,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Привет от английской королевы, или Почему в Канаде не было конституции
  • 10 октября 2011 |
  • 12:10 |
  • JheaD |
  • Просмотров: 2375
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
Привет от английской королевы, или Почему в Канаде не было конституцииЕсли скрестить короля с проституткой,
то в результате получится то, что полностью
соответствует английскому представлению о знати.

М. Твен


«Елизавета Вторая, Божьей милостью Королева Великобритании, Канады и других королевств и территорий, Глава Содружества, Защитница Веры, Всем, к кому могут иметь какое-либо отношение настоящие положения. Привет».[516]

Вы не ошиблись. Прочитали правильно — «Привет». Привет от королевы. Это не запись с блога Ее Величества. Не апрельский розыгрыш. И даже не рождественская открытка. Это… текст канадской Конституции. Его самые первые строки. Если быть совсем точным, процитированный документ называется «Прокламация о Конституционном акте 1982 года».[517] И он открывает Конституцию страны кленового листа. Для тех, кто не знает устройства этой страны и думает, что Канада — демократическая республика, скажу сразу — это не так. Канада — монархия. Глава страны — британская королева.

Смотрели трансляцию открытия Олимпийских игр в Ванкувере? Кто их открывал? Глава страны — генерал-губернатор.[518] То есть человек, назначенный королевой управлять принадлежащей короне территорией. Представляющий монарха. И это не триста лет назад, это сегодня. И тот, кто скажет, что королева, словно ширма, прав не имеет, просто сидит на троне, вновь ошибется. Прав у нынешней королевы не меньше, чем у самодержавного царя другой империи — Империи Российской. Но та империя была исключительно плохая и отсталая, а империя Британская, ясное дело, исключительно хорошая и передовая. Почему? Потому что в России (как ее любили называть передовые английские журналисты — «тюрьме народов»[519]) не было основного закона аж до октября 1905 года. И поэтому она была такая отстала я. А в Великобритании монархия конституционная испокон веков. Поэтому там верховенство закона и все такое прочее. Слышали такие разговоры?

Я много раз слышал подобное. Что сказать, невежество — страшная вещь. Спросите подобного «говоруна», когда в конституционной монархии, каковой является Канада, появилась Конституция. Что он вам скажет? Все, что угодно, кроме правильного ответа. Ответ этот написан в названии упомянутого нами в начале главы странного текста. Того самого, где Защитница Веры королева Елизавета Вторая нам всем приветы передавала. Вот в этом документе и год назван — 1982-й. Что это значит? Это значит, что до 1982 года в Канаде не было Конституции. В серьезном учебном пособии прямо так и сказано: «После принятия английским Парламентом и опубликования 17 апреля 1982 г. Акта о Канаде, последняя получила собственную Конституцию. До этого ни один акт в Канаде не имел подобного наименования».[520]

В царстве политической целесообразности не работает логика. Конституционная монархия в Канаде была, а Конституции не было. Как так? Может быть, это запоздание, эта странность является следствием того, что Канада была сначала колонией, а потом доминионом Великобритании? Нет, дело не в этом. Дело совсем в другом: никаких незыблемых принципов, никаких священных коров в политике не бывает. Все подчинено только одному — голой целесообразности.

Отложим в сторону серьезную книгу. Возьмем источник попроще и подоступнее. «Отличительной характеристикой британской Конституции является отсутствие какого-либо единого документа, который можно было бы назвать основным законом страны. Более того, не существует даже точного перечня документов, которые бы относились к Конституции»,[521] — читаем мы в Интернете. Что значит «отсутствие единого документа, который можно было бы назвать основным законом страны»? Их что, несколько? И они не едины? Нет, все гораздо интереснее. Вот в Канаде не было конституции до 1982 года. Потом она появилась.

А в Великобритании вообще нет конституции. По сей день нет! Как же так? Цитадель демократии, пример цивилизованного государства. Старейшая демократия, а конституции нет? А вот так — нет, и все. Этот странный факт и призваны заретушировать расплывчатые фразы. Может, ошибка какая, мало ли что прочитаешь в Интернете? Опять берем серьезную книгу: «Великобритания не знает единовременно созданного акта, действующего в качестве Конституции».[522] Что тут сказать. Удивителен тут не сам факт исторических традиций, которые привели к отсутствию документа, который считается первейшим признаком цивилизованности и демократичности общества. Удивительно то, что даже в XXI веке англичане вовсе не спешат себе, любимым, конституцию принимать. При этом сами активно критикуют Россию за якобы имеющееся в России несоблюдение Конституции. При этом у нас Конституция есть, а у них ее нет. А как можно нарушить то, чего нет? Ничего не скажешь — удобно.

Совершенно не спешат британцы исправлять эту историческую ошибку. Ну ладно, не успели они за пять веков демократии принять основной закон страны, дел было много. Все боролись за демократию и появление конституций во всем остальном мире. До самих себя руки все никак не доходили. Но теперь-то что мешает это сделать? Взять за основу, например, проект Андрея Дмитриевича Сахарова, да и порадовать британских избирателей и российских правозащитников. Ладно, мы в России не оценили всей ценности сахаровских проектов, но там, за рубежом, на расстоянии, виднее должна быть передовая суть его предложений.

Но нет, не берут. Никто не берет, только нам рекомендуют. Потому что для себя Британия оставляет все то, что ей удобно. Не «как нужно» действуют «цивилизованные» лорды, а как удобнее для державы. Для ее целостности, развития и прогресса. А для этого она не должна распадаться на части. Это для России-СССР очень хорош вариант деления на сто провинций с сотней армий и сотней валют. А для себя что же? Для себя Британия приготовила совсем другой вариант — унитарное государство.[523]

Может быть, разница в размерах и многонациональности страны? И потому только для больших многонациональных стран обязателен ленинско-сахаровский вариант «вплоть до отделения»? Нет, это не так: «Великобритания, будучи по территориальному устройству унитарным государством, является многонациональной страной».[524]

Сложилась такая форма в Альбионе давно — в XVI–XVII веках. Англичане заранее поступали так, чтобы не дать присоединяемым частям возможность отделиться. Поэтому в правовом отношении каждое очередное «присоединение» оформлялось как «уния». Таковы фактически все документы, склеившие нынешнюю Великобританию: Акт о соединении с Шотландией (1707 год), Акты об Уэльсе 1536 и 1542 годов, Акт об унии с Ирландией 1901 года.[525] Не будем считать только англичан такими ушлыми и хитрыми: законы России точно также не предусматривали никакого «отделения» до 1917 года. Только революция и последующее признание Антанты дало «кускам» нашей страны право на отдельное существование. На существование незаконное — Российская Империя не имела в своих законах прав на выход для частей империи. Кроме того, таких субъектов права, как Эстония, Латвия, Финляндия и другие, вообще никогда в истории не существовало. Территория Эстонии была, по сути, выкуплена Петром Первым у Швеции. Малоизвестный факт — выиграв Северную войну, Россия заплатила шведам контрибуцию в размере 5 млн золотых талеров (ефимков) и получила за это часть Финляндии и Эстонию.[526] Чем глубже погружаешься в зазеркалье «старейшей демократии мира», тем больше удивляешься. Открытия ждут на каждом шагу: «По форме британская конституция имеет комбинированный, несистематизированный характер; она слагается из двух частей — писаной и неписаной».[527] Вдумайтесь — неписаная Конституция. Это вообще как? А вот так. Так удобнее. «К собственно неписаной части относятся конституционные соглашения, нигде юридически не зафиксированные, но регулирующие, как правило, важнейшие вопросы государственной жизни. Эти соглашения, или система обычного права, рассматриваются в Великобритании как основа конституционного права».[528] Что бы вы сказали, если бы важнейшие вопросы жизни решали правила, «нигде юридически не зафиксированные»? Как бы вы их назвали? Если затрудняетесь, я вам помогу — жизнь по правилам, нигде юридически не зафиксированным, называется жизнью «по понятиям». И она присуща уголовному миру…

Достаточно почитать британскую «конституцию», то есть то, что называется конституционными актами Великобритании, как волосы от удивления начинают шевелиться: «Статья I. Что оба королевства Англии и Шотландии в первый день мая тысяча семьсот седьмого года и навсегда после этого будут соединены в одно королевство под наименованием Великобритании и что военное знамя названного Соединенного Королевства будет таково, как укажет Ее Величество…».[529]

Это мы читаем Акт о соединении с Шотландией 1707 года. Обратите внимание на простое слово «навсегда». А как же волеизъявление народа? А если народ Шотландии захочет отделиться? Ведь в 1707 году не проводилось никакого референдума. Просто взяли и написали: «Навсегда». Недемократично!

«Так как необходимо принять меры для урегулирования отношений между двумя палатами парламента…» — так начинается другой столп великой британской «конституции» — Акт о парламенте 1911 года. Далее его читать практически невозможно. Непонятно ничего. Любопытные осилят документ самостоятельно, мы же приведем лишь кусочек первой статьи: «Если финансовый закон, принятый Палатой общин и отосланный в Палату лордов по меньшей мере за месяц до окончания сессии, не будет принят без поправок Палатой лордов в течение месяца после указанной отсылки, то этот закон, если не последует иного решения Палаты общин, будет представлен Его Величеству и с изъявлением королевского одобрения станет Актом парламента, хотя Палата лордов его и не приняла».[530]

Далее следуют Акт о парламенте 1949 года, Акт о пожизненных пэрах 1958 года, Акт о пэрах 1963 года, Акт о Палате общин (управление делами) 1978 года. Почитайте. Попробуйте найти в них традиционные для конституций право на жилище, право на труд, право на свободу собраний. Не найдете. Нет у Британии конституции, нет у британцев прав, которые бы она гарантировала. А раз так — то ее невозможно нарушить. Очень удобно, согласитесь.

Ну ладно. Оставим в стороне мутное конституционное право Великобритании, почитаем конституции других цивилизованных стран. Не монархических, а на сто и двести процентов демократических. Например, Республики Франции. Кстати, страна так и называется — Республика Франция. Но в русском языке (да и в других тоже) слово «Республика» почему-то «отвалилось». Осталась просто — Франция. Объясняется это просто — иначе при публикациях, при объявлениях делегаций приоткрывалась бы ненужная разница. Республика Франция, королевство Великобритания, королевство Канада, королевство Австралия. К чему будоражить умы? Нам всегда говорят, что существуют стандарты цивилизованности. И Россия им не соответствует. Попробуем разобраться, существуют ли в реальности эти стандарты? Читаем французскую Конституцию.

Статья 1. «Франция является неделимой, светской. Демократической и социальной Республикой…».[531] С первых строк становится видно: никаких отделений от страны демократическая французская Конституция не разрешает. А если народ Прованса или Бургундии того пожелает? Он нарушит Конституцию. А президент Республики Франция будет обязан применить все меры, вплоть до использования вооруженной силы, чтобы решительно пресечь эти антиконституционные выступления. Ведь он, согласно статье 5, «следит за соблюдением Конституции» и является «гарантом национальной независимости, территориальной целостности».[532]

Но может быть, такая жесткость демократической Франции обусловлена ее географией? Вот она, такая компактная, чему тут отделяться? Во-первых, не такая уж и маленькая, а во-вторых, у Франции имеются территории и за пределами евразийского континента. Об этом говорится и в Конституции — они называются заморскими территориями и департаментами.[533] Их много. Более того, некоторые из них вы точно знаете. Но никогда не думали, что эти области являются частью Франции, а не какими-нибудь экзотическими государствами.

Самым крупным заморским владением Франции является Французская Гвиана. Расположена она в Южной Америке, граничит на западе с Суринамом, на юге и востоке — с Бразилией. Почему просто не назвать эту территорию Гвианой? XXI век на дворе, крутом полное торжество свободы и демократии. Рядом с Французской Гвианой расположен Суринам — бывшая Нидерландская Гвиана, независимая страна с 1975 года.[534] Голландцы отпустили на свободу Суринам, а демократы из Парижа свою Гвиану не отпускают. Рядом еще один пример — Бразилия. Это бывшая португальская колония. Независимость Бразилия получила 7 сентября 1822 года. Прошло почти двести лет, а Франция и не думает «отпускать» Гвиану, и прямо в первой статье своей конституции пишет о невозможности подобного развития событий. Кстати, если саму страну Гвиану мало кто знает, то ее столица у всех на устах. Административный центр французской Гвианы — город Кайенна. В честь нее назван столь популярный в России люксовый внедорожник. Правда, раньше город Кайенна был местом ссылки каторжников. В России ссылали в Сибирь, а во Франции засылали преступников в эту тропическую глушь. По этой причине Кайенна престижным местом и люксовым названием быть не могла. Но кто теперь об этом помнит? Вот так, можно в морозной Москве или Екатеринбурге, глядя на проплывающий мимо «Порше Кайен турбо», получить наглядное представление о людской забывчивости и «странностях» мироустройства одновременно…

Справедливости ради заметим, что одной Гвианой заморские территории Франции не ограничиваются. Это еще и Мартиника, и Гваделупа, и Реюньон, и Таити, и Новая Каледония, и Майотт.[535] Нет такой страны Таити, где хорошо кормили кота из одного советского мультфильма. Нет страны Гваделупы. Есть только Франция. Все жители этих территорий — французы. И они не могут, не имеют права отделиться от Парижа, как бы ни хотели этого.

Что это такое? Когда Россию упрекают за то, что она «не отпускает» Чечню или Татарстан, что нам обычно говорят? Россия — последняя империя. И потому неправа, обречена, у нее, мол, именно поэтому нет никакого будущего. Когда услышите такие утверждения, знайте — все это говорится от недостатка знаний. От серости и невоспитанности. Империй на карте мира масса. Самая крупная — США. Военные базы по всему миру, самая большая в мире армия. Военный бюджет, равный сумме военных бюджетов всех остальных государств планеты вместе взятых. Но это достаточно очевидно. Другие империи разглядеть сложнее. Например, Британская империя просто замаскировалась. Разве можно считать независимой страной Канаду или Австралию, если управляет ею не премьер-министр, глава победившей партии, а генерал-губернатор, которого назначила королева другой страны? И британская королева объявляет войну за Канаду и Австралию, является главнокомандующим армией, в любой момент может распустить их парламент. Ну какая же это независимость?!

Зато для всего остального мира этот вопрос не афишируется. Это очень удобно. Для чего? Например, когда надо создать видимость «международного» обсуждения или «международной» комиссии. Помните мутную историю с потоплением южнокорейского военного корвета «Чхонан» весной 2010 года? «Конфликт между КНДР и Южной Кореей резко обострился после того, как независимые эксперты обвинили Пхеньян в торпедировании южнокорейского корвета Cheonan».[536] Что за комиссия, что за эксперты? «В отчете комиссии, в которую вошли специалисты из США, Австралии, Великобритании и Швеции, говорится, что доказательства, найденные в ходе расследования, подтверждают, что "Чхонан" был торпедирован северокорейской подводной лодкой».[537] Специальная международная комиссия признала Пхеньян виновным. Состав: США, Великобритания и Австралия, глава которых одна и та же королева, и Швеция. С одной Швецией можно договориться — все остальные ребята из одной колоды. Это как если бы собрать комиссию из экспертов России, Белоруссии, Южной Осетии, Абхазии. А для ассортимента, для большей независимости комиссии взять в нее представителя Венесуэлы…

Британия по-прежнему — самая настоящая империя, и по сей день имеющая заморские владения. Они так и называются — Британские заморские территории.[538]

«Название "Британские заморские территории" было введено в 2002 году Законом о Британских заморских территориях и заменило термин "Британские зависимые территории" (англ. British-Dependent Territories), содержавшийся в Законе о британском подданстве 1981 года. До этого территории назывались колониями или коронными колониями. В отношении Британских заморских территорий также может использоваться название "Заморские территории Великобритании" или просто "Заморские территории" когда принадлежность понятна из контекста».[539]

Видите — если потратить пять минут на чтение, все становится очевидным: «зависимые территории», «ранее назывались колониями». Колонии были — колонии и есть, как их ни называй. Но можно повсюду говорить и писать, что империи нет — она закончилась в середине XX века, вместе с предоставлением колониям независимости. Можно еще и запутать ситуацию максимально, используя разные термины. Кто будет разбираться, есть или нет у Британии империя, пока в супермаркете полно продуктов?

«Острова Джерси, Гернси, а также остров Мэн также находятся под суверенитетом Британской Короны, но имеют несколько отличные конституционные отношения с Великобританией и последовательно классифицируются как Коронные земли (Коронные владения, англ. Crown dependencies), а не заморские территории».[540]

Несколько иные конституционные отношения. Как мило. А с индейцами Америки были «несколько иные» военные отношения? И где теперь эти индейцы?

Терминов тьма, разобраться невероятно сложно. Как будто специально, все написано сложно и запутанно. Так и есть — специально. Расчет на то, что махнете рукой и поверите на слово. Нет, мол, империи. Распустили. Есть только территории.

«Заморские и зависимые территории следует отличать от Содружества Наций (англ. Commonwealth of Nations), добровольного союза бывших британских колоний, а с недавнего времени — некоторых других стран, например Мозамбика, присоединившихся к Содружеству по финансовым и политическим соображениям. В историческом контексте колонии, бывшие частью Великобритании, следует отличать от протекторатов, которые, находясь под британским контролем, номинально сохраняли независимость. Их также не следует путать с доминионами, независимыми государствами, имевшими равный статус с Великобританией в Британской империи, а после Вестминстерского статута 1931 года — в Британском Содружестве Наций. Коронные колонии, например Гонконг, отличались от других колоний тем, что управлялись непосредственно Короной и не имели автономии, которая была в самоуправляемых колониях, например на Бермудских островах».[541]

Короче говоря, тот, кто хочет разобраться в хитросплетениях английского мироустройства, должен запастись терпением и анальгином от головной боли. Для тех, кто хочет сразу получить ответ, — вот он: «В настоящее время Британские заморские территории существуют во всех регионах мира — в Карибском бассейне (Северная Америка), Фолькленды (Южная Америка), острова Святой Елены в Африке, Питкерн в Океании, Гибралтар в Европе, Британская территория в Индийском океане в Азии и Южные Сандвичевы острова в Антарктике».[542]

Как называется форма государственного устройства, раскинувшаяся во всех регионах мира? Империя. Поэтому, когда империей называют Россию, стесняться этого не надо. Путаться тем более. Нужно просто терпеливо разъяснять, что в этом мы совершенно такие же, как наши «партнеры» англосаксы. И — не только они. Империя есть и у Республики Франции. Поменьше, поскромнее. Демократическая империя. Чем она отличается от британской монархической империи? Ничем. Разве что наличием Конституции.

Хотя разницы никакой — от Великобритании нельзя отделиться, потому что у нее нет конституции, гарантирующей право на отделение. От Франции нельзя отделиться именно потому, что у нее есть Конституция, запрещающая отделение. Может, не хотят жители Французской Гвианы отделяться от материковой Франции? Им хорошо — рядом слабое бразильское песо, рядом слабый суринамский доллар. А у них в кошельках самый настоящий евро. Но даже наличие европейского паспорта и европейской валюты не прельщает местных жителей, которых в департаменте всего 163 тыс. человек.[543] За независимость Французской Гвианы борется созданная в 1981 году политическая партия Гвианский Освободительный Фронт Там-Там (Tam-Tam Front for the Liberation of Guiana).[544] На мой взгляд — борется совершенно напрасно. Никто никогда не отпустит Гвиану. Политика ведь — это голая целесообразность. «С космодрома Куру во Французской Гвиане осуществлен запуск французской ракеты-носителя "Ариан-5" с двумя спутниками на борту».[545] Космодром Франция совершенно точно терять не собирается. Но это не мешает французским депутатам Европарламента говорить красивые речи о свободе и демократии и вручать ежегодно премии имени Сахарова. А ведь сам академик писал, что в смысле «отделения» «у всех должны быть равные права независимо от численности».[546]

Самая старая из писаных конституций — это Конституция США. Она была выработана конвентом, заседавшим при закрытых дверях в Филадельфии с 14 мая по 17 сентября 1787 года. Рабство отменят в Штатах почти через сто лет после этого, 1 февраля 1865 года.[547] Поэтому явные признаки расизма до сих пор присутствуют в «самой демократической» конституции мира очень весомо и зримо. Прямо в Статье I (Раздел 2, пункт 3) написано следующее: «Представители и прямые налоги распределяются между отдельными штатами, которые могут быть включены в настоящий Союз, пропорционально численности населения, каковая определяется посредством прибавления ко всему числу свободных лиц — включая тех, кто обязан находиться в услужении в течение многолетнего срока, и исключая не облагаемых налогом индейцев трех пятых всех прочих лиц». Чуть ниже в той же статье, Раздел 9, пункт 1: «Перемещение или ввоз тех лиц, которых любой из ныне существующих штатов сочтет нужным допустить, не должны запрещаться Конгрессом до одна тысяча восемьсот восьмого года, однако таковой ввоз может облагаться налогом или пошлиной, не превышающими десяти долларов за каждое лицо».[548]

Лица, о которых идет речь — это рабы. По сей день в Конституции США написано, что белое население южных штатов получало на выборах дополнительные голоса в количестве 3/5 числа рабов в рабовладельческих штатах. То есть рабовладельцу давалось несколько голосов — по числу имеющихся у него невольников.[549] Мы видим, что в самой на первый взгляд демократической республике, прямо в первой статье Конституции речь может идти о рабстве. И ничего…

А теперь давайте вновь вернемся в старую добрую Великобританию. Нас всегда уверяют, что тут установлена конституционная монархия. Однако любому здравомыслящему человеку понятно, что для этого в стране должны быть две вещи: монарх и конституция. Но если королева в Британии есть, то, как мы выяснили, конституции там нет!

Как же монархия может быть конституционной, если нет никакой конституции?[550] Так не бывает! Как нельзя быть замужем, не имея мужа. Так какая же монархия в Великобритании, если не конституционная? Ответ: абсолютная. По-другому не бывает. Власть или есть, или ее нет. Она или полная, или частичная. Других вариантов в политике и государственном устройстве просто не бывает. Нам есть с чем сравнить. В мире существуют страны, чей государственный строй официально называется абсолютной монархией: Саудовская Аравия, Катар, Оман, Бруней, Бахрейн. Вы слышали когда-нибудь слова укора со стороны правозащитников, историков и западных политиков в адрес этих стран? Я не слышал. Эти государства считаются современными и вполне цивилизованными. Между тем верховная власть монарха в них практически ничем не ограничена и не распределяется между другими субъектами власти. Законы издаются от имени монарха, и ему подчинен весь административный аппарат государства. Иными словами — абсолютная монархия предоставляет главе государства всю полноту высшей законодательной, исполнительной и судебной власти.

Возьмем для примера Катар. Согласно Конституции Катара, вся полнота законодательной и исполнительной власти принадлежит главе государства — эмиру. Который, правда, избирается из своей среды мужскими членами правящей семьи Аль Тани. Полномочий у эмира много:

* он представляет государство во внешних сношениях;

* является верховным главнокомандующим вооруженными силами Катара, формирует Совет обороны;

* назначает и смещает гражданских и военных служащих;

* своим указом может отменить любое решение суда;

* может непосредственно возглавлять правительство в качестве премьер-министра;

* если сам не является премьером, то назначает министров по рекомендации премьер-министра и по своему усмотрению в любой момент может сместить их с занимаемых постов.[551]

Это полномочия абсолютного монарха. Сравним с тем, что может делать британская королева: «В Великобритании же, в отличие от других парламентарных монархий, очень немногие прерогативы короны отменены законами-статутами. Так, формально монарх концентрирует в своих руках огромные полномочия, как бы продолжая соединять все ветви власти».[552]

* Королева является главой государства и представляет его во внешних сношениях, если вместо нее на встречу едет премьер-министр, то только потому, что королева его УПОЛНОМОЧИЛА это делать.

* Королева Великобритании является верховным главнокомандующим вооруженными силами, именно она объявляет войну или заключает мир.

* Королева является главой исполнительной власти: назначает и смещает министров, а также всех гражданских служащих, которые состоят «на службе Ее Величества».

* Королева является главой судебной системы.

* Королева назначает или снимает премьер-министров и министров, причем она не обязана назначать на эту должность главу победившей на выборах партии, а может назначить КОГО УГОДНО.

Лишь следуя сложившемуся за двести лет ОБЫЧАЮ, а НЕ ЗАКОНУ, премьер-министром Великобритании монархом назначается лидер партии, победившей на выборах, а министры — по его предложению!

Сложно не согласиться, что полномочия монарха Катара и Великобритании очень и очень схожи.[553] На этом наш рассказ о возможностях «бесправной» и «безвластной» английской королевы не закончен. Он еще только начинается.

«Хотя британский монарх больше не имеет политической или исполнительной роли, он по-прежнему играет важную роль в жизни нации… Монарх имеет незначительную формальную роль, как «глава нации»! Монарх выступает и качестве центра национального самосознания, единства и гордости, дает ощущение стабильности и преемственности…»[554]

Этот текст с официального сайта британской монархии. И ведь жители Запада и масса наших граждан простодушно верят в такую развесистую клюкву…

Как нам обычно говорят про демократию? Главное — разделение властей. Таких властей три: исполнительная (правительство), законодательная (парламент) и судебная. Мы уже видели, что монарх в Великобритании является главой исполнительной и судебной власти. Что же с третьей властью, с законодательной?

* Монарх в Великобритании является частью парламента наряду с палатой лордов и палатой общин.

* Монарх имеет право абсолютного вето на любой закон, принятый парламентом, однако последний раз это право было применено в 1707 году, за что получило прозвище «спящего полномочия».

* Только королева имеет право досрочно распускать палату общин, то есть британский парламент. Когда должны состояться выборы, то премьер-министр страны едет к королеве с просьбой распустить парламент, чтобы могли состояться новые выборы. Предлагать премьер может, но полномочия на роспуск есть только у монарха.[555]

Кто скажет после этого, что английский монарх не является главой и законодательной власти? Так кто кого контролирует: монарх парламент или парламент монарха?

Королева Великобритании возглавляет все три ветви власти (исполнительную, судебную и законодательную), ее полномочия ограничены не законом, а обычаем, и при этом для всего мира ломается комедия «царствует, но не правит».

Можно делать все, что угодно. Например, предоставить политическое убежище Борису Березовскому. Обычно на вопросы «почему Великобритания укрывает преступников» английские дипломаты сухо отвечают о верховенстве закона. О том, что российская прокуратура, мол, предоставила недостаточно доказательств. Это ложь. Суда не было.

«Независимый» английский суд принял решение не выдавать Березовского, потому что министр внутренних дел Великобритании дал ему статус политического беженца.[556] То есть не исполнительная власть на основании решения суда приняла решение, а суд на основании решения исполнительной власти отказался рассмотреть дело по существу! Вот это и есть британское правосудие в действии. Это пародия на правосудие, помноженная на свои политические интересы и желание уберечь от возмездия тех, кто верой и правдой служил этим британским интересам…

Но и это еще не всё. Британская королева, — глава англиканской церкви. Еще и «духовную» ветвь власти под себя подмяли монархи Туманного Альбиона. При этом великую островную демократию не смущает и порядок престолонаследия. Он определен Актом о престолонаследии от 1701 года. Сыновья наследуют престол по старшинству; в случае отсутствия сыновей престол переходит к старшей дочери. Но любопытно не это — правом на престол обладают только протестанты.[557] Дискриминация по религиозному признаку налицо.

Помните знаменитые слова будущего французского короля Генриха Бурбона: «Париж стоит мессы»? Чтобы стать королем Франции, ему пришлось принять католичество. Это случилось много веков назад. А в Великобритании до сих пор «работает» защита от католицизма, и королю мессу как раз слушать категорически нельзя. Такая мера появилась в Британии как средство закрыть своих граждан от религиозной пропаганды Испании, главной католической страны. Которая была, как известно, главным противником и главной мишенью англичан во времена королевы Елизаветы и сэра-пирата Френсиса Дрейка. Потом именно по линии религии проходил «разлом» британской истории. Помните основателя Банка Англии — короля Вильгельма Оранского? Свергнутый им Яков II собирался восстановить в Британии католичество при поддержке… «короля-солнца» Людовика XIV. Борьба шла не только между англичанами и французами, но и между католиками и протестантами. Поэтому когда вы прочитаете, что папу римского в Британии встретили плакатами и акциями протеста, не удивляйтесь — это следствие того самого многовекового противостояния. Оно никуда не ушло. Поэтому в «демократической» Великобритании остается норма религиозной чистоты наследника престола. Времена изменились, религия вроде бы не играет такой роли в современной жизни, но идеология свое значение не потеряла. Так зачем отменять столь правильную меру?

Не менее любопытна и парламентская «часть» британской власти. Старейший в мире выборный орган был создан англосаксами в 1265 году.[558] Состоит эта цитадель демократии из палаты лордов и палаты общин. И, разумеется, монарха. Такой вот у англичан трехчленный парламент. При ближайшем рассмотрении оказывается, что не такой уж он и демократический. Ведь народ выбирает только третью его часть. Монарха не выбирает, а палата лордов формируется путем наследования. У нас в Совете Федерации этот передовой опыт британских товарищей пока не используется. По наследству депутатство не передается и, надеюсь, передаваться никогда не будет. Мы действительно отстаем от англосаксов: у нас сенаторов выбирают региональные парламенты, а не «назначают» акушерки роддомов, принимающие роды у супруг уважаемых сенаторов. По количественному составу мы тоже далеко позади. В РСФСР по закону должно было быть 178 членов Совета Федерации (по два от каждого субъекта Федерации).[559] Палата лордов же состоит из 1260 членов, но реально на заседаниях присутствует не более 100 человек. Такая посещаемость (7,93 %), безусловно, свидетельствует о высшей степени демократии в стране. Британский депутат свободен: хочет — ходит, а не хочет — не ходит на заседания. Никто на него не давит. Такая свобода и не снилась российским сенаторам: тут прогульщиков тоже много, но до такой степени свободы мы вряд ли когда-нибудь докатимся.

Идем по тонкой ниточке британской власти далее. Королева Великобритании — это наместник Бога на земле, никак не меньше.[560] Она назначила премьера, он сформировал правительство. Кто же занимается контролем? Палата общин — то есть та часть парламента, которую избирают люди. Так ли это? Так. Но сначала маленькая историческая справка — зарплату депутатам стали платить лишь с 1911 года.[561] Это значит, что вплоть до начала XX века политикой в Великобритании могли заниматься только богатые люди. Ведь дело было не только в отсутствии оклада — нужны были деньги и на избирательные компании. Вот такая вот британская демократия…

«Однако большинство парламента и правительства, за исключением редчайших случаев, всегда принадлежит к одной и той же партии, а лидер партии является лидером фракции большинства в парламенте и одновременно премьер-министром. Поэтому направляет работу парламента, по существу, правительство».[562]

То есть не парламент контролирует правительство, а наоборот — правительство рулит парламентом. Что это значит? Что парламент в Британии бутафорский. Значит, реальная власть в Британии принадлежит правительству? Опять нет. Сложно устройство английской власти, так вот сразу и не разберешься. Правительство — это примерно около ста человек. Но решает вопросы оно не целиком. Существует ядро, узкая коллегия — кабинет министров. Его очень часто называют просто — кабинет.

Видели вы по телевизору заседания российского правительства? Длинный стол, по обеим сторонам — министры, во главе стола — премьер. Строгий, деловой разговор. Ничего этого в Великобритании нет. Правительство Великобритании никогда не собирается на заседания и не принимает решений. Собирается тот самый кабинет. Это примерно восемнадцать-двадцать человек. Так власть сосредоточена в их руках? Опять нет. Кабинет тоже собирается очень редко, причем чаще всего в доме премьера. Ведь существует еще и «внутренний кабинет» — несколько ведущих лиц, пользующихся особым доверием премьер-министра. Вот они и принимают решения от имени кабинета. А значит — и от имени всего правительства. Министры получают на руки лишь выдержки из решений кабинета, которые касаются их ведомств. Получают, как уже состоявшийся факт.

Вот такая вот странная «монархо-демократия», очень похожая на матрешку и до боли напоминающая воровские сходки. Она уходит своими корнями в годы создания Банка Англии. Когда банкиры и английская корона договорились и пошли по мировой истории рука об руку, формируя парламенты, покупая политиков оптом и в розницу. Затем, купив СМИ, получила возможность убедить своих и чужих жителей в чем угодно. Но фундамент под всем этим очень непрочный — высокий уровень жизни для «своих», за счет хитрого грабежа всего остального мира. За счет ничем не ограниченной денежной эмиссии. За счет «печатной машинки». Сломается она, перестанет ее продукция пользоваться спросом — и вся эта благодать рухнет в одночасье.

И последний штрих. Начинали мы с сахаровских идей: все должны иметь права, все нации, вплоть до самых крошечных. Есть в Великобритании такой вот «крошечный народ» — шотландцы. Совсем маленький. Почему я так думаю? Потому что только «крошечностью» бывших скоттов можно объяснить тот факт, что их национальный парламент как приказал долго жить в 1707 году,[563] так и не воскресал до самого последнего времени. Лишь в июле 1999 года в Эдинбурге состоялось его официальное открытие. Что же мешало открыть его лет этак на сто пятьдесят пораньше? Наличие Российской Империи. А потом кто мешал? А после 1945 года ведь уже не мог помешать даже Адольф Гитлер. Как хорошо бы смотрелось: в ознаменование победы над извергом рода человеческого Их Величество соизволили опять завести парламент в Шотландии.[564]

Так почему же именно в 1999 году разрешили шотландцам «открыть дискуссию»? Потому что парламент — дело опасное. И пока у Британской империи были реальные враги (то есть сильная Россия или Германия), руководители Альбиона прекрасно понимали, насколько тонкую игру на раскол страны может вести противник, используя всю эту парламентскую говорильню. Сомневаетесь — вспомните судьбу СССР. Именно голосованием его и развалили. Так вот, только когда в 1991 году исчез СССР и на карте мира англосаксы остались одни, в 1999 году они разрешили шотландцам поиграть в демократию. Полномочия были делегированы серьезные: «В сфере местного самоуправления, образования, здравоохранения, охраны окружающей среды, сельского хозяйства и транспорта».[565] Кроме того, в компетенцию шотландского парламента входят также некоторые аспекты налоговой системы. Шотландский парламент может изменять размер подоходного налога в пределах трех пенсов с каждого фунта.[566] Это, согласитесь, дорогого стоит. Ну а себе парламент Великобритании оставил незначительные нюансы, сохранил за собой самую малость. Просто сущие пустяки и детали: внешняя политика; оборона и задачи национальной безопасности; основополагающие вопросы экономики, промышленности, энергетики, денежно-кредитной политики; определенные вопросы внутренней политики (иммиграция, занятость, защита информации, борьба с наркобизнесом и т. п.); социальная защита населения; СМИ (в первую очередь электронные).[567]

Вспомните, что нам всем предлагал академик Сахаров. У вас еще остались сомнения, что его всегда будут любить на Западе? При этом никогда не внедряя у себя его «великие» идеи. Потому что это — верная гибель державы.

Ну а если держава не хочет гибнуть сама, то ей можно и помочь…

Н.Стариков



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх