,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Цивилизационный выбор?
  • 8 октября 2011 |
  • 14:10 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 732
  • |
  • Комментарии: 7
  • |
0
Говоря о необратимости курса на евроинтеграцию, наши государственные и политические деятели к месту и не к месту повторяют, что это для Украины — цивилизационный выбор.

Причем в верности евроинтеграционности теперь клянутся не только оппозиционные политики, но и те, которые пришли к власти в 2010 г. То есть «регионалы», еще недавно так истово ратовавшие за русский язык как второй государственный и за стратегическое партнерство с Россией. Оказалось, что они даже большие евроинтеграторы, чем «оранжисты». Как заявила одна известная «регионалка» на телешоу, обращаясь к оппозиционным политикам: «Вы много говорили и мало делали, а мы меньше говорим, но больше делаем». И, к сожалению, в данном случае это правда.

Если оценивать «регионалов» с позиции элементарной человеческой нравственности, трудно отрешиться от мысли, что они обманули всех. Избирателей, которые поверили в их пророссийскую риторику и обеспечили победу на президентских выборах, «оранжевых», у которых ловко перехватили их интеграционные европейские козыри, и, наконец, российских политиков, считавших «регионалов» своими союзниками и активно поддержавших их кандидата в президенты Украины.

Я принимал участие в работе одного из российско-украинских форумов, проходившего в Москве вскоре после победы Виктора Януковича, и был свидетелем глубокой удовлетворенности большинства российских коллег этим обстоятельством. «Наконец-то, — говорили они, — к власти пришли вменяемые политики, с которыми можно иметь дело». Предостережения некоторых скептиков, высказывавшихся в том смысле, что цыплят по осени считают, утонули в море оптимизма.

«Осень» еще не наступила, однако оказалось, что радость российских политиков была действительно преждевременной. Виктор Янукович свой первый зарубежный визит осуществил не в Москву, что казалось естественным, а в Брюссель. Там он заявил, что курс Украины на евроинтеграцию необратим. То есть уверил европейцев в преемственности политики его правительства относительно «оранжевых» предшественников. И хотя во время визита в Москву Виктор Федорович объяснился в любви и к России, вроде бы остающейся для Украины стратегическим партнером, сомнения в искренности сказанного не могли не возникнуть.

Их как будто развеяло Харьковское соглашение о продлении базирования Черноморского флота России в Севастополе и стодолларовой скидке цены на каждую тысячу кубометров российского газа для Украины. Однако этот успех российской дипломатии оказался по существу единственным. Да и достигнут он был не только ее усилиями. Новое украинское руководство оказалось в весьма тяжелом положении и без уступки в цене газа просто не могло сверстать бюджет Украины на 2010 г. Так что Харьковское соглашение было подписано правительством Януковича не из любви к России, но от безысходности.

По мере укрепления властной вертикали внутри страны позиция президента Украины и его правительства на международной арене становилась все более определенной. Ориентация на Запад стала главным смыслом их деятельности. Ни одного сколько-нибудь значительного проекта с Россией за два года так и не было заключено. Отчетливо проявилось охлаждение отношений. В Украине активно заговорили о кабальности газового контракта с Россией, заключенного правительством Тимошенко. Высшие руководители страны заявили, что он заключен с нарушением юридических процедур, а потому нуждается в пересмотре. Зазвучали даже угрозы обращения в Стокгольмский арбитражный суд. Министр иностранных дел Украины Константин Грищенко, который еще «вчера» был послом в Российской Федерации, сообщил, что «у нас имеется больше чем достаточно аргументов для успешного оспаривания юридической правомочности газового контракта с Россией в Стокгольме». Правда, не объяснил, что это за аргументы и почему Украина никак не отважится предъявить их высокому суду.

В Стокгольм не обратились, но в своей стране крайнего нашли. Наверное, Юлия Владимировна небезгрешна, но судят ее все-таки за несуществующий грех. Подписала невыгодный для Украины договор? Возможно. Но ведь никто не доказал, что эта «невыгодность» была обусловлена ее корыстными интересами. На рынке всегда кто-то выигрывает, а кто-то проигрывает. И чаще всего покупатель, который всегда слышит: «Дорого, тогда не бери. Ищи, где дешевле». А дешевле нигде нет. Не знаю, как бы поступили в тех условиях нынешние президент и премьер-министр...

Здесь хотелось бы высказать мысль, которая всеми понимается, но почему-то не произносится вслух. На скамейке подсудимых Юлия Тимошенко сидит не одна. Незримо, но вполне осязаемо на ней присутствует и «коварная» Россия, обидевшая дружественную Украину. Осудив Тимошенко, как полагает нынешнее руководство страны, приговор вынесут и России. А это в свою очередь даст основания пересмотреть условия «кабального» газового контракта.

Надежда, прямо скажем, иллюзорная. Впрочем, возможно я и ошибаюсь в неискушенности наших руководителей, сузив цели суда над Тимошенко только к пересмотру цены на газ. Не исключено, что этот суд преследует и другую, более существенную цель. Показать украинской общественности «истинное лицо России», которая не оставляет Украине другой альтернативы, как только интегрироваться в европейское сообщество. Европа-де избавит нас «от российского имперского диктата», а возможно, и нового поглощения.

Необходимость скорейшего вхождения Украины в ЕС мотивируется и целями ее безопасности. Об этом говорится с такой страстью, будто на границах с востока стоят танковые армады, вот-вот готовые обрушиться на беззащитное наше Отечество. Этот сомнительный евроинтеграционный аргумент приводит даже и такой взвешенный политик, как Петр Порошенко, видимо, в полемическом пылу на площадке Савика Шустера запамятовав, что рынок его сладкой продукции находится отнюдь не на Западе. Да и фабрики тоже.

На Ялтинской конференции Виктор Янукович предложил альтернативу «Южному потоку» — модернизацию тремя сторонами (Украиной, Западом и Россией) украинской газотранспортной магистрали и увеличение ее пропускной мощности. Разумное предложение, нечего и говорить. Но не новое. Подобную идею в свое время выдвигал Леонид Кучма, за что был обвинен национал-радикалами в намерении «сдать национальные интересы страны России» Виктору Федоровичу такая опасность как будто не угрожает. Политологи и журналисты принялись обсуждать лишь, насколько это предложение реалистично сегодня. Оказалось, что совсем не реалистично. Как сказал немецкий политический обозреватель Александр Рар, Украина с ним безнадежно опоздала. Еще несколько лет назад это было возможно, сейчас, когда договор о строительстве «Южного потока» согласован и подписан всеми заинтересованными странами, изменить что-либо уже нельзя.

Противники вступления Украины в Таможенный союз, а следовательно, и экономической реинтеграции на постсоветском пространстве, как правило, ссылаются на то, что никто не показал с цифрами в руках ее выгоды для нашей страны. Конечно, это неправда. Прекрасный анализ экономических перспектив Украины при кооперировании ее усилий с Россией предложил в монографии «Сломанное десятилетие» Леонид Кучма. Аналогичную работу о перспективах сотрудничества в рамках Таможенного союза выполнил также известный украинский экономист Валерий Мунтиян. Она была опубликована в одном из номеров еженедельника «2000» за 2011 г. Никаких опровержений с такой же системой аргументации их выводы не встретили.

То ли наши евроинтеграторы не читали данных аналитических размышлений, то ли им нечем возразить. Возможно, и то и другое. Да и не интересуют их никакие расчеты с цифрами в руках. При вступлении во Всемирную организацию торговли ведь ничего не считали. Теперь руководство страны кусает локти и также собирается пересмотреть условия этого вступления. Правда, и само наступает на те же грабли, не считая, чем обернется для Украины ее ассоциация с Европейским Союзом. Уверовали в безальтернативность выбора, и все остальное не имеет значения.

В том числе и ухудшение отношений с Россией. А она тоже имеет право выбора на приоритетные отношения с другими странами. В частности, и на то, кому и за какую цену продавать газ, и с кем заключать контракты на его прокачку через свои трубопроводы. И по меньшей мере странными выглядят претензии украинского руководства, что Россия продает газ Германии дешевле, чем Украине. А еще будто бы не желает пропустить к нам «дешевый туркменский газ» через свою газотранспортную систему. Даже если это и так, это право выбора России. Нам же надо научиться отвечать за свои поступки и наконец понять, что при интеграции в Европу дешевый газ и преференции украинским товарам теперь придется искать в том сообществе, в которое мы так безоглядно пытаемся влиться. И в котором собираемся даже стать европейским «тигром».

Дай Бог, как говорится, нашему теленку волка съесть, однако вряд ли украинским руководителям следует впадать в излишнюю эйфорию. Что наблюдалось на Ялтинском саммите. Известен ли им хоть один пример, когда бы какая-либо новая страна, вступившая в объединенную Европу, превратилась в экономического «тигра»? А вот тех, которые находятся на грани экономического краха, мы действительно знаем.

Разумеется, можно и в объединенную Европу. У меня лично к ней нет никаких предубеждений. Хотя как историк знаю, что мы там уже были. И поводырь у нас был тот же, что и сегодня. Это Польша. Однако, не выдержав ее интеграционных объятий и понеся территориальные и цивилизационные потери, вынуждены были искать защиты на Востоке, у той же России.

Я не стал бы ворошить далекое прошлое, если бы не увидел в нем некую аналогию современности. Нынешние государственные и политические деятели Украины заявляют о том, что этот самый безальтернативный европейский выбор является еще и цивилизационным. Причем об этом дружно и в унисон твердят как правящий режим, так и оппозиция. Это не просто настораживает, но и пугает. Неужто и вправду нынешняя политическая элита собирается изменить нашу культурно-историческую идентичность и отказаться от выбора, сделанного еще в Х веке киевским князем Владимиром?

Очень надеюсь, что подобные заявления происходят от неграмотности, от элементарного непонимания содержания самого понятия «цивилизация». Однако нельзя исключать и того, что часть политиков, особенно выходцев из Галичины, где подобный проект изменения цивилизационной идентичности был успешно реализован под патронатом Польши в 1596 г. в Бресте, говорят об этом вполне осознанно. В таком случае нас ожидает некая Новобрестская уния, которая определенно потеснит исконную православную цивилизационность в пользу западной католической.

Что это не химера, а вполне желательная (для многих) перспектива, свидетельствуют участившиеся в нашем Отечестве разговоры на тему конфессиональной христианской предпочтительности. Согласно некоторым историкам, особенно из украинской западной диаспоры, православие будто бы застыло в своей чуть ли не средневековой консервативности, а вот католичество демонстрирует способность соответствовать вызовам времени. Оно обладает несравненно большими, по сравнению с православием, структурообразующими возможностями, что, собственно, и демонстрирует христианский Запад, на всех исторических этапах опережавший в своем развитии христианский Восток. В исторической литературе вполне артикулировано высказана мысль «об ошибочности выбора» князя Владимира. Поставил, мол, не на того коня. Вот если бы принял христианство не из Византии, а из Рима, тогда и мы находились бы на уровне развитых западных стран.

Рассуждения, надо сказать, досужие, рассчитанные на неискушенного обывателя, не особо задумывающегося над тем, что католическая цивилизация не ограничивается странами Европы, на протяжении многих веков эксплуатировавшими остальной мир. Страны Латинской Америки не демонстрируют такой успешности, как европейские, а католические африканские и вовсе прозябают в нищете.

Если нынешняя политическая элита Украины, «региональная» и «оранжевая», под своим пресловутым цивилизационным выбором имеет в виду и такие фундаментальные изменения в жизни страны, то об этом надо честно сказать своим согражданам. При этом не лишне было бы поинтересоваться и их мнением. Желают ли они изменить свой цивилизационный статус? Люди в студии заезжего шоумена Савика Шустера — это еще далеко не вся Украина. Хотя именно их голосование нередко выдается за интегральное общественное мнение

Приходится слышать, что вынеси власть этот судьбоносный вопрос на референдум, не исключено, что и получит желательный для себя ответ. Богатые проголосуют «за» потому, что их капиталы уже давно находятся на Западе, а бедные — потому, что надеются на лучшую жизнь. Их ведь ежедневно уверяют в этом пропагандисты западных ценностей. Войдем в цивилизованную Европу и заживем. Подразумевается, что за ее счет, а иначе чего бы нам туда идти?

Но это иллюзия. Нас манят сладкой евросоюзной морковкой не потому, что там некуда девать деньги и они хотят осчастливить украинских граждан. Цель здесь совсем другая, по существу и не скрываемая высокими европейскими чиновниками. Оторвать Украину от России, чтобы получить ими же контролируемый рынок сбыта товаров и дешевой рабочей силы.

В заключение немного о нравственной стороне проблемы отношений Украины и России. «Как можно с нами так поступать? — вопрошает политолог по фамилии Карасев. — Мы ведь дружественная России страна. А за дружбу надо платить». Ему вторит Андрей Ермолаев, возглавляющий ныне Институт стратегических исследований при Администрации Президента: «Если для России деньги важнее существующего между нашими странами Договора о дружбе и стратегическом партнерстве, тогда Украина будет искать такое партнерство на других направлениях». Утверждение, конечно же, небесспорное. Но даже если и согласиться с ним, тогда придется признать и за Россией аналогичное право на получение платы. За ее дружбу. Без паритетной взаимности здесь никак нельзя. Недаром мудрый народ придумал пословицу: «Чем четче счет, тем крепче дружба».

К сожалению, даже такое циничное представление о дружбе не является гарантией с нашей стороны. Ведь худшими отношения с Россией были у нас тогда, когда мы получали газ по 50 долл. за тысячу кубометров. Тогда же мы и начали искать стратегическое партнерство «на других направлениях». И не надо лукавить: Россия для нас, несмотря на наличие договора, уже давно — не стратегический партнер. Если бы это было так, мы бы находились в одном союзе, в том числе и в Таможенном.

Исходя из навязчивых заявлений о безальтернативности европейского выбора и практических действий украинской власти по претворению их в жизнь, мы четко определились с дружеским вектором. Дружить хотим только с Евросоюзом. И хотя государственные деятели Украины и России по-прежнему называют наши страны дружественными, это скорее дань традиции. Сегодня эта дружественность подвергается серьезным испытаниям, и выдержит ли она их, сказать сложно.

Премьер-министр Николай Азаров возлагал большую надежду на встречу Виктора Януковича и Дмитрия Медведева в Москве 24 сентября, которая будто бы должна была привести к пересмотру газовых соглашений на основе взаимных уступок. Верилось в это с трудом. Перед поездкой в Москву Президент Украины осуществил визит в Нью-Йорк, встретился с Бараком Обамой и генсеком НАТО Расмуссеном и уверил их, что Украина не намерена вступать в Таможенный союз. Одновременно об «однозначности выбора Президентом Украины В. Ф. Януковичем европейского вектора развития страны» заявил первый вице-премьер Андрей Клюев в Брюсселе.

Это определенно был сигнал американским и европейским друзьям, чтобы не волновались, а российским — чтобы не питали иллюзий относительно предстоящей встречи в Москве. И, судя по дипломатически обтекаемому заявлению сторон после встречи в Завидово о том, что «на встрече был достигнут существенный прогресс» и «обсужден широкий круг вопросов, в том числе и в сфере транзита поставок газа в Украину», принципиальных подвижек в позициях сторон пока не произошло.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх