,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Батько Ленин
  • 2 декабря 2011 |
  • 16:12 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 915
  • |
  • Комментарии: 8
  • |
Двадцать лет назад, 1 декабря 1991 года, в Украине случился референдум. Вопрос, который был внесен в бюллетень для голосования сформулировали хитро: «Чи підтверджуєте Ви Акт проголошення незалежності України?».

Устроители всеукраинского волеизъявления граждан в духе классических клятвоотступников не решились прямо спрашивать: быть или не быть республике Украина в составе Советского Союза. Помнили, что на всесоюзном референдуме в марте того же года на открытый и ясный вопрос: «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик» – «Да» или «Нет», в Украине ответили «Да» 70,2 % принявших участие в голосовании.

Лукавство референдума подкрепили валом недобросовестной информации о тяжких оковах союзных обязательств, не позволяющих республике расправить крылья и превратиться в прекрасную славянскую Францию. Чтобы взбодрить память, прилагается образец целенаправленной дезинформации и пустых обещаний.

Батько Ленин


Коммунисты-ренегаты во главе с верным ленинцем Кравчуком, введя в заблуждение граждан и организовав «правильный» подсчет голосов, получили необходимый ответ, чтобы тихим сапом задать тягу из Советской империи.

Но я, собственно, не о правомочности референдума 1 декабря 1991 года и сопровождавшем его густопсовом национализме. Что случилось, то случилось – к старому возврата нет. Речь о другом. Уж коль 1 декабря стало для современной Украины исторической датой, то во дни государственных юбилеев у цивилизованных народов принято вспоминать «нэ злым, тыхым словом» людей, что внесли особый вклад в дело государственного строительства. Крестным батькой Украины без натяжек является Владимир Ильич Ленин. Крестным не в сицилийском смысле слова, а в почти религиозном. Т. е. духовным родителем и восприемником, который принимает ответственность за духовное воспитание и благочестие крестника.

Чем была Украина при царе-батюшке? Территорией, состоящей из десятка южных российских губерний. Сельское население европейского юга России по преимуществу изъяснялось на незатейливом польско-русском мовоязе. В городах, где обретался народ более ученый, отдавали явное предпочтение великорусскому наречию.

Чем стали южные губернии при Ильиче? Узаконенной республикой с четкими границами и государственными символами, своим правительством, парламентом, академией наук, МИДом и суверенным правом самоопределения в случае крайнего желания народа обособиться. Его воля и разум сделали решительно больше, чем два поколения украинствующих сектантов, не имеющих никакой опоры в народе.

«Самостийные» потуги

В смуту гражданской войны горстка киевских и львовских мечтателей предприняла попытку образования «самостийной» державы. Но гладко было на бумаге, да забыли про овраги. Легче всего тиснуть цидулу о суверенитете. Совсем другое построить жизнеспособное государство. Эксперименты киевской тусовки, не казавшей носа далее матери городов русских и постоянно сидящей на чемоданах, разумеется, были обречены на провал.

Все кому не лень забарывали Центральную Раду, мяли бока «Гетманщине», мутузили Директорию. Впрочем, я гиперболизирую, применяя батальные термины к малороссийским новоделам. Ну, пусть будут ратные термины. Все ж не так обидно «свидомомыслящим», искренне верящим, что Древняя Русь есть оскорбительный синоним Древней Украины.

Однако не утаить того факта, что хозяйничал всяк, в наших палестинах оказавшийся. Белые завернут с юга – зададут выволочку суверенным. Большевики с севера нагрянут – без проблем выписывают прогонные очередному самостийному правительству. Батько Махно начинает испытывать нужду в провианте и «зброе» – без суеты направляет тачанки в Екатеринославскую губернию подхарчиться и довооружиться. А по дороге поджопниками разгоняет по хатам робкое воинство Директории. Германец с ружьишком наведается в гости, так и вовсе со своей подстилкой. И пока протеже кайзера сиднем живет на Крещатике, раздувая мускулистые щеки гетмана всея Украины, немчура ответственно грабит нэньку. Бывало, и киевский пролетариат брался гонять по улицам Киева «жовто-блакытный» персонал.

Народ, населявший окраинные земли, понимал, что набежавшие в Киев с имперских щелей национал-преобразователи алчут все того же – «курку, млеко, яйко», то бишь податей, послушания и боязливого уважения. Однако не разумел, по какому такому праву на его горбу желает зависнуть новый правящий класс. Потому малороссийские пассионарии шли воевать в основном в составе красных. Имевшие золотые погоны, чаще примыкали к белым. Кто испытывал аллергию ко всякой власти и обиду за хлебороба, запрягал коней к Нестору Ивановичу. Кого высокие идеалы только злобили, а имелась великая охота пошмонать соотичей, пока такая знатная кутерьма деется, то прямиком двигал к панам-атаманам Грицианам Таврическим, коих развелось, что блох у дворняги.

Самостийничество осталось бы уделом группки маргиналов, отринувших своё русское первородство, если бы к нему на помощь не пришел товарищ Ленин.

Украине быти!

В 1922 году, в первый мирный год после гражданской войны, к захворавшему гению пролетарской революции заглянул на огонёк «чудесный грузин» Иосиф Виссарионович Сталин и предложил председателю Совета Народных Комиссаров проект обустройства страны Советов.

Всё было в нем конкретно и рационально. Но Владимиру Ильичу, увлеченному идеей «каждому наречию государственность», не понравился федеративный принцип организации нового государства. Ленину хотелось большего для народов, населявших Российскую империю. Даже для населения, проживавшего на определенных территориях и не ощущавшего себя отдельной нацией. Потому он настоял, чтобы нарком по делам национальностей принцип федерализма заменил на принцип союза «нерушимых республик свободных», что «навеки сплотила Великая Русь». Сталин тяжко вздохнул – чувствовал, что местные карбонарии впритруску с удельными князьками раскатают по бревнышку Союз, как только почувствуют неуверенную руку Центра, но слишком перечить вождю не стал и подправил проект. Так на свет появилась республика Украина, со всеми государственными атрибутами.

Может, чем-то зол был Ильич на Великую Русь, но, скорее, повинуясь марксистской доктрине о пролетариате, как ведущей силе социального прогресса, он присовокупил к сельским регионам Малороссии русские промышленные районы Донбасса, Слобожанщины и Новороссии. И никакие увещевания соратников не действовали на Ленина. Даже авторитетное мнение Розы Люксембург – лидера европейской социал-демократии, бывшей в курсе польско-малороссийских отношений (она в молодости жила в русской Польше), не возымело никакого действия.

А Розалия писала без обиняков: «Украинский национализм в России был совсем иным, чем, скажем, чешский, польский или финский, не более, чем просто причудой, кривляньем нескольких десятков мелкобуржуазных интеллигентиков, без каких-либо корней в экономике, политике или духовной сфере страны, без всякой исторической традиции, ибо Украина никогда не была ни нацией, ни государством, без всякой национальной культуры, если не считать реакционно-романтических произведений Шевченко... И такую смехотворную шутку нескольких университетских профессоров и студентов Ленин и его товарищи раздули искусственно в политический фактор».

«Однако Украине быти!» – уложил гроза мирового капитала, боясь ошибиться с ударением в этом новом для него названии.

Духовный вождь и теоретик украинства галицкий ксендз Валериан Калинка от удовольствия, наверное, в гробу кульбит сделал. «Надо влить новую душу в русина – вот в чем главная задача поляков... Тогда Россия отодвинется в свои узкие пределы великорусского племени, между тем как на Днепре, Дону и Черном море возникнет нечто другое» – как будто специально большевикам завещал пан Калински. И главный большевик исполнил начертания ляха.

В 1922 году русских наскоро переписали украинцами, Ленин распорядился из тощего бюджета подбросить киевским большевикам 750 тысяч рублей золотом для печатания учебников на «мове», а через три года в помощь развитию национального самосознания из Москвы прислали держиморду-украинизатора Лазаря Кагановича. Дело с ковкой нового народа с жутким скрипом тронулось с мертвой точки.

Тем не менее, тандем Россия - Украина ленинского союзного проекта стал движущей силой новой мировой империи. Немыслимое дело, по сути, ресурсов двух славянских республик Советского Союза хватало, чтобы в течение 70 лет успешно противостоять натиску всего мирового капитала. Сейчас, стоя на обломках «розбудовы», подобное кажется совершенно невероятным. Но это исторический факт!

Переродившаяся элита, зараженная бациллами шкурничества и безответственности, положила конец великому братству русских народностей и обрекла их на прозябание и деградацию в своих национальных улусах без права на надежду.

Нравится кому-то или не нравится, но Ленин стал одним из великих украинцев не по крови, а по праву отца-основателя. Относиться к сему надо уважительно. Подобно тому, как финны относятся к российскому шведу Маннергейму, французы к корсиканцу Бонапарту, поляки к литовцу Пилсудскому.

Батько Ленин


Антон Дальский



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх