортов колбасы в магазинах. Хотя, если вспомнить, за колбасой в советские времена люди ехали в Москву. Давайте зададимся вопросом: измеряется ли наличием большого ассортимента продуктов верность выбранной дороги?

— Я согласен с достаточно циничной поговоркой насчет того, что народ заслуживает ту власть, которая у него есть. Да, в свое время мы нашу огромную страну продали за колбасу, журнал „Плейбой“, пиво и джинсы. Давайте признаем честно: взяли и продали, не глядя. Затем, естественно, оказались в идейно-мировоззренческой каше, из которой по сей день выбраться не можем, а ориентиров со стороны власти ждать не приходится. Ничего хорошего в этом нет, процесс выработки некоего мировоззрения будет долгим, и непонятно, чем закончится: есть и позитивные течения, и негативные. Какие из них возьмут верх – говорить рано. Если же перейти к более понятным категориям типа „социализм“ или „капитализм“, то, думаю, стоит вспомнить о теории конвергенции, которую в свое время рекламировали.

— Да нет же, в советские времена наоборот, клеймили…

— Ну, зато позже уже осуждать перестали. Ни ситуация идеологически мотивированного социализма, ни абсолютно свободного дикого рынка до добра не доводят. Обычный человек в своей жизни ищет некую золотую середину, руководствуется рациональными доводами — неплохо было бы так вырабатывать экономическую политику государства.

А в части мировоззрения кто-то в обществе все-таки должен нести некую систему моральных ценностей. Что ныне совершенно отсутствует, государство отказалось от своей ответственности за формулирование этих ориентиров, другим тоже не дают. Средства массовой информации занимаются „пиаром“ и пропагандой, получается, общество повисает в моральном вакууме. Церкви деликатно иногда говорят, что она „переходит границу“. При отсутствии моральных ориентиров процветают самые негативные явления, к тому же мы теряем способность развиваться. До революции, при царизме, существовала понятная формулировка „Православие-самодержавие-народность“. При социализме, при всех его минусах, тоже была некая парадигма, которая более-менее позволяла регулировать жизнь в обществе – „моральный кодекс строителя коммунизма“ и связанный с ним некий свод гласных и негласных правил и ориентиров. Сегодня мы имеем ситуацию полного хаоса, причем власть и государство совершенно сознательно отказываются от выработки моральных критериев. Появятся они – власть получит огромное количество претензий к самой себе.

— К прошлой „политике“ никто особенно возвращаться не стремится, ну, разве что за период с 2002 по 2005 годы в России были восстановлены 30 монументов И.В.Сталину. Станем считать: просто поддержание исторических объектов в надлежащем порядке. Дело, мне кажется, в другом. Когда наши сограждане говорят о „прошлой“ стабильности и социальной защищенности, они не отрицают, что сфера политики была примитивной. И тут же резонно задают вопрос: „А что это такое, демократия, при которой, как нам говорят, мы живем?“. Многие просто не знают.

— Поймите меня правильно – я отнюдь не апологет советской эпохи. Но люди хотят, повторю, понятных жизненных установок. В девяностые годы им объяснили: греби под себя, вот и все. Задуши ближнего своего – пока он не задушил тебя. „Человек человеку волк“ — этот принцип в 90-е реализовывался в полном объеме. По большому счету это казалось сначала очень веселым и даже многообещающим, но затем выяснилось: жить и развиваться обществу и отдельным людям в частности в таком состоянии крайне тяжело. Конечной точкой такого движения, думаю, могла бы стать ситуация, аналогичная положению в Сомали, где отсутствуют центральная власть и какие-либо законы. Или же мы бы уподобились другим странам, где десятилетиями длится гражданская война. Вот там они и „гребут под себя“, больше их не волнует ничего. Система ценностей сводится к простому: „Хорошо то, что хорошо для меня“. Или: „Хорошо, когда я украл, плохо – когда украли у меня“. В девяностые годы нам это и предлагалось. Вообще, удивительно и показательно как быстро мы смогли скатиться к реально доисторическим, даже доязыческим (я уж не говорю о христианстве), почти пещерным, животным правилам жизни, с энтузиазмом отринув все достижения человеческой мысли и практики в области морали и нравственности. Причем, многие этим просто гордятся – чем злее и подлее, тем эффективнее. Может быть, отдельный недоразвитый в умственном плане индивид и имеет право на такие взгляды на жизнь. Свобода, в конце концов. Но государство и общество, беспокоящиеся за свое будущее, не могут поощрять такие взгляды, как приветствуемую модель жизни. А, к сожалению, именно так происходило в 90-х, да и сейчас, зачастую, тоже.

— Сейчас – думаю, согласитесь – мы уже не столь рьяно пропагандируем эти „моральные ориентиры“.

— Жизнь берет свое, так дальше просто существовать невозможно. Не с кем будет развивать Россию, как государственный проект, если все люди превратятся в волков. У волка одна судьба – воровать и убивать. И один закон – кто сильнее тот и прав. С такими взглядами общество обречено на тупик. Что касается демократии, как идеологической доктрины, с ней нет никакой ясности – ни в России, ни в одной другой стране. Демократия – это фетиш, в который каждый вкладывает то, что хочет вложить. В Америке демократия это одно, в Европе – другое, причем в Голландии или Румынии – совершенно отличное друг от друга. Демократия оказалась эластичным резиновым мешком, в который, при желании, можно впихнуть, что угодно. В итоге мы получаем обесценивание самой концепции демократии. Существует ряд ее формальных признаков: свободные выборы, свобода слова и так далее. В действительности туда вбивают что угодно, мы знаем, что тот же Гитлер пришел к власти путем свободных выборов. Да и понятие „выборы“ тоже ничего не значит, в Иране все свободно голосуют за аятолл, но Запад не считает Иран демократической страной. Тогда что именовать процедурой демократичной? Демократия как концепция оказалась достаточно слабой. Она, скорее, является пиар-технологией, инструментом воздействия, а не универсальным руководством к жизни, как ее некоторые преподносят.

— Так эта ностальгия будет развиваться или же пройдет время – и, по разным причинам, забудем все?

— Многое будет зависеть от экономической ситуации и позиции людей, регулирующих работу средств массовой информации. Правда, есть парадокс: чем больше тебе давят на мозги, тем меньше в это веришь, так что неизвестно, чем все кончится. И бесконечные сериалы на тему о том, как „всех хватали-сажали“ приелись уже сегодня. Ностальгия будет присутствовать, пока живут люди, реально помнящие советскую власть. И у части молодежи, в первую очередь „левой“, уже сейчас Советский Союз ассоциируется с красивым мифом о суперимперии, великом государстве социальной справедливости. Расплывчатый – но очень позитивный образ, замечу. Пройдет лет двадцать – об СССР вполне могут начать снимать киноэпопеи. Никто же не помнит, что происходило во времена Римской империи, однако фильмы о жизни тех времен продолжают выходить. Люди любят великие мифы, а Советский Союз действительно был грандиозной страной, суперпроектом, как и Российская империя.

— Человек человеку друг, товарищ и брат… Сегодня бы люди смеялись над этим лозунгом, так часто встречавшимся в советские времена?

— Это лозунг христианский, проблема социализма и коммунизма состояла в том, что они решили христианство избавить от Бога — взяв всю парадигму. Не получилось, что закономерно. Кстати, сейчас, на мой взгляд, что-то отдаленно похожее пытаются сконструировать в рамках проекта Евросоюза. В принципе, думаю, эти лозунги продолжают жить, и будут жить вечно, не коммунисты их придумали, не нам сегодня их отменять. Понимание того, что человек человеку друг, товарищ и брат станет выбором людей еще многие века. Это основа жизни, написанная не нами.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх