,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


НА СТЫКЕ ЭПОХ – ИГОРЬ ТАЛЬКОВ
  • 18 ноября 2011 |
  • 09:11 |
  • JheaD |
  • Просмотров: 1106
  • |
  • Комментарии: 9
  • |
НА СТЫКЕ ЭПОХ – ИГОРЬ ТАЛЬКОВ20 лет назад, 6 октября 1991 года, трагически оборвалась жизнь яркого творческого человека, верного сына и патриота России Игоря Талькова.
Он жил безстрашно и погиб как герой – в бою. Сцена была его полем битвы; песня – оружием. На роковом изломе кровавой эпохи он в полный голос пропел о том, о чем молчала великая измученная страна. Своим пламенным сердцем сумел вместить всю невыразимую скорбь и боль раздираемого смутой горячо любимого Отечества.

Игорь Владимірович Тальков (4.11.1956–6.10.1991), русский эстрадный певец-бард. Он вошел в историю России своими проникающими в душу патриотическими песнями, пользовавшимися в годы «перестройки» огромной популярностью, из которых наиболее символична – «Россия».

Судя по опубликованным рассказам родных и друзей, он был мистически одаренным человеком. Но путь его православного созревания и воцерковления (незадолго до гибели он стал членом прихода Русской Зарубежной Церкви), наверное, был трудным в окружавшей его богемной среде, осложнен славой, и был прерван насильственно. Очень жаль, что столь талантливому еще довольно молодому человеку пришлось столь рано закончить свой жизненный путь. Поэтому не кажутся уместными резкие осуждения его за те или иные грехи и неточности. В наш смутный век, где крупицы истины приходится с великим трудом, на опыте проб и ошибок, отыскивать в пустой породе лжи мiра сего, духовное становление занимает много времени даже у больших талантов.

Впрочем, «свою приближающуюся смерть Тальков чувствовал: он все время опаздывал, торопился… Брат Игоря Владимір рассказал в интервью, что, возможно, все произошло из-за его песни «Россия», которой «он подписал себе смертный приговор. Когда Игорь писал эту музыку, у него выходила из строя аппаратура, внезапно во всем квартале гас свет… После того как песня была окончательно смонтирована, ночью Игорю приснились черные руки, которые пытались задушить его»…».

Похоже, Игорю пришлось по велению совести выйти на великий бой с силами зла еще недостаточно духовно созревшим для этого. Это проявлялось иногда и в текстах («век Екатерины» с православной точки зрения нельзя назвать «золотым»). И в той агрессивной среде пестрой эстрадно-перестроечной тусовки, его вольных и невольных партнеров и коллег, его броня-защита не устояла… А мешал он очень многим и своим ярким талантом, и своим всесокрушающим патриотизмом, вызывая огонь сил зла на себя.

«По официальной версии – убийца назван: директор и «тень» Талькова – Валерий Шляфман. В деле также замешаны певица Азиза и ее ассистент. По официальной версии, после того как Тальков отказался поменяться с певицей Азизой очередью на выступление, возникла потасовка, в которую вмешались телохранитель Азизы Игорь Малахов, телохранители Талькова и директор его группы Валерий Шляфман. Во время драки прозвучали несколько выстрелов, последний из которых стал для певца роковым – пуля пробила левую ладонь, предплечье, задела сердце и лёгкое…

Однако следователи установили невиновность Малахова в убийстве. Проведенная в январе 1992 г. экспертиза установила, что ранение, полученное Тальковым, было произведено с расстояния в 50 см. Из положения, в котором мог находиться только директор музыканта Валерий Шляфман. На его рубашке были обнаружены пороховые следы от выстрела… Кроме того, как вспоминает вдова певца, сразу после выстрелов, когда все бросились звонить в «Скорую», Шляфман набрал таинственный номер и произнес: «Тальков убит». Кому предназначались эти слова – неизвестно…»

Шляфман скрылся в Израиле, откуда своих не выдают.






До 1989 года включительно мне приходилось часто слышать за своей спиной «антисоветчик». После того, как песня «Россия» «заткнула» рты многим «советчикам», меня переквалифицировали в «антисемита».

Первыми всполошились мои коллеги — композиторы — евреи. На передаче «Песня-89», где я пел «Россию», некоторые из них восклицали: «Как же так, Игорь! Ведь Вы образованный интеллигентный человек, и вдруг: „Ринулись оттуда, срубая головы церквям и славя красного царя, новоявленные иуды». Что с Вами? Откуда такой шовинизм и антисемитизм?»

Поначалу я отшучивался, не придавая этому большого значения. Затем стал объяснять, что слово «иуда» — синоним слова «предатель». Я же не пою: «новоявленные иудеи». Объяснение не подействовали. В конце концов мне все это надоело, и я, всерьез решив доказать, что патриотизм и шовинизм — понятия диаметрально противоположные, стал пускаться в длительные полемики, заканчивающиеся всегда одним и тем же: мои оппоненты, зажатые в угол железной логикой, молча разводили руками, но… закрывая за собой дверь, бросали через плечо: «И все-таки, Игорь, Вы — антисемит». Поразительная твердолобость.

«Антисемитизм», уважаемый мой читатель, придуман не русскими и даже не русофилами, не простыми евреями, а сионистами, т.е. евреями-националистами. Этот термин придуман еще в конце 19 века автором протоколов «сионских мудрецов» — Ахад-Хамом, настоящее имя: Ашер Гинзберг. Страны Америки и Европы давно уже знают, что в 1897 году в Базеле состоялась конференция, на которой впервые были зачитаны вышеупомянутые протоколы самим Ахад-Хамом, — с целью захвата власти над всем миром. Первая страна, которая должна было подчиниться сионской власти, — Россия, так как православие являлось серьезным препятствием на пути захвата власти над миром тех, кто исповедовал диаметрально противоположную веру. Евреи, исповедующие православие, тоже должны были быть либо подчинены «ахад-хамистам», либо уничтожены. Поставить на колени Россию в 17 году «сионским мудрецам» удалось, а вот с миром — не получилось. Ашер Гинзберг нарек всех неевреев гоями. Русские «гои» сплоховали, но вот французские, итальянские, немецкие, английские и американские вовремя «просекли» ситуацию и поставить на колени себя не дали. Поскольку большая часть мировой прессы еще находится в руках последователей «ахад-хамизма», «гои» — будь то русский, француз, или англичанин, гордо провозглашающий: «Россия!», «Франция!», «Англия!» — нарекается «антисемитом». Из этого делаем вывод: по раскладу Ашера Гинзберга патриотизм есть антисемитизм, и наоборот.

Кстати, великий русский писатель Федор Михайлович Достоевский пытался объяснить миру и своим соотечественникам, что такое «сионизм» еще в 19 веке, но соотечественники этого не услышали, мир не придал этому значения, зато Ахад-Хам мгновенно среагировал, и просионская пресса нарекла гения — «сумасшедшим антисемитом».

P.S. Кого заинтересуют материалы Ф.М.Достоевского, прочтите «Дневник писателя», том 25, за 1877 год (январь — август).

Сионисты всегда и всем кричали и продолжают кричать: «Антисемиты!» — в тот момент, когда их хватают за руку на месте преступления. «Антисемитизм» — одно из средств защиты сионистов, придуманное ими с целью борьбы со своими противниками, а противники — это те, кто не признает антибожественную сущность сионизма.

Когда осквернялись и уничтожались памятники русской национальной культуры, когда сжигались древнейшие книги и рукописи, когда русский народ варварским способом отрывали от своих корней, перевирая его историю, никто почему-то не говорил о русофобии, исключая горстку патриотов, ну а уж о сионизме, Боже упаси, было что-либо сказать.

Геноцид в отношении русского народа беспрепятственно процветал и набирал силу, но стоило только русским людям заявить о том, что они русские, что у них есть богатейшая культура и история, из которой они не позволят выбросить ни одной страницы, как сразу же раздались испуганные вопли об «антисемитизме», «шовинизме», «национализме», «антисоветизме». Этот хитрый прием рассчитан на непосвященных.

В юности, докапываясь до причин трагедии своего народа, я изучал труды В.И.Ленина. У меня волосы вставали дыбом, да так, что я их по сей день уложить не могу. Когда я прочитал написанные Лениным строчки, выражающие его отношение к русскому народу и к русской интеллигенции, все стало на свои места. Не хочу быть голословным и тем, кто хочет со мною поспорить или не верит моим утверждениям, рекомендую: прочтите 36-й том Полного собрания сочинений В.И.Ленина, 5-е издание, где на страницах 144, 145, 200, 269, 369, 428, 449 и других вы, среди массы интересного, прочтете следующие выражения: «Русский человек — плохой работник», «Российская интеллигенция — говно», «Главная масса интеллигенции старой России оказывается прямым противником Советской власти. Процесс брожения в широких учительских массах только начинается» и т.д. и т.п. Так что для того, чтобы понять суть переворота и сущность его вождя, незачем доставать подпольную литературу, читайте Ленина, и вы все поймете! Эпитеты, которыми Владимир Ильич награждает интеллигенцию и народ, говорят сами за себя. И тех и других Ильич ненавидит. Возникает вопрос: откуда такая ненависть у человека, родившегося в русской интеллигентной семье на берегу русской реки Волги, откуда у представителей дворянства подобное отношение к своему народу?

Докапываясь до сути причин, так как этот вопрос не давал мне покоя десятилетие и служил стимулом движения по пути прозрения, перевернув кипы материалов, документов, неоспоримых фактов и исторических свидетельств, я нашел наконец ответ и пришел к выводу, что вождь мирового пролетариата был самым настоящим русофобом. Выясняя для себя, что такое русофобия, я невольно пришел к изучению «сионизма». Оказалось, что одно — суть другого. Точки над «i” были расставлены. Я понял, кому был нужен октябрьский переворот, уничтожение веры, борьба с православием, истребление генофонда и одебиливание масс.

«Мы — жестокого времени дети,
Лес на лесоповале.
Не живут рядом с нами на свете
Те, что в бездну упали.
В результате эпических фронд
И безумных селекций
Оскудел генетический фонд
Богатейших коллекций”.
(Иван Сакава)

«Оскудел» — это автор смягчил.

Генофонд уничтожен.
Потрудились вожди-палачи
Сделать все что возможно,
Чтоб Россия уже никогда
Не смогла разогнуться,
Встать с колен и очнуться от сна
И к истокам вернуться.
Но, что сможем мы выжить и жить,
Палачи вряд ли знали,
И за это мы будем судить
Их сегодня вот здесь, в этом зале.




Так начинается мой спектакль «Суд» над всеми теми, трудами которых Российская империя превратилась из могущественнейшей мировой державы в едва ли не самую отсталую страну планеты, а говоря проще и точнее — в сырьевую базу развитых капиталистических стран.

Кстати, об «антисемитах» и «антисемитизме». Этот спектакль мы играем с группой «Спасательный круг», где музыканты, они же актеры, почти все — евреи, а самый мой близкий друг — музыкальный руководитель, аранжировщик и лидер-гитарист группы «Спасательный круг» Геннадий Берков — чистокровный еврей и не скрывает этого, в отличие от моих коллег — советских композиторов.

Я сужу людей не по национальному признаку, а по наличию у них совести, либо — отсутствию ее. Порядочный еврей другом мне стать может, тогда как негодяй русский — никогда. Мне приходилось встречать евреев, живущих по христианским принципам и русских «иуд». Не важно, к какой национальности принадлежит человек, важно, кому он служит — Белым или черным, силам Добра или силам зла, Богу или дьяволу, стремится к разрушению или к созиданию, множит свои грехи или тянется к истине.

Мой друг и помощник Геннадий Берков, о котором я уже упомянул, обладает совестью, разумом и душой, у него даже в мыслях никогда не возникал вопрос, а не антисемит ли я, потому что он прекрасно все понимает.

Я — бард. Я пишу и пою песни о том, что меня волнует. Свобода творчества — мой принцип, а принадлежность к любой политической партии или организации обязывает следовать определенному уставу и правилам.

Мой метод борьбы с несправедливостью и со злом, за правду и добро — мои песни. Мой долг — максимально донести до ума и сердца слушателя то, о чем болит и кричит моя душа.

Россия — боль моей души.Социальные песни — крик моей души.Бой за добро — суть моей жизни.Победа над злом — цель моей жизни.

Если я кому-то и служу, то только Господу Богу, и отчитываюсь за содеянное в этой жизни только перед Всевышним.
Игорь Тальков,
«Монолог»,
1991 г.

РОССИЯ

Листая старую тетрадь
Расстрелянного генерала
Я тщетно силился понять,
Как ты могла себя отдать
На растерзание вандалам…

Из мрачной глубины веков
Ты поднималась исполином
Твой Петербург мирил врагов
Высокой доблестью полков
В век золотой Екатерины.

Россия… Россия!

Священной музыкой времен
Над златоглавою Москвою
Струился колокольный звон,
Но даже самый тихий, он
Кому-то не давал покоя.

А золотые купола
Кому-то черный глаз слепили
И раздражалась сила зла,
И, видно, так их доняла,
Что ослепить тебя решили.

Россия… Россия!

Разверзлись с треском небеса,
И с визгом ринулись оттуда,
Срывая головы церквям
И славя красного «царя»
Новоявленные иуды

Тебя связали кумачом
И опустили на колени
Сверкнул топор над палачом,
А приговор тебе прочел
Кровавый царь, великий гений.

Россия… Россия!

Листая старую тетрадь
Расстрелянного генерала
Я тщетно силился понять,
Как ты могла себя отдать
На растерзание вандалам….

О, генеральская тетрадь,
Забитой правды возрожденье!
Как тяжело тебя читать
Обманутому поколенью…









Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх