,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Музей под грифом «Секретно»
  • 30 ноября 2011 |
  • 14:11 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 1013
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
0
В запретной зоне лесного массива под Киевом расположен объект, именуемый Центром профессионального и патриотического воспитания сотрудников Службы внешней разведки Украины. Неофициально его называют музеем, но экскурсии проводят лишь для будущих разведчиков — слушателей Института СВР, изредка — для гостей ведомства. Здесь же организуют встречи с ветеранами разведки.

Музей под грифом «Секретно»


Войдя в доверие...


Накануне 20-летия службы внешней разведки Украины (годовщина отмечается 1 декабря) в музей СВР пригласили коллег — директора Музея истории Великой Отечественной войны Ивана Ковальчука и его заместителя по научной работе Любовь Лигасову. Военным историкам были переданы рассекреченные материалы. Некоторые — 90-летней давности. В частности, документы, связанные с созданием и становлением в 1920-х Иностранного отдела в системе политуправления УССР. Он должен был обеспечивать разведку в 50-верстной пограничной полосе с Румынией и Польшей. Особый интерес специалистов вызвали документы, рассказывающие о деятельности советских разведчиков 30—40-х гг. (в том числе Николая Кузнецова), их награды (включая гитлеровские) и фотографии.

Музей под грифом «Секретно»
Ветеран разведки Павел Спирин


А год назад — к 65-летию Победы — Музею Великой Отечественной были переданы выдержки из расшифрованных телеграмм и другие материалы так называемой специальной службы, занимавшейся дешифровкой и радиоперехватом. СВР также предоставила музею для временного показа легендарную «Энигму» — немецкую шифровальную машину. Таких трофеев на территории СНГ практически не сохранилось, встречаются они разве что в музеях некоторых зарубежных спецслужб.

Среди другой разведтехники — переносные компактные (по меркам былых времен, конечно) копировальные машинки, устройства для просмотра разноформатных фотопленок, средства звукозаписи (в т. ч. и на тонкую стальную проволоку), а также закамуфлированные под маникюрный набор либо под камень или даже под каштан тайниковые контейнеры для передачи микропленок, депеш, денег...

Столь доверительные отношения с Музеем Великой Отечественной войны не случайны. Об истоках дружбы рассказывает ветеран разведки Павел Александрович Спирин (в 2001 г. он входил в рабочую группу по сбору экспонатов для только создававшегося музея СВР и по сути стал его первым экскурсоводом): «Задумав Центр профессионального и патриотического воспитания, мы обратились ко всем нашим ветеранам с просьбой предоставить фотографии из семейных архивов и поделиться воспоминаниями. А вот документы, связанные с формированием подразделений, мы искали уже в ведомственном архиве. Помогли, конечно, и боевые товарищи из Службы внешней разведки РФ. Советская-то история у нас общая. Но все же наибольшую помощь оказал Музей Великой Отечественной войны. Они-то, собственно, и разработали концепцию нашей экспозиции».

Музей под грифом «Секретно»
Художник разведки Николай Глущенко


Портрет с поличным

К разделу о Великой Отечественной относится стенд, посвященный народному художнику СССР, лауреату Государственной премии УССР им. Т. Г. Шевченко Николаю Глущенко. До войны он 15 лет работал в Германии и во Франции — но не только над европейскими пейзажами. Николай Петрович был в числе тех, кто информировал руководство СССР о готовящемся нападении Германии. Из досье Глущенко: «...выполнил ряд сложных заданий по добыванию научно-технической информации оборонного характера. В результате советская разведка получила секретные чертежи двухсот пяти видов военной техники, в частности авиационных моторов для истребителей».

А вот снимок выпуска 1944 г. люблинской разведшколы абвера. Его добыла группа заброшенного в Польшу Александра Святогорова. Позже по этому фото наша контрразведка выявила многих агентов. Кстати, Святогоров стал прототипом Иоганна Вайса из знаменитого фильма «Щит и меч».

Музей под грифом «Секретно»
Люблинская разведшкола абвера — выпуск 1944 г.


В музее СВР курсанты часто встречаются с кавалером трех орденов Красной Звезды, двух орденов Отечественной войны и др. Константином Пантелеймоновичем Богомазовым. В Берлине он одним из первых узнал о самоубийстве Гитлера, входил в состав спецгруппы по поиску и опознанию его останков, лично допрашивал медсестру фюрера, а также врача — свидетеля умерщвления детей Геббельса.

Вместе с будущим председателем КГБ СССР Иваном Серовым Богомазов участвовал в допросах советника разведведомства гитлеровской Национал-социалистской немецкой рабочей партии (НСДАП) Вальтера Николаи, руководившего немецкой военной разведкой еще в Первую мировую. После Великой Отечественной войны Серов еще долго работал в Восточной и Центральной Европе. Работа эта была отмечена, в частности, польскими орденами «Золотой крест заслуги» и «Крест храбрых». Одну из наград, полученных за участие в оперативной игре с иностранными спецслужбами, ветеран подарил экспозиции.

Пожалуй, самый интересный стенд посвящен выдающемуся разведчику-нелегалу времен «холодной войны» Федору Хилько. Все отцовские награды и некоторые документы из личного архива передала музею семья Хилько. А документы эти рассказывают, что вырос Федор Ильич в немецком поселении под Мелитополем, учился в немецкой школе, поэтому в совершенстве знал язык. Будучи засланным в Западную Европу, он по воле случая оказался владельцем огромного наследства — дальним родственником не просто богатого промышленника довоенной Германии, а видного в прошлом члена НСДАП, штандартенфюрера. Благодаря естественной одаренности Хилько развил «первичный капитал» и сам стал успешным бизнесменом. Это позволило ему «подружиться семьями» с видными учеными, министрами и даже с первыми лицами государств. В 1960-е гг. он руководил резидентурой, состоящей в том числе из сотрудников министерств обороны и иностранных дел.

Еще одни «бизнесмены» — супружеская пара Борис Исаакович и Елена Владимировна Бейм. В 1960 г. они держали элитный салон красоты в столице одной из бывших британских колоний, только что получившей независимость. СССР тогда боролся с Англией и США за влияние над этой африканской страной, и сведения, добытые в салоне (где встречались жены представителей дипломатического корпуса и членов правительства) были в этом отношении без преувеличения бесценны.

Музей под грифом «Секретно»


Название страны, где работали киевляне Бейм, засекречено до сих пор. Засекреченными остаются и многие их сверстники. О них до сих пор нельзя рассказывать, чтобы не подвергать опасности тех, кто оказывал нашим разведчикам помощь за границей.

Фото другой пары сделано в парижском парке. На лавочке сидят супруги Мякушко. С 1967-го по 1971 гг. Василий Мякушко был начальником Первого (разведывательного) управления КГБ УССР, а затем на протяжении 13 лет — зампредседателя КГБ УССР. Василий Емельянович прошел все ступеньки оперативной работы. Был среди первых награжденных ведомственной наградой «Почетный сотрудник КГБ СССР» за проведение разведывательных операций за границей.

Музей под грифом «Секретно»
«Неужели засветка?» — супруги Мякушко у тайника


На такие операции, в частности по закладке или изъятию тайников, Мякушко, бывало, брал жену. Что и запечатлело парижское фото. Дело в том, что под лавочкой крепился магнитный контейнер с депешей. Супруги только что изъяли ее и «просто сидели», мило общаясь, когда их «поймал» уличный фотограф. Сегодня у нас на Крещатике таких «портретистов» — пруд пруди. А тогда и на парижских улицах фотографы «щелкали» прохожих, раздавая визитки. Судя по тому, что чета Мякушко так и не «засветилась», фотограф оказался таки фотографом. Но парк этот в оперативной работе уже не использовали.

Музей под грифом «Секретно»
Почетный сотрудник КГБ Василий Мякушко


«Мені в Стокгольм!»

После того как в 2004 г. разведка вышла из состава СБУ, музейные фонды продолжали обновляться. Но, естественно, новейшая часть экспозиции является совершенно секретной. Потому что место подвигу разведчика есть и в наше время. И даже в нашем государстве.

Имена героев, явки и пароли, действующие в новом тысячелетии, начальник пресс-службы СВР Александр Скрипник нам, конечно же, не сообщил, но в одной операции, проведенной его ведомством, сознался. Ей в закрытой части экспедиции посвящен отдельный стенд.

Музей под грифом «Секретно»
Награды и тайники (фрагмент экспозиции)


В начале 1994 г. от зарубежных источников поступила информация о том, что в Киев вылетает 32-летний гражданин Швеции Олаф Эстенсон. В узком кругу он не раз выражал желание приобрести на Украине ядерную боеголовку (а мы помним то время — когда депутаты бросались на ликвидируемые ракетные шахты, закрывая их своими телами). «Мирный» швед поселился в киевской гостинице «Днепр».

Контрразведка организовала знакомство гостя с сотрудником, выступившим в роли уволенного в запас ракетчика, обозленного на власти. Доверившийся разведчику Эстенсон раскрыл свой план: заряд мощностью 2—3 мегатонны он собирался оснастить часовым механизмом, установить на выходные в одном из правительственных учреждений Швеции (куда имел доступ), а затем поставить перед премьером ультиматум о выплате ему $2 млрд. Половину суммы он обещал команде, которая достанет ему бомбу. Путь доставки ее в Швецию был просчитан террористом до мельчайших подробностей.

Музей под грифом «Секретно»
Enigma — немецкая портативная шифровальная машина


Но СБУ не спешила брать злоумышленника. Учитывая возрастающую угрозу международного терроризма, Эстенсона продолжали «вести». И только после того как его деятельность была надлежащим образом задокументирована, тайник с записями и планами обнаружен, вещдоки собраны, состоялось задержание. В присутствии представителя посольства Швеции Эстенсону объявили, что он является персоной нон грата. Под конвоем его доставили в аэропорт и отправили в Стокгольм, где самолет уже ждали сотрудники службы госбезопасности Швеции.

А спецслужбы ядерных держав высоко оценили действия наших контрразведчиков, особенно такого «антитеррористического волка» (известного еще по советским временам), как Анатолий Федотов.

Но больше о нем и его товарищах ничего читателям «2000» не откроем. Подождем еще лет этак пятьдесят.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх