,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Тщетные потуги фальсификатора
  • 30 ноября 2011 |
  • 15:11 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 875
  • |
  • Комментарии: 8
  • |
+1
Каким образом «известный историк» стремится доказать свою правоту.

Доктор филологии Борис Соколов предпринял очередную попытку «подтвердить» пропагандируемые им с 1993 года цифры демографических потерь Красной армии в Великой Отечественной войне (26,9 млн человек). Теперь – составлением баланса мужского населения страны за 1939–1959 годы с привлечением данных переписей 1939, 1959 и 1979 годов.

Соответствующие аргументы г-н Соколов изложил в книге «Кто воевал числом, а кто – умением. Чудовищная правда о потерях СССР во Второй мировой» и в статье «Победа добыта чрезмерно большой кровью». Результаты его подсчетов представлены в таблице 1, а в таблице 2 приведены данные современных демографов о численности мужского населения рассматриваемых автором возрастов в 1939 и 1959 годах.

Невежественная гипотеза

Прежде всего отметим, что приведенная в таблице 1 г-ном Соколовым численность мужского населения в 1939 году в возрасте 10–49 лет более чем на пять миллионов человек превышает цифры демографов (см. таблицу 2).

Такое большое расхождение объясняется в первую очередь утверждением Бориса Соколова о большом «недоучете» мужского населения в переписи 1939 года. Но профессиональные демографы иного мнения. Согласно их исследованиям численность населения СССР по переписи 1939 года завышена на 1,7–2,9 миллиона человек (2, 4, 6).

В книге, посвященной демографии России 30-х годов (6), В. Б. Жиромская резюмировала итоги исследования переписей населения СССР в то десятилетие прошлого века (в том числе результаты специальной международной конференции по переписи 1939 года, проведенной в 1994 году в Торонто): «…В настоящее время расхождений в оценке достоверности и признания обеих переписей (1937 и 1939 годов. – В. Л.) у исследователей нет, поправки к данным переписи 1939 года по численности населения почти совпадают…» (6).

Но может быть, у г-на Соколова имеются очень веские аргументы, свидетельствующие о том, что он прав. Увы, у него нет не только веских, но и каких-либо здравых аргументов. Борис Соколов обнаружил «недоучет» мужского населения СССР в возрасте 10–49 лет в переписи 1939 года (см. таблицу 3), опираясь на гипотезу о том, что соотношение численности мужского и женского населения различных возрастных групп по переписи 1939 года должно соответствовать соотношению численности мужского и женского населения либо переписи 1959-го, либо переписи 1979 года.

Гипотеза эта невежественна, поскольку построена на чрезмерно упрощенных, примитивных представлениях о факторах, влияющих на соотношение полов населения. По мнению г-на Соколова, диспропорцию полов вызывают лишь войны и репрессии. Поэтому он считает, что соотношение полов в возрастных группах 10–19 и 20–29 лет по переписям 1939 и 1959 годов должно быть равно, поскольку оно не затронуто войнами. А так как на соотношение полов в возрастных группах 30–39 и 40–49 лет по переписи 1959 года оказала влияние Великая Отечественная война, то соотношение полов в этих возрастных группах по переписи 1939-го Борис Соколов приравнивает к соотношению полов по переписи 1979 года (см. таблицу 3).

То, что указанные представления г-на Соколова неверны, показывают данные переписей 1979 и 1989 годов. На диспропорцию полов в рассматриваемых возрастных группах влияния Великой Отечественной войны в этих переписях уже нет, и, по логике Бориса Соколова, соотношение полов в одних и тех же возрастных группах в переписях должно совпадать. Но в действительности совпадений нет ни в одной возрастной группе. Это говорит о том, что кроме войн на соотношение полов населения оказывают существенное влияние и другие факторы.

Последствия голода

В демографии установлено, что соотношение полов в населении страны зависит от совокупного действия трех групп факторов: вторичного (под первичным соотношением полов понимается отношение числа мужских зародышей к числу женских при оплодотворении (7) соотношения полов: соотношения численностей мальчиков и девочек среди родившихся живыми), различий возрастной смертности мужчин и женщин и половых различий в интенсивности миграции (7).

В рассматриваемых возрастных группах наибольшее влияние на соотношение полов оказывают различия в возрастной смертности мужчин и женщин, определяемые экономическими условиями (при интенсификации труда смертность среди мужчин возрастает больше, чем среди женщин), социальными условиями (при социальных потрясениях смертность среди мужчин возрастает больше, чем среди женщин), эпидемиологическими, санитарно-гигиеническими условиями и уровнем здравоохранения (эпидемии уносят больше мужских жизней, чем женских, особенно в детском и подростковом возрасте), демографическими катастрофами (войны, голод увеличивают смертность среди мужчин больше, чем среди женщин).

Таблица 1. Баланс мужского населения СССР за 1939–1959 годы по подсчетам Б. Соколова
№ п/п Наименование демографических характеристик Численные значения (млн чел.)
1 Численность мужского населения в возрасте 10–49 лет в 1939 году 63,2325
2 Численность мужского населения в возрасте 30–69 лет в 1959 году 32,857 854
3 Убыль мужского населения в возрасте 10–49 лет за период 1939–1959 годов 30,374 646
4 Численность погибших мужчин рассматриваемых возрастов, но не призванных в армию 1,1*
5 Численность погибших военнослужащих в период январь 1939-го – июнь 1941 года 0,174*
6 Сальдо миграции мужчин рассматриваемых возрастов в период 1939–1959 годов -0,0501 (-0,237 + 0,0257 +0,1612 = -0,0501)*
7 Численность мужчин рассматриваемых возрастов, умерших «естественной» смертью в период 1939–1959 годов 3,0888
8 Демографические потери мужчин рассматриваемых возрастов в Красной армии 26,0621**
* По данным книги «Кто воевал числом, а кто – умением. Чудовищная правда о потерях СССР во Второй мировой»
**Итог подсчитан Б. Соколовым неверно, правильная цифра – 25,9617 миллиона человек (видимо, Б. Соколов неправильно учел сальдо миграции)
Вполне очевидно, что все эти факторы существенно различались в периоды переписей 1939, 1959 и 1979 годов, поэтому соотношение полов в них в принципе не могло быть одинаковым. Особенно деформировал соотношение полов по переписи 1939-го голод, разразившийся в 1932–1933 годах. Он сказался на соотношении полов всех рассматриваемых возрастных групп.

Тем, кто в 1939-м входил в возрастную группу 10–19 лет, в голодном 1933 году было 5–14 лет. В этой возрастной группе «мальчики, более хрупкие от природы, чем девочки, имели более высокую смертность от истощения» (6). Так, например, в РСФСР в 1933–1934 годах суммарные коэффициенты возрастной смертности мужского населения были выше соответствующих коэффициентов женского населения в этих возрастах на 15,8 промилле, тогда как в другие пары лет данное превышение не достигало 4 промилле.

Еще больше от голода в начале 30-х пострадала мужская часть населения в возрастных группах 20–29, 30–39 и 40–49 лет: суммарные коэффициенты их возрастной смертности в 1933–1934-м были выше аналогичных коэффициентов женского населения на 24,6, 24,5 и 39,0 промилле.

Таблица 2. Оценки численности мужского населения СССР в 1939 и 1959 годах
№ п/п Наименование демографических характеристик Численные значения (млн чел.)
Соколов Б. В. (1) Е. Андреев, Л. Дарский, Т. Харькова (АДХ) (4) Гельфанд В. С. (3)
1 Численность мужского населения в возрасте 10–49 лет в 1939 году 63,2325 58,185 57,4652
2 Численность мужского населения в возрасте 30–69 лет в 1959 году 32,857 854 33,377 32,8578
3 Убыль мужского населения в возрасте 10–49 лет за период 1939–1959 годов 30,374 646 24,808 24,6074
В переписи населения 1959 года не мог не оставить след голод 1946–1947 годов, хотя он значительно уступал по масштабам и последствиям голоду 30-х. В РСФСР в возрастной группе 10–19 лет (в 1947-м – 0–9 лет) суммарные коэффициенты возрастной смертности мужского населения в 1946–1947 годах были выше соответствующих коэффициентов женского населения только на 6,4 промилле, а в возрастной группе 20–29 лет – на 3,8 промилле. Возрастные коэффициенты смертности 1979 года в тех группах мужского населения, которые сравнивались Борисом Соколовым с возрастными группами 30–39 и 40–49 лет по переписи 1939-го, составляли 13,8 и 21,8 промилле.

Подсчеты абсолютных цифр мужской смертности показывают, что голод 1932–1933 годов увеличил в РСФСР в переписи 1939-го диспропорцию полов в призывных возрастах более чем на один миллион человек по сравнению с соотношением полов соответствующих возрастов по переписям 1959 и 1979 годов. Поскольку последствия голода начала 30-х, подобные рассмотренным, были также на Украине и в Казахстане, то для всего СССР голод увеличил диспропорцию полов примерно на 1,7 миллиона человек, что практически совпадает с обнаруженным Борисом Соколовым «недоучетом» мужского населения по переписи 1939-го (см. таблицу 3). Следует также отметить, что кроме голода повышение мужской смертности в 30-х годах вызвали экономические и социальные изменения, обусловленные индустриализацией страны и коллективизацией сельского хозяйства.

Таким образом, диспропорция полов в переписи 1939 года не результат «недоучета» мужчин призывных возрастов, как считает г-н Соколов, а следствие главным образом голода 1932–1933 годов.

Определено, мягко говоря, некорректно

Теперь о «поправке» на недоучет женского населения в мусульманских регионах страны (778,2 тыс. человек). Это вообще какая-то нелепая, фантастическая конструкция, ничего общего с действительностью не имеющая. Почему-то Борис Соколов вообразил, что в переписи 1939 года в мусульманских регионах страны во всех возрастах от 10 до 49 лет мужской перевес «образовался за счет значительного недоучета женского населения» (1). Это значит, что, по представлению г-на Соколова, численность мужского и женского населения в мусульманских регионах в возрасте 10–49 лет должна быть одинакова.

Но это абсурдное представление. Это все равно, что считать мужчин и женщин анатомически совершенно одинаковыми. На самом деле мужской перевес естественен для этих возрастов во всех мусульманских странах и регионах (да и не только в них). Причем там мужской перевес сохраняется до возраста 65 лет, а в государствах, расположенных на Аравийском полуострове, где сильны традиции ислама (Саудовская Аравия, Кувейт, Катар, ОАЭ, Оман, Бахрейн), – во всех возрастах (8). Главная причина данной тенденции – сохранившееся до наших дней принижение роли и положения женщин в семье и обществе. Женщины в мусульманских странах и регионах обычно менее образованны и живут в более тяжелых социально-экономических условиях, их смертность выше. В мусульманских семьях рождение девочек менее желанно, чем рождение мальчиков. Поскольку в 30-х годах прошлого века на Кавказе и в Средней Азии еще были сильны традиции ислама, то в этих регионах существовал более значимый мужской перевес в рассматриваемых возрастах, чем в других регионах СССР.

Таблица 3. Результаты подсчета Б. Соколовым «недоучета» мужского населения по переписи 1939 года
Мужское население по переписи 1939 года Чему, по гипотезе Соколова Б. В., должно быть равно соотношение полов переписи 1939 года Расчеты Б. Соколовым «недоучета» мужского населения в переписи 1939 года
Возрастные группы Численность (чел.) В % к мужскому населению соответствующей возрастной группы по переписи 1939 года Численность «недоучета» (тыс. чел.)
10–19 лет 18 691 362 Соотношению полов в возрастной группе 10–19 лет по переписи 1959 года 3,28 604,4 (1)
20–29 лет 15 033 500 Соотношению полов в возрастной группе 20–29 лет по переписи 1959 года 2,52 1293,7* (1)
30–39 лет 12 351 640 Соотношению полов в возрастной группе 30–39 лет по переписи 1979 года 3,10 382,9 (1)
40–49 лет 7 058 239 Соотношению полов в возрастной группе 10–39 лет по переписи 1979 года 5,29 373,4 (1)
Итого 2654,4+778,2–492,6=2940,0

Цифра подсчитана неверно. Правильный подсчет: (15 033 500 х 2,52)/100 = 378 844 чел. = 378,8 тысячи человек. При этом суммарный «недоучет» без поправок равен 1739,5 тысячи человек, а итоговая цифра – 2025,1 тысячи человек
Поправка на перевес мужского населения в мусульманских и других традиционных регионах (1)
Поправка на гибель мужчин рассмотренных возрастных групп от репрессий 30-х годов (1)
Итак, цифры «недоучета» мужского населения СССР по переписи 1939 года фальшивы. Они сфабрикованы Борисом Соколовым на основе примитивных, не имеющих никакого отношения к действительности представлений о соотношении полов в населении СССР.

Таким образом, в балансе г-на Соколова (см. таблицу 1) численность мужского населения в возрасте 10–49 лет в 1939 году должна быть уменьшена на 3322,2 тысячи человек (2940,0 тыс. человек + 389,2 тыс. человек – экстраполяция «недоучета» на население присоединенных к СССР в 1939–1940 годах территорий (1) – до 59,9033 миллиона человек. Кроме того, из имеющихся оценок численности населения присоединенных к СССР в 1939–1940 годах территорий (17–23 млн человек) Соколов Б. В. выбрал максимальную (23 млн), получив при этом численность мужчин призывного возраста на этих территориях, равную 7002,6 тысячи человек. При использовании всего диапазона оценок численности населения присоединенных к СССР в 1939–1940 годах территорий численность мужчин призывного возраста на этих территориях составит 5175,8–7002,6 тысячи человек. Тогда в балансе Бориса Соколова численность всего мужского населения СССР в возрасте 10–49 лет в 1939 году должна быть уменьшена до 58,1–59,9 миллиона человек.

Другие составляющие баланса г-на Соколова также определены, мягко говоря, некорректно.

В результате подсчета довольно грубым методом (по средним коэффициентам смертности) и дополнительных манипуляций он получил цифру 3088,8 тысячи умерших «естественной» смертью за период 1939–1959 годов мужчин возрастов 10–49 лет по переписи 1939 года (1). Между тем, по итогам других исследований (4, 3), полученных значительно более точным методом – методом возрастных передвижек, только в мирное время с 1946 по 1959 год численность умерших мужчин из тех, кому в 1939-м исполнилось 10–49 лет, составляла от 4268,8 тысячи человек (3) до 4750 тысяч человек (4). С учетом «естественно» умерших мужчин рассматриваемых возрастов в 1939–1945 годах (3408 тыс. человек (4) получим, что общая численность умерших в 1939–1958-м «естественной» смертью мужчин, которым по переписи 1939 года было 10–49 лет, колеблется от 7,7 до 8,1 миллиона человек, то есть на 4,6–5,1 миллиона больше, чем «насчитал» Борис Соколов.

Отнюдь не около 27 миллионов

Занижены г-ном Соколовым и численность погибших в годы войны мужчин рассматриваемых возрастов из числа не служивших в армии, и сальдо мужской миграции. Доля погибших мужчин призывных возрастов, не вставших по различным причинам в ряды Вооруженных Сил СССР в период Великой Отечественной, при общих потерях гражданского населения 14,5–17,9 миллиона человек (2) составляла около 40 процентов, то есть 5,8–7,2 миллиона человек. В сальдо миграции мужского населения рассматриваемых возрастов Борис Соколов не учел оставшихся на Западе советских военнопленных (200 тыс.) и мужчин, угнанных в Германию (100–200 тыс.).

Кроме того, Соколовым Б. В. сильно занижена численность эмигрировавших мужчин рассматриваемых возрастов в послевоенное время (237 тыс. человек при общей внешней миграции 1,4 млн человек (1). Общая внешняя миграция из СССР в 1945–1949 годах (обусловленная главным образом обменом населения между СССР и другими странами в новых границах) оценивается демографами в гораздо больших масштабах – 3–5,5 миллиона человек (9). При этом численность эмигрировавших мужчин рассматриваемых возрастов составляла более одного миллиона человек. Общее сальдо миграции мужчин призывного возраста в 1939–1959 годах было не менее 1,5 миллиона человек. В свою очередь А. Г. Вишневский и Ж. А. Зайончковская приводят такие цифры внешней миграции из СССР в 1939–1948-м – 8–10 миллионов человек (10).

С учетом перечисленных корректив итоговая цифра демографических потерь мужчин рассматриваемых возрастов в Красной армии (см. последнюю строку таблицы 1) должна быть уменьшена до величин 8,4–11,0 миллиона человек.

Приведенные выше доказательства вполне убедительно опровергают отстаиваемые Борисом Соколовым выводы о демографических потерях Красной армии – 26,9 миллиона человек. Кстати, он «подсчитал» их методом, абсолютно непригодным для определения людских потерь на советско-германском фронте в силу его чрезмерных, принципиально неустранимых методических погрешностей. Но это уже другая тема.

Источники
1. Соколов Б. В. «Кто воевал числом, а кто – умением. Чудовищная правда о потерях СССР во Второй мировой». М., «Яуза-пресс», 2011
2. Рыбаковский Л. Л. «Людские потери СССР и России в Великой Отечественной войне». М., РАН, 2001
3. Гельфанд В. С. «Население СССР за 50 лет (1941–1990): Статистический справочник». Пермь, изд-во Перм. ун-та, 1992
4. Андреев Е. М., Дарский Л. Е., Харькова Т. Л. «Население Советского Союза 1922 –1991 гг.». М., «Наука,, 1993
5. «Всесоюзная перепись населения 1939 года: основные итоги». М., «Наука», 1992
6. Жиромская В. Б. «Демографическая история России в 1930-е гг. Взгляд в неизвестное». М., «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2001
7. Медков В. М. «Демография» (учебник). М., «ИНФРА-М», 2008
8. whoyougle.ru/place/statistics/sex-ratio
9.«Народы России» (энциклопедия). М., научное издательство «Большая российская энциклопедия», 1994
10. Вишневский А., Зайончковская Ж. «Волны миграции». «Свободная мысль», № 12, 1992

Автор Владимир Литвиненко, доктор технических наук, профессор
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх