,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Социализм в массовом сознании соотечественников
  • 3 декабря 2011 |
  • 15:12 |
  • MozGoPraV |
  • Просмотров: 1787
  • |
  • Комментарии: 9
  • |
+2
Социализм в массовом сознании соотечественников


Как уже сообщалось, обнародованы результаты обстоятельного социологического исследования «Двадцать лет реформ глазами россиян». Учёные Института социологии Российской академии наук (ИС РАН) в сотрудничестве с представительством Фонда имени Фридриха Эберта в Российской Федерации в апреле 2011 года провели общероссийский социологический опрос, в котором представлены основные группы населения Российской Федерации. Достоинства опубликованного аналитического доклада тем более возрастают, что «эмпирической базой настоящего исследования послужили результаты исследования, проведённого ИС РАН в 2001 году». Это позволяет провести сопоставительный анализ, увидеть тенденции изменения массового сознания. Поскольку собранный социологами эмпирический материал даёт возможность для его неоднозначного толкования, мы решили по-своему осмыслить богатейшие конкретно-социологические данные, содержащиеся в аналитическом докладе. Предлагаемые статьи не являются попыткой написания альтернативного доклада. Мы берём лишь те стороны исследования ИС РАН, которые помогают лучше осознать классу наёмных работников физического и умственного труда свои коренные интересы, несовместимые с капиталистическим жизнеустройством, способствуют внесению марксистско-ленинского мировоззрения в широкие массы трудящихся. Эта статья посвящена месту социализма в массовом сознании современных граждан.

Социальная поляризация


Отношение к желаемому общественному устройству всегда является следствием окружающих реалий. А они таковы, что мало у кого могут вызывать симпатии к системе реставрированного капитализма. По данным Института социально-экономических проблем народонаселения (ИСЭПН) РАН, в Российской Федерации неравенство доходов граждан все последние 20 лет росло и продолжает расти. Даже в «тучные 2000-е» социальная поляризация не уменьшалась, а продолжала нарастать. Причина — в форсированном росте самых высоких доходов владельцев бизнеса и заработной платы наиболее высокооплачиваемых работников.

Об этом убедительно свидетельствует децильный коэффициент, рассчитываемый как соотношение доходов 10% наиболее и 10% наименее обеспеченного населения. Если в 1992 году он был равен 8,0, в 2000-м достиг 13,9, то в 2007—2010 годах стабильно держится на отметке 16,7—16,8. Таковы официальные данные Федеральной службы государственной статистики РФ (Росстата). В то же время, по расчетам ИСЭПН РАН, реальное неравенство почти в полтора раза выше. Разрыв в доходах крайних 10-процентных групп достигает 23—24-кратного размера. Среди стран с высоким и средним уровнем экономического развития такая имущественная поляризация зафиксирована только в Мексике (25,8), в Турции децильный коэффициент равен 17,3, в США разрыв 16-кратный, в других странах этой группы он ещё ниже.

Если за годы либеральных «реформ» в РФ реальные доходы 20% самых обеспеченных граждан выросли почти на 25%, то объем реальных доходов 20% наименее обеспеченных россиян снизился почти на 18%.

В 1990 году в России, по данным профессора А.Ю. Шевякова, граница относительной бедности (в странах Европейского союза за границу относительной бедности принимается доход, равный 60% среднего, медианного уровня доходов населения страны) пролегала между среднедушевыми доходами 3-й и 4-й децильных групп. Это значит, что зарплата, пенсии или пособия не достигали 60% среднестатистических доходов граждан СССР у 30% населения. В 2000-е относительная граница бедности приблизилась к среднедушевому доходу 6-й децильной группы. Это значит, что сейчас в РФ более половины населения имеет доходы, не достигающие 60% от среднего размера дохода на душу населения. Относительная граница бедности неуклонно повышается вместе с ростом неравенства.

Почему же в такой ситуации россияне слабо протестуют против нарастания не только относительной, но и абсолютной бедности большинства населения страны? Почему нет забастовок, нет массовых демонстраций и митингов протеста против такого жизнеустройства, которое сделало бедняками половину граждан РФ?

Не будем забывать известный вывод социальной философии о том, что общественное сознание отстаёт от общественного бытия. В стране после мощного, резкого, хотя и во многом иррационального подъёма общественной активности рубежа 80-х и 90-х годов прошлого века наступил шок (на русский язык шок переводится как удар) общественно-политического сознания. Он был вызван не только «шоковой терапией» в экономике, но и социально-политическими событиями — запретом Коммунистической партии 6 ноября 1991 года, ликвидацией Союза ССР в декабре того же года, нараставшим конфликтом между исполнительной и законодательной властью России, разгоном Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ в сентябре 1993 года, расстрелом защитников Советской Конституции 3—4 октября 1993 года и т.п. Причём общественно-политическая атмосфера оставалась грозовой и в середине 90-х. В интервью «Комсомольской правде» в марте 2011 года бывший «ельцинский» министр внутренних дел генерал армии А. Куликов весьма подробно рассказал, как президент Б. Ельцин намеревался разогнать едва приступившую к работе Государственную думу второго созыва и запретить КПРФ в марте 1996 года.

Сегодня общество сбрасывает пелену страха, в которую его плотно запаковал «ельцинско-путинский» режим реставрации капитализма. Здесь важно иметь в виду одну специфическую черту отечественного протестного (революционного) движения. Наш народ вновь, как и в самом начале ХХ века перед первой русской революцией, как в 10-е годы перед Февральской и Октябрьской революциями, не сосредоточивается на экономической форме борьбы.

Дело здесь не только в национальном характере (менталитете) народа, сформировавшемся в условиях частой необходимости «затягивать пояса», но и в том, что Россия не была вышколена длительной школой капитализма, который приучает наёмных работников торговаться с работодателями о цене своего товара — рабочей силы.

Следствия идеологического шока

Медленное преодоление массовым сознанием сильного шока 90-х годов привело к тому, что в основе протестных форм трудящихся масс часто оказываются буржуазные и мелкобуржуазные ценности — национализм и социал-реформизм. В ходе своего исследования учёные Института социологии РАН установили следующий расклад политических предпочтений респондентов.

При этом социологи отмечают, с одной стороны, что «более половины россиян в настоящее время вообще не придерживается каких-то определённых идейных позиций либо пытается сочетать элементы самых разных социально-политических доктрин, избегая при этом слишком «крайних» точек зрения». С другой стороны, среди людей, идентифицирующих себя с каким-то определённым идейным течением, социалистических убеждений придерживается каждый второй. При этом «общая доля «социалистов» в российском идейно-политическом спектре примерно в 3 раза превышает долю как либералов, так и националистов, исходящих из веры в уникальность русского пути развития».

Если рассматривать ситуацию под углом зрения перспектив борьбы за коренные интересы трудящихся, то она достаточно противоречива. В ней можно отметить такие плюсы, как, во-первых, реализация потребности прохождения массами школы гражданской активности, в которой практика борьбы за классовые интересы побуждает к повышению политической зрелости её участников. Во-вторых, сопричастность сограждан к политическому процессу ведёт их к осознанию несоответствия нынешнего жизнеустройства интересам наёмных работников физического и умственного труда.

Даже в нынешних незрелых формах протест масс направлен прежде всего против всевластия частной собственности. В ходе исследования «Двадцать лет реформ глазами россиян» социологи ИС РАН пришли к заключению, что «по сравнению с 2005 годом поддержка населением введения в России частной собственности снизилась. Тогда более половины россиян высказывали положительное отношение к частной собственности, в то время как доля тех, кто относился к этому факту отрицательно, составляла только 16%». В 2011 году картина существенно изменилась. По данным исследования, нынче положительно относятся к превращению частной собственности в ведущий фактор экономики лишь 35% опрошенных. С иллюзиями насчёт продуктивности частной собственности в жизни России расстались 17% респондентов, то есть третья часть россиян пересмотрела свои взгляды по важнейшему общественно-политическому вопросу. Ещё более значительные изменения произошли в доле тех, кто относится отрицательно к легализации частной собственности. Их доля почти удвоилась, поднявшись с 16 до 29%.

На основании такой динамики социологи приходят к выводу, что «среди населения возрастает не только запрос на ведущую роль государства в экономике, но и недовольство наличием частной собственности, распределение которой представляется нелегитимным и приводит к росту негативного отношения к частной собственности вообще» (выделено мной. — В.Т.). Исследователи ИС РАН отмечают, что «такие выводы подтверждаются, в частности, и динамикой отношения россиян к людям, которые разбогатели за последнее время».

Во-вторых, не только коммунистическая идеология, но и современные российские социал-реформистские и националистические позиции направлены, пусть и в неодинаковой степени, против компрадорского характера крупного капитала. Об этом свидетельствуют результаты исследования «Двадцать лет реформ глазами россиян»: «Если до конца 90-х годов мнение «там, где больше нравится» несколько преобладало над точкой зрения «Родина у человека одна, нехорошо её покидать», то на протяжении последних 10—12 лет «патриотическая» установка в данном вопросе имела стабильную поддержку 53—55% опрошенных».

В то же время социологи отмечают, что «космополитическая» альтернатива сохраняет заметное влияние в наиболее обеспеченных слоях населения и среди части молодёжи. В этих социально-демографических группах старую традицию «раньше думать о Родине» поддерживают 45% опрошенных, а хотели бы жить там, где больше нравится, 54—55%. Если точка зрения молодёжи является следствием недостаточной социальной зрелости и либеральной пропаганды, то у «наиболее обеспеченных слоёв населения», то есть у буржуазии, она определяется классовыми интересами. Будучи по своему социальному статусу в России временщиками и осознавая неприятие со стороны большинства соотечественников, а также — главное — бесперспективность реставрации капитализма, представители этого класса ориентируются на необходимость «запасного аэродрома» — эмиграцию.

Однако на современной стадии общественно-политического развития России из-за экономического кризиса, повлекшего за собой сверхэксплуатацию труда капиталом, и из-за усиления имущественной поляризации, обострения антагонизма между классовыми полюсами общества происходит перераспределение идеологических позиций россиян в сторону большей конкретности и определённости. Поэтому в условиях динамичных процессов в общественном сознании приверженность к социал-реформизму во многих случаях можно рассматривать как переходную ступень на пути части трудящихся к социалистическим (коммунистическим) взглядам. Надо иметь в виду, что у социал-демократии европейского типа в современной РФ нет социальной базы, которой за рубежом обычно выступает, по терминологии западных социологов, «средний класс», а в нашей стране более половины населения, по данным ИСЭПН РАН, составляют бедняки.

Что касается духовных корней национализма, то они у него те же, что и у либерализма, ибо это — два крыла буржуазной идеологии. Однако в условиях современной России надо учитывать одну особенность отечественного капитала: он носит компрадорский характер. В условиях глобализации могут быть национально ориентированные предприниматели, но национально ориентированный капитал невозможен. В этих условиях национализм частично включает в себя антикомпрадорские, то есть антикапиталистические, настроения.

Социологи ИС РАН отмечают, что в массовом сознании наиболее заметные изменения связаны с отношением россиян к Западу: «Так, в 1995 году примерно каждый восьмой гражданин России связывал будущее страны с её вхождением в общеевропейский дом, тогда как противостояние Западу рассматривал в качестве национальной идеи едва ли один человек из пятидесяти. Но затем эти индикаторы как бы поменялись местами. И в 2001-м, и в 2011 году каждый восьмой россиянин выразил готовность консолидироваться на почве антизападных ценностей». Перспективу сближения с Западом в 2001 году поддерживали около 15% опрошенных. Однако к настоящему времени данная цифра уменьшилась по крайней мере в два раза.

И всё-таки — социализм

Одновременно учёные ИС РАН обращают внимание на то, что «хотя общее количество людей, получивших в своё время «советское» воспитание, естественным образом сокращается, доля респондентов, выступающих за консолидацию общества на почве социалистических ценностей, возрастает. Так, по сравнению с 2001 годом их доля увеличилась примерно в 1,5 раза, а по сравнению с 1995-м — вдвое. Это значит, что распространение социалистических убеждений среди россиян связано уже не столько с сохраняющимся у части населения советским опытом, сколько с негативными сторонами жизни в современной России и накоплением жизненного опыта вообще. Судя по данным проведённого опроса, в настоящее время социалистических взглядов придерживается примерно каждый пятый россиянин. Это, конечно, не большинство населения, но, тем не менее, весьма значимое меньшинство».

Социологи обращают внимание на то, что «более половины россиян в настоящее время вообще не придерживается каких-то определённых идейных позиций». Однако среди людей, определивших своё мировоззрение, половина респондентов придерживается социалистических убеждений.

Заслуживает серьёзного внимания отмеченный исследователями ИС РАН новый факт: опрос показал, что более половины сторонников социализма не только не являются членами КПРФ или «Справедливой России», представляющей, по мнению социологов, «обновлённый, реформированный социализм» западного образца, но и не входят в электорат этих партий (среди электората «эсеров» насчитывается только 23—24% сторонников социализма). Таким образом, они зафиксировали, что социализм, который в пору идейного шока использовался либералами как пугало масс, вновь превращается в популярную общественно-политическую ценность.

К сожалению, сами учёные ИС РАН не поняли этого нового явления. В докладе «Двадцать лет реформ глазами россиян» они даже записали: «За реальное осуществление социалистической идеи высказалось менее половины (49%) сторонников Компартии». Можно, конечно, объясняя эти данные опроса, указать на недостаточное внесение социалистического сознания не только в широкие массы трудящихся, но и в партийную среду. Но главное объяснение результатов опроса, которые были использованы для спекулятивных оценок, другое.

Многие члены КПРФ считают, что нельзя перед обществом ставить ориентиры, которые в данный момент неосуществимы, что ещё не пришло время говорить о социализме. Это — заблуждение, социализм не может быть таким лозунгом, который можно в «нужный момент» достать из шляпы на манер фокусника. Но всё же в этом факте проявилась не безыдейность части членов КПРФ. Да это тоже «обычное» отставание общественного сознания от общественного бытия, но его особенность состоит только в том, что партийцы не успели своевременно заметить изменение отношения масс к социализму.

И всё же в исследовании важнее не опрометчивые выводы учёных о мировоззрении членов КПРФ и их сторонников, а их указание на ширящуюся поддержку социалистических взглядов у непартийных масс. Это нашло отражение в динамике ценностных ориентаций наших соотечественников.

Социологи отмечают: «Как известно, и в отечественных, и в зарубежных публикациях, посвящённых особенностям российского менталитета, бытует расхожее мнение, согласно которому одной из главных его черт является ярко выраженное пристрастие к «уравниловке». Это, однако, никак не подтверждается данными социологических исследований. Несомненно, наши сограждане очень чувствительны к проблеме справедливости, и… разочарование в ходе рыночных реформ привело к определённому подъему эгалитаристских умонастроений — начиная с середины 90-х годов их уровень увеличивается по сравнению с началом десятилетия примерно в 1,5 раза».

Думается, фраза о «подъёме эгалитаристских настроений» — не более чем дань стереотипам, распространённым среди части гуманитарной интеллигенции. Уравниловка не относилась к числу ценностей советского социализма, в обществе максимально реализовался принцип «от каждого — по способностям, каждому — по труду». Но при этом децильный коэффициент не превышал 4,5.

Легенду об уравниловке сочинили либеральные мечтатели об общественном сепараторе, который позволяет немногим сконцентрировать почти всё богатство России, а большинство лишит необходимого. Когда, по подсчётам академика РАН Р.И. Нигматулина, 0,2% семей сосредоточили в своих руках 70% национального богатства, то советский 5-кратный разрыв между доходами 10% самых обеспеченных граждан страны и 10% наименее имущих приверженцам реставрации капитализма кажется, конечно же, уравниловкой. Авторы доклада справедливо отмечают, что в обществе растёт запрос на более активные действия государства в социальной сфере, на меньшее неравенство в обществе, но при этом не на «уравниловку» по всем возможным жизненным параметрам.

Посмотрим теперь, как менялось распределение ответов россиян при выборе между «обществом индивидуальной свободы» (капитализмом) и «обществом социального равенства» (социализмом) в годы реставрации капитализма.

Исследователи ИС РАН отмечают, что «картина распределения ответов россиян в этом вопросе достаточно устойчива. Среди определившихся с ответом доля сторонников общества социального равенства (социализма. — В.Т.) стабильно составляет более двух третей населения, а за последний год произошел её рост с 67% до 73%». Получается, что часть наших сограждан ещё не преодолела аллергии на слово «социализм», но вполне приемлет социалистические ценности, сущность «товарищеского способа производства».

При выборе альтернативы, отмечают социологи, значительно дифференцировались ответы в зависимости от того, сумели ли респонденты адаптироваться к обществу реставрации капитализма. Но даже среди тех россиян, кто считает, что в настоящий момент их жизнь складывается хорошо, лишь 26% предпочли общество индивидуальной свободы (капитализм), тогда как 44% — общество социального равенства (социализм). В то же время среди тех, кто считал, что их жизнь складывается плохо, эти доли составили 8% и 67% соответственно. Таким образом, запрос на характерное для социализма стремление к общественному равенству предъявляют прежде всего те, кто не удовлетворён социальной поляризацией современного российского общества, сделавшей жизнь несносной.

Общество и государство


В ходе социологического исследования выяснялось, какова, по мнению населения, должна быть роль государства в экономической сфере жизни общества. Большинство россиян убеждены, что государство должно играть в экономике ключевую роль. Опрос ИС РАН показал, что «среди россиян наибольшую поддержку получила такая модель экономической жизни общества, при которой будет восстановлен государственный сектор, при этом экономические возможности для населения будут не только сохранены, но и расширены. Классическая рыночная экономика, при которой вмешательство государства сводится к минимуму, а ведущая роль в экономической сфере жизни переходит к частным лицам, практически не поддерживается россиянами» (выделено мной. — В.Т.). За последние 10 лет доля выбирающих капиталистическую модель не превышала 10%. Примечательно, что примерно такую долю россиян составляют представители крупного и среднего капитала, топ-менеджеры и прочая ближайшая обслуга капиталистов.

Как видно из приведённых данных, «модель, связанная со свободной рыночной экономикой, не принимается населением, и в этом смысле в обществе существует определённый консенсус». При этом 28% россиян выступают за плановую экономику с централизованным регулированием и контролем над ценами, а 41% населения поддерживает экономику, основанную на государственной собственности, но с элементами рыночной экономики. В первом случае опрошенные считают, что за образец общественного жизнеустройства целесообразно принять в основном модель советского социализма, во втором — респонденты осознанно или интуитивно учитывают, что в ближайшей перспективе в повестку дня может стать реализация не социалистической модели в её зрелых формах, а модели переходного периода от капитализма к социализму. Очевидно, что после прерывания капиталистической реставрации в обществе социалистического созидания экономика в течение достаточно длительного периода будет многоукладной и рыночные механизмы в ней будут играть заметную роль.

Представление большинства россиян об устраивающей их модели государства вполне соответствует образу строящегося социализма. Так, опрос, проведённый учёными ИС РАН, ещё раз подтвердил, что маятник общественных настроений заметно качнулся «влево».

Привлекательность социалистических ценностей


Следующим показателем серьёзного изменения умонастроений сограждан в пользу социалистического жизнеустройства является отношение к труду. В. Маяковский, пожалуй, точно определил глубинный смысл общества, ориентирующегося на социальное равенство: «Социализм — свободный труд свободно собравшихся людей». Однако социологи вопрос качественно упростили: они интересовались отношением к работе. Понятно, что на это отношение серьёзно влияют социально-экономические отношения, а они характеризуются низким жизненным уровнем россиян. Половина работающих получает «на руки» зарплату, не превышающую 13 тысяч рублей, то есть на каждого члена семьи из трёх (всего лишь трёх!) человек приходится доход ниже установленного правительством РФ прожиточного (физиологического) минимума. В целом по стране, по данным ИСЭПН РАН, заработная плата 80% занятого населения не превышает стоимости их рабочей силы.

В таких условиях логично ожидать, что большинство россиян, занятых проблемой выживания, будут рассматривать работу в основном как источник существования. Однако социологи получили куда более «социалистические» результаты. По их данным, в 2000-е годы 42% населения действительно ориентируется на то, что «главное — это сколько за работу платят». В то же время во время опросов и 2001, и 2011 годов 57% отвечавших подчеркнули, что для них главное — выполнять интересную работу. Таким образом, респондентов, ориентирующихся на буржуазный подход к труду (не забудем: опрос проводился в буржуазном обществе), в 1,35 раза меньше тех, кто по-прежнему исповедует социалистическое отношение к труду и работе.

Для определения отношения респондентов к социалистическому жизнеустройству принципиальное значение имеет их восприятие коллективистских и индивидуалистских начал. Не забудем, что эта дилемма была значимой и в условиях советского социализма. Более того, авангардом буржуазной контрреволюции 1991—1993 годов были прежде всего «теневики» и создатели кооперативов нового (буржуазного) типа, то есть приверженцы индивидуализма. Ослабление коллективизма в миропонимании советских людей в годы перестройки серьёзно способствовало отказу от активной защиты социалистических начал.

В исследовании «Двадцать лет реформ глазами россиян» гражданам была предложена альтернатива: им предлагалось выбрать, что для них важнее — «инициатива, предприимчивость, готовность к риску оказаться в меньшинстве» или «уважение к сложившимся традициям, обычаям, следование принятому большинством». Можно, пожалуй, упрекать социологов в неточности формулировок, но в целом ясно, что опрашиваемым предлагалось выбирать между индивидуализмом и коллективизмом.

Постоянно облучаемые буржуазными стереотипами россияне, конечно же, стали значительно чаще отдавать предпочтение индивидуализму, чем это было в советскую эпоху. Тем не менее в опросе 2001 года небольшой (в 3%) перевес был у тех, кому важнее коллективистские начала. Однако за последнее десятилетие картина заметно изменилась. Уважение к традициям и обычаям, следование принятому большинством предпочли уже 57% опрошенных, тогда как сторонниками индивидуалистских ценностей себя заявили 42%. Бросается в глаза, что социологи получили те же цифры, что и при выяснении основных ценностей в работе.

Таким образом, есть все основания утверждать, что тенденция к положительному восприятию ценностей социализма проявляется не «точечно», а всеохватно, во всех наиболее значимых сферах общежития и общественных отношений. Социологи явно зафиксировали этот процесс в осмыслении отношений собственности, роли и образа государства, в отношении к труду и работе, в приверженности коллективизму.

Во время исследования ИС РАН была предпринята попытка выяснить связь между отношением респондентов к индивидуализму и атомизации общества в зависимости от их идеологических позиций. Наиболее склонны к индивидуализму оказались сторонники «Единой России». Среди них 48% заявили, что для них главное — это инициатива, предприимчивость, готовность к риску остаться в меньшинстве. Вполне логично, что для приверженцев буржуазной партии характерно буржуазное мировидение.

Обнаружилось, что очень близки к «единороссам» сторонники мелкобуржуазных партий. Между поклонниками ЛДПР и «Справедливой России» не обнаружилось практически никаких мировоззренческих различий: 40—41% опрошенных их приверженцев заявили, что им ближе индивидуализм, 58—59% отметили важность для себя уважения к сложившимся традициям и обычаям, следование принятому большинством.

Резко отличаются от них по своим мировоззренческим установкам те, кто уже сегодня осознанно исповедует верность социалистическому жизнеустройству. Так, 75% тех, кто поддерживает КПРФ, отвергают индивидуализм и атомизацию общества. Вероятно, остальные 25% сторонников Компартии не вдумались в содержание предложенного социологами противопоставления и обманулись в том, что в жизни и работе ценят инициативу и инициативных единомышленников.

Но и без такого уточнения ясно, что КПРФ — это партия социалистического мировоззрения, социалистического движения, борьбы за социалистическое переустройство общества. В то же время результаты опроса заставляют обратить внимание на уровень идейной подготовки молодого пополнения партии. Без серьёзного освоения марксистско-ленинской теории юной энергии может оказаться недостаточно, чтобы успешно решить программную задачу КПРФ — каждодневное внесение социалистического сознания в широкие массы трудящихся.

01.12.2011
Виктор ТРУШКОВ.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх