,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Оранжевое наваждение
  • 2 декабря 2011 |
  • 11:12 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 825
  • |
  • Комментарии: 9
  • |
+1
Как ни парадоксально, цветные перевороты в бывших республиках СССР заметно ускорили интеграционные процессы на постсоветской территории

Недавно в Киеве торжественно отметили День свободы. Праздник был установлен в 2005 г. президентом В. Ющенко в ознаменование оранжевой «революции». Украина, наверное, единственная страна, где на официальном уровне отмечают инспирированный извне государственный переворот. В России в свое время украинскую оранжевую «революцию» 2004 г. назвали самым большим провалом внешней политики на постсоветском пространстве. За минувшие семь лет эту одномерную оценку никто даже не пытался поставить под сомнение, хотя «информации к размышлению» накопилось более чем достаточно.
Процесс производства цветных «революций» на постсоветском пространстве был запущен с начала 90-х годов прошлого века, а превентивная подготовка к ним началась еще во времена горбачевской «перестройки» Советского Союза. Дело продвигалось так успешно, что уже в октябре 1996 г., выступая на закрытом совещании Объединенного комитета начальников штабов, президент США Б. Клинтон заявил: «Последние 10 лет политика в отношении СССР и его союзников убедительно доказала правильность взятого нами курса на устранение одной из сильнейших держав мира, а также сильнейшего военного блока. Используя промахи советской дипломатии, чрезвычайную самонадеянность Горбачева и его окружения, в т.ч. и тех, кто откровенно занял проамериканскую позицию, мы добились того, что собирался сделать президент Трумэн с Советским Союзом посредством атомной бомбы. Правда, с одним существенным отличием. Мы получили сырьевой придаток, не разрушенное атомом государство, которое было бы нелегко воссоздавать. За 4 года мы и наши союзники получили различного стратегического сырья на много миллиардов долларов, сотни тонн золота, драгоценных камней и т.н. В годы т. н. перестройки в СССР многие наши военные и бизнесмены не верили в успех предстоящей операции. И напрасно. Расшатав идеологические основы СССР, мы сумели бескровно вывести из войны за мировое господство государство, составляющее основную конкуренцию США».

На этой торжественной ноте правящая элита США могла бы и успокоиться. Но после того, как отошел от власти Б. Ельцин, на постсоветском пространстве для Америки возникли новые вызовы, и в 2003 г. в Грузии была совершена так называемая революция роз. Министр иностранных дел РФ Игорь Иванов тогда прямо обвинил США в организации государственного переворота. В связи с оранжевыми событиями на Украине 2004 г. президент России Владимир Путин высказывал опасения, что в результате к власти могут прийти люди, выстраивающие свою политику на антироссийских лозунгах, и оказался прав. И не только в этом случае. Антироссийские «революции» произошли в Киргизии (2005 г.) – первая «тюльпановая» (или лимонная, дынная), вторая «дынная» (2010 г.), в Молдавии (2009 г.), были предприняты попытки организовать цветные революции в Белоруссии (васильковая, 2006 г.) и в Армении (2008 г.).

Сегодня на Западе все громче говорят о необходимости второй оранжевой «революции» и реализации «арабского» сценария в России. Но Запад, видимо, не заметил или просто не захотел видеть, как изменился мир, а главное, как изменилась Россия.

В феврале с.г. президент России Дмитрий Медведев по поводу «революций» в Тунисе и Египте заявил: «… такой сценарий они раньше готовили для нас, а сейчас они тем более будут пытаться его осуществлять. В любом случае, этот сценарий не пройдет. Но все происходящее там будет оказывать прямое воздействие на нашу ситуацию, причем речь идет о достаточно длительной перспективе, речь идет о перспективе десятилетий». В современной России, как часто говорят на Западе, очевидно, появилось осознание того, какую опасность представляют собой для российской государственности цветные «революции», очаги которой периодически вспыхивают вдоль западных и южных границ. Вместе с тем, Россия идеологически оказалась не готова к неоконсервативной «глобальной демократической революции».

Принципиальной ошибкой в понимании природы оранжевых «революций» на постсоветском пространстве, свойственной российским политикам и политологам, является их представление об этих «революциях» как о столкновении различных олигархических кланов или региональных элит. Российские левые наряду с российскими правыми до сих пор никак не могут осознать, что «оранжевые перевороты» и борьба с «международным терроризмом» на Ближнем Востоке представляют собой две составные части единого «рукотворного» процесса. Нашим общественным деятелям разных политических спектров представляется, что одно – дело рук американских «демократов», а другое – «республиканцев». В действительности, и то, и другое является пунктами одной и той же гигантской по масштабам и долговременной политической программы.

Речь, таким образом, должна идти не о частных целях любой администрации США, а о том, что в нынешнем состоянии бывшие советские республики не вписываются в новый мировой порядок.
Они обладают пусть и ущербной, но собственной легитимностью, часть которой получили путем дележа легитимности Советского Союза. До сих пор они – совершенно постсоветские, по сути, продукт советской системы. Они и символически, и экономически еще в ней. И народы пока представляют собой части разделенного советского народа, и эта принадлежность ощущается ими как нечто наднациональное. А новый мировой порядок предполагает, что на территориях СССР, не принятых в «Запад», может быть установлена только та власть, легитимность которой «освятил» Запад, так как именно он должен быть единовластным сувереном на этих территориях. Только тогда и постсоветские народы получат от Запада статус «наций».

Вспомните, как настойчиво западные СМИ твердили о том, что на Украине в результате оранжевой «революции» появится власть с совершенно новым источником легитимности и даже возникнет «новый народ». После событий 2004 г. в информсообщениях часто подчеркивалось, что украинцы стали «политической нацией» и перестали быть постсоветским народом. Этот тезис постоянно ретранслировался оранжевой властью внутри страны. Можно сказать, что именно ощущение такого поворота, угроза утраты символической связи с тысячелетней страной быстро привели к фактическому расколу населения на две части – западную и восточную, хотя раскол по культурно-историческому признаку был подготовлен еще во времена Австро-Венгерской империи и колонизации Польшей Западной Украины как рычаг противодействия русофильским устремлениям Галиции.

Даже при наличии этого фактора Украина не стала исключением из типичного сценария цветных «революций», где национально-патриотическая тематика всегда разыгрывается в качестве идеи, объединяющей наиболее «демократическую» часть общества на откровенно русофобской основе. Именно это обстоятельство указывает на хорошо продуманную политико-философскую доктрину, которая, как небезосновательно полагают ее создатели, является универсальной для постсоветских стран.

О наличии некоего унифицированного плана свидетельствует и тот факт, что цветные «революции» проходят под антикоррупционными и радикально-демократическими лозунгами.
Ключевыми являются идеи народного суверенитета, где народ – якобы стихийно вышедшие на улицу граждане, - противопоставляется «манипулируемой» антинародным режимом массе. Хорошо организованные протесты приводят либо к проведению повторного голосования (Украина), либо к силовому захвату зданий органов власти толпой (Грузия, Киргизия), бегству руководителей государства и новым выборам. Во всех случаях к руководству страной приходит проамериканская по форме и антироссийская по идее оппозиция.

Практически место одного клана постсоветской бюрократии занимает точно такой же другой клан (клон) со своими «шкурными» интересами. США в равной мере могли получить от обоих все, что хотели. Но суть англосаксонской империи в том и состоит, чтобы разрешать созданные империей же кризисы легитимности, подтверждая свой статус гаранта миропорядка и формируя этот миропорядок по собственному усмотрению. В недоступных, так сказать, зонах легитимности империя не может строиться на меркантильной логике суждений о том, кто наш, а кто не наш «сукин сын». В подавляющем большинстве постсоветских стран, за исключением Грузии, эта логика до конца не сработала, а Россия вообще по сей день пребывает именно в такой зоне, разрушить которую Западу ни извне, ни, тем более, изнутри пока не удается. Хотя попытки разорвать Россию на несколько частей не прекращаются со времен центробежного «парада независимости». Столько же лет идет напряженная борьба за влияние на постсоветском пространстве и под разными «цветными» лозунгами продлится, видимо, еще долго. Как минимум, до тех пор, пока США и Запад в целом не признают право народов строить государственность по своим национальным «лекалам», а не по чужеземным стандартам.

Последнее десятилетие убедило нас в том, что никакой из цветных переворотов на постсоветском пространстве не являлся революцией в полном смысле слова, более того, цветные «революции» использовались только как инструмент в руках США и их союзников для решения своих геополитических проблем.

Ни одна из бывших стран Советского Союза, где были совершены цветные перевороты, не добилась всеобщего благоденствия. Наоборот, экономика таких государств быстро приходит в расстройство, попадает в полную зависимость от Запада, народ опускается в нищету.
На Украине, например, за первые восемь месяцев оранжевого правления рост ВВП прекратился и с рекордных для Европы 12% упал до минус 3%. Типичный пример неоколониальной западной политики, от которой ни экономически, ни политически не выиграла ни одна страна, подвергнутая «цветному» эксперименту. Даже Грузии, процветавшей в советские времена, пришлось стать западной содержанкой. Но как ни парадоксально это не может показаться на первый взгляд, в проигрыше остаются сами организаторы этой жестокой до безумия затеи – Соединенные Штаты: и материально, и морально.

Показательный пример: аналитик и директор иерусалимского CLORIA Center Бэрри Рубин в своем комментарии, напечатанном газетой The Jerusalem Post, предлагает посчитать по баллам, кто конкретно, по каждой стране в отдельности, оказывается в выигрыше от перемен на Большом (включая Иран и Турцию) Ближнем Востоке. Согласно его выводам, напряженность резко увеличила цены на нефть. Баллы: Иран +1. Фактор нахождения у власти Барака Обамы: США потеряли четыре дружественных режима – Египет, Ливан, Тунис, Турцию (вероятно, Йемен), равно как и доверие Израиля, Иордании и Саудовской Аравии (вероятно, Бахрейна, Кувейта, Омана, Катара и Эмиратов). Палестинская Автономия видит, что может пренебрегать требованиями США, - очередное их поражение. Баллы: США -1 (за потерю доверия у всех). Общий результат: «Мусульманское братство» +8, Иран +8, «Хамас» +6, США -10. Можно по-разному относиться к этим цифрам, однако в любом случае они рисуют тенденцию, позволяющую сделать вывод о том, что цветные перевороты как «мягкий» инструмент геополитического влияния США утрачивают свое значение. Если не сказать больше: в таком качестве уже утратили, что наглядно демонстрирует кровавая «арабская весна».

Маховик цветных «революций» пока не раскрутился до крайне опасной для России разрушительной силы. Однако, памятуя уроки как ближней, так и более отдаленной истории, не стоит относиться легковесно к возможности появления очередной цветной угрозы.

Один из умнейших и самых последовательных врагов России Уинстон Черчилль в 1943 г. утверждал: «Будущие империи будут империями сознания».
Исследователь западного общества В. Зомбарт писал: «Каков идеал, каковы центральные жизненные ценности, на которые современный экономический человек ориентируется? Живой человек, с его счастьем и горем, с его потребностями и требованиями вытеснен из центра круга интересов, и место его заняли две абстракции: нажива и дело». Сегодня все указывает на то, что Россия стала провинцией «империи сознания», приносящей ее совладельцам ощутимую выгоду.

После развала Советского Союза правящая элита США провозгласила доктрину «нового сдерживания» России – «The New Containment Policy». Суть этой «новации» сводилась к тому, чтобы максимально ослабить Россию, подорвать ее государственность и экономику, военный потенциал, науку, жизненный уровень граждан, дезорганизовать в нравственном, духовном и психологическом отношении ее общество, превратить ее в слаборазвитую страну. Из холодной войны «доктрина нового сдерживания» унаследовала цель «держать Россию вне Европы» («to keep Russians out of Europe»). В конечном счете, задача состояла в том, чтобы навсегда лишить Россию статуса великой державы и вывести из разряда тех стран, которые могут препятствовать созданию американской мировой империи (Рax Аmericana).

«Новое сдерживание» означало фактически переход от холодной войны против Советского Союза к «невидимой войне» против России. Но на международной арене произошли такие сдвиги, что цель «держать Россию вне Европы» пришлось отодвинуть на задний план. Совершенно ошеломляюще для Запада в число лидирующих держав мира вышел Китай, который сразу стал для Соединенных Штатов врагом №1. (России теперь отведено второе место.) Начал трещать по всем финансово-экономическим швам Евросоюз, под эгидой НАТО сшитый Америкой. И если развалится зона евро, то Европа с облегчением разбежится по национальным «квартирам». Перед Америкой явственно обозначился закат мировой гегемонии. Сегодня США уже не в состоянии решать в одиночку многие задачи сохранения, а тем более укрепления и расширения своей империи. В повестку дня американской политики вынесен вопрос о новом курсе в отношении России. Сегодня Америке рекомендовано «управлять» Россией.

Многие политологи называют этот курс «доктриной вовлечения». Кроме решения задач глобального господства, он мог бы позволить США усилить влияние на внутреннюю жизнь России, открыть доступ к использованию ее природных ресурсов и приобретению стратегически важных предприятий. Такая общая рекомендация руководству США содержится в обнародованном недавно докладе «Россия и национальные интересы США», ставшим плодом совместной работы двух американских «мозговых центров» консервативного направления – Белферского центра по науке и международным отношениям при Гарвардском университете и вашингтонского Центра «За национальный интерес». (У нас ни одного подобного центра нет, как нет и вразумительной внешнеполитической парадигмы.) В свете глобальной стратегии администрации Обамы «дипломатия – развитие – оборона» и курса на использование «умной силы» («smart power») вполне понятно, как будет воплощаться в жизнь политика США по отношению к России. Если дипломатия – то превентивная, если развитие – то в интересах финансово-олигархических кланов США, Всемирного банка и Международного валютного фонда, а если оборона – то с ориентацией на достижение глобального господства США. Затягивая вокруг России «цветную» петлю, США, таким образом, не только зажимают ее в круге своих имперских интересов, но и пытаются заставить играть роль инструмента реализации этих интересов.

Какую стратегию может противопоставить такому глобальному натиску Россия? В политико-экономическом плане практически уже противопоставила. Подписаны первые документы по созданию Евразийского экономического союза. Заработал Таможенный союз, да так, что стал привлекательным для многих стран.
Сегодня можно говорить и о том, что если где-то на постсоветском пространстве и произойдут цветные «революции», то они уже не будут носить откровенно антироссийский характер, даже в Грузии с опереточным диктатором Саакашвили, а на Украине новый оранжевый переворот вообще невозможен. У народа тяжелое экономическое положение четко ассоциируется с проамериканской властью Ющенко, Тимошенко и другими западными ставленниками. Чего не хватает России, чтобы не только фиксировать опасность, исходящую от цветных переворотов, но и реально противодействовать им?

Государственной идеологии, которая бы стала концентрированным выражением национальной идеи. Далеко не случайно в Конституции 1993 г. в угоду Западу именно государственная идеология попала под запрет.

Даже при сильной экономике без прочного духовного основания государство может рухнуть в любой момент. Так случилось с СССР.

Сегодня для «реформаций» извне Россия открыта не так широко, как в годы ельцинского разгула «демократии». Практически потеряна для Запада посторанжевая Украина. Ускользают из-под американского «ока недремлющего» и другие бывшие советские республики. Они, как и впадающая в стагнацию Европа, тоже органически тяготеют к своему естественному историческому состоянию, но в отличие от нее – в давний союз равноправных государств. Экономика экономикой, но всем вместе общий духовный стержень нужен еще больше, чем порознь. И нужен прежде общих экономических преобразований, в худшем варианте, одновременно с ними. Пока «любвеобильная» Америка не совершила очередную попытку опутать всех с ног до головы оранжевыми сетями, и в первую очередь – родства не помнящую молодежь, на что у «янки», к всеобщему постсоветскому удовольствию, сейчас нет ни достаточных сил, ни средств. Впрочем, на ближневосточном примере хорошо видно, что они по-прежнему способны потрясать мир.

Начальник Генштаба РФ генерал армии Николай Макаров явно не на пустом месте сделал вывод о том, что после распада СССР возможность возникновения локальных конфликтов по всему периметру границы резко возросла. Западу, очевидно, нужна большая война, чтобы на руинах послевоенного (Вторая мировая война) мироустройства построить Новый мировой порядок по англосаксонским стандартам. «При определенных условиях я не исключаю, что локальные и региональные вооруженные конфликты могут перерасти в крупномасштабную войну, в том числе с применением ядерного оружия», - говорил Н. Макаров. Что ж, для США это характерно – воевать на чужих территориях и чужими руками, а плоды пожинать самостоятельно, правда, только сладкие, горькие оставляют сателлитам. Только ведь сегодня даже в заокеанском окопе безнаказанно не отсидишься.

И в свете сказанного выше мне уже не кажутся крупным провалом внешней политики России оранжевые события на Украине 2004 г. Подобные события в других странах – тоже, как бы кому ни было потом плохо.
Цветные перевороты в бывших республиках СССР заметно ускорили интеграционные процессы на постсоветской территории. Центром притяжения опять стала возрождающая свое историческое величие Россия.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх