,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Украина Европе не по карману. Разве только в ЗСТ
  • 16 ноября 2011 |
  • 10:11 |
  • irenasem |
  • Просмотров: 534
  • |
  • Комментарии: 5
  • |
Чем ближе Украина к Европе, тем Европа ближе к краху. Похоже, эти процессы идут параллельно. И, главное, пока неясно, кто первым прибежит к финишу. Текст соглашения об ассоциации отправлен на голосование депутатов Европарламента. Наша власть надеется парафировать его 19 декабря на саммите Украина–ЕС. Но вчера канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что Европа ныне находится в тяжелейшем состоянии с момента окончания Второй мировой войны. А нобелевский лауреат Нуриэль Рубини предрек еврозоне судьбу Lehman Brothers. Куда же мы в таком случае идем и зачем?

Последние дни Европа живет весьма нескучной жизнью. Вечером 14 ноября комитет Европейского парламента по вопросам международной торговли на своем заседании одобрил позицию относительно экономической части соглашения об ассоциации с Украиной. После этого проект документа будет вынесен на голосовании в Европарламенте (ЕП).

Однако в европейских газетах об этом почти не пишут. Внимание прессы приковано в основном к Италии, которая начала продавать государственные облигации по рекордно высокой (для Европы) ставке 6,29%. Новость настолько сразила фондовый рынок, что ведущие биржи Старого Света закончили торговый день существенным снижением индексов: лондонский индекс FTSE за день понизился на 0,5%, франкфуртский Dax упал на 1,2%, а парижский Cac-40 – на 1,3%. Нервные ребята, эти европейский брокеры. Мы еще летом разместили евробонды под 6,25% годовых, но считали это очень хорошей ценой. Можно сказать – подарком конъюнктуры.

Еще один повод понервничать европейцам подкинуло рейтинговое агентство Standard & Poor's, которое ранее отличилось тем, что впервые в истории понизило кредитный рейтинг США. Теперь оно пошутило над Францией. В прошлый четверг S&P направило ряду абонентов своего портала сообщение о якобы снижении рейтинга Франции и только на следующий день объявило, что это была техническая ошибка.

Еврокомиссар по внутреннему рынку Мишель Барнье тут же инициировал расследование против рейтингового агентства. В Брюсселе уже заявили, что расследованием займется Европейское управление по ценным бумагам и рынкам (ESMA), а также финансовый регулятор Франции AMF.

Все эти события можно было бы отнести к курьезам и неврозам предрождественского периода, если бы не спичи первых лиц континента. Сначала премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон, а затем и канцлер Германии Ангела Меркель публично признали, что все не просто плохо, а очень плохо.

Так, Кэмерон заявил, что будущее зоны евро и экономические перспективы стран Евросоюза, которые столкнулись с кризисом долговых обязательств, находятся на данный момент под большим вопросом.

«Настали непростые времена, и ситуация вызывает тревогу. На рынках царят неспокойные настроения, и крайне остро стоит вопрос о том, смогут ли страны Евросоюза справиться с проблемой долгов. Под большим вопросом сейчас находится и будущее еврозоны. Задача Великобритании заключается в том, чтобы помочь найти решение для этих проблем. Однако приоритетом для нас будет являться стабильность экономики Соединенного Королевства», – сказал английский премьер.

Канцлер Германии Ангела Меркель оказалась еще более прямолинейной и сообщила, что Европа ныне находится в тяжелейшем состоянии с момента окончания Второй мировой войны. Выступая на ежегодной конференции Христианского демократического союза в Лейпциге, Меркель предрекла, что дальнейший путь Европы будет нелегким, но Германия не позволит своим партнерам по еврозоне потерпеть крах. «Если в Европе все будет нехорошо, то и Германии будет нездоровиться», – подчеркнула канцлер.

Терпящие бедствия страны не успели даже поблагодарить Берлин за великодушие, как Reuters допустило утечку информации (явно не случайную), что Германия и Франция на разных уровнях обсуждали план радикальной реконструкции Европейского союза, который может включать создание более сильно интегрированной зоны обращения единой валюты с меньшим количеством стран-членов.

Эта новость ошеломила в первую очередь страны, которые перешли в ЕС из бывшего социалистического блока: Эстонию, Словакию и Словению. Они приложили огромные усилия и пошли на серьезные жертвы, чтобы вступить в клуб «друзей евро». Особенно это касается Эстонии, которая ввела евро в оборот в нынешнем году. И теперь их могут выкинуть обратно, как слабое звено.

С разинутыми ртами застыли Литва и Латвия, которые по плану должны были заменить общеевропейской валютой свои лит и лат в 2014 году. Пожала плечами Дания, уже один раз отказавшаяся от единой европейской валюты и после длительных уговоров согласившаяся провести еще один референдум. Наконец, в странном положении оказалась Швеция, которая собиралась отменять свою крону в ближайшие год-полтора.

В общем, перед лицом глубоких экономических проблем сильные игроки решили еще теснее сплотиться вокруг евро, а большинству утопающих предлагается спасаться самостоятельно, в рамках собственных финансовых ресурсов.

Эпатажный нобелевский лауреат Нуриэль Рубини по этому поводу написал статью, смысл которой укладывается в несколько строчек: Германия ничего не сможет сделать, поскольку ее стратегия ошибочна, и беспорядочный распад еврозоны будет столь же тяжелым шоком, как и крах Lehman Brothers, если не хуже.

«За последнее десятилетие страны PIIGS (Португалия, Ирландия, Италия, Греция и Испания) были потребителями первой и последней инстанции в еврозоне, с расходами, превышающими доход, и растущим дефицитом текущего счета, – пишет нобелевский лауреат. – Между тем, ядро еврозоны (Германия, Нидерланды, Австрия и Франция) составили производители первой и последней инстанции, с расходами ниже их доходов и все более крупным профицитом текущего счета.

Эти внешние дисбалансы усиливались растущим с 2002 года курсом евро, а также расхождениями в реальных обменных курсах и уровне конкурентоспособности в пределах еврозоны. Удельные затраты на рабочую силу снизились в Германии и в других странах ядра еврозоны (рост заработной платы отставал от производительности труда), в то время как в PIIGS (и на Кипре) произошло обратное. И это приводит к реальному укреплению и расширению дефицита текущего счета. В Ирландии и Испании частные сбережения рухнули, пузыри на рынке жилья лопнули... Кроме того, большие дефициты текущего счета периферийных стран, усугубленные чрезмерным потреблением, сопровождались экономической стагнацией и потерей конкурентоспособности…».

По мнению Рубини, необходимо резко (может быть, на треть) снизить курс евро, что превратит дефицит текущего счета в профицит и создаст финансовые стимулы для ядра еврозоны, в то время как периферии придется жестко экономить. Но Германия и страны «ядра» – против такого сценария. Она предлагает свой рецепт для слабых стран: жесткая экономия бюджетных средств, проведение структурных реформ для повышения производительности труда и снижение затрат на единицу рабочей силы.

«Но жесткая экономия бюджетных средств, будучи необходимой, означает более глубокий спад в краткосрочной перспективе, – пишет экономист. – Даже структурная реформа сокращает производство в краткосрочной перспективе, потому что она требует увольнения работников, закрытия убыточных фирм и постепенного перераспределения труда и капитала в пользу новых растущих отраслей промышленности.

Таким образом, чтобы предотвратить спираль постоянно углубляющейся рецессии, периферии еврозоны нужно реальное снижение валютного курса, чтобы улучшить свой внешний баланс. Но даже если цены и заработная плата снизятся на 30% в течение ближайших нескольких лет (что, скорее всего, будет социально и политически неустойчивым), реальная стоимость задолженности будет резко расти, ухудшая несостоятельность правительств и частных заемщиков…».

В итоге, по мнению Рубини, Италия не обанкротится, поскольку она слишком велика, чтобы обанкротиться. Но и спасти ее не удастся, так как она слишком велика, чтобы ее спасти. Поэтому вначале она пройдет процедуру принудительной реструктуризации долга, а затем отправится вон из валютного союза, что в конечном итоге приведет к распаду еврозоны. Такой беспорядочный распад еврозоны будет столь же тяжелым шоком, как крах Lehman Brothers в 2008 году, если не хуже, констатирует Рубини.

К словам известного экономиста можно было бы относиться как к его личному мнению, если бы не одна деталь – он является советником президента США, а значит, в какой-то мере (возможно, даже немалой) отражает мнение Штатов по поводу будущего Европы.

Правы или нет американские аналитики, мы скоро увидим. Но даже из заявлений Меркель и Кэмерона ясно, что в ближайшие лет десять они не собираются оказывать помощь соседям, стремящимся примкнуть к их элитному клубу. Тут бы со своими PIIGSами разобраться.

В свете этих проблем для Украины нет разницы, пробьет она в соглашении об ассоциации с ЕС фразу о перспективе членства, или титанические усилия дипломатов пойдут прахом. Как нас не собирались брать туда раньше, так не возьмут и теперь. Изменился лишь мотив: раньше Украиной пренебрегали, потому, что мы были бедны и наивны, а они слишком богаты и надменны. Теперь Украина уже не по карману Европе, которая начинает жить слишком плохо.

А как же Зона свободной торговли, до которой осталось полшага? Вот она-то как раз вполне реальна. Европе нужно расширять рынки сбыта, и в данном случае Украина с ее 47-миллионным населением, жадным до всего импортного, может пригодиться в рамках мер по борьбе с кризисом. Имидж – ничто, спасение евро – все.


Галина Акимова



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх